Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Экономические реформы и кадровая политика Путина   30

Власть и общество

02.02.2017 11:29  

Владимир Тарасов

683

Экономические реформы и кадровая политика Путина

Если президент Беларуси при назначении чиновников пытается найти людей типа студента Разумихина из романа «Преступление и наказание», то президент России ищет умельцев типа лесковского Левши. Что имеет как плюсы, так и серьезные минусы.

Система государственного управления в России значительно отличается от белоруской, причем не только организационно, но и по подходу президентов обеих стран к подбору кадров. Александр Лукашенко понимает, чего он хочет от экономики, и подбирает в номенклатуру людей типа Разумихина (подробнее). Планы белорусского президента являются утопическими, но его принцип подбора кадров подходит для достижения поставленной им цели.

Владимир Путин пытается реализовать другую концепцию экономики (я затрудняюсь точно определить какую, и подозреваю, что и сам российский президент точно не знает этого), но у него есть другая особенность при подборе кадров, которая также значительно влияет на экономику страны. Чтобы понять, в чем она состоит, проанализируем недавнее назначение Максима Станиславовича Орешкина на пост главы Министерства экономического развития.

Зачем России нужна экономика? 

Владимир Путин, назначая нового министра, был краток и охарактеризовал того как грамотного, опытного и зрелого специалиста. В ходе этой встречи Максим Орешкин высказал свое мнение о будущей работе. Вот оно:

«Самое плохое уже позади, но темпы роста, конечно, недостаточные. Поэтому главная задача на предстоящий год – это подготовка ключевых мер, которые позволят снять структурные преграды для роста российской экономики. Много ограничений...»

Уже в январе текущего года после совещания у президента РФ с членами правительства, Максим Орешкин заявил, что для того,

«...чтобы работать на глобальный рынок из России, необходим другой уровень определенности для бизнеса. И этот вопрос определенности – как экономика реагирует на волатильность цен на нефть, насколько устойчива налоговая система, как работает вся регуляторика в стране – в этом году как раз станет главной задачей правительства. И подготовка плана действий до 2025 года – это как раз тот механизм, через который правительство эту определенность у бизнеса может создавать»

Он также назвал три основных ограничения, которые мешают развитию экономики России, и которые требуется устранить: качественные и количественные  ограничения в сфере человеческого капитала, проблема бедности, а также проблемы с инвестиционной активностью.

Все это выглядит довольно разумно. Но есть одна проблема. Чтобы понять, в чем она состоит, можно взять в качестве примера книгу бывшего президента Южной Кореи Пак Чон Хи, автора корейского экономического чуда, которая называется  «Возрожденная Корея: модель развития». Книга о развитии страны, то есть о том, чем занимается Максим Орешкин в России, причем об успешном развитии. Но ее содержание разительно отличается от содержания выступлений российского министра, ответственного за развитие экономики России. Книга, в основном, об этике, истории, политике. Есть там и экономика, но она увязана с этическими и историческими  вопросами. Пак Чон Хи в своей книге пытался ответить на вопрос, как экономические решения соответствуют и определяются нравственностью и историей страны. Максим Орешкин подобные вопросы не затрагивает в принципе. Ничего это не напоминает?  

Левши есть и среди нас

Трудно найти какое-то явление, которое не имело бы аналоги в прошлом. Не является исключением и позиция министра Минэкономразвития в отношении экономики страны и его назначение на этот пост. Подобные события описаны, причем, в частности, в русской литературе. Речь идет об опубликованном в 1883 году рассказе русского писателя Николая Семеновича Лескова «Левша. Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе».

В этом рассказе тоже затрагивается вопрос о назначениях. Когда император России Александр Павлович посетил Англию, там решили его удивить, и преподнесли в подарок маленькую стальную заводную блоху, которая могла танцевать. Русский царь за подарок отдал миллион рублей, а затем еще за орех, предназначенный для хранения блохи, заплатил 5 тыс. рублей (практичные англичане блоху подарили, а футляр для нее – нет …). Блоха была царю не нужна, и о ней на некоторое время благополучно забыли. Но следующий царь – Николай Павлович – нашел ее и решил сам удивить англичан, назначив тульских мастеров, среди которых был и Левша, исполнителями этого проекта.

Тульские мастера после долгих раздумий решили блоху подковать. Левша сделал самую тонкую работу – выковал гвоздики, которыми подковки были прибиты к ногам блохи. Правда, блоха с подковками уже не смогла танцевать, но тульских мастеров это не остановило. Не смутила такая мелочь и Николая Павловича, который обрадовался мастерству русских умельцев и отослал блоху вместе с Левшой в Англию, чтобы удивить англичан. Те действительно удивились и восхитились, хотя как они восприняли тот факт, что блоха больше не могла танцевать, Николай Семенович Лесков, к сожалению, не написал. Он, похоже, тоже не обратил внимания на такую мелочь.

Левша в Англии подглядел, что англичане не чистят ружья кирпичом, отчего те служат дольше, чем в России. Впечатленный этим наблюдением, Левша вернулся на родину, где попытался донести до начальства то, как важно перестать чистить кирпичом ружья. Но сделать ему это не удалось, и главный герой вскорости умер. А Крымскую войну Россия, может и из-за плохих ружей, проиграла.

В таком изложении сказа о Левше наглядно видны две особенности поведения героев повествования. Во-первых, ни тульские мастера, ни царь нисколько не стремились сделать так, чтобы блоха могла танцевать. Их целью было удивить англичан своими достижениями, а танцующая блоха им была не нужна. Во-вторых, они просто не ставили вопрос о том, а для чего вообще нужна блоха? При этом они искренне пеклись о благе государства российского.

Поведение Максима Орешкина очень похоже на поведение Левши. Министр все время говорит об экономике, но рассматривает ее как какой-то механизм. Он не задается вопросом о том, а зачем экономика кому-то нужна, не пытаясь понять, как связаны те или иные экономические действия с нравственным состоянием общества, он не рассматривает экономику как часть системы, которую представляет собой общество в целом. Точно так же, как Левша думал, что бы такое усовершенствовать в блохе, о гвоздиках, о подковках, не задаваясь вопросом о том, а кому и зачем эта блоха нужна.

Степени социальной адекватности

Максим Орешкин не единственный человек типа Левши, который был выбран Владимиром Путиным на руководящие должности. В качестве другого примера можно привести даже бывшего министра финансов страны Алексея Леонидовича Кудрина.

Как и Левша, он мастер своего дела. И возможно, что о благе России он печется вполне искренне. Есть у него свои достижения. В частности, созданный, во многом благодаря усилиям экс-министра, Стабилизационный фонд, в который Россия направила часть получаемых от экспорта энергоносителей доходов, вместо того, чтобы тратить эти деньги. Сам по себе этот фонд, представляющий собой современные гвоздики и подковки, хорош. Но вот беда – фонд повис на экономике грузом, как подковы на ножках блохи: колоссальные средства находятся за рубежом, не принося стране практической пользы.

Есть и другое, несколько комичное сходство между Левшой и Алексеем Кудриным. Это участие в их судьбе англичан. Они в свое время оценили мастерство Левши, не ускользнуло от их внимания и мастерство российского министра финансов. В 2004-м году Алексей Кудрин посетил Лондон, где британский журнал «The Banker» признал его победителем сразу в двух категориях: «Мировой министр финансов года» и «Министр финансов года стран Европы». В журнале отметили заслуги Алексея Кудрина в его твердой и предусмотрительной фискальной политике, упомянув и Стабилизационный фонд. На фоне этих мастерски выполненных гвоздиков и подковок тот факт, что бюджетная система России работает из рук вон плохо, остался без внимания, как и во время посещения Англии Левшой никто не обратил внимания на то, что подкованная им блоха уже не танцует.

Впрочем, не стоит думать, что чиновники типа Левши есть только в России. За рубежом их тоже хватает. Характерный пример – бывший глава ФРС Алан Гринспен. Он, бесспорно, мастер своего дела. Те годы, когда он руководил ФРС, являются одними из самых благополучных в экономическом отношении в истории этой страны. При нем в США не было кризисов, а финансовый сектор экономики просто расцвел. Это несомненные достижения.

Но как выяснилось позже, Алан Гринспен не устранял причины мелких кризисов, а просто отодвигал их на будущее, что привело к накоплению негативных эффектов в обществе и вызвало крупный кризис. То есть, Алан Гринспен действовал как типичный Левша, добиваясь выдающегося результата в одном, не замечая того, что заваливает другое дело.

Кроме того, есть еще одна особенность, которая объединяет Алана Гринспена, Левшу и Алексея Кудрина. Американского финансиста тоже заметили и оценили англичане. Королева Великобритании Елизавета II в 2002 году произвела американца в рыцари, наградив Орденом Британской Империи за вклад в обеспечение стабильности мировой экономики. История любит пошутить.

В качестве еще одного примера человека типа Левши можно назвать и настоящего англичанина – Шерлока Холмса. Он достиг совершенства в мастерстве сыщика, все же остальные традиционные социальные функции его мало волновали, в частности, он не стремился завести семью, построить дом и т. п.

Как и Шерлока Холмса, Левшу отличает особенность не психики, а разума, степень адекватности его поведения традициям и нормам, принятым в обществе. Левша просто не думал о том, что блоху надо починить, не понимая или не считая необходимым задумываться о том, зачем она нужна.

То есть отличительное качество Левши характеризует его разумность, но не с точки зрения владения определенным знанием или быстроты мышления, а по степени адекватности его действий и намерений полному набору социальных функций. Намерения Левши этим функциям не соответствует в полной мере, он видит только часть действительности, он не видит всей системы общественных отношений и не понимает своей ограниченности. То есть речь идет о некоторой социальной неадекватности.

Такое определение требует уточнения, так как, без всяких сомнений, и Максим Орешкин, и Алексей Кудрин, и Алан Гринспен, да и сам Левша люди социально адекватные, о чем говорит их успешная служебная карьера. То есть, их поведение соответствует ситуации в обществе, в котором они живут. Но при этом сама ситуация является отклонением от нормы. Экономика в России сейчас представляет собой ни то ни сё, и несмотря на колоссальные природные богатства постоянно оказывается в кризисе. Алан Гринспен организовал систему жизни в долг – за счет будущих поколений, что вряд ли может считаться нормой. И в этом смысле действия и взгляды людей, которые добиваются в таких условиях успеха, то есть являются социально адекватными, нельзя считать социально адекватными.

Чтобы устранить это противоречие, надо ввести разные определения. Умение действовать в соответствии с потребностями и взглядами существующего общества можно назвать относительной социальной адекватностью, а понимание потребностей изменения общества, наряду с умением жить в существующих условиях, можно назвать абсолютной социальной адекватностью. Образец абсолютно адекватного человека представляет, например, Пак Чон Хи. Были такие люди и в истории России, в частности, Петр Столыпин и Александр Чичкин.

Существуют и другие степени адекватности (или неадекватности), и по аналогии с шестью типами личности, которые были описаны Федором Достоевским в книге «Преступление и наказание» можно ввести шесть типов по адекватности. Но мы для упрощения ограничимся только упомянутыми двумя (подробнее о классификации людей по типам личности и значении этой классификации написано в статье «Фактор личности»).

Время требует не Левшей, а Столыпиных

Список людей типа Левши в российском руководстве можно было бы продолжить. Например, в их число входит глава Банка России Эльвира Набиуллина. У нее тоже есть свои подковки – плавающий курс рубля, четырехпроцентная инфляция и 500 млрд. USD в резервах.

Российские чиновники, которые относятся к людям, типа Левши, ставят перед собой цели, которые часто сами по себе выглядят вполне привлекательно, но у них нет понимания того, насколько уместно то, что они пытаются внедрить, в российском обществе. Нет понимания того, что, экономика – это только часть общества, которое характеризуется не только величиной резервов, инфляцией и подобными величинами, но и многочисленными другими параметрами, в том числе и связанными с нравственностью. А ведь некоторые этические нормы для экономики намного важнее резервов.

Это, разумеется, только одна из причин, которые привели к некоторому хаосу в экономике России, существуют и другие мотивы, определяющие поведение чиновников. Но данная причина существует реально, и без ее устранения эффективность самых лучших программ экономического развития окажется ниже, чем могла бы. Это как с силами в физике: на тело, находящееся, на поверхности Земли действуют одновременно множество сил, которые совместно и определяют его движение. И любой физик с легкостью перечислит их. 

В экономике такой системной картины мира пока нет. Поэтому, например, Максим Орешкин считает своей задачей устранение структурных преград, мешающих развитию российской экономики, но не замечает, что одной из основных преград является практика кадровых назначений в правительстве РФ, согласно которой на должности отбираются люди типа Левши, а не Столыпина. Это серьезная преграда и ее нельзя не учитывать. Поэтому, возможно, в программе развития экономики России следовало бы добавить пункт о необходимости назначения чиновников не только исходя из их опыта, грамотности и зрелости, но и их социальной адекватности. Да и пункт о внедрении в госаппарате представлений, соответствующих абсолютной адекватности, не помешал бы. Хотя бы книжку Пак Чон Хи почитали.

 


Оцените статью