Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Александр Кынев, Михаил Малютин "Принцип домино"

Власть и общество

28.03.2005 10:43  

Михаил Хазин

217

Очередные заметки "от Малютина", на этот раз - про Киргизию. Александр КЫНЕВ, Михаил Малютин

ПРИНЦИП ДОМИНО

«Стена – да гнилая, ткни – и развалится!»
Володя Ульянов – менту поганому после 1 ареста

27 февраля и 13 марта 2005 года в Республике Кыргызстан состоялись «типа выборы» в Жогорку Кенеш (так согласно республиканской Конституции называют парламент страны), ныне отмененные Верховным Судом. Итоги этого жалкого фарса были с холуйским восторгом одобрены наблюдателями от СНГ и не признаны наблюдателями от ОБСЕ. С момента объявления явно фальсифицированных результатов «полной победы» кандидатов власти во всех округах - до позорного краха режима и «драпа» семьи Акаева из страны прошла всего декада. Впрочем, по состоянию на 28 марта новый состав ЦИК РК признал легитимным «таки новый», то есть на 100% акаевский «парламент», а депутаты старого, первоначально «легитимизировавшие» новую власть в «ночь погромов» - именно они утвердили кабинет министров и и.о. президента – начали было грозить новой волной беспорядков. Только что вышедший с нар ново-старый глава силового блока Ф. Кулов уже пригрозил шантажистам, что они могут тоже оказаться за решеткой – и старый парламент «вроде приостановился». Бывший вице-президент и непримиримый борец с наркомафией Кулов - действительно «человек законопослушный», в ситуации конфликта с Акаевым он не стал ни устраивать госпереворота, ни бежать из страны после возбуждения дела по явно сфабрикованному обвинению «в хищениях», предпочтя сесть на 10 лет, 5 из которых уже отсидел. Он сумел за сутки взнуздать разбежавшихся ментов и выгнать из казарм «армию», а ныне занялся отменой своего приговора «по хозяйственным преступлениям». Судя по всему, именно он и будет наиболее реальным кандидатом Севера на новых выборах президента в июне-2005. Нынешний и.о. президента К. Бакиев - кандидат юга; премьер при Акаеве «после Кулова» пытается сохранить старый парламент, состав которого ему более выгоден...
Случившееся в Республике Кыргызстан было для всех неожиданно, несмотря на заверения В. Путина на следующий день, что «случившееся не было для нас неожиданностью», а ко всему нехорошему и нелегитимному привели «слабость власти и нерешенность социально-экономических проблем». Видимо, собственную власть президент РФ считает Сильной, а «проблемы населения», особенно после взрыва волнений вокруг «монетизации» – успешно решенными. Первая реакция пропагандистского и «политологического» истеблишмента России демонстрировала все те же штампы, что и по итогам событий в Украине: пропутинский официоз разоблачал очередной этап «мирового заговора» по свержению «законных властей», а либеральное «охвостье» устроило очередные половецкие пляски в стиле «ужо тебе!» На нас как на людей, работавших в 2004 г. в Украине (один был наблюдателем в Донбассе и Крыму, второй консультировал до середины октября штабы В. Ющенко в Киеве и Харькове), а в 2005 году занимавшихся Киргизией - подобная шумная «полемика» производит тягостное впечатление. Особенно хороши были Белковский с Павловским по НТВ, публично выяснявшие кто сколько «бабла» зашиб и шумно доказывавших: НЕ ВИНОВАТЫЕ МЫ, «РЕВОЛЮЦИЯ» САМА ПРИШЛА. Постараемся поделиться с читателем той информацией, которую знаем лично - и за которую, как профессионалы, отвечаем.

В отличие от страны Туркменбаши, Таджикистана эпохи после «резни всех против всех» и режима Каримова в Узбекистане, Киргизия (как и Казахстан), вовсе не полутрадиционное «исламское общество» - маленькие очаги чего-то похожего есть на полуузбекском с вкраплениями таджиков юге. Реально - это хоть и сильно деградировавший без «подпитки из Центра», но все тот же «совок нерушимый». Север РК, особенно вокруг столицы, – русоязычен не менее большей части Казахстана, муллы в жизни населения тут никакой значимой роли не играют, они были и остаются чужаками на иностранные деньги. Посаженный насильно на землю в СССР и ушедший в город бывший среднегорный кочевник, проникновенно описанный Ч. Айтматовым, – родной брат героя Шукшина, и никакой злобы к «москалю» и «неверному» не питает. В случившихся событиях решающую роль сыграл «московский телевизор», показывавший месяц за месяцем «оранжевую революцию» в Украине. Заражает даже при всех негативных оценках. Только в Киргизии решает, начинать ли ему бунтовать, не сам человек, а «старший в клане», при этом осмелевший знает, что может схлопотать дубиной и попасть в кутузку, но расстреливать его рушащаяся «власть» под ТВ-камерами и очами международных наблюдателей не будет. А раз так – то «Долой власть!». А там будет видно – чей клан сверху сядет...
У нас не было иллюзий по итогам «выборов», однако, темпы нарастания кризиса и самораспада режима оказались непредвиденно быстрыми. Один из нас прямо написал в своем аналитическом отчете неделю назад: «Киргизия совсем другая страна с иной политической ситуацией. Грузия и Украина к моменту своих «революции роз» и «оранжевой революции» соответственно имели довольно сплоченную и хорошо организованную оппозицию с ярким и популярным лидером, которого готовили и раскручивали перед этим несколько нет. Ющенко уже почти четыре года был самым популярным политиком страны, также фактически было и с Саакашвили. Такого единого лидера у киргизской оппозиции сегодня нет, хотя в последнее время на первый план все более выдвигается К. Бакиев, но чтобы достичь в глазах общественного мнения статуса потенциального лидера нации ему или кому-то другому предстоит еще много работать. В условиях постсоветского общества оппозиция получает шанс прийти к власти, когда критической становится масса недовольства не только населения, но и значительной части элиты: без союзников среди части нынешней власти мирный приход к власти оппозиции практически невозможен. В Киргизии идут два процесса: – это не только противостояние «власть - открытая оппозиция», но и растущее противостояние внутри власти, когда связанные с отдельными членами президентского клана новые фигуры «из ниоткуда» начинают вытеснять сложившихся лидеров. Стремление жены и детей президента освобождать «место под солнцем» для своих любимцев, фактически выталкивает в оппозицию многих из тех, кто ранее был абсолютно лоялен. Этот процесс усилился в ходе избирательной кампании. Будет естественным, когда многие из этих незаслуженно обиженных, и при этом авторитетных и обладающих большими ресурсами людей в ближайшее время вынужденно войдут в альянс с оппозицией. При этом, возможности оппозиции возрастут. Что будет происходить дальше? пока на этот вопрос нет однозначного ответа. Это будет зависеть от того, насколько будет развиваться в элите конфликт между ее старой и новой частью, насколько новые фавориты жены и детей президента будет стимулировать передел сфер влияния, а значит от скорости появления «новых недовольных». Чем агрессивнее и бесцеремоннее будет власть, тем быстрее и радикальнее пойдут процессы, тем больше шансов на новый выход народа на улицу».

Сегодня ко всему этому анализу можно добавить следующее: наглость «акаевской семейки» и слабость ее опоры в государственном аппарате оказались абсолютно уникальными, даже по нынешним не слишком завышенным критериям для стран СНГ. Крах власти был вызван не очень сильным напором безоружных и не очень больших толп демонстрантов. В своем последнем ТВ-обращении Акаев отказался идти на любые уступки по составу нового парламента и заявил, что «мне не с кем вести переговоры, так называемые лидеры оппозиции никого не представляют». После чего сбежал и спрятался. Интернет-обращение Акаева «к народу» с неизвестного адреса свидетельствует о полной политической невменяемости и психологии маленького ребенка, которого обманули, отняли игрушку, наказали и выгнали из дома, но он «еще вернется и всем покажет!». Если бы этот инфантильный человек не нес в своих жадных ручках все возрастающую полноту ответственности за все, творящееся в стране – его можно было бы только пожалеть. Однако, ныне он «легитимный король в изгнании», и немало кровушки, дай бог, если только политиканской, у нынешнего сидящего в Бишкеке около власти крыловского Квартета попьет. А то Евросоюзу, США, прочим «массовикам-затейникам» по части внедрения демократии, «переговорный процесс» будет не с кем вести. Если кому-то еще нужны какие-то доказательства того, что Запад ни к чему не был готов и ничего не планировал в Киргизии всерьез, раз они заранее делегитимизировали новые президентские выборы июня-2005 – то таких ничем не убедишь, да и не надо.
Когда последний назначенный Акаевым глава МВД пригрозил демонстрантам (которых в столице на улицах еще не было вообще) «спецсредствами и применением табельного оружия» - до падения Главного Дома на Площади оставалось менее двух дней. Ни армии, ни военных традиций у населения РК не было вообще никогда. Опереточная постсовковая «армия» и не сильно профессиональное МВД бегали как зайцы от сотни исламских бандитов, проникших в 2000г. на юг РК из Ферганской долины. За последние годы ничего не изменилось в «боевой и политической подготовке», несмотря на наличие американской базы в Магасе (после 11.09.2001) и российской в Канте под Бишкеком. Как и шумные совместные игры Путина-Назарбаева-Каримова в «антитеррористической балаган» с участием Акаева в роли «мышки» в этой центральноазиатской версии «сказки о репке». Благодаря министру внутренних дел еще советской Киргизии Ф. Кулову эта структура в 90-е годы несколько возвышалась над местным «уровнем плинтуса», но с того времени много воды с гор Тянь-Шаня утекло. Даже на бумаге «семейка» могла рассчитывать только на пару-тройку батальонов МВД с только что выданными щитами и дубинками и абсолютно неизвестной степенью лояльности. Дальше вопрос сводился к тому, выйдет ли на улицы маленького и тихого Бишкека хоть десяток тысяч недовольных людей – и насколько решительной будет по настрою толпа.

Результат – при всей его неожиданности для власти и оппозиции, мировых СМИ и международных наблюдателей - налицо. Сказки про очередной «хорошо организованный переворот внешних сил против законной власти РК» читателю и ТВ-зрителю будут рассказывать и без нас. По нашим наблюдениям, на 90 с лишним % свое свержение лично организовал, зависимый от жены, Акаев, как главы этой опереточной «государственности». Еще 5% - вклад российских «политтехнологов с большой дороги», работающих по принципу: после нас хоть потоп! Роль Евросоюза в событиях – 1-2%: важен был только факт членства РК в этой «богадельне», позволившей легитимно прислать наблюдателей в страну. США явно не собирались менять Акаева, как не было у Буша-мл. никакого желания видеть у власти Ющенко. Зачем Путин-«легитимист» поддержал очередного политического трупа (подобная «поддержка становится «черной меткой» в СНГ!) – это просто какие-то таинственные явления президентской психики второго срока. Вероятно, он просто не хочет оказаться «следующим в очереди на вынос из кресла». С Назарбаевым – понятно: он поддерживал в формально самостоятельной и отдельной стране, реально населенной тем же самым народом, свою родню. В прочем, отношения этих двух стран очень похожи на маленькую копию российско-белорусских: без «крыши» старшего соседа Назарбаева Акаев столько бы лет «около власти» не усидел. Но всему в жизни приходит конец.
Есть смысл описать подробнее уже апробированную в Украине «технологию самосвержения прогнивших режимов», крышуемых Кремлем с энтузиазмом и усердием, достойным лучшего применения. Акаев – не первый и не последний из «клуба политический самоубийц» на просторах бывшего СССР, многим напоминает бессмертного Михаил Сергеевича Горбачева. Да и шансы сегодняшней Киргизии развалится вдребезги не так малы, о чем справедливо помянул в последнем интервью Ч. Айтматов. Акаев - внешне интеллигентный, и поэтому популярный в «мировом сообществе», но на верховном посту абсолютно несамостоятельная и несостоятельная фигура, склонен к непрерывному «киданию своих», обладает собственной Раисой Максимовной, страну довел до ручки непрерывными «реформами», а под конец оказался способен только комично цепляться за ручки своего кресла. Горбачев подписал себе как «власти» приговор «реформированием СССР». В начале 2005 г. Акаев спилил сук, на котором сидел: в октябре РК ждали президентские выборы, а бессменный с 1990 г. президент страны, не имел права в них баллотироваться (согласно действующей Конституции). Поэтому выборы парламента приходилось всем рассматривать как репетицию президентских: либо президент будет избран новый, либо конституцию придется менять - в направлении «парламентской республики увековеченной Семьи». Подобный финт нашему фокуснику не удался, тут незаурядные политические таланты иметь надо...

Несмотря на первоначальную «либеральность» академического ученого А. Акаева, Кыргызстан в 1990-х шел по пути, удивительно похожему на своих центральноазиатских соседей. Полномочия парламента константно сокращались, а президента - возрастали, причем только новых конституций за эти годы было принято пять (!) – в 1993, 1994, 1996, 1998, 2003, что рекорд для «стран эсэнгоев»! Все большее значение стала приобретать «семья», к которой недовольные относили в первую очередь, так любящую править, жену Майрам, дочь Бермет и сына Айдара (еще один сын президента Илим учится в США, а вторая дочь не пользуется таким влиянием, как старшая). Именно «семья» и близкие к ней бизнесмены стали контролировать все самые доходные сферы региональной экономики (продажу спирта, табака, рынок ГСМ и т.д.), при этом экономическая ситуация в стране все более ухудшалась. Женой президента был создан знаменитый фонд «Мээрим», отчисления в который, зачастую решали возникающие проблемы региональных бизнесменов. В стране традиционно деление на южные и северные кланы и издавна власть в республике распределялось с учетом баланса юга и севера, при этом определенные квоты в руководстве имели узбекское (юг) и славянское (север) меньшинство. Соблюдал первоначально подобные пропорции и Акаев, однако по мере проедания «наследия СССР» с постепенным ростом влияния «семьи» годами выстраиваемый, но хрупкий, кланово-этнический баланс стал трещать по швам. Каждый член «семьи» тащил во власть своих любимчиков и освобождал под них места. Только «ленивые и нелюбопытные» в маленькой республике не судачили о том, что президент лоббирует собственных учеников и аспирантов, его жена Майрам родственников и друзей детства, дети – своих друзей... Причем какой-нибудь чиновник мог одновременно получать просьбы и указания и от самого президента, и от его жены и от детей. И все надо было выполнить, а фавориты разных членов семьи конкурируют и интригуют друг против друга. Естественно, что подобный рост влияния «семьи» буквально на все сферы жизни в стране не мог не вызвать взрыва недовольства даже среди тех, кто все последние годы был лоялен президенту. На рубеже 2004-5 годов, когда встал вопрос о возможности «парламентской республики», влияние Акаева лично и его старой команды, стало исчезать на глазах. Приближение окончания третьего президентского срока и невозможность по действующей конституции вновь баллотироваться, подтолкнули А.Акаева вынести на референдум 2 февраля 2003 года (помимо очередного вопроса о доверии президенту) и текста новой Конституции Кыргызстана. Принятие в 2003 г. очередной конституции было связано и с существенным ростом оппозиционных настроений в стране, лидеры недовольных настаивали на увеличении полномочий парламента. Что в результате и произошло, но «по-акаевски», то есть цитируя незабвенного Ленина: «по форме правильно, а по сути - издевательство». Жогорку Кенеш стал однопалатным, его численность была определена в 75 депутатов, избираемых по одномандатным округам, выборы по партийным спискам были отменены «из-за слабости партийной системы», - как и в одной соседней очень демократической великой северной стране, (самое забавное, что именно по этой причине они и вводились в предыдущей «акаевской конституции», чтобы эту слабость преодолеть). Согласно этой конституции парламент вновь получил существенные права, в частности теперь он будет персонально утверждать каждого члена правительства. Наблюдатели перед выборами-2005 предполагали, что все это - прелюдия к новому изменению конфигурации власти в стране, к примеру, передаче основных полномочий премьер-министру, пост которого займет А.Акаев, или же переходу к избранию президента парламентом. В общем, за свое будущее не мог во власти ручаться больше никто! Именно поэтому выборы Жогорку Кенеш 27 февраля и 13 марта 2005 года стали событием такой важности.

На эти выборы оппозиция шла уже без Ф. Кулова, (он отбывал наказание по решению суда до освобождения 24 марта и немедленного назначения главой МВД). Среди лидеров оппозиции появились прежде лояльная президенту Р. Отунбаева и уволенный в 2002 с поста премьер-министра бывший губернатор Джалал-Абадской области Курманбек Бакиев. Этот уроженец юга республики и один из самых богатых людей Кыргызстана, с 24 марта опять стал премьером РК. 27 февраля пять оппозиционных блоков решили объединиться для совместного противодействия административному ресурсу и для проведения честных, выборов. В оппозиционный блок вошли "Народное движение Кыргызстана" во главе К. Бакиевым, общественно-политическое движение "Ата-Журт" («Отечество») во главе с Р. Отунбаевой, общественно-политическое движение "Жаны-Багыт" («Новый курс») Мурата Иманалиева, Народный Конгресс Кыргызстана Алмаза Атамбаева (здесь же «Ар-Намыс» Ф. Кулова), и Гражданский союз "За честные выборы" бывшего секретаря Совета Безопасности М. Ашыркулова. Главными рупорами оппозиции стали газета «Моя столица-новости» и киргизский филиал радио «Свободная Европа» («Азаттык»).
По скандальности кыргызские выборы-2005 превзошли все предыдущие избирательные кампании в стране. Начиная с того, что в депутаты баллотировалось рекордное число родственников президента и членов его команды – дочь президента Бермет, сын президента Айдар, сестры жены президента, сын премьер-министра, брат министра внутренних дел, муж министра социальной защиты, брат губернатора Чуйской области и т.д., и заканчивая рекордным числом кандидатов, отстраненных от выборов. Из 473 кандидатов подавших документы на регистрацию было зарегистрировано всего 427, ко дню голосования 28 февраля в бюллетенях осталось 389 человек. В частности 4 кандидатам – бывшим послам (включая Р. Отунбаеву) было отказано в регистрации, так как они последние 5 лет перед выборами не проживали в стране (то, что они находились в командировке, представляя интересы страны, видимо никого не интересовало). Целый ряд кандидатов были сняты с выборов решениями судов и окружных комиссий. В результате, к примеру, в округе N34 в итоге остался единственный кандидат – бывший партийный лидер Киргизии Т. Усубалиев, которому таким образом создавали максимальный «комфорт». Родственные связи в Кыргызстане очень сильны и несправедливость против человека означает возмущение не только его, но и его многочисленных родственников и земляков, в результате, практически везде, где против оппонентов провластных кандидатов были применены силовые методы, начались вспышки протеста, стихийные митинги, перекрытия дорог, захваты зданий администраций, в следствии чего в некоторые округа в день голосования не могли добраться даже международные наблюдатели, а в некоторых (к примеру, в 33 и 75) голосование вообще не состоялось. Власти вяло сопротивлялись: за несколько дней до выборов было отключено электричество в типографии, где печаталась главная оппозиционная газета «Моя столица - новости», лишено эфира радио «Азаттык». На центральных телеканалах и в официальных газетах шла массовая кампания черного пиара, показывающая лидеров оппозиции экстремистами, связанными с исламским международным терроризмом, якобы в штабе К. Бакиева печатали фальшивые сомы (местная валюта), одновременно утверждалось, что оппозиция существует на деньги Запада. А ведь, как и в Украине, было очевидно, что по обладанию финансовыми ресурсами кандидатам оппозиции далеко до партии власти.

Всю эту вакханалию устроила, как обычно, команда российских политтехнологов (активно светился В. Смирнов из команды «Дикие гуси» А. Богданова, работавшего в свое время на МММ). Формально они добились своих целей: тотальной победы «кандидатов партии власти». Такая «победа» была далека от правовой. На ряде избирательных участков крепкие молодчики просто не допускали наблюдателей от оппозиции. Во многих округах наблюдатели фиксировали организованную доставку избирателей на участки, на ряде участков отмечались случаи раздачи оплаченных счетов за электричество, выдачи ликеро-водочной продукции. В Университетском избирательном округе N1, где баллотировалась Бермет Акаева, члены комиссий-преподаватели в обоих турах жестко контролировали голосование избирателей-студентов, у некоторых которых перед голосованием принудительно были отобраны зачетки. Голосование избирателей зачастую шло без документов, удостоверяющих личность, и без проведения членами избирательной комиссии положенной процедуры маркировки избирателей. Например, в избирательном округе N73, избирателям непосредственно у участков перед голосованием выдавались свидетельства о рождении и справки с места жительства (форма N 9), по которым они тут же голосовали по дополнительному списку.
В ответ на подобную «победу» всеобщее негодование вылилось на улицы в Оше, Узгенском, Алайском и Токтогульском районах, в Джалал-Абаде и Баткене, Таласе, Сокулукском районе Чуйской области и других местах. Митингующие перекрывали дороги, требуя отставки руководства страны, проведения повторных выборов под контролем международных наблюдателей и аннулирования результатов 13 марта. В Таласе, избиратели проигравшего выборы Р.Жээнбекова заблокировали здание обладминистрации, взяли в заложники губернатора и акима Бакай-Атинского района. В Джалал-абаде и Кочкорском районе Нарынской области митингующие избрали новые местные администрации. Акции протеста набирали силу не только на улицах, но и в старой власти. 38 депутатов действующего пока еще парламента приняли обращение о том, что состоявшиеся выборы в Кыргызстане не соответствовали демократическим стандартам, прошли с многочисленными нарушениями, а президент страны А.Акаев перестал выполнять функции гаранта Конституции. Авторы обращения потребовали правовой оценки действиям правительства и привлечения к ответственности тех, кто их инициировал. Они предложили создать смешанную комиссию для расследования обстоятельств данного инцидента, снять с должностей и привлечь к ответственности секретаря Совета безопасности и министра внутренних дел Кыргызстана. Ими Акаев и пожертвовал в последний момент.
Кыргызстан «не дозрел» до очередной «оранжевой революции» - старая власть слишком быстро развалилась. Поэтому ни о каком «повторе» происходящего в Грузии и в Украине, не может быть и речи. В Украине произошла национальная революция (хотя и в карнавальных формах мая-68), да и Тбилиси, при всей его деградации, все-таки по культуре основной массы населения город современного типа. Когда маленькие колонны оппозиционеров шли на Бишкек, они даже не представляли себе, с какой скоростью видимость власти сама упадет в их руки. Рухнула «конструкция постсоветского типа», которая только по форме была похожа на нормальную национальную государственность. Ф. Кулов довольно точно сказал, что «в Киргизии произошла не революция, а взрыв народного возмущения». Во многом искусственно расшевеленные низы осмелели и смогли, а перегрызшиеся до степени неприличного анекдота «верхи» в каждом чихе видели грядущую бурю. Страх «верхов» превратился в эффект самосбывающегося прогноза по «принципу домино»: в Кремле в итоге резко возрос спрос на конкурс шаманов «по предотвращению экспорта революций».

То, что мы видели и знаем, позволяет говорить, что если кто и организовал этот городской бунт, уставшего от нищеты, бесперспективности жизни (дополняемой тотальной, абсолютно неправдоподобной, а потому мобилизующей лжи, вроде присутствия наркобаронов и «исламских террористов» в рядах оппозиции) - так как это сама «типа власть». Сказать, что толпа шедшая к зданию Правительства была «кем-то хорошо организована», означает просто выдавать желаемое за действительное. Самое интересное, что и команды-то на штурм не было. Ожидание хаоса парализует - и рождает еще больший хаос. Если б эту революцию пытались организовать, ее б не было, так как она была алогичной – лидеры оппозиции знали лучше кого бы то ни было, что у них нет ни сил, ни средств для захвата власти. Это был тот самый бунт, который мог стать страшным и беспощадным, спасибо, что киргизы - народ в целом спокойный, а оппозиция испугалась толпы сильнее власти и бросилась ее успокаивать всеми возможными средствами. Оказалось, что власти просто нет, да и не очень ясно, есть ли еще Киргизия! В итоге – «победа одержала победителей», а бардак будет продолжаться еще долго и чем дольше – тем больше вероятность распада страны минимум на два куска, северный вокруг Бишкека и южный со столицей в Оше, примерно по Ферганскому хребту. Акаев, судя по всему, рассчитывал, что южане до столицы не дойдут и в ней не победят: непонятно только, почему он вообразил себе, что северяне, население столицы и люди в погонах будут его защищать!
Вряд ли киргизский сценарий самосвержения и без того слабенького режима повторится где-то еще. Такое надо СУМЕТЬ устроить САМИМ!!! Реакция Казахстана и Узбекистана на случившееся - будет неизбежно негативной, вне зависимости от масштабов дестабилизации жизни населения и «формальной легитимности» новых властей РК для ОБСЕ или США. Назарбаев и Каримов явно будут смотреть на Бишкек как персонажи известного плаката времен Гражданской войны «Очередь за Врангелем!» Известно, посеявший ветер пожнет бурю... Оппозицию создает наглость и глупость власти: умейте договариваться ДО, а не ПОСЛЕ - и не будет никаких революций. Сеятели Бури с Инициативой еще остались!? А пока очень похоже, что торговля «страхом перед экспортом «революции в Россию» становится самым ходовым товаром на политическом рынке страны, а страх и глупость в кремлевских кабинетах начинают «зашкаливать» прямо на глазах. Превращаясь в ведущий фактор дестабилизации в стране – население которой действительно не хочет очередной «революции» и любых потрясений.


Оцените статью