Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Здравствуй, племя цифровое, непоротое   55

Власть и общество

28.03.2017 12:00  

Ирина Тумакова

394

Здравствуй, племя цифровое, непоротое

Что государство упустило в воспитании школьников, раз они, забыв уроки православия и патриотизма, пошли протестовать против власти? Главный сюрприз, который преподнесли власти воскресные митинги 26 марта, – это небывалое прежде участие молодёжи в акции протеста. На улицы вышли старшеклассники. А прежде у нас принято было считать, что это поколение пассивное, ни о чём, кроме лайков в своих «Интернетах», не думает, они пишут с ошибками и вообще пофигисты. Потерянное, словом, поколение.

Выходит, зря государство давало им уроки патриотического воспитания, прививало традиционные ценности, погружало в православную культуру? Получается как в известном мультике: «Я тебя воспитывала, ночей не спала, а ты на электричке едешь».

Что говорят воспитатели

Наше государство всегда думало о детях. Оно тратило на их воспитание много денег. Движение «Наши», лагерь на Селигере, «Молодая гвардия «Единой России». К сожалению, большинство представителей этих полезных структур не захотели говорить об участии их потенциальных подопечных в оппозиционном митинге. Глава «Роспатриотцентра» Ксения Разуваева сказала, что организация у них не политическая, а стало быть, и комментировать ей нечего. Председатель координационного совета «Молодой гвардии «Единой России» Денис Давыдов посетовал, что занят так, что слова сказать не может.

Ответила руководитель «духовной смены» в лагере «Селигер» Алиса Шабаева. По её мнению, молодые люди вышли на митинг по экономической причине. А экономическая причина возникла потому, что Россию душат санкции. А юных это тревожит потому, что им не покупают новые гаджеты. И кроссовки. Поэтому, надо полагать, на улицы они пошли именно после фильма «Он вам не Димон».

– Нынешние школьники и студенты помнят «тучные» двухтысячные годы, когда росли доходы их родителей, семьи могли позволить себе исполнить практически любое желание детей, – уверена Алиса Шабаева. – С момента введения санкций доходы упали, снизилась возможность покупать новые гаджеты, одежду, посещать курорты. При этом молодёжь и подростки всё также хотят новые айфоны, кроссовки. К этим желаниям прибавилась неуверенность в завтрашнем дне: студенты и школьники не знают, куда пойти работать, они видят, как родственники остаются без заработка. Кого обвинять в этом? Себя – нет, даже взрослый человек очень редко винит себя в каких-то проблемах. Родителей – тоже нет. Остаётся государство. Вот государство и обвиняют те ребята, которым на все потребности денег не хватает.

Ошибка государства, по мнению Алисы Шабаевой, в том, что так и не научило молодёжь ценить духовное выше материального. Почему не научило – этого специалист по духовному не уточнила. Наверное, фильм про «не Димона» не смотрела.

Но государство, видимо, свои ошибки осознаёт. Поэтому в дополнение к прежним создало ещё одну молодёжную организацию – «Российское движение школьников». В сентябре 2016-го этот аналог советской пионерии, наконец, заработал. Ему всего полгода, но в будущем, видимо, он-то сумеет окончательно привить молодёжи патриотизм и духовность.

– Мы действуем по четырём направлениям, – рассказывает исполнительный директор «Российского движения школьников» Алиса Крюкова. – Информационно-медийное, гражданская активность, военно-патриотическое – игры «Зарница», для этого в школах восстанавливается материально-техническая база, четвёртое направление – личностное развитие. Стараемся найти для детей альтернативу социальным сетям. В стране около полутора тысяч школ, где мы отрабатываем эту модель. Выбираем лидеров направлений, проводим всероссийские конкурсы, в части регионов добились введения ставок вожатых в опорных школах. Нас часто спрашивают о пионерской организации. Мы, безусловно, изучили её опыт, но у нас движение действует на добровольных основах, и мы – не политическая организация. О политике дети нас, в принципе, не спрашивают.

Кто-то решил, что школьников второго десятилетия XXI века надо воспитывать именно так. И правда ведь: из их бабушек и дедушек, воспитанных всей этой пионерией, выросли прекрасные, а главное – патриотичные граждане. Сегодня они входят в состав парламента и правительства и имеют право решать, как поступать с поколением двухтысячных.

Что говорит наука

– Один из любимых и часто звучащих тезисов касается отстранённости молодёжи от политики и её лояльности, – замечает глава Центра, профессор, социолог Елена Омельченко. – Считалось, что у молодёжи высок уровень патриотических чувств. Мы никогда с этим не соглашались, наши исследования это не подтверждали.

Но исследованиями социологов по части нужд и чаяний юной поросли во власти никто особенно не интересовался. По словам Елены Омельченко, к её коллегам никогда не обращался никто из госорганов. День 26 марта показал, что, видимо, напрасно.

– Слишком жёсткое закручивание гаек, насаждение всякой тягомотины в школах, попытки ввести религиозное образование, патриотическое воспитание, «традиционные ценности», возврат к практикам выволочек, разборы политически «отклоняющихся высказываний», – перечисляет социолог. – А главное – отсутствие в школе каких-то открытых политических дискуссий. Это привело к взрыву протеста против этой тягомотины и навязанных ценностей. И дошло до черты, когда молодые люди сами захотели показать, что они не такие.

Кто помнит советскую школу – тот знает, что далеко не все были в искреннем восторге от пионерских развлечений. Сегодняшние дети такого языка вообще не понимают: благодаря Интернету, огромному и доступному в любой момент массиву информации, они фальшь улавливают быстрее.

– Всё это доставало молодёжь даже в советское время, – замечает социолог. – А сейчас это происходит параллельно с информационной включённостью этих людей: они могут смотреть, читать, быть свидетелями совершенно других историй.

И вот эти дети двухтысячных 26 марта бесстрашно и нахально вышли задавать власти вопросы. Видимо, они и без Навального созрели, чтобы это сделать. Навальный с его фильмом о «не Димоне», выложенном на Youtube и собравшем 13 миллионов просмотров, говорит Елена Омельченко, сработал как катализатор.

– Ситуация, когда ответы на вопросы необходимы, а перемен никаких нет, не может быть бесконечной, – замечает социолог. – Алексей Навальный просто ответил на самые нужные вопросы. Самое главное – это именно вопросы, которые существуют у молодёжи. У них такой возраст, когда обострено чувство справедливости. При этом у них складывается ощущение: что бы ни происходило, какие бы ни прозвучали разоблачения – власти всё сойдёт с рук. Люди, которые смотрят телевизор, видимо, действительно готовы всё забыть. Но «цифровое поколение» телевизор не смотрит, они хотят получить ответы. Дело тут не в Навальном. Молодые люди просто хотят, чтобы их слышали

Вопреки распространённому мнению, что молодые люди шли на протест ради протеста, Елена Омельченко считает, что у них была ясная политическая повестка. «Цифровые дети» вполне в состоянии понять её и сформулировать, у них достаточно хорошо развита причинно-следственная связь.

– Их сознание, которое одно время называли «клиповым», а теперь называют «цифровым», приучает их быстро связывать причину со следствием, – объясняет Елена Омельченко. – Оно приучает быстро ориентироваться во множестве информационных источников, сопоставляя их. И сам язык у них очень быстрый, к этому их приучают мессенджеры.

Что говорит Интернет

Фотограф Георгий Малец – молодёжный блогер, у него 11 тысяч подписчиков только в Твиттере. Ему 26 лет. И он считал, что на митинг 26 марта придут его сверстники и люди постарше.

– Меня удивило, что пришли и совсем молодые, даже 15-летние, – замечает он. – Мне казалось, что люди начинают иметь какое-то правосознание после восемнадцати.

Георгий считает, что и сам Навальный не ожидал, что откликнутся такие юные – ещё даже не избиратели.

– Всё получилось внезапно, – объясняет блогер. – Навальный начал делать ролики, их стали смотреть молодые люди на Youtube. И, видимо, поняли, что надо идти. А за кем ещё идти?

Уже на Пушкинской площади в Москве Георгий понял, почему пришли такие юные демонстранты: он слышал, о чём они говорили друг с другом.

– Те, кому 16-17 лет, как раз сейчас решают, как и где дальше жить, – объясняет он. – Они смотрят – и понимают, что в России что-то не так. А мир сейчас открыт. Может быть, они выбирают сейчас: или они сумеют сделать Россию такой, как им хочется, или захотят учиться и жить дальше не в России. Нынешнее поколение гораздо более активное, чем наше. В 17 лет я только школу окончил – и всё. А у них сдвинулся порог взросления, они раньше становятся более осмысленными, решают, что делать дальше.

 


Оцените статью