Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Куда катится страна, и… что с этим делать?!   167

Власть и общество

27.02.2017 08:30  10 (1)  

Сергей Дементьев

628

Куда катится страна, и… что с этим делать?!

Какова цель стремительно меняющейся сегодня России? То, что Россия меняется после присоединения Крыма и сирийской операции – факт неоспоримый. Теперь вот ещё в отсутствие сегодня какой-либо реальной политики страна переживает времена трампоголизма. Сами-то мы ведь ничего не в состоянии миру предложить. А ведь смогли ж когда-то. Нет, не в 91-м прошлого столетия, а в 20-х годах. Тогда мы не просто удивили мир, мы его поразили. Мы были первые в сообществе наций, кто поставил себе цель и попытался её достичь. То была великая цель, а не какая-то «приземлённая», коих сегодня как из рога изобилия лавиной льётся на нашу голову.

Когда-то мы были страной, отказавшейся от всех религий. У нас была материалистическая мировоззренческая концепция, однако сама идея всё же была идеалистической.

Сейчас, оглядываясь назад, можно разглядеть много допущенных ошибок. Чего только стоят заблуждения по поводу кибернетики, генетики, социологии, многих экономических теорий. Но вот то, что у нас была доподлинная идея – факт несомненный. Идея – так же как и цель – может быть абстрактной. Скорее всего, она непременно будет абстрактной. А иначе даже сегодня кто может внятно объяснить, что такое коммунизм?

Поскольку идеалистическую, да к тому же абстрактную, коммунистическую идею невозможно было воспринять конкретным умом, то было решено – чтобы хоть как-то освободиться от абстракции – придумать две фазы, или две ступени, развития коммунистического общества. Первая ступень называлась социализмом, а вторая – коммунизмом. Первая ступень на самом деле была предназначена решить проблему конкретизации абстрактной идеи коммунизма. О социализме знали всё, потому что он был конкретен, а поэтому реален. О коммунизме конкретно никто ничего не знал, кроме примет, которые должны были возникать при движении по социалистическому пути в сторону коммунизма. Сложность в понимании возникает вследствие того, что это абстрактная цель, которую можно попытаться осознать, только продвигаясь по пути к самой цели. И продвигаясь, надо постоянно сравнивать достижения (чаще всего экономические), полученные на пути к цели, с некоторыми приметами, свойственными коммунистической концепции развития общества.

Например, одна из примет коммунизма – полное изобилие товарной продукции, когда каждый получал доступ к обладанию товарами исходя из собственных потребностей, независимо от своих способностей, потому что произведённый товар больше уже не оценивался стоимостью, а только затраченным на его производство временем. Как это выглядело бы в реальности – я себе не представляю. Вот ещё несколько основных примет коммунистического общества:

– труд перестанет быть средством для жизни;
– не будет государственной власти;
– не будет противоположности между городом и деревней;
– личность станет действительно свободной;
– будет ликвидировано существенное различие между умственным трудом и трудом физическим.

Ни одной коммунистической вехи мы так и не достигли на этапе прохождения первой ступени построения коммунистического общества. Вожди тогда попытались списать все неудачи коммунистического строительства на то, что, дескать, страна находится во враждебном капиталистическом окружении. На самом деле ВСЁ АБСОЛЮТНО НЕ ТАК. Сама задача построения коммунистического общества оказалась невыполнимой в принципе.

Основная причина неудачи – надо было всё же досконально исследовать ИДЕЮ, но… здесь без науки метафизики ну никак не обойтись. К сожалению, единственно верным инструментом мировоззрения тогда в СССР был диалектический материализм, а метафизика была объявлена теорией реакционных сил, как ненаучный метод подхода к явлениям природы. Как следствие, коммунистическая идея была не понята, а если более точно – был взят за основу марксистский философский материализм, который впоследствии получил своё дальнейшее развитие и конкретизацию В.И. Лениным, изложенный им в его труде «Материализм и эмпириокритицизм».

Но всё же Россия тогда кое в чём преуспела в деле коммунистического строительства, и это у неё получилось осуществить, но только во внешней политике. Дело в том, что для сообщества наций коммунистическая идея СССР была реальной и отношение других наций к государству победившего пролетариата основывалось именно на том факте, что на всей планете ни одна из наций, кроме СССР, не смогла таки продемонстрировать коммунистическую идеологию во взаимоотношении с другими нациями. Коммунистическая идея была реализована Советским Союзом в сфере политики, на все сто процентов, но только в политике. Более того, только лишь благодаря тому, что СССР (Россия) смог в политике выразить коммунистическую идею, была достигнута победа во Второй мировой войне.

Однако построение коммунистического общества было национальной идеей России на всю первую половину ХХ века, и главным было – самоутвердиться с этой идеей в сообществе других наций. Россия тогда с честью с этим справилась. Хорошо, а что же сегодня? Так вот, и сегодня у России та же задача. Сегодня Россия вновь должна войти в сообщество наций и – как и тогда, сто лет назад, – предложить этому сообществу собственную национальную идею. Ну конечно же, не коммунистическую. Вот об этом российская нация и должна задуматься! Не о том, как бы сделать так, чтобы хорошо жить, а наконец-то задуматься, какую концепцию мироустройства должна Россия предложить сообществу наций. Это должно быть такое представление нового мироустройства, в котором Россия займёт своё место в кругу наций, соответствующее её национальной идее. Подобная политическая конфигурация ведущих мировых держав была зафиксирована Ялтинской конференцией в 1946 году. Возникает вопрос: а что же для этого надо сделать? Для начала надо осознать, что Россия, такая огромная и великая страна, должна жить не самостоятельной жизнью, а жизнью в сообществе наций.

Посмотрите коротенький сюжет, что по этому поводу думают два философа, один из которых к тому же историк и известный публицист. Ниже приведена распечатка их беседы.

Н. Мелентьева Если ты хочешь активно участвовать на мировой арене, то ты должен иметь такую систему взглядов, которая строго отражает твои интересы.

А. Фурсов Безусловно, …и которая отражает интересы не только твои, но и твоих потенциальных союзников. Проблема сегодняшней России заключается в том, что любой русский проект, который касается только России, не будет никому интересен. Россия должна сформулировать такой проект, который её позиционирует как международного игрока определённого типа. Но для этого нужно понимание современного мира.

Я полностью согласен с Андреем Ильичом, что сегодня как никогда большая потребность в понимании современного мира. Но в чём и когда возникло непонимание и от этого ошибочное толкование общественно-социальных мировоззрений? Вернёмся в прошлое столетие. Искажённое представление о коммунизме – какое нам преподавалось в школе или вузе – возникло у Маркса. Его теория эволюции человека, указывающая на зависимость от развития орудий труда – чисто материалистическая концепция, – на самом деле не имеет ничего общего с истинным представлением о человеке. Маркс предложил концепцию, в которой утверждалось, что усовершенствование орудий труда должно менять характер взаимоотношений в сообществах людей и, таким образом, приводить к смене жизненных укладов: от первобытно-общинного к рабовладельческому, за ним феодальному и капиталистическому. Венцом всего и должен был стать коммунистический общественный строй – этакий рай без бога на Земле. Ошибка Маркса состояла в том, что он ставил телегу впереди лошади, то есть экономикой определял общественные отношения. Что в корне неверно, потому что общественные отношения определяются идеологией.

И здесь вновь выплывает на поверхность дилемма: что первично – политика или экономика, а значит, встаёт вопрос: политика – это продолжение экономических отношений или политика – это продукт восприятия идеи, а экономика – следствие выстроенной политиками идеологии? Моё определение экономики, как разбавленное выражение политики вытекает из ленинского определения политики как «концентрированное выражение экономики», но даже Владимир Ильич не во всех случаях поддерживал Маркса в отношении того, «что первично». Например, Ленин подчёркивал необходимость политического подхода ко всем хозяйственным, организационным и другим вопросам. Он указывал, что преобразование общественного строя осуществляется путём сознательной деятельности передовых классов и партий, а эта деятельность направляется политикой. «...Вопрос может стоять лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи», – писал Ильич в своей главной работе по философии «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии».

Сегодня многие экономисты застыли «в коленно-локтевой позе», недоумевая, что же первично: политика или экономика? Но вот посмотрите (или причтите ниже), что по этому поводу думает известный, и не только в России, философ, публицист А.Г. Дугин.

Если мы внимательно проанализируем события, которые разворачиваются в современном мире, мы увидим, что экономика не является главным фактором движения политики. В основном политика – вперёд, геополитика – в первую очередь, а экономика догоняет или подстраивается под это.

Вот теперь всё становится на свои места: оказывается, экономика определяется политикой государства, а политика определяется идеологией, которая есть осаждение идеи нации. А как же тогда быть с коммунизмом?

На самом же деле человечество на всём пути собственной эволюции может выражать только три идеологические формы общественного строя: тоталитаризм, демократию и коммунизм. А теперь главное: выбранная форма правления никак не зависит ни от орудий труда, ни от производственных отношений, ни от формы собственности на средства производства, ни от активности либо пассивности масс.

Три известные идеологии – это политические конструкции, идеологические формы правления государством, независимо от их эволюционного развития. Это откровение было дано через политическую группу, пришедшую в воплощение в XVIII веке во главе с Калиостро и которая произвела большие перемены как в Европе, так и на Американском континенте. Это они принесли с собой лозунг – «Свобода, Равенство, Братство», – как раз таки соответствующий выражению трёх идеологий: тоталитаризму, демократии, коммунизму.

В зависимости от того, кто стоит у власти в государстве, эти три идеологические формы правления приобретают различные политические оттенки. Например, тоталитаризм может выражаться через различного типа монархии: от разного рода абсолютистских монархий вплоть до конституционной. И ещё… тоталитаризм часто обретает форму авторитаризма, который может быть трансформирован даже в фашизм.

В идеале тоталитаризм, достигая полноты своего выражения, должен продемонстрировать божественный принцип Свободы, который не имеет ничего общего с самим понятием свободы, так часто применяемым в обычной жизни. На самом деле принцип Свободы – это свободное выражение божественности через признание правильных человеческих отношений, свободно установленных, добровольно принятых и мотивированных чувством ответственности в той мере, какую способен демонстрировать человек или нация.

Различные виды демократий человечество демонстрировало в различные времена на различных территориях планеты. Все помнят историю греческой и римской демократии, но и на этапе российского собственного зарождения на её территории тоже была демократия в виде общенародного вече.

Сегодня мы имеем в нашей стране особый вид «суверенной демократии», которая на самом деле более всего смахивает на монархическую форму правления времён феодализма. Тем не менее истинный принцип демократии – это такая форма государственной идеологии, которая должна выражать божественный принцип Равенства, которое основано на правильном чувстве пропорции, правильном самоуважении, понимании духовных и одновременно естественных Законов Реинкарнации, а также Причины и Следствия. В грядущих веках Равенство будет основываться на осознании возраста и опыта Души и на достигнутой точке развития, а не на всех этих громких категорических утверждениях, что «все люди равны».

Коммунистические отношения в той или иной форме человечество, конечно же, выражало. Однако на самом деле коммунизм как особый тип общественно-политической идеологии должен продемонстрировать божественный принцип Братства, в основе которого лежит Закон Сострадания и, как выражение внутреннего единства, факт нашего родства друг с другом.

Это столь же фундаментальный духовный факт, как и Сам Бог, так как он связан с нашим знанием Его как Отца. Это родство мы называем «братством», которое выражается (или будет в конечном счете выражено) в товарищеском содружестве людей и правильных человеческих отношениях. И все же это несколько упрошенное определение понятия Братства, основанное на представлении отношения Единого Отца и Его детей друг с другом. Такое понимание, по сути своей, столь ограниченно и неточно, что во многом искажает истину.

Истинное Братство выражается через отношения между планетарным Логосом (по сути, нашим планетарным Богом) и Его Личностью, через планету и все формы её жизни. Совокупность этих взаимосвязей и отношений и обозначается неадекватно словом «братство». Эта идея становится понятной в результате правильного контакта и правильной реакции на Третье Лицо Единого, вследствие чего раскрывается истинная тема жизни человечества, которая есть Братство, основанное на божественном происхождении и ведущее к свободному и истинному выражению божественности, то есть Свободе.

Смысл Братства, выражаемое коммунистической идеей, понимается как групповое качество, имеющее по сравнению с обычным, человеческим, сознанием гораздо более глубокое стремление и намного более развитую групповую осведомлённость. Руководствуясь групповым сознанием, мужчины и женщины будут решать свои проблемы, спрашивая себя в трудных ситуациях: «Будет ли моё решение способствовать групповому благу? Не нанесу ли я ущерба или вреда группе, если поступлю так‐то и так‐то? Принесёт ли это группе пользу, приведёт ли к групповому прогрессу, укрепит ли групповую интеграцию и единство?» Это автоматически исключит любое действие, не соответствующее групповым требованиям. Разрешая проблемы, индивид будет постепенно учиться подчинять личное благо и личное удовольствие условиям и требованиям группы.

А вот теперь сравните достоверную идеологию коммунизма, с марксистско-ленинской концепцией построения коммунистического общества – НЕБО и ЗЕМЛЯ!

Но если всё так просто, то почему же так всё запущено в стране с политикой? Ответ придёт сам собою после просмотра короткого видеоролика. (Ниже приведена распечатка.)

«В основе политики всегда лежат очень простые мотивы: корысть, глупость – это один из ведущих мотивов, жадность вместе с корыстью и случайности. То, что у нас называют сложной игрой, это чаще всего, на 99%, просто наложение случайностей. <…> Политика предельно проста по своим движущим мотивам, ничего сложного нет»

Это интервью В.Д. Соловея, д. и. н., профессора МГИМО, известного публициста и политолога. Валерий Дмитриевич пытается заниматься политикой (в 2012 году на учредительном съезде партии «Новая сила» был избран председателем партии), он учит студентов, которым предстоит заниматься внешней политикой государства, но вот то, что он говорит о политике, это просто… какой-то позор.

В статье «Осторожно, политика!» я привёл пример ещё одного высказывания о политике как

«…способе людей договариваться, как им жить вместе».

Сергей Алексеевич Цыпляев – типичный представитель современной российской элиты. Он, безусловно, относится к интеллигенции. Кандидат физико-математических наук, владеет двумя языками. Помимо научной карьеры имеет и политическую – он действительный государственный советник Российской Федерации 3-го класса.

Эти откровения двух представителей российской интеллигенции мне попались случайно. Но и Цыпляев, и Соловей – оба широко известных публициста и оба обучают студентов. Но какой политике они могут научить?

Один говорит, что это только умение договариваться, этакие тёрки (молодёжный сленг) между партнёрами, другой утверждает, что политика основывается на человеческом пороке. Нет, уважаемые учёные, Валерий Дмитриевич и Сергей Алексеевич, пора бы знать, что политика – это не случайность, помноженная на человеческие пороки, а инструмент осуществления власти, базирующийся на выражении ВОЛИ, направленной на достижения ЦЕЛИ. Ну и совсем недостойно учёному проблемы терминологии решать с помощью детской литературы.

Величие ЦЕЛИ, на которую устремлён политик, инициирует у него могущество ВОЛИ для её достижения. Значит, политик – это тот, кто должен быть осведомлён о цели, а дипломат, отвечающий за внешнюю политику страны, должен знать, как себя позиционирует нация в сообществе других наций. А вот теперь вопрос на засыпку: какова цель российской нации в сообществе наций? Никто не знает. Потому что цель нации определяется её национальной идеей, которой у нас нет, а значит, и цель остаётся неведома. Вот и получается, что внешняя политика России не имеет стратегии, она в основном ситуативная.

«Политика – беззвучная пила, которая незаметно совершает свою работу и медленно достигает своей цели», – писал Ш. Монтескье, известный философ, дипломат, масон, в своей работе «О духе законов». Это известный труд известного политического деятеля. Со времени её публикации, а это было в начале XVIII века, в политике мало что изменилось. Безусловно, появились новые информационные технологии, нации достигают рубежи новых целей. Только «ВОЛЯ (лат. voluntas) – специфическая способность или сила» остаётся всегда незыблемым признаком настоящего (истинного) политика.

 


Оцените статью