Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Так все-таки революция или эволюция?   39

Власть и общество

16.02.2017 13:37  

Владимир Тарасов

352

Так все-таки революция или эволюция?

Ключевой вопрос для выбора дальнейшего пути развития России заключается в том, способны ли люди из окружения Владимира Путина и он сам на серьезную коррекцию своих убеждений. Ответить на него помогает российская история.

В настоящее время жителям России в очередной раз предстоит сделать выбор между различными путями развития. О перспективе очередной революции написано много статей, тогда как возможность и значение эволюции, на мой взгляд, недооценивается. Чтобы понять, в чем заключается эволюционный путь, можно обратиться к историческому опыту в России, где легко найти примеры подобных преобразований.

Как граф Яков Ростовцев стал реформатором

Один из таких примеров – это отмена крепостного права, осуществленная после поражения в Крымской войне. Российские дворяне предлагали царю освободить крестьян, но без земли. Был даже проведен эксперимент по такому освобождению крестьян в Прибалтике. Но эксперимент не удался. Царь Александр II в 1857 году создал Секретный комитет, который в том же году подготовил программу реформ, предполагавшую постепенные преобразования в стране течение 20 лет. Но они не устроили царя, и к концу 1858 года Секретный комитет был переименован в Главный комитет по крестьянскому делу, а по всей стране началось активное обсуждение реформ. Ситуация улучшилась после создания в марте 1859 года Редакционных комиссий, которые стали обрабатывать предложения с мест. Председателем комиссий стал член Секретного комитета граф Яков Иванович Ростовцев.

С ним связана весьма поучительная история. Вначале Яков Ростовцев придерживался консервативной позиции в отношении реформы, и считал, что крестьянам землю можно передавать только в потомственное пользование, а дворянам следует оставить значительные вотчинные права. Но летом 1858 года с графом произошли удивительные изменения. Он съездил в отпуск в Европу, где посмотрел, как живут тамошние крестьяне и на досуге изучил литературу по крестьянскому вопросу. И стал сторонником полного освобождения крестьян и наделения их землей в собственность. Будучи в Германии, Яков Ростовцев отправил царю четыре письма с новыми идеями. И это, похоже, дало плоды.

Впрочем, большая часть окружения царя по-прежнему выступала за весьма ограниченные реформы, но Ростовцеву удалось убедить царя, который решил не слушать консервативную часть дворянства. И 19 февраля 1861 года Александр II подписал Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Таким образом, между образованием Секретного комитета и самой реформой прошло четыре года, а между эволюцией взглядов Якова Ростовцева и реформой – около двух с половиной лет.

Владимир Путин способен менять экономические убеждения

Происходящие в настоящее время в России события напоминают события полуторавековой давности. Россия явно проигрывает, правда, не войну, а экономическое соревнование с экономически развитыми странами, и ее экономика нуждается в каких-то преобразованиях. В стране созданы специальные группы экспертов и чиновников (типа секретных комитетов, главных комитетов, редакционные комиссий), которые разрабатывают программы развития страны. Более того, как и полстолетия назад, масса экспертов и общественных организаций предлагают свои варианты преобразований и представляют президенту и общественности, свои проекты.

Совпадает не только форма, но и суть. Тогда речь шла о необходимости передачи собственности от дворянства широким слоям населения, чему дворянство всячески противилось. Теперь же речь идет об отмене привилегий крупного бизнеса и чиновников в виде низкого налогов, слабого государственного контроля и свободы вывоза российского капитала за границу, и направлении государственных ресурсов, которые сейчас перераспределяются через бюджет в пользу крупного капитала, в пользу широких масс населения. И обладатели всех указанных выше привилегий, как и дворяне полтора века назад, выступают против ограничений своей свободы.

Но пойдет ли процесс преобразования страны сейчас таким же путем, как тогда? Для этого должна произойти эволюция убеждений некоторых ключевых фигур российского руководства. Пока об этом говорить еще рано, но такую возможность исключить нельзя. По крайней мере, Владимир Путин на эволюцию способен. Такой вывод можно сделать, проанализировав изменение его позиции по отношению к свободному формированию курса российского рубля.

Вначале он поддерживал эту идею. Например, 22 января 2014 года в ходе общения со студентами Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Владимир Путин сказал: «Чем более свободным будет российский рубль, тем в конечном итоге лучше, потому что это заставит саму экономику более эффективно и своевременно реагировать на происходящие в ней процессы».

Когда в начале ноября 2014 года Центробанк России отстранился от регулирования курса российского рубля, Владимир Путин одобрил такие действия. 18 ноября 2014 года на пленарном заседании второго «Форума действий» Общероссийского народного фронта он заявил, что «Банк России принял единственно правильное решение – это абсолютно объективная вещь, подтвержденная не только тем, что мы думаем по этому поводу, но и подтвержденная лучшими мировыми экспертами – плавающий курс».

Но российская экономика не пожелала следовать мнению неназванных лучших мировых экспертов, и после диких скачков курса рубля, в России вернулись к практике удержания рубля в определенном коридоре, правда, не используя продажу валюты и не декларируя это. Скачки курса произвели впечатление и на Владимира Путина, и он немного скорректировал свое мнение о них. 26 мая 2015 года на пленарном заседании 10-го бизнес-форума общероссийской общественной организации «Деловая Россия» он уже говорил о некотором  ограничении свободы российского рубля: «Центральный банк не может допустить и не должен допускать только излишних спекуляций игроков, играющих на понижении и на повышении курса национальной валюты». То есть, у президента уже появились представления о том, что больше свободы не всегда лучше.

А буквально через полгода Владимир Путин стал уже сторонником стабильности рубля. На встрече с главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной 10 августа 2015 года он сказал, что «Центральный банк многое делает для укрепления национальной валюты, во всяком случае для того, чтобы она чувствовала себя стабильно, …». Что ответила на такие слова президента Эльвира Набиуллина, история умалчивает, хотя это было бы весьма любопытно, так как эволюции ее взглядов по данному вопросу не заметно.

В частности, хотя Банк России в настоящее время оказывает влияние на курс рубля посредством скупки валюты и регулированием ключевой ставки, Эльвира Набиуллина не в состоянии это даже выговорить. Так, вместо того, чтобы сказать, что покупка валюты для Минфина может привести к снижению курса рубля, она в интервью ТАСС на прошлой неделе сказала «Бюджет может влиять на долгосрочную стабилизацию курса …»

И новость о том, что Банк России противодействует такому ослаблению рубля, отказавшись от снижения ключевой ставки, она тоже выразила в иносказательной форме: «Мы просто должны прогнозировать поведение бюджета и учитывать при принятии решения по ключевой ставке влияние бюджетной политики на валютный рынок и показатели денежной массы. Собственно, мы это уже делаем – начало покупок валюты Минфином мы учитывали при принятии решения о сохранении ключевой ставки 3 февраля».

Я думаю, что глава Банка России не может или не хочет назвать вещи своими именами, прибегая к иносказательной передаче информации, так как это сделает очевидным произошедший фактический отказ от плавающего курса рубля, сторонником которого Эльвира Набиуллина является. Как сказала она сама: «Я абсолютно убеждена в том, что курс должен быть плавающим».  

Казалось бы, чего проще, можно сказать, что Банк России перешел к ограниченному плавающему курсу рубля. Что в этом такого страшного? Но глава Банка России не может этого сделать, так как это означает отказ от ее убеждений. Это любопытный психологический феномен – стремление сохранить лицо. Так, Император Японии Хирахито в своем обращении 15 августа 2045 года к народу страны не смог сказать, что страна капитулирует, он сказал «военная ситуация сложилась не в пользу Японии». Для многих людей корректировка убеждений, а также признание этого представляют серьезную психологическую проблему. Так что эволюция убеждений некоторых людей бывает затруднена их человеческими качествами.

Лучшим мировым экспертам доверять не стоит

Можно привести еще один пример эволюции убеждений, о котором я обладаю наиболее полной информацией, потому что он касается меня. Примеры с Яковом Ростовцевым и Владимиром Путиным нельзя считать бесспорными, потому что точно все-таки неизвестно, под влиянием чего граф и президент поменяли свои мнения, да и в какой степени произошли изменения, тоже вопрос спорный. 

В середине 90-х годов прошлого века я искренне считал, что свободный рынок решает все проблемы, то есть был сторонником системы взглядов, которые иногда называют рыночным фундаментализмом, иногда либерализмом, иногда неолиберализмом, иногда псевдолиберализмом. Если бы меня кто-то попробовал переубедить, то я привел бы тысячу и один довод из прочитанных мною книжек и статей  в защиту своей точки зрения, искренне веря в справедливость этих доводов. То есть, вел бы себя примерно как Эльвира Нибиуллина в случае с плавающим курсом.

Но моя позиция имела объяснение и оправдание: мои знания по экономике тогда были ограничены несколькими книжками по экономике, самой основательной из которых была двухтомная «Экономика» Пола Самуэльсона, да случайными статьями из изданий типа The Wall Street Journal и Financial Times, где в то время как раз активно пропагандировался этот самый фундаментализм. Об экономике, истории ее развития, истории развития экономической теории, я судил по учебникам и статьям, а не по трудам самих классиков экономической науки.

Но я работал в деловой газете, где писал обзоры событий на финансовых рынках, и понемногу мои знания по экономике росли, и я мог их сравнивать с происходящими событиями. Чтобы разобраться в том, что происходит, я читал статьи лучших мировых экспертов, среди которых выделялся финансовый гуру – глава ФРС Алан Гринспен. Постепенно я стал замечать, что происходящие события не соответствуют ни содержанию учебников, ни мнению Алана Гринспена. И я перестал ему доверять. Я даже помню момент, когда. Это было ноябрьским вечером 2002 года, когда я прочел доклад Алана Гринспена «Экономическая перспектива», сделанный им 13 ноября 2002 года в Объединенном экономическом комитете Конгресса США. После глубокомысленных рассуждений в докладе о том, что дела в экономике могут обстоять так, а может и этак, он сделал вывод, что «… нет альтернативы продолжению внимательного наблюдения за эволюцией производительности в течение текущего периода значительных инноваций».

Я прочел эти слова, и слегка озадачился, подумав, что, надо же, глава ФРС, финансовый гуру Алан Гринспен сам признается в том, что не знает, что происходит, и пишет, что может только сидеть и ждать. И тут до меня дошло: да это ведь правда, не понимает глава ФРС, что происходит в экономике, более того, похоже, и не хочет он ничего понимать, а я зря трачу время, пытаясь найти объяснение происходящих событий в его рассуждениях. Сам про себя он, то ли в шутку, то ли всерьез как-то сказал: «Если вам кажется, что я выразился ясно, значит, вы меня неправильно поняли». Но на самом деле, как оказалось, неясность его рассуждений объяснялась тем, что он не понимал того, о чем говорил.

Описанный выше ноябрьский вечер стал отправной точкой в процессе смены моих убеждений. Если ранее, встретив противоречие между фактами и убеждениями, я пытался усомниться в фактах, то теперь я начал проверять убеждения, то есть у меня поменялась установка по отношению к ним.

Пытаясь понять, что происходит в экономике, я прочитал массу книжек, начиная с трудов основателей экономической теории – Адама Смита, Джеймса Стюарта Милля и др. Я обнаружил целый мир фактов и идей, который практически не представлен в современных учениках, статьях и книгах. То есть, я как бы совершил путешествие к истокам экономической науки типа поездки графа Якова Ростовцева в Европу. Это путешествие я закончил только в прошлом году, описав его в книге «Природа и причины экономических кризисов. Белый лебедь: истинная правда в экономической теории». Собственно, мое виртуальное путешествие продолжается, о чем я и пишу как бы путевые заметки (см. например, «Пак Чон Хи: корейский путь развития»), но процесс смены моих убеждений на противоположные уже завершился.

После приобретения личного опыта эволюции я стал замечать признаки подобных процессов в сознании многих людей. Современное общество сейчас явно дрейфует в сторону смены убеждений, возвращаясь к хорошо забытым старым принципам, на что указывает множество событий. Самый, пожалуй, впечатляющий – это приход к власти Дональда Трампа. Я не знаю, менялись ли его убеждения, но то, что это случилось у американских избирателей, несомненно, ведь ранее они уверенно голосовали за Барака Обаму. Подобное изменение общественного сознания может произойти и в России, хотя этот процесс идет явно слишком медленно, что, в частности, показали прошлогодние выборы в Думу. Тем не менее, эволюция идет, на что указывает изменение некоторых экономических убеждений Владимира Путина, хотя этот процесс не прост, на что указывают действия Эльвиры Набиуллиной.

Таким образом, чтобы ответить на вопрос о том, каким путем (революционным или эволюционный) пойдет дальнейшее развитие России, надо понять, способны ли современные российские чиновники, да и обычные люди, менять свои убеждения. Это задача не простая, но попытки решить ее уже предпринимались, поэтому можно воспользоваться имеющимися наработками. Речь снова идет об исследовательском проекте Федора Михайловича Достоевского, который не только описал несколько типов людей по их отношению к обогащению (см. «Фактор личности»), но и изучал вопрос о том, могут ли они менять свои убеждения и как это происходит. Об этом – в следующем материале.

 


Оцените статью