Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Михаил Хазин ПЕЧАЛЬНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Власть и общество

08.07.2005 07:27  

Михаил Хазин

164

Статья из газеты "Завтра" от 5 июля 2005 года о перспективах "команды Путина". Михаил Хазин
ПЕЧАЛЬНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Для более или менее адекватного описания ситуации в России необходимо учесть, что нынешнее положение нашей страны есть результат победы одного из легальных политических течений позднего социализма - "западнического", которое утверждало, что для успешного развития СССР и всему социалистическому лагерю необходимо начать конвергенцию с "Западным" миром. В нашей стране были и другие политические течения (не исключено, что если бы их можно было сформировать в реальные политические партии, то судьба СССР не оказалась бы столь печальной), но именно это, наиболее яркими адептами которого были члены Политбюро ЦК КПСС Яковлев, Шеварднадзе и помощник генсека Шахназаров, полностью победило.

Разумеется, с точки зрения проектного анализа переход на базовые принципы конкурентного глобального проекта всегда означает капитуляцию, однако необходимо учесть, что замена базовых принципов "Красного" проекта на ценности проекта "Западного" началась еще при Хрущеве, а при Брежневе шла уже полным ходом. В связи с этим вопрос реабилитации "Красного" глобального проекта был в конце 80-х годов уже достаточно сложным, однако до прямого поражения все-таки было еще достаточно далеко.

Как это часто бывает, в результате революции к власти пришли совсем не те фигуры, которые эту революцию готовили и осуществляли . Для понимания дальнейшего принципиально только одно: эти "либералы" (Е.Гайдар, А.Чубайс, А.Козырев и другие) видели вхождение России в "Западный" проект исключительно на его условиях, никакие переговоры по их пересмотру не велись и даже не поднимался вопрос о возможности таких переговоров. Это впервые проявилось уже при объединении Германии, а в начале 90-х стало основным законом российской внешней и внутренней политики.

Однако по прошествии времени выяснился ряд обстоятельств, на которые почему-то никто из лидеров "Западнической" партии не обращал (или не хотел обращать) внимания. А именно: что в рамках "Западного" глобального проекта места для России нет. Оно просто не предусмотрено планами и рабочими схемами. Причем этот прискорбный факт — вовсе не следствие особого вредительства каких-то конкретных наших врагов. Планы развития больших систем принимаются (а то и возникают, подчас — достаточно спонтанно) на долгий период, изменение их требует колоссальных усилий, и делать эти усилия ради чьих-то красивых глаз никто не собирается. Россия появилась "на пороге" "Западного" проекта достаточно неожиданно, причем уже тогда, когда его экономика была полностью сформирована, причем в рамках минимальной зависимости от главного геополитического противника. И хотя — во всяком случае на первом этапе — Россия имела некоторые козыри, которые могла бы использовать для того, чтобы вынудить "Западный" проект выделить ей достаточно удобное место, в рамках упомянутой парадигмы наших "либерал-реформаторов" этого сделано не было. А какова ситуация сегодня?

В рамках мирового разделения труда для нас уготовано место исключительно и только сырьевого придатка. Ни в одной другой отрасли (за исключением, быть может, космоса) мы не можем предъявить достаточных аргументов, чтобы претендовать на долю мирового рынка. Даже там, где это было бы теоретически возможно, например, в авиационной промышленности, полный отказ от господдержки привел к практически полному уничтожению авиаотрасли (напомним, что между Евросоюзом и США идет колоссальная война в части ограничения для конкурентов этой самой господдержки, которая достигает колоссальных величин). В общем, наши "западники" попытались "быть святее папы Римского", упорно внедряя те принципы "Западного" проекта (отказ от господдержки экономики, например), которые сами представители этого проекта уже давно не применяют на практике.

Отметим, что и в роли сырьевого придатка мы не являемся обязательной составляющей мировой экономики — с нами легче, но в крайнем случае Запад может обойтись и без нас.

Более того, после вступления в ВТО у нас не останется даже формального преимущества страны, добывающей нефть и газ и на этом основании сохраняющей низкие внутренние цены на бензин и электроэнергию. Категорическое требование ЕС привести эти цены к мировым рано или поздно будет реализовано, после чего о России как о самостоятельной в техническом смысле державе можно будет забыть (в частности, и о том самом космосе, который сегодня наряду с ядерной энергетикой не позволяет относиться к нам как рядовой и ни на что не претендующей стране). Но на следующем этапе возникнет закономерный вопрос: а почему, собственно, "Западный" проект должен кормить 150 миллионов бездельников (с точки зрения мирового разделения труда), если на добычу нефти и других полезных ископаемых можно направить 20 миллионов китайцев, у которых и требований поменьше, и работоспособность повыше? После чего и русское население может исчезнуть...

Всё вышесказанное однозначно показывает, что сегодняшнее руководство страны (в том числе и Путин) продолжает политику включения в "Западный" глобальный проект не России (как страны, или тем более державы), а российской территории. Рассчитывать на то, что Путин что-то изменит на этом гибельном для русской цивилизации пути, достаточно бессмысленно — все его действия показывают, что он на сегодня реальный лидер "Западнической" партии и ее представителей в обиду не дает. Разве что они ставят под угрозу — нет, разумеется, не экономику России или, скажем, ее национальную безопасность, — а властные позиции самой этой "партии".

Но некое понимание, что дела идут "не совсем так, как надо бы", все-таки имеет место. "Не всё, что происходит сегодня в российской экономике, нас устраивает, и в первую очередь высокий, 7,3%, уровень инфляции за январь-май текущего года. Нас не могут удовлетворить и темпы экономического роста в стране. Тем не менее, наши достижения в экономику уже позволяют многим гражданам России улучшать свое благосостояние, а бизнесу формировать и претворять в жизнь инвестиционные проекты", — это из выступления Путина на экономическом форуме в Петербурге. Такие слова уже являются откровением — до сих пор российский президент практически не ругал экономический блок своего правительства, который вот уже более 5 лет бессменно осуществляет в нашей стране реформы.

Но вот что касается смысла этих слов... 7,3% за 5 месяцев — это, безусловно, много, но знает ли Путин, что, согласно официальным данным, дефлятор ВВП в России за прошлый год составил около 19%? А индекс оптовых промышленных цен — 29%? И что он имеет в виду под словом "инфляция"? Какой из перечисленных индексов?

С экономическим ростом — еще интереснее... Когда Путин впервые, около двух лет назад, объявил о том, что необходимо "повысить ВВП в два раза", то один из тогдашних заместителей Грефа в своих комментариях об этом событии для западных слушателей намекнул, что не следует обращать внимания на слова экономически некомпетентных людей. Сейчас этот человек возглавляет экономическое подразделение администрации президента — и что, кто-то всерьез надеется, что такие люди будут что-то увеличивать?

Отметим, что упомянутый идеолог либерализма просто не понял Путина — тот совершенно не собирался что-то менять в российской экономике. Просто для управления такой большой (пока?) страной, как Россия, необходима какая-то "большая идея". И кому-то пришло в голову, что удвоение ВВП подходит — не подумав, как это может испугать либерал-реформаторов.

Путин произнес традиционную мантру либералов: "избыточное участие государства в хозяйственной жизни может стать тормозом в развитии предпринимательства и экономики". Но затем добавил, что есть экономические сферы, где государство не может самоустраниться. Среди них — предприятия оборонной промышленности и объекты инфраструктуры.

Замечательно! Например, в области электроэнергетики государство за последнее время добилось выдающихся инфраструктурных успехов. Многие специалисты отмечают, что знаменитое майское отключение электричества в четырех областях России было связано не столько с аварией на подстанции Чагино, сколько с разрушением диспетчерской службы, которая мешала "разруливать" финансовые потоки между различными членами нынешнего руководства РАО "ЕЭС (пока еще) России". Отметим, что построена эта самая диспетчерская служба была именно в СССР, "государственническую" экономику которого президент пожурил.

Дальше, впрочем, Путин произнес нечто уж совсем удивительное. "Однако эффективное использование природных богатств — далеко не достаточное условие для устойчивого экономического роста и даже в чем-то отвлекающее от решения принципиально важных задач развития... Поэтому одной из важнейших целей остается реструктуризация экономики, и как следствие — создание производств, выпускающих качественные и востребованные товары".

Нет, это же надо! Пять с лишним лет правительство (нынешнее, а предыдущие либералы с успехом занимались этим еще лет десять) агрессивно отказывалось от любой поддержки экономики в рамках структурных или промышленных программ! Авиапром тому свидетель! И вдруг президент решил вспомнить о методах, которые в соседнем Китае дают удивительные, потрясающие результаты (сравнимые разве что с успехами сталинской индустриализации). Впрочем, не следует обольщаться — правительство всё равно эти высказывания проигнорирует, как проигнорировало оно тезис об "удвоении ВВП".

В общем, по этому выступлению Президента можно отметить только одно: лидер "западнической" партии в России (как и полагается лидеру, отметим!) почувствовал, что в воздухе потянуло каким-то опасным "дымком". И попытался довести эти свои опасения до "товарищей по партии". Имеет смысл обсудить этот "дымок", поскольку дыма без огня не бывает.

Мы не будем сейчас вдаваться в чисто экономические детали, но процесс выглядел примерно так. Необходимость "переварить" социалистическую экономику, составляющую на тот момент практически половину мировой, потребовала у "Западного" проекта резко нарастить свободные денежные средства, для чего был искусственно спровоцирован инвестиционный "бум" в сфере так называемой "новой", информационной экономики. Нужный результат, в общем, был достигнут, но, как следствие, мировая экономика оказалась под тяжким грузом существенных структурных перекосов и накопленных долгов. Особенно это заметно в США, что хорошо видно на примере так называемого "двойного дефицита" (государственного бюджета и платежного баланса), который достиг астрономических величин.

Суммарный долг американского государства (федерального бюджета, бюджетов отдельных штатов и муниципальных образований), корпораций и домохозяйств составляет сегодня 35 триллионов долларов, что примерно в три раза больше номинального ВВП страны и в четыре — фактического. Именно для снижения этого колоссального бремени на протяжении ряда лет снижалась учетная ставка ФРС США (аналог ставки рефинансирования нашего Центрального Банка), которая, наконец, достигла уровня всего в 1%. А поскольку стоимость обслуживания для подавляющего большинства долгов в США связана со ставкой рефинансирования, то в такой ситуации объем долга в общем оказался вполне приемлемым.

Необходимо учесть и еще одно обстоятельство. Около 75% ВВП США образуется за счет спроса частных потребителей. Снижение его недопустимо — это для американской экономики будет катастрофой. В то же время потребительская инфляция в США постоянно занижается (как и в России). Это дает существенную экономию государству и корпорациям (которые индексируют фонды заработной платы и социальные выплаты в соответствии с официальными цифрами), но уменьшает реально располагаемые доходы населения. Что, естественно, автоматически уменьшает потребительский спрос. Увеличить его за счет уменьшения накоплений граждан невозможно — норма сбережений в США уже давно нулевая. Остается наращивать объем потребительского кредита — что автоматически влечет за собой рост общего объема долгов и инфляции.

Примерно год назад уровень инфляции в США стал нетерпимым — оптовые промышленные цены росли на 6-7% в год. И ФРС стала повышать учетную ставку... Но это автоматически увеличило нагрузку на бюджеты корпораций и домохозяйств: если при учетной ставке 1% эффективная ставка обслуживания долга была где-то 2-3%, то при нынешнем уровне (3%) она уже достигает 4-5%. Это рост в два раза! И вот уже долговые рейтинги таких крупных корпораций, как "Форд" и "Дженерал Моторс", приравнены к "мусорным". То есть фактически рынок не ожидает полной оплаты этих долгов. А ведь есть еще десятки не менее крупных компаний, в том числе финансовых, чьи проблемы не меньше, но проявятся чуть-чуть позднее... И понятно, что дальнейший рост учетной ставки ФРС существенно ограничен... Собственно, понятно это было уже достаточно давно, но теперь открыто объявлено руководством данной организации.

Если учесть, что еще год назад инфляция в США достигала 6-7%, то уровень учетной ставки 3-3,5% никак помочь ее уменьшению не сможет — ставка должна быть, по крайней мере, не ниже реальной инфляции. В противном случае экономическая депрессия неизбежна — доходность на вложенный капитал, которая всегда близка к ставке, будет ниже инфляции, то есть инвестиции становятся невыгодными, капитал всё равно обесценивается. А кроме того, высокая инфляция — это рост долларовых цен на нефть, рост упомянутого двойного дефицита, ну и так далее... Но это всё проблемы достаточно долгосрочные — во всяком случае, цикл их развития составляет многие месяцы. А вот череда дефолтов как корпоративных, так и частных, в связи с невозможностью обслуживать уже накопленные долги, может начаться сегодня практически в любую минуту, — а значит, уже этой осенью ФРС будет вынуждена начать снижение учетной ставки.

А значит, вскоре доллар продолжит свое падение. Причем падать будет достаточно сильно и долго: если предыдущие три года, когда он опустился почти в два раза относительно золота и других мировых валют, не уменьшили дефициты американского бюджета и платежного баланса, то это означает, что еще как минимум раза в два-три доллар должен опуститься. Еще раз повторю: относительно золота, нефти и других мировых валют — а не только относительно евро, которое может при этом жить вполне самостоятельной жизнью. Ожидать, что в условиях постоянного падения доллар США останется единой мерой стоимости, мировой резервной валютой и т.д., достаточно наивно — а это значит, что накопленные в мире долларовые активы постепенно начнут возвращаться в США, еще более опуская доллар. А если еще учесть структурные проблемы американской экономики, которые тоже будут ослаблять доллар...

В общем, экономическая модель, основанная на монопольном контроле над эмиссией мировой валюты, на которой базировалась реальная мощь "Западного" глобального проекта, уже в обозримом будущем грозит крахом. Прежде всего — в связи с невозможностью и бессмысленностью дальнейшей поддержки доллара. Можно долго спорить, с чем связана такая ситуация. Не исключено, что доля США в мировой экономике (которая в конечном итоге и определяет устойчивость доллара) существенно уменьшилась за последние 60 лет (с более чем 50% до почти 20%). Может быть, слишком велика стала "вавилонская башня" чисто финансовых, фиктивных активов. Наверняка есть и другие причины. Но результат налицо.

Разумеется, мировая финансовая элита еще способна какое-то время побарахтаться. Но уже сейчас она начинает проигрывать — например, собственно в США, где всё сильнее становятся позиции американской национальной элиты, которая готова управлять миром с помощью грубой силы, но совершенно не собирается тратить свои ресурсы на поддержку мировой финансовой системы. Не исключено, что в ближайшем будущем дело дойдет до национализации эмиссионной функции доллара (напомню, что ФРС США, которая эмитирует безналичные доллары, является частной конторой, контролируемой мировой финансовой элитой как реальным руководителем "Западного" глобального проекта). Но в любом случае американский доллар и построенная на нем финансовая модель глобализации стоят на пороге ухода из мировой экономики.

В этой ситуации теоретически Россия могла бы активно участвовать в строительстве "нового мирового экономического порядка". Выигрыш может оказаться колоссальным, и гарантии, которые были бы получены в результате этого процесса, вполне достаточны для того, чтобы новые российские элиты еще много десятилетий чувствовали бы себя хозяевами в собственной стране, не опасаясь никаких внешних угроз. Но для этого необходимо проводить собственную политику — что "команда Путина" делать категорически отказывается. Можно еще понять Гайдара, Чубайса, Абрамовича и Кo, которые выросли в рамках "Западного" проекта, но уж про Путина-то (сегодня во всяком случае) этого не скажешь. Однако вместо того, чтобы начать самостоятельную игру, он продолжает держать на своих местах людей, которые по любому вопросу российской политики обращаются за инструкциями в Лондон и Вашингтон. Разумеется, рассчитывать на то, что при этом Россию кто-нибудь будет принимать всерьез, не приходится.

Результат поэтому выглядит предопределенным. Ресурсы России будут использованы на поддержку уже безнадежного дела "Западного" глобального проекта. Получить из США резервы нашего ЦБ и Стабилизационный фонд не получится почти наверняка — частичный дефолт США по своим обязательствам практически неизбежен (подобная ситуация уже была в 1933 году). "Команда Путина" в такой ситуации в России не выживает — но и на Западе, где нынешней мировой финансовой элите приходит конец, места ей не найдется. В том числе и потому, что вместе с нашими резервами "сгорят" и деньги олигархов, и деньги "питерских чекистов". Все те обвинения, которые в рамках "либерально-демократической" атаки на Россию были сделаны в последние годы, никуда не денутся, соблюдение формально-юридической процедуры на Западе обязательно — это значит, что спрятаться от суда можно будет только в России. А такой вариант абсолютно невозможен в ситуации экономической и политической разрухи, вызванной деятельностью либерал-реформаторов.

В общем, шансов у Путина достаточно мало — и все они требуют действий, на которые он до сих пор как-то не решался. Пока его выступления (действий он, в общем, не очень склонен совершать) показывают, что он что-то чувствует. Но успеет ли понять, что партию надо менять — с западнической на какую-то другую, более ориентированную на интересы страны? Это вопрос. Истории известны много примеров таких нерешительных политиков — и все они кончали плохо.

Источник: zavtra.ru


Оцените статью