Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Боярышник возродил слухи о «сухом законе»   2

Власть и общество

22.12.2016 12:00  

Редакция Aurora.network

250

Боярышник возродил слухи о «сухом законе»

Целую серию поручений дал президент Путин в связи с ситуацией в Иркутске, где десятки человек погибли от отравления алкогольными суррогатами. Принялись принимать свои меры и региональные власти. Среди прочих зазвучала идея брать пример с Якутии, где в ряде сел вводится тотальный «сухой закон».

Обсуждение ситуации с отравлением в Иркутске и общей ситуации с контрафактными спиртосодержащими веществами вышло на самый высокий государственный уровень. В среду Владимир Путин дал главе правительства Дмитрию Медведеву ряд поручений, касающихся производства и реализации подобной продукции.

«Ужесточат законодательство, введут акцизы и на подобные концентраты, но ниша уйдет к кустарным производителям спиртного»

Как сообщает президентский сайт, было поручено ввести лицензирование и обязательную маркировку таких изделий, подготовить изменения в ставки акцизов для снижения спроса на суррогаты алкоголя, усилить наказание за нарушения и преступления, касающиеся спиртосодержащей продукции, а также ужесточить правила розничной торговли содержащими этиловый спирт лекарственными препаратами. Об исполнении поручений Путину должны доложить не позднее 31 марта 2017 года.

«Все время прикрывались тем, что необходимо держать ниже низшего предела все эти сборы, потому что это там связано якобы с отдельными отраслями промышленности, с медициной. На самом деле мы видим, к чему приводят вот такие поблажки: десятками люди мрут, как мухи, просто даже не знаю, как это квалифицировать, – прокомментировал свое поручение касательно акцизов на спиртосодержащую продукцию на встрече с представителями обеих палат парламента Владимир Путин. – Если потребуется принять какие-то законодательные решения, я прошу вас на это оперативно отреагировать».

Также, как сообщает РИА «Новости», президент заявил, что госмонополия не имеет отношения к массовым отравлениям:

«Если нужно в фармацевтике или промышленности это использовать, либо в косметике, ну ничего, значит, будет дороже косметика, – сказал Владимир Путин. – Жизнь людей дороже».

Якутский опыт

Тем временем в российских регионах по-своему отреагировали на произошедшее. В Иркутске, как и следовало ожидать, начались аресты продавцов и изготовителей суррогата, количество арестованных выросло до 11 человек, пострадавших же, предположительно, от действий подозреваемых, включая погибших, – до 106 человек. В других областях России начались усиленные проверки точек по продаже «Боярышника», а также аналогичных настоек и концентратов. Дальше всех пошли в Якутии, где, по данным «Интерфакса», был введен запрет на розничную торговлю алкогольной продукцией на территории 13 сел. Впрочем, как выяснилось, до этого аналогичный запрет был введен с октября в 87 якутских селах, так что теперь «сухой закон» действует в сотне населенных пунктов Якутии.

«Напрямую с ситуацией в Иркутске это решение, конечно, не связано, да и «Боярышник» в Якутии, насколько мне известно, не пьют, – прокомментировал ситуацию газете ВЗГЛЯД председатель постоянного комитета по экономической, инвестиционной и промышленной политике, предпринимательству, туризму и развитию инфраструктуры Госсобрания республики Виктор Федоров. – Просто в 2015 году на уровне региона был принят закон об ограничении реализации спиртного. После чего муниципальные власти получили возможность, организовав сход, отказаться от реализации алкогольной продукции в своем населенном пункте. Села маленькие, получается, что рядом и школа, и винный магазин, какой это будет пример для подрастающего поколения? Это не означает, что там действует тотальный сухой закон, если какой-то праздник, они могут поехать в райцентр и купить все, что им нужно».

Впрочем, собеседник оговорился, что на подобные меры в Якутии были вынуждены пойти и из-за этнических особенностей местного населения – собственно якутов, которые подвержены алкоголизму из-за отсутствия в их организме фермента, расщепляющего алкоголь. А поскольку сотня непьющих сел появилась в Якутии именно в те дни, когда в России активно обсуждалась и переживалась иркутская трагедия, якутский опыт стал рассматриваться и как возможный вариант решения вопроса в целом.

Пока зарплаты невысокие, будет контрафакт

«Я не думаю, что стоит брать пример с Якутии, поскольку ни разу в мировой истории жесткие антиалкогольные меры никакого положительного результата не давали, – поделился своим видением ситуации с газетой ВЗГЛЯД руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя ЦИФРРА Вадим Дробиз. – И в этом плане Якутия – полигон отрицательных действий. Там один из чиновников оговорился: «Мы хотим, чтобы не было легальных продаж спиртного в селах». Ну, правильно, пресекли, зато расцвели нелегальные продажи».

По словам эксперта, к спиртосодержащему суррогату россиян заставляет обращаться дороговизна легального продукта:

«Как говорили поначалу, мол, это какие-то бомжи и пьяницы «Боярышник» пили. Однако выяснилось, что нет, среди погибших были вполне приличные люди – педагоги, социальные работники попадались, но с низкими зарплатами. Раньше для такой категории населения существовал «социальный алкогольный продукт» – нелегальная водка, которая продавалась во всех без исключения магазинах. В том же «Ашане» ее реализовывали по 39 рублей, когда бутылка легальной шла по сто рублей и выше. Но вот создали «Росалкогольрегулирование» и все это закончилось, появился суррогат, более 800 млн литров в год на нашем рынке реализовывается. Сейчас ужесточат законодательство, введут акцизы и на подобные концентраты, но ниша уйдет к кустарным производителям спиртного. И проблема не решится».

Основную беду Дробиз видит в том, что «нормальные» спиртные напитки для населения в России продолжают оставаться дорогими, поэтому люди ищут чего-то иного:

«Во многих странах мира на пособие по безработице человек может купить 200 бутылок спиртного, у нас – только двадцать. Я не призываю снижать цены, вряд ли это возможно. Но, заметьте, в Москве не пьют паленый алкоголь, потому что средняя зарплата в столице – 60 тыс. рублей, минималка – 25 тыс. Если власть хочет искоренить проблему по стране, пусть поднимает уровень жизни и заработки населения. Другого пути я не вижу».

И принудительное лечение

Со своей стороны, зампредседателя думского комитета по охране здоровья, член президиума Российского общества психиатров профессор Николай Говорин в разговоре с газетой ВЗГЛЯД также высказал убежденность, что очередная попытка введения «сухого закона» не даст ожидаемого результата:

«В подобной практике нет ничего противозаконного, и она используется не только в Якутии, но и других регионах, если собрались жители, проголосовали, высказались за здоровый образ жизни, это вполне нормально. Но такое невозможно представить в рамках страны, нужен системный подход. И, конечно, повышение качества жизни людей – это серьезный момент, но не панацея. Понятно, человек потерял работу, пошел, напился с горя, но в СССР, когда подавляющее количество населения было обеспечено работой, количество алкогольных психозов было даже больше, чем сейчас».

По словам Говорина, силы общества должны быть направлены на профилактику здорового образа жизни, воспитание людей, которые дорожат своим здоровьем.

«Еще одно направление – борьба с суррогатами, за которые сейчас взялись на законодательном уровне. Но я бы еще ввел меру, которой на сегодняшний день в нашем законодательстве нет: принудительную медицинскую реабилитацию по решению суда. Вы представьте: человек не совершил преступления с точки зрения Уголовного кодекса, но своим поведением не дает нормальной жизни окружающим – семье, соседям, отравляя им жизнь. Убежден, согласия таких людей на лечение от алкоголизма государство ждать не должно».


Оцените статью