Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

«Организовать работу по изъятию детей в помещениях с задолженностью»   27

Власть и общество

13.01.2017 13:25

БИЗНЕС Online

565

«Организовать работу по изъятию детей в помещениях с задолженностью»

Сегодня соцсети взбудоражены новостями об изъятии в Зеленодольске детей из семей, имеющих коммунальные долги. Всему виной — утечка аппаратного протокола. Смысл документа «БИЗНЕС Online» разъяснил глава района Александр Тыгин: действительно, 11 детей поместили в приют на три месяца, но это делается только через суд и ради их же безопасности. Между тем в Татарстане после трагедии с гибелью в пожаре матери с пятью детьми такие проверки стали обычной практикой.

Взорвал соцсети документ, который был анонимно разослан накануне в редакции СМИ. Речь идет о протоколе аппаратного совещания от 12 декабря в мэрии Зеленодольска за подписью главы Александра Тыгина.

В преддверии нового года (в срок до 23 декабря) власти района решили проверить все жилые помещения с долгами за энергоносители. И при обнаружении в данных помещениях несовершеннолетних детей — проинформировать отдел опеки. Отдельной строкой идет довольно жесткое поручение:

«Организовать работу отдела опеки и попечительства по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители, докладывать еженедельно».

С утра скан активно распространяется по всему рунету. В частности, скриншот документа перепостил на своей странице известный экономист Степан Демура. Гневными комментариями пользователей сети сопровождался пост в группе «Ювенальная Юстиция в России — мы Против!».

«Я уж думала хоть в Татарстане порядок есть какой-то» — самое мягкое из комментариев. Редкие одобрения инициативы в духе «Это правильно, родители своими действиями подвергают опасности детей. Сколько уже горело домов и сколько погибло детей» прерываются популистскими лозунгами «Это не коммунальные службы подвергают детей опасности, отключая отопление? Родители подвергают их опасности, пытаясь согреть? Вы не допускаете вероятность того, что вы однажды не сможете заплатить за коммунальные услуги? Сами тогда своих детей в службу опеки пойдёте сдавать?».

Накануне и.о. прокурора РТ Артем Николаев поручил провести проверку этой информации. «В ходе проверки будет дана правовая оценка действиям местных властей, в том числе проверено соответствие распоряжения главы района требованиям федерального законодательства», — сообщил «БИЗНЕС Online» старший помощник прокурора РТ по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев.

Сам глава Александр Тыгин в разговоре с «БИЗНЕС Online» объяснил жесткие формулировки просто. Протокол есть протокол, весь закон в него не втиснешь — но изъятие детей допускается только в строгом соответствии с законом, подчеркнул он.

Саму суть решения он объясняет работой на упреждение: так в Татарстане выучили уроки Старого Кувака. Напомним, что в начале января прошлого года в этом селе Лениногорского района сгорел дом, погибли мать Ольга Журавлева и пятеро детей, отец с тяжелыми ожогами надолго попал в больницу. Глава поселения был осужден за халатность, а отец единственного выжившего ребенка потребовал 2,4 млн. рублей компенсации от виновных.

«Это поручение относится к семьям, находящимся в социально опасном положении, то, что было в Лениногорском районе, — пояснил Тыгин. — Там семья была отключена от коммунальных услуг из-за долгов, и произошла трагедия. Изъятие детей из семьи очень четко регламентируется законодательством. Это возможно только в случае угрозы. Очевидно, что упреждающая роль органов опеки должна быть! И это подтверждается вступившим в силу приговором — не все до конца было сделано... Смысл нашего протокола в том, что должники — всегда рисковая категория. И необходимо оценивать, есть ли риск жизни и здоровью детей. Если такой риск есть — решения должны быть приняты своевременно. Если угроза есть, то мы двигаемся в соответствии с законом, чтобы, не дай бог, не потерять детей. Если угрозы нет — то нет никаких оснований для изъятия. Коммунальщики будут работать с должниками сами».

Процедура изъятия сопровождается извещением прокуратуры, решениями судов и так далее. Срок изъятия также определяется судом. Так что муниципалитет не в состоянии вмешаться в эту процедуру.

Всего в Зеленодольском районе 98 семей с детьми, обремененных долгами по самую крышу, сообщил «БИЗНЕС Online» руководитель пресс-службы Зеленодольского муниципального района Александр Коршунов. «Семьи, где находятся дети и где были отключены услуги — таких было около 30, — вспомнил Тыгин. — И то, с каждой из них работали на предмет — есть угрозы или нет».

Как велась эта работа, пояснил Коршунов. Комиссия выходит на место, выявляет — есть ли условия, угрожающие жизни и здоровью ребенка. Если они есть — то сначала работают социальные службы: предлагают родителям варианты трудоустройства, например. Но если ничего не помогает, а комиссия признает, что дальнейшее нахождение детей в таких условиях угрожает их здоровью и, возможно, жизни — начинается процедура помещения ребенка в приют. Всего за 2016 год 11 детей были отправлены в приют — не насовсем, а на трехмесячный срок.

Детский омбудсмен РТ Гузель Удачина пояснила «БИЗНЕС Online», что сама по себе задолженность по оплате за коммунальные услуги не представляет угрозу жизни и здоровью детей и не может считаться законным основанием для «изъятия» детей у родителей. «Согласно имеющейся информации, за 2016 год в Зеленодольском муниципальном районе было отобрано 11 детей из 7 семей. И ни в одном случае такое решение не было принято по причине наличия задолженности за жилищно-коммунальные услуги», — подчеркнула она.

«Лучше пусть дети будут в безопасности, пока родители разбираются с долгами... Там, где жилищники работают с должниками, органы опеки должны работать параллельно, не допуская ситуации, которая возникла в Лениногорском районе», — подвел черту глава Зеленодольска.

Так что цель — все-таки не борьба за сбор коммунальных платежей. Да и может ли сделать погоду сотня должников, если всего в городе свыше 10 тыс. лицевых счетов давно и надежно сидят «в минусе»?

Долги за коммунальные услуги в Зеленодольске в середине июля прошлого года достигли 300 млн. рублей. Только за газ городские потребители задолжали 145 млн. рублей (долги населения — около 90% этой суммы). И в начале августа снова замаячила угроза отключения горячей воды, а далее и проблемы в подготовке отопительного сезона. Эта беда существует не первый год, о ней постоянно говорят городские власти — достаточно вспомнить, что еще в 2014 году суммарная задолженность за услуги ЖКХ превышала 217 млн. рублей. А долги за отопление перед ЗПТС поднялись до 173 миллионов.

Вместе с тем, как пояснил «БИЗНЕС Online» Александр Тыгин, сейчас ситуация не критическая. Долг, по его словам, стабилизирован. В результате выработанного соглашения с «Газпром межрегионгаз Казань» о реструктуризации платежи поступают согласно графику — больше, чем потреблено топлива. Основная проблема города — даже не в этом, а в изношенности сетей: неплатежи не позволяют нормально финансировать текущий и капитальный ремонт, из-за чего и случаются аварии. За новогодние праздники их был десяток...

Заметим, что изъятие детей у должников — не зеленодольское изобретение, а общереспубликанская практика. О такой мере чиновники заговорили сразу же после страшного пожара в Старом Куваке. Это событие просто потрясло весь истеблишмент, заглянувший в глубины бытия простых жителей в сельской местности. Мать с шестерыми детьми, отец, зарабатывающий копейки, маленький дом, 16-тысячный (всего лишь!) долг за газ, который невозможно заплатить, семья, кормящаяся с грядок...

После пожара уполномоченная по правам ребенка в Татарстане Гузель Удачина приводила данные, что всего в Татарстане проживают порядка 300 неблагополучных и малообеспеченных семей, которым за долги перекрыли источники жизнеобеспечения. В январе на традиционном совещании в кабмине Рустам Минниханов заявил в связи с трагедией: «Если мы приняли решение отключить, мы должны были принять решение, где эти дети будут находиться, как семья будет обеспечивать их жизнедеятельность. Понятно, взрослые могут и немного согреться, могут и какие-то другие формы. Но дети есть дети. Давайте договоримся, что в подобных вопросах мы будем максимально внимательны», — резюмировал президент, не дав, впрочем, прямых указаний, что делать с такими семьями.

«Трагедии в Лениногорске можно было бы избежать, если бы уполномоченные органы не оставили семью без помощи, без поддержки», — заметил также руководитель республиканского СК Павел Николаев на итоговой коллегии ведомства. И пообещал, если что, «помочь» самим руководителям...

Перед самым Новым годом премьер-министр РТ Ильдар Халиков распорядился отправить всем главам администраций и сельских поселений телеграммы-предупреждения: «Не забудьте в эту телеграмму включить упоминание о правовых последствиях, — сказал премьер-министр. — Как показала практика, существует уголовная ответственность за невыполнение своих должностных полномочий. Напоминаю всем, что по итогам происшествия в Лениногорском районе было возбуждено дело и был наказан руководитель сельского поселения».

Так что, похоже, что и в Зеленодольском районе власти решили не дожидаться мер от следственных органов.

Со своей стороны ряд мер по предупреждению инцидентов в неблагополучных семьях в зимний период приняли и продолжают реализовывать в МЧС по РТ. Напомним, уже через неделю после трагедии в Старом Куваке министр докладывал Минниханову: «В рамках вашего указания... за неделю проверено 1350 многодетных семей, в том числе около 600 — неблагополучных... Предложены к изъятию дети из трех семей. По вашему поручению мы плотно работаем с органами соцопеки и органами внутренних дел».

Для руководителя пресс-службы ГУ МЧС России по РТ Андрея Родыгина, практика изъятия детей из-за долгов новостью не является, поскольку «обсуждается уже давно». «Это традиционная практика. Но зеленодольские инициативы — прерогатива органов местного самоуправления», — заметил он. После трагедии в селе Старый Кувак сразу же проводились массовые внеплановые проверки по выявлению нарушений пожарной безопасности в многодетных семьях. Причем такие проверки осуществлялись по всем группам риска. Правда, у МЧС категории «должников» нет в их числе. К социальным группам риска, по словам Родыгина, относятся одинокие престарелые, а также люди, состоящие на учете в органах внутренних дел как злоупотребляющие спиртными напитками, как организаторы притонов и многодетные семьи. Им после трагедии в селе Старый Кувак начали устанавливать специальные автоматические пожарные извещатели.

Напомним, на первом этапе из бюджета республики на это было выделено 715 тыс. рублей, которых хватило на 452 дома. В этом году добавили еще 2,1 млн. рублей. Правда, возникла неожиданная проблема: некоторые семьи выкручивают из этой сигнализации батарейки, их приходится менять.

По словам Родыгина, возникновение пожара может возникнуть по многим причинам: неосторожное обращение с огнем, перегруз электросети, неисправность печного и газового оборудования. «Если у людей нет средств поддерживать печь в исправном состоянии, в дымоходе могут появиться и трещины, что может стать причиной возгорания», — добавил Родыгин. По данным МЧС по РТ, в Татарстане в 902 частных домах (квартирах), где имеются нарушения требований пожарной безопасности, проживают несовершеннолетние дети. Всего в этих домах выявлено 1539 нарушений требований пожарной безопасности в быту.

Жизнеобеспечивающие ресурсы отключены в 1313 частных домах (квартирах). Из них в 954 отключен либо отсутствует газ, в 363 — электричество. Из них 926 объектов отключены от газоснабжения за долги и 28 — по личным заявлениям собственников. Электричества за долги лишены 115 жилых домов (квартир) и 248 — по заявлению граждан. Наибольшее количество отключенных жилых домов (квартир) от жизнеобеспечивающих ресурсов находится в Нижнекамском и Чистопольском муниципальных районах.

За комментариями «БИЗНЕС Online» обратился к экспертам — депутатам, юристам, отцам и матерям.

Александр Сидякин, депутат Госдумы РФ от РТ, председатель общественной организации «Союз отцов»:

Не думаю, что это какое-то сумасбродство главы (Александра Тыгина — ред.). Не нужно на него так сразу набрасываться, нужно посмотреть, как он это объясняет. Но если квартира отключена за долги от канализации и электричества, то, как там можно проживать? Как детям уроки делать, как им пищу приготовят, где продукты хранить? Хорошо, тепло нельзя отключать по закону, но электричества-то нет. Хотя, конечно, раньше люди жили с печным отоплением. Продукты за окном хранили — у меня мама так делала, холодильники тогда маленькие были, «Юрюзани». Поэтому повторюсь — за то, что ты счета не оплатил, изъять ребенка нельзя. Нужно смотреть по совокупности. Если еда приготовлена, пельмени в авоське весят за окошком, без электричества живут, значит, нельзя забирать.

Для борьбы с неплательщиками нужно использовать все законные методы. Но нужно смотреть каждый случай в отдельности. Каждое изъятие ребенка их семьи — это предмет изучения. Вот мы рассматривали историю, связанную с декриминализации побоев для близких членов семьи. Коллеги приводили разные примеры: например, пришла девочка с синяком на лбу, сказала, что ударилась, ей не поверил и возбудили дело, а оказалось, что это ее братик кубиком ударил. Поэтому случаи разные бывают: если у тебя есть неоплаченные счета, но дети вымытые, опрятные, накормленные, и в холодильнике есть еда, ни о каком изъятии речь не идет. Это не является основанием. Если квартира, в которой родители на «горькую» тратят деньги, не работают, то естественным последствием этого является и неоплата счетов и как следствие — неприготовленная пища, необогретые и неумытые дети — конечно, это совершенно другой вопрос. Но линейно за неуплату долгов отбирать детей нельзя, по закону это не разрешено, это однозначно.

Замечу также, что все многодетные семьи, детьми с низким уровнем дохода имеют субсидии, иные формы социальной поддержки, включая реструктуризации задолженности. В Татарстане в этом плане ведется комплексная работа.

Зиля Валеева — руководитель региональной общественной организации «Женщины Татарстана»:

Как только я услышала об этом постановлении, обратила на него внимание и в то же время подумала, что это какое-то недоразумение. Как только начались холода, было дополнительное поручение и президента РТ — обратить внимание на семьи. Особенно после пожара в Лениногорском районе. Во всех муниципальных образования семьи, где дети в опасной жизненной ситуации, стоят на учете. Мне хочется надеяться, что речь идет о дополнительных мерах, и проверка связана с наведением порядка там, где дети находятся в опасности, где им может быть холодно из-за того, что квартира не отапливается или родители выпивают, не заботятся о них.

По изъятию работают комиссии, есть уполномоченные органы, должна быть доказательная база, что родители не выполняют свои обязанности. Когда протоколы пишутся, язык документов бывает зубодробильным... Конечно, позвоню главе Зеленодольского района. Но думаю, что суть изложена не совсем так и касается только тех, кто находится в опасной ситуации. О тонких случаях здесь вряд ли говорится... Полагаю, эти меры приняты для того, чтобы не допустить повтора трагедии, случившейся в Старом Куваке. Видели же там, что семья в трудных условиях, неблагополучная. Но никто не проверил, как они обогреваются. В таких случаях детей надо временно помещать в условия, пока не будет наведен порядок дома. Подвергать детей опасности не имеет права ни семья, ни государственные органы.

Рамиль Хисамов — юрист, председатель правления Центра социальной реабилитации и адаптации:

Документ, о котором вы говорите, показывает, каким образом поставлена работа. Два независимых департамента в Зеленодольском районе занимаются своей работой. Первый — осмотром квартир, второй — установлением соблюдения законных интересов детей. Однако эта работа и так должна быть проведена. Если среди тех людей, у которых имеются задолженности по квартплате, есть еще и проблемы с детьми, тогда надо действовать. Причем в рамках закона. Даже не надо сообщать одному органу другому, что в квартире есть дети. Органы опеки и попечительства и так должны знать, сколько неблагополучных семей в районе, где срочно нужно изымать детей. Вообще, такая постановка и очередность в постановлении вводит меня в сомнение относительно того, что работа поставлена правильно. Необходимо опубликовать доклады ответственных лиц, на основании которых были даны эти поручения. Хочется понять как такая мысль зародилась, и отследить контекст.

На мой взгляд, долги по квартплате не являются основанием для изъятия ребенка из семьи. Органы опеки и попечительства должны заниматься своей работой, а не поиском квартир, где услуги не оплачены.

Людям в первую очередь надо помогать преодолевать сложности, а не усугублять их состояние. Это большая психологическая травма и для взрослого, и для ребенка. Дети всегда в первую очередь смотрят, как родитель реагирует на происходящее. А они, уверен, будут настроены негативно. Да даже если на день, на час забрать ребенка, то пропадет доверие к окружающим.

Когда у людей беда, люди нуждаются в помощи. Отсутствие своевременной платы по коммунальным платежам — это следствие других косвенных проблем. Иногда нет работы или семейные неурядицы... Если орган муниципальной власти не может найти работу, нужно обратиться в благотворительную организацию. Выявление таких людей — также работа муниципальных властей. Немного творчески подходить нужно, не только руководствоваться должностными инструкциями. Душевный и сердечный подход обеспечат настоящее функционирование нашего общества. 

Сария Сабурская — уполномоченный по правам человека в Республике Татарстан:

Изымать детей за долги ЖКХ, конечно, мера недопустимая. Но, скорее всего, здесь стоит вопрос компетентности тех, кто этот протокол написал. У нас, к сожалению, граждане попадают в такие ситуации и нужно внимательное отношение к таким семьям. Почему они оказались в такой ситуации? Какая помощь нужна со стороны органов власти, предприятий, на которых они работают? Но ни в коем случае это не является основанием для изъятия ребенка. В первую очередь семье нужно помочь, а не изымать ребенка.
Я уже связалась с главой Зеленодольского района Александром Тыгиным, мы ситуацию обсудили. Будут разбираться, почему этот пункт вошел в протокол таким образом. Цель была — оказать помощь семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Я вообще в первый раз слышу, чтобы такие документы принимались, и настаиваю на том, чтобы этот протокол был отозван. Уверена, что это ошибка.

Ирина Волынец — председатель Центрального совета национального родительского комитета, мама 4 детей:

Это недопустимо, это нарушение закона! Конечно, случаи изъятия бывали. Мы всегда тщательно разбираемся, потому что помимо задолженностей, у родителей бывают наркомания, алкоголизм, издевательства. Единственная причина для отбирания детей, как считает комитет, который я возглавляю, да и по здравому смыслу — угроза жизни и здоровью ребенка при дальнейшем проживании в семье. Все остальное безнравственно и разрушает родную семью. Иначе это социальный фашизм. Сейчас многие семьи оказались за чертой бедности. На языке органов опеки они тоже являются неблагополучными. Но надо различать... Всегда нужно смотреть на ситуацию с позиции интересов ребенка, даже не родителей, тем более, энергетических компаний и прочих поставщиков услуг.
У нас были случаи, когда за неуплату отключали электроэнергию, а дом был частный в Московской области и обогревался за счет электричества. В итоге органы опеки изъяли детей только потому, что в доме было холодно. Потом выяснилось, что изъятие было незаконным, да и долг приписанным. Чужой долг попросту свалили на людей. В разряд малоимущих входят многодетные семьи по вполне объективным причинам. Женщина не может работать, бремя содержания ложится на мужчину. А если он остается на какое-то время без работы... Государство считает, что лучше сделать: поддержать или изъять? Сейчас чаще изымают. Самое интересное, что государство на содержании ребенка в детдоме выделяет от 600 тыс. рублей до 2 млн. рублей в год. Если бы часть этих денег давали родителям, неужели бы они не смогли распорядиться ими в интересах детей?
Когда ребенка забирают из семьи, он испытывает такую травму, которую невозможно восполнить. Нахождение в семье жизненно необходимо, ведь были опыты. Дети при полноценном уходе и без внимания матери не выживали, хотя физически были здоровы.
Даже если погашен долг, дети вновь возвращены в семью, как жить дальше? При каждой новой задолженности снова отбирать? Ребенок же не вещь, не разменная монета. Обычно в Татарстане большинство случаев изъятия было оправдано. Уверена, как только это распоряжение попадет руководству РТ на глаза, оно будет отменено.

Эмиль Гатауллин, юрист:

Этот протокол нисколько не скрывает истинных намерений своих авторов — не обеспечить безопасное проживание несовершеннолетних детей в неблагополучных семьях, а взыскать с родителей долги за коммунальные услуги. Если авторы документа ставят во главу угла заботу о детях, правильно было бы прописать, показать, что они пекутся об условиях их проживания. Если детям действительно что-то угрожает, тогда можно ставить вопрос об из изъятии их из семьи. Однако в нашем случае детей превращают в заложников финансового положения своих родителей.
Все прочие аргументы администрации будут только прикрытием, которое обеспечивает достижение главной цели, которая прозрачно изложена в документе — выжимание долгов. Если мы печемся о том, чтобы не повторился Старый Кувак, искать надо не должников, а тех, кого уже отключили. Отключение отопления как раз и создает условия для применения альтернативных источников отопления, что и привело к трагедии в Лениногорском районе. Задолженность надо оставить в стороне. Следует в первую очередь проверить, не используют ли отключенные семьи эти альтернативные источники отопления, и не проживают ли там несовершеннолетние дети.

 

Оцените статью