Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

«Преступление и наказание» в российском правительстве   16

Власть и общество

27.02.2017 14:00  

Владимир Тарасов

388

«Преступление и наказание» в российском правительстве

Прямо на наших глазах в наши дни в высших эшелонах российской власти разворачиваются события, повторяющие сюжет романа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

В предыдущей статье «Так все-таки революция или эволюция?» были рассмотрены примеры изменения убеждений чиновников в царской и современной России. Еще один пример описан Федором Михайловичем Достоевским в романе «Преступление и наказание». Это мучительный процесс смены нравственных представлений студента Родиона Раскольникова.

Чтобы дать, можно отнять?

Нечто подобное в настоящее время происходит или может произойти в высших эшелонах власти России. Там хватает людей типа Раскольникова, от изменения убеждений которых многое зависит. Мы ограничимся одним современником – Максимом Орешкиным.

Обсуждая особенности кадровой политики президента России Владимира Путина, мы сделали предположение, что новый глава Минэкономразвития относится к людям типа лесковского Левши – мастеров в некотором конкретном деле, не очень хорошо представляющих то, что выходит за рамки этого дела. Но недавно проявилась еще одна особенность нового министра, которая имеет важное значение для оценки того, чего можно ждать от него в будущем. А именно, 15 февраля состоялась встреча Максима Орешкина с Владимиром Путиным, на которой министр рассказал президенту об итогах работы российской экономики в 2016 году.

Глава Минэкономразвития сообщил, что в начале 2016 года в экономике России наблюдались негативные тенденции, но во II полугодии экономика начала расти. «Это, конечно, во многом результат действий финансово-экономических властей по политике долгосрочной стабильности, которая постепенно начала действовать, позволила экономике адаптироваться к изменившейся ситуации и вывела экономику вновь на траекторию роста», – подчеркнул Максим Орешкин. 

Правда, он при этом добавил, что «в 2016 году рост был сосредоточен только в ряде отраслей, в таких как сельское хозяйство, химическая промышленность и ряд других отраслей; так называемые торгуемые отрасли (кто либо работает на экспорт, либо конкурирует с импортом на внутреннем рынке) – они продемонстрировали положительную динамику». Судя по этому замечанию, рост экономики был результатом не столько экономической политики властей, сколько экономических санкций, введенных против России и самой Россией.

Но это не так важно, более существенно то, о чем Максим Орешкин не сказал, по крайней мере, судя по официальной информации о встрече 15 февраля. А именно, он не сообщил президенту, что реальные располагаемые денежные доходы населения РФ в декабре 2016 года упали на 6,1% по сравнению с декабрем 2015 года. Правда, по официальным данным, которые стали известны в конце февраля, реальные располагаемые денежные доходы населения в январе текущего года увеличились на 8,1% по сравнению с январем прошлого года. Но это произошло, главным образом, из-за выплаты пенсионерам по 5 тыс. рублей, да и рабочих дней в нынешнем январе было на 2 больше, чем в прошлом. В любом случае, глава Минэкономразвития о январском росте доходов 15 февраля еще не знал.

Поэтому на встрече с Владимиром Путиным Максиму Орешкину было бы уместно указать на то, что снижение доходов населения в 2016 году – это «во многом результат действий финансово-экономических властей по политике долгосрочной стабильности». Это чистая правда, ведь власти вполне могли не допустить такого снижения (резервов и возможностей для этого у страны достаточно).

В то же время, Максим Орешкин в беседе с президентом заявил, что «Самый важный момент – это то, что снижение инфляции позволит увеличить доходы населения, тенденция уже проявилась в конце прошлого года, и она сохранится в 2017 году». То есть, он, похоже, искренне заботиться о благе людей и считает целью своей деятельности увеличение их доходов.

Таким образом, получается, что для того, чтобы увеличить доходы населения в будущем правительство стабилизировало инфляцию посредством снижения доходов населения в настоящем. И Максим Орешкин одобрил оба процесса.

Все это напоминает логику Родиона Раскольникова из романа «Преступление и наказание». Речь сейчас, разумеется, об убийстве не идет, но принцип тот же: чтобы сделать добро одним людям можно сделать зло другим людям, независимо от воли последних.

Но Раскольников подсознательно чувствовал, что подобная нравственная установка является неправильной, поэтому и испытывал духовные муки. Я не берусь судить о чувствах Максима Орешкина, но, похоже, что он тоже (подсознательно или осознанно) понимает некоторую неправильность действий властей, так как он ничего не сказал президенту о падении доходов населения (по крайней мере, нам об этом не сообщили). А ведь мог же порадовать Владимира Путина рассуждениями о том, что вот власти успешно сократили доходы населения на 6,9% и благодаря этому получили возможность увеличить доходы того же населения.

Таким образом, можно предположить, что Максим Орешкин относится к людям типа Расколькникова, хотя, возможно, не в силу осознанных убеждений, а по каким-то случайным обстоятельствам. То есть, сюжет романа повторяется в наши дни, правда, пока частично – наказания нет, да и нравственных мук, не говоря уж о раскаянии, у российских чиновников пока не видно. Но сюжет еще не завершен, и в нем в ближайшем будущем должны появиться новые главы.

Приватизация – это, конечно, не убийство …

Речь, в частности, идет о программе приватизации на 2017-2019 годы, которую премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил 8 февраля текущего года. Ее конечная цель, конечно, самая благая – рост экономики России и дополнительные доходы бюджета ради народа. Но вот по сути данная приватизация заключается в отъеме средств у этого самого народа примерно так же как это произошло в случае доходов населения в 2016 году (о том, чем плоха данная приватизация, подробно написано в статье Валентина Касатонова «Россию распродадут за бесценок»). То, что в качестве старушки – проценщицы и ее сестры Лизы выступает государство, сути дела не меняет.

Конечно, можно найти и другие примеры действий российских чиновников в духе Раскольникова, но данный пример хорош тем, что указанная приватизация еще не произошла, и в ее осуществлении будет участвовать Максим Орешкин – человек, который может повлиять на ее ход, и, в то же время, относится к людям типа Раскольникова, то есть как будто способен на изменение своих убеждений. Следовательно, в нашем случае, говоря образно, гибель проценщицы и Лизы теоретически можно предотвратить.

Чтобы понять, как будут развиваться события с приватизацией, можно сравнить действие в романе с теми событиями, которые происходят сейчас. В этом и состоит ценность исследования Достоевским типов личности и их поведения, которые он осуществил в романе «Преступление и наказание» (см. «Фактор личности»).  Люди типа Раскольникова, по мнению писателя, способны на нравственные изменения, а вот люди типа Свидригайлова и Лебезятникова вряд ли способны менять свои убеждения, в лучшем случае – застрелятся (как Свидригайлов).

Впрочем, судьба Свидригайлова – это тоже некоторого рода трансформация. И в современной истории России есть яркий пример деятельности человека такого типа. Это Борис Обрамович Березовский, который сколотил состояние как раз в ходе приватизации, но оно не принесло ему счастья, и, в конце концов, его нравственные метания привели к самоубийству. Есть версии, что его смерть не была самоубийством, но такая возможность сути дела не меняет, так как перед гибелью у него явно происходила трансформация убеждений, которая так или иначе и привела его к гибели.

Итак, мы обнаружили в правительстве России по крайней мере одного человека, который теоретически способен изменить свои убеждения. В «Преступлении и наказании» подробно описан процесс нравственного перерождения Раскольникова, что позволяет понять, как это может произойти и с Максимом Орешкиным. Это мы обсудим в следующей статье.

Владимир Тарасов

 


Оцените статью