Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Пак Чон Хи: Корейский путь развития   11

Власть и общество

09.02.2017 14:17  

Владимир Тарасов

368

Пак Чон Хи: Корейский путь развития

Российские эксперты сейчас соревнуются в разработке все новых программ развития страны, что выглядит немного странным, так как в мире хватает примеров успешного развития. Почему бы не взять уже опробованную программу, например Южной Кореи?

Модель развития этой страны подробно описана в книге бывшего президента Южной Кореи Пак Чон Хи, которая называется «Возрожденная Корея: модель развития». Есть и другие примеры, и другие книги, но, на мой взгляд, эта книга выделяется из общего списка, так как Пак Чон Хи наиболее ярко описал ключевые моменты, которые обеспечивают развитие общества. Он затронул те вопросы, которые находятся за пределами современной экономической теории, не принимающей в расчет этику и ее влияние на экономические законы (см. статью «Фактор личности»).

Этика как основа экономики

Пак прекрасно понимал значение этики для экономики. Он написал, что «Потенциал нации определяется не столько наличием  материальных  ресурсов или размером территории государства, сколько силой духа и коллективной мудростью народа».

По его мнению, стержнем корейской системы этических ценностей, основанной на стремлении к любви и гармонии в отношениях между людьми, к поддержанию мира и развитию сотрудничества между народами, стала идеология предков, согласно которой «ко всем людям следует относиться как к братьям». Президент выделил и другие национальные особенности корейского духа, среди которых коллективизм, взаимопомощь, стремление к гармонии, и чувство долга перед страной и т. п.

Описанная Пак Чон Хи система нравственных ценностей корейского народа оказалось удивительно похожей на буржуазную этику, которую описал Вильгельм Рёпке в книге в книге «Гуманная экономика. Социальные рамки свободного рынка». Нормы данной этики можно разделить на три группы, соответствующие индивидуализму, социальной адекватности и рыцарским качествам.

О подобных качествах писал и Пак Чон Хи. Он отметил, что «Суть уникального  образа жизни и мыслей корейцев – в стремлении к Гармонии, а если люди стремятся к гармонии в отношениях между собой, то они ставят толерантность, справедливость и здравый смысл выше конфронтации, противоречий, борьбы  и разногласий». Он также отметил, что в корейском обществе считались добродетелями этикет, честность и порядочность, сочувствие к младшим и уважение к старшим. Эти качества соответствуют социальной адекватности.

При этом Пак Чон Хи признавал наличие отличий этических норм Запада и Востока: «жители стран Запада имеют систему ценностей, которая основана на индивидуализме, материализме, предполагает наличие активной жизненной позиции. Жители стран Азии более субъективны, эмоциональны и склонны к синтезу, а жители стран Запада более объективны и рациональны. Корейская культура и традиции должны вобрать в себя лучшие и наиболее сильные черты этих различных культур». «Рационализм и прагматизм – вот те стороны западной философии, которые нам следует воспринять», – считал Пак Чон Хи. Указанные два качества также можно отнести к социальной адекватности.

Пак Чон Хи также отметил, что национальное самосознание корейцев было обогащено идеями движения «Рыцари Хваран», исходящего из того, что «все люди рождены равными». «Их идеалом был рыцарь, который бесстрашно отдал бы свою жизнь, защищая Родину, но, в то же самое время, с состраданием и гуманизмом  относился бы к жизни во всех ее проявлениях; бесстрашный человек, готовый немедленно защитить правое дело и честь своей общины, который также был бы романтичным, ценил окружающую его великую природу». Это типичные качества рыцаря и в европейской традиции.

Что касается индивидуализма, то Пак Чон Хи постоянно подчеркивал коллективизм корейского народа. Но одновременно он отметил и стремление корейцев опираться на собственные силы, что является важной частью индивидуализма: «Трудолюбие и взаимопомощь, опора на собственные силы всегда были частью этики корейских крестьян, так должно быть и впредь. По сути, эти качества мало чем отличаются от современной деловой этики».

Данные качества корейцев усилились в процессе реформ: «Успешное выполнение планов экономического развития помогло изменить образ мышления наших людей, они поверили в свои силы, поверили в то, что если они будут   напряженно трудиться, ситуация действительно улучшится. Рост уверенности  в  своих силах был одним из наиболее важных, пусть и неосязаемых, результатов,  достигнутых в 1960-ых годах».

Кроме того, Пак Чон Хи написал, что «повсеместно начали появляться лидеры крестьянских общин, которые делом доказали наличие у них способностей к преодолению многочисленных трудностей». Лидерство является одним из проявлений индивидуализма.

Таким образом, Пак Чон Хи опирался на буржуазную этику, обнаружив ее основные черты в корейском народе. Кроме того, он считал нужным перенимать некоторые недостающие в корейской культуре нравственные черты, и полагал, что государство должно способствовать этому (в частности посредством поддержки отдельных положительных характеристик индивидуализма).

В то же время, Пак Чон Хи отмечал существование в обществе людей, которые не придерживаются описанной им этики. В частности, он написал о социальных группах, которые прибегали к насильственным формам политической борьбы и стремились к монополизации власти. Тут, пожалуй, уместно вспомнить, что Адам Смит предупреждал о том, что нельзя верить классу торговцев, так как те постоянно пытаются нанести вред обществу. Действительно, в обществе существуют люди типа таких героев романа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание» как Лебезятников, Свидригайлов, Раскольников и Лужин, которым особенно доверять не стоит.

Пак Чон Хи данные типы личностей не различал, и использовал для описания ситуации такие термины как «безответственность», «эгоизм», «мошенничество»: «Эти организации следовали проторенной дорогой бесконечных объединений и размежеваний, союзов и расколов, происходивших по прихоти безответственных политиканов. Политические организации стали орудием в руках эгоистичных  политиков, которые, по идее, должны были служить интересам тех групп населения, которые они якобы представляли. Благодаря профессиональным политическим агитаторам и мошенникам, преследовавшим личные выгоды под  прикрытием демократических лозунгов, политическая жизнь страны все  более и более напоминала базар». В связи с этим Пак Чон Хи написал, что «должен существовать определенный предел толерантности, и этот предел в разных странах различен». Данное замечание бывшего корейского президента в современных условиях кажется очень актуальным.

Пак Чон Хи учитывал и возможность изменения этики в обществе, а также влияние на этот процесс различных экономических проектов. Например, характеризуя «Движение за новую общину» он написал, что оно «является  хорошей основой для воспитания новой трудовой этики». По его мнению, «Деятельность трудолюбивого человека является куда более плодотворной, если он старается опираться на собственные силы. Человек становится по-настоящему самостоятельным только благодаря решимости опираться на собственные силы. Стремление опираться на собственные силы, самостоятельность людей – это и основа развития государства  в целом, и источник куда большей удовлетворенности людей их собственной жизнью».

То есть, Пак Чон Хи пытался совместить коллективизм и индивидуализм. Проблема подобного совмещения характерна для буржуазной этики (как мне кажется, Вильгельм Рёпке именно ее отметил как существующее в буржуазной этике «характерное напряжение между индивидуумом и обществом»).

Государственное управление: опора на людей типа Разумихина и Столыпина

По мнению Пак Чон Хи, в управлении государством следует руководствоваться  благом людей и общества в целом, что является исторической традицией Кореи. Он написал, что «заблуждается тот, кто считает, что понятия равенства и  демократии являются чуждыми для Кореи, ибо эти понятия – часть наших древних традиций».

Пак Чон Хи считал, что в Корее следует создать такую государственную систему, которая «максимально способствовала бы обеспечению человеческих свобод, равенства и счастья людей, в наибольшей мере отвечала бы корейской культуре  и традициям». Эту мысль он, похоже, частично позаимствовал из Декларации независимости США.

Он описал и идеал корейского политика, жизненными принципами которого является служение своему народу и стране, пренебрежение личными интересами  и славой ради будущего страны, напряженная работа, направленная на то, чтобы внести вклад  в ее  развитие. Это описание человека типа Разумихина из романа «Преступление и наказание». «И я счастлив, что все больше становится в стране государственных служащих, которые, несмотря на сравнительно невысокую зарплату, честно и добросовестно выполняют свои обязанности», – написал в своей книге Пак Чон Хи.

В то же время политики, по его мнению, должны быть не только честными, но и способными «осмыслить протекающие в мире процессы, уяснить их суть, – без этого нам не добиться ни прогресса, ни развития». То есть, они должны быть абсолютно социально адекватными, принадлежать к людям не типа лесковского Левши, а типа Петра Столыпина или Александра Чичкина (см. статью  «Экономические реформы в России и кадровая политика Владимира Путина»). Это совпадает с представлениями Адама Смита о государственном управлении.

Совпадают мнения бывшего корейского президента и Адама Смита и по поводу государственной и частной собственности. Пак Чон Хи написал, что  «правительство передало частному сектору практически все предприятия, за исключением тех, которые необходимы для обслуживания общенациональных  интересов. Даже некоторые крупнейшие предприятия, которыми по-прежнему управляет правительство, будут приватизированы, как только частные  предприниматели смогут управлять ими». Это прямо по Адаму Смиту, который считал, что государство не должно заниматься бизнесом, за исключением некоторых случаев.

Описал Пак Чон Хи и отношение государства к простым людям: «Ликвидация  бедности и нищеты является исходным пунктом на пути к созданию более прогрессивного общества. Рост доходов людей является главной целью этого движения, ибо без подъема благосостояния невозможно обеспечить людям  более  свободную и равноправную жизнь».

Пак Чон Хи считал, что помощь населению может быть разной. В частности, в виде обеспечения работой и деньгами: «В качестве первого шага в проведении социальной политики правительство стремится обеспечить работой всех, кто может трудиться», и «по мере развития экономики, предпринимает соответствующие усилия, чтобы увеличить объем предоставляемых населению субсидий».

В целом взгляды Пак Чон Хи на государственное управление напоминают взгляды Петра Столыпина (см. статью «Хорошо забытое старое»).

Корпоративное управление: ориентация на партнерские отношения

А взгляды Пак Чон Хи на корпоративное управление довольно близки к идеям российского дореволюционного предпринимателя Александра Чичкина, описанные в той же статье. Президент считал необходимым повысить жизненный уровень работников и доходы работодателей путем создания атмосферы доверия между ними, превратить их в надежных партнеров. «Если к работникам относятся как к членам большой семьи, то и они будут лояльно и преданно относиться к своему предприятию», – описал требуемые отношения на предприятиях Пак Чон Хи.

Общество всеобщего благоденствия – вот его идеал. Именно такое общество способствует наиболее эффективному использованию человеческого капитала. «И пусть Корея небогата  природными ресурсами, она богата высокообразованными, хорошо подготовленными  людьми», – написал Пак Чон Хи.

При этом он призвал богатых корейцев осознать подлинную ценность их  богатства, которая заключается в том, «чтобы помогать обездоленным, не  проявляя эгоизма и высокомерия».

Кроме того, Пак Чон Хи подчеркнул блестящие способности и таланты корейских предпринимателей и государственных служащих, а также стремление бизнесменов страны успешно осваивать современные управленческие навыки, изучать современные стратегии ведения бизнеса, производить и экспортировать еще больше товаров. При этом он отметил, что «Разумеется, в  условиях свободной экономики и открытого общества для реализации этих  прекрасных качеств имеются все условия».

В качестве таких условий на первом месте, на мой взгляд, можно поставить частную собственность. Тут можно привести уже упоминавшееся утверждение Пак Чон Хи о том, что «правительство передало частному сектору практически все предприятия, за исключением тех, которые необходимы для обслуживания общенациональных  интересов, а те, которые не приватизированы будет переданы частникам, когда те смогут ими управлять». То есть Пак Чон Хи считал, что государственное имущество должно достаться не кому, кто пришел и дал больше денег или ближе стоит к раздаче, а тому, кто сможет этой собственностью эффективно распорядиться.

Формирование национального капитала: к собственникам предъявляются жесткие этические требования

Помощь государства и собственность, по мнению Пак Чон Хи, должны доставаться людям, которые обладают определенными качествами. Это хорошо видно на примере помощи крестьянам. Президент подчеркивал, что «Правительство предоставляет помощь только трудолюбивым  крестьянам, а лодырям мы не помогаем и помогать не будем».

При этом Пак Чон Хи подчеркивал, что средствами для экономического возрождения страны являются упорный труд, опора на собственные силы  и развитие сотрудничества между людьми.

Хотя он писал об опоре на традиционную корейскую этику, некоторые  нравственные черты, по его мнению, у корейского народа проявились благодаря действиям государства. А именно, он написал, что разбудить крестьян от векового застоя помогло создание им соответствующих стимулов. В своей книге Пак Чон Хи указал на некоторые стимулы. В частности, это государственные вложения в модернизацию сельского хозяйства: «была создана сеть ирригационных систем и каналов; были построены предприятия по производству удобрений; были выделены бюджетные средства для повышения уровня квалификации рабочей силы и улучшения агротехники».

Пак Чон Хи, почему-то не написал о земельной реформе в Южной Корее, типа той, которую помешали завершить в России Петру Столыпину, возможно, потому что она проходила в несколько этапов, вначале было ограничено помещичье земледелие, а государственная помощь и преобразование общины последовали через несколько лет. Как бы то ни было, в Южной Корее земельная реформа была осуществлена в более полном объеме, чем в России. Кроме того, использовались и другие стимулы для пробуждения народа, о которых президент не написал. Например, государство закупало у фермеров продукцию по завышенным ценам.

Таким образом, хотя Пак Чон Хи много писал о коллективизме, взаимопомощи, сотрудничестве, но в стране правительством были созданы условия для формирования частной собственности за счет государственной и проявления некоторых качеств, присущих индивидуализму. Таким образом, в экономике были созданы условия для работы людей типа Лужина. И приватизация осуществлялась не просто так: к людям, которые получали государственную собственность, предъявлялись вполне конкретные этические требования.

Взгляды Пак Чон Хи на корпоративное управление довольно близки к идеям предпринимателя Александра Чичкина. Президент Южной Кореи считал необходимым повысить жизненный уровень работников и доходы работодателей путем создания атмосферы доверия между ними, превратив их в надежных партнеров. «Если к работникам относятся как к членам большой семьи, то и они будут лояльно и преданно относиться к своему предприятию», – описал требуемые отношения на предприятиях Пак Чон Хи. Общество всеобщего благоденствия – вот его идеал. Именно такое общество способствует наиболее эффективному использованию человеческого капитала. «И пусть Корея небогата  природными ресурсами, она богата высокообразованными, хорошо подготовленными  людьми», – написал Пак Чон Хи.

Подобное сочетание способа формирования национального капитала и системы корпоративного управления является необходимым дополнением к частной собственности, без которой та не может эффективно функционировать (длительное время). Она, в частности, дает моральное оправдание приватизации и возникновения богатства. Форма реализации партнерских отношений между собственниками и работниками при этом может быть разной. В США, допустим, уровень партнерских отношений как нормы этики ниже, чем в Южной Корее, но это компенсируется поддержкой со стороны государства возможности создания работниками собственного малого бизнеса, а также определенными социальными гарантиями, типа, в частности, пособия по безработице и минимальной почасовой зарплаты. То есть в США партнерство отчасти переложено на плечи государства, кроме того там существует, так сказать, государственное принуждение к партнерству в некоторых пределах.

Поддержка бизнеса в Южной Корее осуществлялась разными способами, например, в случае с крестьянами правительство за свой счет создавало инфраструктуру на селе, что повышало эффективность сельскохозяйственного производства и тем самым, ценность фермерских хозяйств, то есть их капитал. Нечто подобное происходили и в других отраслях экономики, в частности, государство осуществляло значительные инвестиции в образование.

Кроме того, в Корее был сформирован фондовый рынок, на котором шло формирование национального капитала. На фондовой бирже национальным предприятиям была обеспечена возможность привлечения капитала посредством размещения акций, хотя она долгое время была закрыта для иностранцев.

Отношение к иностранному капиталу: а) его надо привлекать, б) от него надо защищаться

Закрытость была не случайной: Пак Чон Хи считал, что страна должна опираться на собственные силы, он написал, что «Корея должна быть в состоянии самостоятельно изыскать  необходимые инвестиции и подготовить трудовые ресурсы».

Однако такое стремление не помешало внешним заимствованиям. По этому поводу Пак Чон Хи написал следующее: «С целью привлечения необходимого для модернизации капитала Корея вынуждена была прибегнуть к иностранным  займам. На начальной ступени модернизации экономики эта политика вызвала сильную оппозицию внутри страны. Некоторые критики обвиняли правительство в том, что, одалживая слишком много денег за рубежом, оно, в  конечном  счете, приведет государство к краху. Сегодня, однако, немногие станут спорить с тем  фактом, что если бы мы не прибегли к иностранным займам, то ни экономическое строительство в целом, ни развитие экспортных отраслей в частности, были бы просто невозможны».

Пак Чон Хи подчеркивал, что «Несмотря на  риск усиления  инфляции,  правительство, со своей стороны, твердо продолжало проводить политику поддержки развития производства и экспорта». 

При этом Южная Корея не просто заимствовала, она активно использовала возможности мирового финансового рынка, в том числе и спекулятивного  капитала – Корейская фондовая биржа в настоящее время является мировым лидером по торговли производными финансовыми инструментами, а по капитализации находится на 20-м месте в мире.

Таким образом, частный капитал в Южной Корее был сформирован за счет труда корейцев, государственных средств и собственности, причем правительство ради этого даже залезло в долги. Пока национальный капитал не окреп, государство выступало посредником, заимствуя средства за рубежом и предавая их национальному частному бизнесу, защищая его от более сильного зарубежного. При этом, что очень важно, к бизнесменам предъявлялись вполне определенные требования, в том числе и этического характера. Конечно, может обсуждаться вопрос о том, в какой степени эти требования были реализованы на практике, но это не отменяет наличие самих требований. В России, например, и требований нет. 

Пак Чон Хи в своей книге также написал и о другом способе получения капитала для модернизации – внешней торговле. Он подчеркивал, что благодаря мастерству и упорному труду корейских рабочих и предпринимателей, стране удавалось увеличить экспорт даже в условиях ухудшения условий для этого. Тут, конечно, стоит отметить, что, по крайней мере, в отдельные периоды росту корейского экспорта способствовала и политика других государств, особенно, США, то есть условия для внешней торговли иногда были благоприятными.

Рецепт успеха один для всех

Итак, мы описали принципы соотношения этики и экономики, на которых было основано успешное развитие Южной Кореи. Похожие принципы использовались при образовании США, при восстановлении экономики Западной Европы после второй мировой войны, в Японии, Тайване и т. д. Правда, в последние двадцать-тридцать лет в некоторых из этих стран предпринята попытка отказаться от данных принципов, но в настоящее время идет возвращение к ним. В частности, в США этим занялся Дональд Трамп.

Таким образом, собственно, все развитые экономики в современном мире добились успеха с использованием данной системы принципов. Есть и исключения, но их немного.

Разумеется, совпадение путей развития указанных стран и этических норм в них не является абсолютным, но в случае отсутствия той или иной этической нормы ее часто компенсируют экономические факторы и меры правительства. Например, как уже отмечалось, в США нет такого коллективизма, как в Южной Корее, но в США есть факторы, отчасти компенсирующие его отсутствие. Это, в частности, свобода перемещения и возможность для большинства людей найти работу и жилье на территории страны, а также социальные гарантии в виду пособия по безработице. Вместо этических норм для работодателей в США устанавливается минимальная почасовая оплата.

Разумеется, не во все периоды истории указанных выше стран данные принципы были реализованы в полной мере, в частности, в периоды кризисов в США от них делались существенные отступления, а в настоящее время во многих странах власти заменили буржуазные принципы на псевдолиберальные. Да и действия Пак Чон Хи, похоже, не всегда соответствовали его же принципам. Но это не отменяет действие этих принципов в другие периоды времени.

Надо также учитывать, данная система принципов не является единственной причиной преуспевания в указанных выше странах. Успех экономики США обеспечило также и присвоение земель индейцев, затем вторая мировая война и использование доллара в качестве резервной мировой валюты. Успех Германии в послевоенные годы обеспечили капиталы из США, а в настоящее время обеспечивает заниженный курс евро, успех Японии и Южной Кореи – финансовая поддержка США и отрытый рынок для товаров из этих стран в США и Европе. То есть практически во всех случаях успеха имелось еще и некоторое сочетание благоприятных условий. Поэтому можно сказать, что данная система принципов позволила использовать эти условия. В то же время, Россия, обладающая благоприятными условиями для процветания в виде природных богатств, но отказавшаяся от внедрения идей Петра Столыпина и Александра Чичкина, так и остается развивающейся страной (может, потому и остается, что отказалась?).    

Указанные принципы описаны не только в книге Пак Чон Хи. Подобные взгляды изложены в книгах основоположников экономической теории, в частности, Джона Локка, Адама Смита и Джеймса Стюарта Милля (об этом подробно написано в моей книге «Природа и причины российских кризисов. Белый лебедь: истинная правда в экономической теории»). Это практически те же принципы, на которые ссылался в своих выступлениях Петр Столыпин и которыми руководствовался Александр Чичкин (см. статью «Хорошо забытое старое»),  версия эти принципов сформулирована в виде хорошо известных принципов, лежащих в основе США. Подобные принципы описаны в книгах сторонников социальной рыночной экономики и ордолиберализма Людвига Эрхарда, Вильгельма Рёпке и др. Есть и другие книги, где написано примерно то же самое, только другими словами и в применении к другим ситуациям.

То есть, корейский путь развития для России (в приведенном выше виде) может быть с таким же правом назван американским путем, немецким, столыпинским, японским и т. д. Но одинаковость наблюдается только на уровне принципов, а конкретные формы их реализации в каждой стране, конечно, различаются. То есть, копировать корейские реформы в России нельзя, можно копировать принципы. Это, возможно, и мешает увидеть то, что, по сути, путь к успеху у всех стран один и тот же. Тут, пожалуй, уместно вспомнить уже упоминавшееся мнение Пак Чон Хи, о том, что без осмысления сути происходящих в мире процессов «не добиться ни прогресса, ни развития». Он суть понял, что стало одной из причин развития Южной Кореи.

Универсальность описанных выше принципов означает, что любая жизнеспособная программа экономического развития России должна им соответствовать, то есть они могут использоваться в качестве некоторой базы для оценки как глобальных программ преобразования страны, так и отдельных экономических проектов. В некоторых предлагаемых в настоящее время в России программах данные принципы используются, правда, как правило, бессистемно и без конкретных ссылок на их применение в других странах и в других временах. Но это другая тема.

 


Оцените статью