Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

М.Малютин. "Итоги 2004 года и прогноз ситуации на 2005 год"

Власть и общество

30.12.2004 12:42  

Михаил Хазин

141

Заключительный годовой обзор М.Малютина М.Малютин. "Итоги 2004 года и прогноз ситуации на 2005 год".

Внушать недовольному и несчастному человеку,
что он счастлив и сыт, долго нельзя: психика не выдержит.
А управлять сумасшедшим народом – удовольствие маленькое.
Тем более, что зомбированию «башен» психи не поддаются.
А и Б. Стругацкие, «Обитаемый остров», 1968 г.

Губернская «малина» держала Госсовет:
Губернская «малина» сказала Вове – нет!
Злободневная частушка после 24 декабря-2004 г.
__________________

Событийно последние две недели уходящего года прошли в России довольно тихо: примерно такие скандальные итоги аукциона по «ядру» хрЮКОС давно ожидались, а возможные «бедствия с последствиями», скорее всего, скажутся еще не очень быстро. В любые успешные процессы ЮКОС по решениям американского суда в Европе с арестами госимущества мне лично не верится абсолютно, а «казенной собственности» в США в значимом количестве просто нет: пиар же про «происки сионистского империализма» для ВВП очень выгоден (хоть Путин и путает «сионизма» с «антисемитизмом», судя по интервью «про окружение Ющенко»). На мой взгляд, по итогам личного провала ВВП в Украине, ныне взят очень внятный внешнеполитический курс, напоминающий советский: плевать на мировое общественное мнение, а договариваться всерьез только с отдельными главами государств, правительств и корпораций. «Старая Европа» ныне, к примеру, по гроб жизни счастлива, что ей уже в 2005 году досрочно вернут примерно 50 миллиардов баксов - на что там никто и не рассчитывал никогда всерьез. Публичный канкан и «детектив» с никому не ведомым «Байкалинвестом» - победителем и передачей Юганска нефтяной госкомпании иного смысла иметь не может: Мишка Леонтьев объяснил с «патриотического бодуна», что это не только «хорошо» в международно-правовоми пиарном смысле, но и «финансово выгодно России» (опять перепутал понятия «Отечество» и «его превосходительство»).
В Украине 26 декабря «погоды стояли предсказанные», а детали представляют не больший интерес, чем второй тур Ельцина против Зюганова в 1996 году (разрыв почти тот же – около 9%); материалы на эту тему я загнал в Приложения. Ющенко получил (при очень похожей явке в среднем по всей стране в целом) на 1,5 млн. больше, чем 13 млн. голосов «с хвостиком», что и 21 ноября - и победил в тех же самых областях страны. Выросшая кое-где (преимущественно на Западе) явка в других регионах обвалилась: Киев, которому за месяц вся «леворюция» явно обрыдла (с точки зрения обывателя), пришел голосовать с провальной явкой чуть более 50%; «легендарный Севастополь» - при всей публичной ненависти к «оранжевой чуме» - дал явку в 62%. Когда не стало возможным делать массовые госфальсификации «под Януковича» на уровне «умрем, но власти не отдадим!», явка в Донецкой области с 97% сократилась до 80%, а общее число голосов до 12,7 млн. - что фактически и было уже в первом туре собрано Янушкой-дурачком. Подробности на уровне региональных «плюс-минус» можно будет подсчитать и сделать все необходимые выводы после сопоставления результатов всех трех туров, что пока делать явно преждевременно.

Ведь в Украине прошли не только выборы, и не только неудавшаяся попытка государственного переворота Януковича (под «крышей Кремля») для сохранения власти и собственности любой ценой. И не только состоялась «победа Ющенко» - чтобы под ней не понимать. Все еще идет не завершенная (а на деле только начавшаяся!) «поколенческая революция», причем не только среди «оранжевых» в центре страны: ее - в менее резких формах- «сдетонировали» совместными усилиями и в тех регионах, в которых 26 декабря победили сине-белые. Окончательно выяснилось тем самым (для самых тупых «русских патриотов») по итогам последнего голосования только одно: 14 млн. с лишним голосов Януковича 21 ноября были явной и неумной «централизованной фальсификациею» обанкротившейся старой власти, которая ныне вскрылась на весь мир (это якобы за него 1,5 млн. пенсионеров тогда «дружно проголосовало на дому», а еще 1,5 млн. Ющенко «нарисовали», как уже заявил начальник штаба проигравшего Черновил). Будет ли «коллективный Ющенко» после электоральной победы пытаться реально экспроприировать «донецких» и «днепропетровских» (кто-то очень точно назвал его кампанию по природе финансирования «бунтом миллионеров против миллиардеров»), возобладает ли у Киева политика «примирения» с недовольными «оранжевым бунтом» востоком и югом – можно сегодня только гадать. Совершенно неясно, как на самом деле будут строиться отношения с Путиным и Россией (что, мягко говоря, не одно и то же!), что на самом деле будет твориться с экономиками обеих стран... Ясно только одно: раз Турцию собираются «типа принимать» в ЕС еще 10-15 лет, то для Украины это будет «не в этой жизни»!
На самом деле стратегический интерес для 2005 года представляет из событий конца нынешнего декабря в России только скандальный Госсовет 24 декабря, где вместо запланированной Бурундуком коллективной отставки «губеров» вышел коллективный Бунт – причем даже не «на коленях», а публично; об этом событии речь подробнее пойдет в завершении данного материала. Однако о расколе центральной и местной бюрократией России в результате последних «реформ» я и коллеги писали уже не раз в материалах второй половины 2004 года. С. Черняховскому удалось неплохо показать в своем последнем материале на АПН, что и во взаимоотношениях с «центральной бюрократией» излишне самостоятельному (и добавлю – ставшему в 2004 г. неудачливым!) ВВП предстоит в новом году много веселого и интересного. Впрочем, В. Соловей о неизбежно предстоящем «бунте княжья и бояр» против нашего Васьки Шуйского, возомнившего себя основателем «новой династии» (реально им был слабоумный Мишенька Романов, сидевший до ныне «праздничного» 4 ноября 1612 г. в Кремле с поляками, а после возвращения в Москву его папаши – тушинского патриарха Филарета ставший полной марионеткой на 18 лет до смерти последнего) хорошо говорил еще на Круглом столе в «Литературной газете» в середине ноября-2004.

Декабрьское трехчасовое «типа интервью» ВВП для СМИ с попыткой доказать, что «год был в целом хороший – при всех мелких, отдельно встречающихся бесланах» я лично рассматриваю прежде всего как попытку распространить индивидуальное самоубеждение Верховного правителя на тему «все хорошо, прекрасная маркиза!» на групповую психотерапию всего общества На деле прошедший год был периодом начала разрушения целого ряда мифов, возникших в России на рубеже веков и сопровождавших минимальную социальную стабилизацию этого периода на фоне регенерационного экономического роста (при крайне благоприятной внешней конъюнктуре). Ухудшение (по некоторым параметрам – довольно резкое) настроений населения отметили в уходящем году практически все социологические службы страны, которые сейчас проводят итоговые опросы. Во второй половине 1990-х годов наши сограждане неизменно полагали: прожитый год был еще хуже, чем предыдущий. С момента избрания в 2000 г. президентом России Владимира Путина ситуация поменялась, и вплоть до декабря 2004 года доля позитивных оценок последних 365 дней превышала долю негативных – по мнению социологов из Фонда "Общественное мнение" (ФОМ) и большинства других серьезных центров. Сегодня (точнее, уже несколько месяцев назад) массовое сознание словно вернулось в 1999 год - социальных пессимистов снова стало больше. Даже среди самых оптимистически настроенных слоев - молодежь, слои с высоким уровнем доходов, высшим образованием, жители мегаполисов - число позитивных оценок 2004 года "для себя лично" снизилось на четверть. Но еще хуже обстоят дела с оценкой этого временного отрезка "для России": доля тех, кто считает, что истекающий год был для нашей страны лучше предыдущего, уменьшилась по сравнению с прошлым декабрем наполовину.
Социолог ФОМ С. Климова дипломатично констатирует: «Резкое снижение позитивных оценок уходящего года и применительно к "себе лично", и применительно к стране в целом диссонирует с вполне оптимистичными заявлениями правительства о росте реальных доходов населения, снижении инфляции, росте ВВП». Нагляднее всего этот «распад мифов» выражается в оценке деятельности ведущих политиков, прежде всего президента. Если в предыдущие годы Владимир Путин набирал в номинации "человек года среди политиков" от 41 до 44% голосов россиян, то на этот раз его выбрали лишь 26% опрошенных. Впрочем, даже на фоне такого обвала популярности глава государства все равно возвышается Спасской башней над другими представителями отечественной политической фауны: занявший второе место Владимир Жириновский получил 5% народной любви, Сергей Шойгу - 2%, у всех остальных деятелей этот показатель не превысил 1%.
По мнению социологов, главная причина и роста пессимизма во всех социальных группах, и падения доверия к политической элите одна: "День знаний", который террористы (граждане России) провели для всей страны в бесланской школе. «Событием, которое развеяло ощущение благополучной жизни, едва начавшее возникать в прошедшие три года, стал теракт в Беслане, - убеждена Климова. - Другие, более или менее существенные негативные события стали как бы "подверстываться" к этой трагедии, усиливая рост ощущения опасности и нестабильности». Точную оценку происходящего дал один из респондентов ФОМа: "внутреннее состояние страны, народа пошатнулось от ряда трагедий". Но дело не только в трагедиях. Те участники исследования, которые смогли объяснить, почему, на их взгляд, 2004 год был хуже 2003-го, в основном говорили об инфляции, росте цен, низком уровне жизни, ухудшении материального положения людей, экономических и социальных проблемах (к обычному перечню которых добавилась замена льгот денежными выплатами). Все это, кроме монетизации, присутствовало в нашей жизни и раньше, но в конце 2004 года количество неприятных обстоятельств жизни перешло у россиян в качество их настроений: заряд социального оптимизма, который общество получило с приходом молодого и сверхпопулярного президента, почти иссяк. Большинство опрошенных, конечно, не употребляли слово «экономический спад», но почувствовали, что рост в России к концу 2004 г. закончился.

Показательна динамика ответов на вопрос: "Как Вы полагаете, наступающий год лично для Вас будет в целом лучше, хуже или таким же, как уходящий год?" Вроде бы россиян, которые верят, что следующий год будет лучше прежнего, меньше не стало - снижение с 39 до 37% находится в пределах статистической погрешности. Однако в этом году по сравнению с предыдущим более чем вдвое - с 6 до 14% - увеличилось число тех, кто уверен, что наступающий год лично для них будет хуже. Перспективы страны выглядят, по мнению ее граждан, еще мрачнее: пессимистов по сравнению с прошлым декабрем стало более чем втрое больше (от 2004 года ухудшения для России ожидали 5% опрошенных, от 2005 года ждут недоброго уже 17%). Тем не менее оптимисты не вымерли, их по-прежнему немало - 27%. Больше того, "для себя лично" успехов в новом году ожидает 37% россиян. Если же говорить об ожиданиях лучшего для страны в целом, то оптимисты, к сожалению, аргументируют свои радужные предположения с большим трудом. Чаще всего (9%) они высказывают суждения, в которых выражена лишь общая надежда на улучшение ситуации, без указаний на конкретные обоснования таких прогнозов: "должно наладиться", "будет не високосный год", "мы не можем ниже опускаться", "пора уже нам всем жить достойно". Еще 4% полагают, что "Путин нас куда-нибудь выведет", а "правительство поумнеет". Надежду на то, что жизнь в стране станет более безопасной и стабильной, выразил 1% опрошенных.
Данную тенденцию к ухудшению самоощущения большинства населения (на фоне бодрых реляций власти и оптимизма казенной статистики) отметили и другие социологические службы РФ, данные различаются не очень сильно. Находящийся на госфинансиовании Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил 27 декабря в Медиа-центре «Известий» данные ежегодного заключительного опроса. В целом високосный 2004 год не был для россиян, судя по результатам опроса, удачным – 56% оценили его для себя лично как скорее трудный, либо вовсе как плохой, очень тяжелый, тогда как удачным, в целом хорошим он был для 43%. Год назад соотношение позитивных и негативных оценок было практически обратным – со знаком «плюс» его оценили 55%, со знаком «минус» 44%. Еще более критично россияне оценили итоги года для страны в целом. Только 27% сочли 2004 год в целом удачным для России, тогда как большинство (65%) придерживаются противоположной точки зрения. В конце прошлого 2003 года баланс оценок также был в пользу отрицательным, но с гораздо меньшим их перевесом – 51% против 45%. Как и следовало ожидать, больше оптимизма в отношении уходящего года демонстрируют молодежь и респонденты, оценивающие свое материальное положение скорее как хорошее. И, наоборот, представители старшего поколения и люди с невысоким уровнем доходов чаще склонны к пессимистичным выводам как в отношении собственной жизни, так и в отношении страны.
Обращает на себя внимание то, что оценки прошедшего года для себя лично окрашены в заметно более позитивные тона по сравнению с оценками ситуации в стране, а также то, что снижение позитивных оценок своей жизни в уходящем году происходит на фоне роста адаптированности большинства населения к происходящим в стране событиям и процессам. Если в январе 2004 года доля тех, кто считает себя адаптировавшимися, составляла 58%, то в декабре уже 65%. И, наоборот, процент тех, кто полагает, что никогда не сможет приспособиться к переменам, снизился с 20 до 16%. По всей видимости, это свидетельствует о росте социальных притязаний значительного числа россиян, достигнутый уровень личного материального положения и стабильности в стране уже не удовлетворяет новым запросам к уровню и качеству жизни. Те же тенденции, что и в оценках уходящего года, просматриваются в прогнозах на будущее: меньше оптимизма, по сравнению с прошлым годом, большая критичность в отношении перспектив России по сравнению с собственными. Так, позитивные ожидания от будущего года для себя и своей семьи сократились с 74 до 55%, тогда как пессимистичные, напротив, возросли с 21 до 39%. Тем не менее, число оптимистов в отношении собственной судьбы, как видно из приведенных данных, все же преобладает, чего нельзя сказать о прогнозах будущего России в целом. В 2003 году трудным или очень плохим будущий год для России ожидали только треть опрошенных (30%) опрошенных, тогда как хорошим, удачным – 61%, тогда как в 2004 году доли пессимистов и оптимистов составили 45 и 43% соответственно.

Отчасти снижение оптимизма по мнению ВЦИОМ «связано с тем, что 2003 год заканчивался на волне позитивных ожиданий, связанных со вторым сроком президентства В.Путина и с надеждами на существенные сдвиги к лучшему в экономической и социальной сфере. Пока же далеко не все из этих ожиданий оправдались» (мягко говоря, все вышло с точностью до наоборот по многим параметрам). Кроме того, в 2004 году произошел беспрецедентный по своей жестокости теракт в Беслане и теракты в других регионах России. Не случайно бесланская трагедия практически заслонила собой все, что происходило в стране в 2004 году. 71% опрошенных в качестве «События 2004 года в стране и в мире» назвали террористические акты. Еще 13% отметили убийство А. Кадырова. Год назад теракты также занимали первую строчку в череде значимых событий года, хотя были названы меньшим числом опрошенных (55%). Другими словами, происходит накопление негативных настроений и ожиданий в связи с этой проблемой, которая не только не находит своего решения, но даже обостряется. Как и год назад, многие россияне в число значимых событий года включают войну в Ираке, считая, по всей видимости, что она оказывает существенное влияние не только на ситуацию на Ближнем Востоке, но и на положение в мире в целом, включая Россию (29% в 2004 г. и 38% в 2003 г). Многие также выделили процессы и события, непосредственно влияющие на материальное положение граждан – монетизацию льгот (18%) и снижение курса доллара (13%). Большое внимание россиян привлекли президентские выборы на Украине (21%), которые к концу года «затмили» выборы президента России, о которых вспомнили лишь 11% опрошенных. Вообще, политическая жизнь в стране все больше отходит на периферию общественного внимания – переход к новым схемам выборов губернаторов, выборов в Государственную думу отметили соответственно 11 и 4% опрошенных. Несколько чаще в фокус общественного внимания попадают события из сферы спорта и шоу-бизнеса. Так, Олимпиаду в Афинах отметили 14%, скандал вокруг Ф. Киркорова 11%. В целом сегодня можно констатировать, что в российском обществе сформировался «постбесланский синдром», который сопровождается к тому же негативной динамикой социальных настроений и ожиданий людей. Удастся ли преодолеть эти настроения – пока открытый вопрос. Все будет зависеть от того, как будут развиваться события в стране в 2005 году.

Всероссийский опрос ВЦИОМ проведен 11-12 декабря 2004 г. в 100 населенных пунктах 39 областей, краев и республик России. Опрашивались 1592 чел. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

Каким был прошедший год лично для вас и Вашей семьи? в %
2003 2004
Очень удачным 6 4
В целом хорошим 49 39
Скорее трудным 37 43
Плохим, очень тяжелым 7 13
Затрудняюсь ответить 1 1

Каким был прошедший год лично для России в целом? в %
2003 2004
Очень удачным 5 1
В целом хорошим 40 26

Скорее трудным 46 53
Плохим, очень тяжелым 4 12
Затрудняюсь ответить 5 8

Что Вы ожидаете от будущего года для себя и своей семьи? в %
2003 2004
Будущий год будет весьма удачным 27 10
В целом будет хорошим 47 45
Будет скорее трудным 20 34
Думаю, что будет очень плохим 1 5
Затрудняюсь ответить 5 6

Что Вы ожидаете от будущего года для России в целом? в %
2003 2004
Будущий год будет весьма удачным 13 6
В целом будет хорошим 48 37
Будет скорее трудным 29 41
Думаю, что будет очень плохим 1 4
Затрудняюсь ответить 9 11

КАКИЕ СОБЫТИЯ ПРОШЕДШЕГО ГОДА В СТРАНЕ И В МИРЕ В НАИБОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ ПРИВЛЕКЛИ ВАШЕ ВНИМАНИЕ?
Террористические акты 71
Война в Ираке 29
Президентские выборы и политический кризис на Украине 21
Монетизация льгот - перевод их из натуральной в денежную форму 18
Олимпиада в Афинах 14
События вокруг нефтяной компании «ЮКОС» 13
Снижение курса доллара к рублю 13
Убийство Ахмада Кадырова и последующие выборы нового президента Чечни 13
Отмена празднования 7 Ноября и 12 Декабря 11
Скандал вокруг Филиппа Киркорова 11
Президентские выборы в России 11
Переход к новой схеме выборов губернаторов 10
Участие российской сборной в чемпионате Европы по футболу 9
Победа Джорджа Буша на президентских выборах в США 6
Успешные выступления российских теннисисток на международных турнирах 6
Выход на экраны кинофильма «Ночной дозор» 4
Переход к новой схеме выборов в Государственную Думу 4
Рост золотовалютных резервов России 3
Образование компании «Газпромнефть» 2
Другое 2
Затрудняюсь ответить 5

Как еще не все позабыли, В. Путин пришел к власти с предвыборными слоганом: «Замочу в сатире» (что, конечно, наряду с долгой популярностью Жириновского, много говорит о народе российском), а дальше новоявленный президент надолго затих. Отечественные политологи и журналисты, вместо того чтобы в той же стилистике потребовать: «А за базар ответишь», тоже надолго притихли и ждали: «замочит или не замочит», а если «замочит», то кого? И в государстве воцарилась тишина, особенно ощутимая после «яркого» правления Ельцина: с танками, осадами Белого Дома, принародной пляской президента, дефолтами, бесконечной сменой правительств, от которой экономика впадала в кому, новогодними ТВ-покаяниями «перед народом» и прочими чудесами. И вдруг ничего не происходит, а «нефтебаксы идут» и жизнь в стране стабилизируется. Оказалось, что на территории такого громадного государства для стабилизации и роста, главное – это врачебный принцип «НЕ НАВРЕДИ»: то есть - чем меньше власти неумно вмешиваются в жизнь страны, тем лучше в ней все получается. «Заграница» поверила в необратимость перемен в России «к либерализму и демократии», отечественная элита выжидательно молчала и подворовывала «от роста», а не от спада, как раньше. Большинство российского народа в неизбывной надежде на хорошего царя («душа ждала кого-нибудь») сразу полюбило удачливого президента.

Рейтинг Путина начал стабильно расти и застабилизировался на безумном уровне. Выборы на второй срок прошли безальтернативно. А вот со второго срока многое стало меняться. Прежде всего, явно неуверенный в себе и в своем соответствии свалившемуся на него месту главного человека в государстве, Владимир Владимирович пришел в себя и начал проявляться – явно не понимая, что ему делать со вторым сроком: увековечиваться, «наследника» искать (одно время место «наследника» предлагалось С. Иванову), парламентскую республику вводить? В общем, он занервничал, а население от него начало «великих деяний ждать». Лучше бы ВВП и дальше ничего не делал, так как от его «деяний» (то, что было явно для самого Путина и небольшой группы ближайшего окружения) стало очевидно для слишком многих в населении страны: г-н Путин не соответствует занимаемой должности. В экстремальных ситуациях он не действует, а прячется (что показали Курск, Дубровка, Беслан) и ждет, пока «все само рассосется». Впрочем, все это было ясно и «по первому сроку»...
В первый год второго срока сверхъестественное везение кончилось, начали появляться по итогам года заголовки типа «Путин утратил Мандат Неба» или «Дефолт Путина» (у Белковского на АПН) Его правительственные назначения (судя по замене правительства в 2004 г.) - одно неудачнее другого, идиотская «борьба с олигархами», закончившаяся уничтожением единственного приличного в стране телевизионного канала и срамным разорением лучшей в стране нефтяной компании. Предательское раздаривание российских территорий вызовет отторжение от него всего традиционно патриотического Дальнего Востока (по России в целом решение осудило 79% опрошенных при поддержке 13% - по данным Левада-центра, ноябрьский опрос-2004; негативная реакция дальнего Востока и русской части ЮФО зашкалмвает при этом за 90%). Все большее перетягивание на себя «властного одеяла» при все меньшей реальной ответственности за жизнь населения; ликвидация льгот под видом «монетизации», уничтожение выборности губернаторов, проект закона о чрезвычайном положении, по которому всех можно подслушивать, арестовывать, ограничивать СМИ и т.д. – все это и вызвало публичное осуждения абсолютного большинства губернаторов, выступавших на Госсовете 24 декабря.
Кроме того, на втором сроке «вдруг» выясняется для большинства населения, что он вовсе не «отец родной» своему народу, которого стремительно лишают всех возможных социальных завоеваний и льгот. Как ехидно, но точно выразился В. Найтшуль, ВВП, видимо, достала критика 1 срока, что он «Рейтинг не использует для проведения непопулярных мер: он и решил все непопулярное сделать за один раз». В стране, живущей по понятиям «потребительской корзины» непропорционально пенсиям и зарплатам растут цены на ЖКХ; в связи с усиливающимся бредом со страховой медициной, неуклонным повышением цен на медикаменты, народ лишают настоящего, жить становится неспокойно, а, не дай бог, что-то случится, так просто опасно. Народ лишают будущего, делая образование все более платным: по последним установкам, нищему населению придется оплачивать обучение своих детей уже с 10 класса. И, наконец, монетизация льгот, которая ударит по всем старикам и инвалидам. В стране, где так много людей профессионально занимается политикой, против этого людоедского решения выступили только семеро детей из НБП, которых за этот мирный протест с петардами и карикатурным «захватом Минздрава» (охранять надо лучше!) засадили в тюрьму аж на 35 лет в совокупности. Прокурор, захлебывающийся в истерике под ТВ-камеры в припадке ненависти к осужденным – выступает как настоящий символ нынешнего порядка, готового (по крайней мере, на уровне планов) перейти от «пиар-репрессий» к настоящим...

История с украинскими выборами, в которой российский президент выглядел день ото дня глупее, обострила ситуацию: хотя, по данным Левада-центра, за Ющенко всего 10% опрошенных, а за Януковича 50% населения России в декабре-2004 («оранжевой революцией» восхищаются всего те же 9%, недоумевают по ее поводу 19%, раздражены 18% и возмущены 13% россиян), одобряют политику Путина в Украине всего 27% при неодобрении 26%; еще 23% считают российскую политику в этой стране слабой и непоследовательной. Впрочем, в ноябре делами у соседей не интересовалось половина опрошенных, а в начале декабря – 40%, так что значение «украинского фактора» для нынешней России не надо переоценивать (только в конце декабря заинтересовалось 70%). Если раньше отечественные и западные СМИ любили спрашивать «Who is г-н Путин?», то сегодня не только в СМИ, но на круглых столах и семинарах, очень разные по политической окраске и мировоззрению политологи и журналисты приходят к единому выводу: «А король-то голый!». Другое дело, что мы живем не в СССР при Горбачеве и от потери верховной властью и «системой в целом» доверия населения проходит много времени. К тому же выяснилось (в отличие от эпохи, гимном которой стал рок-хит «Мы ждем перемен!»), что далеко не все коренные перемены в нашей стране – бывают к лучшему для жаждущего их населения...
Российская социология тоже показывает много занятного в смысле социального самочувствия населения, а не только пресловутого рейтинга Путина, который стал опускаться пока минимально. Иллюзия безальтернативности создается только потому, что на поверхности СМИ только «старая колода» политиканов, где устойчивое второе место ныне занимает Жириновский. Это только начало процесса перемен в массовом сознании, и никакая водка «Путинка», столь шокирующая иностранцев, ситуацию не спасет. Падение реального влияния Путина в России можно назвать стремительным: но самое удивительное, что в так называемых «элитах», очень многие его просто не почувствовали. Есть и исключения, в виде мятежного по духу РСПП и нескольких умных голов, заказывающих аналитику за стенами Кремля и ведущих умные беседы с людьми, не зараженными «Кремлевским воздухом». Однако пока это исключения из общего правила: «мы сидим крепко – а в случае чего «уроем» всех и каждого, кто пойдет нам любимым поперек»...
Жанр данного материала – комментарии политолога к материалам целого ряда социологических исследований второй половины минувшего года. Изначально я был свободен от любых иллюзий по отношению к «Путину с рейтингом». К выводу о крахе целого ряда мифов в массовом сознании страны – на фоне инерционного экономического подъема и роста жизненного уровня - я приходил по ходу года самостоятельно (точнее, с группой коллег из АсПЭК, в которую входят и социологи, но сегодня почти не проводящие собственных количественных исследований из-за отсутствия средств). Социология для меня при проведении данного итогового анализа и построении прогноза 2005 – справочный фактический материал, позволяющий оценить как реальные масштабы социальных иллюзий, так и возможные пути их дальнейшего развала в наступающем году. Приходит конец «эпохи имитации прошлого величия маленькими чиновниками». А пресловутый «рейтинг Путина» оценивается как продукт «иллюзорно-компенсаторной социальной мифологии» - так в СССР понималась главная функция религии во классово-антагонистическом обществе. «Рейтинг» рухнет в последнюю очередь, но стремительно как у Горбачева – таковы предварительные выводы российских социологов по итогам изучения сдвигов в массовом сознании России минувшего года.

Для объяснения многолетней пассивности верховной власти долго существовал Миф о Путине, который «хочет, но не может» сделать народу «как лучше» (ему мешают вороватый Касьянов, «семья», «олигархи» и т.п.). Сегодня, когда ему перестали мешать (кто такой Ельцин, ныне знают в основном любители тенниса), а он сам из ранее сложившейся за 1 срок позиции «царствуй лежа на боку» НАЧАЛ АКТИВНО ВМЕШИВАТЬСЯ, выяснилось, что реально речь идет о ликвидации остатков «социального государства» даже на законодательной бумаге. И уж тем более – в жизни! Что об этом думает население (и лояльное, и оппозиционно настроенное)? Выясняется, что – почти одной и то же! Исследования Левада-центра показали, что наиболее важными для человека могут быть как те его права, которые соблюдаются - так и те, которые нарушаются. Если россиянин считает, что дела в нашей стране сегодня идут в правильном направлении, если он одобряет деятельность президента страны, доверяет ему как политику (кстати, это не одни и те же люди!), то он, вероятно, признает самыми важными те права человека, которые, по его мнению, соблюдаются, или с нарушениями которых он готов пока смириться, - он надеется на улучшение ситуации. Если же россиянин разделяет оппозиционные настроения, то для него, вероятно, самыми важными являются те права, которые нарушаются, и с нарушениями которых он не готов смириться.
На октябрь-ноябрь рейтинг одобрения деятельности президента застыл по оценкам Левада-центра на относительно высокой отметке 72-26%, но несколько убавился (с 42 до 37%) его рейтинг «наибольшего доверия», т.е. сократилось число наиболее твердых сторонников. Ядром «не доверяющих» являются ныне три идеологические оппозиции Путину – «две из прошлого» (коммунистическая и либеральная) и одна претендующая на роль «за нами будущее» (националистическая). Анализируя дальнейшие цифры, надо учитывать, что «лояльных Путину» в стране около 70%, а оппозиционно настроенных четверть – и крайнюю неоднородность оппозиции. Что касается «правильности направления», в котором шла Россия в конце 2004 года – тут все уже очень «некругло» для верховной власти: больше половины граждан (51 %) убеждены, что Россия движется по неверному пути, и лишь 38% «стойких путинцев» из числа опрошенных верят в правильность курса. Причем в январе 2004 года соотношение было обратным – 50% считали, что курс правильный, а 37% – что неверный. Скачок настроений – серьезный, однако пока властью делается вид, что «с Путиным по пути» и у нас «все Путем»...
К примеру, право уехать в другую страну и вернуться находят одним из самых важных 17% из числа тех россиян, для кого «дела в стране идут в правильном направлении», — и только 10% из тех, для кого «страна движется по неверному пути». (Опрос 15-19 октября, 1600 человек от 18 лет и старше). По всей видимости, данное право сейчас в основном соблюдается, и этот факт является одним из аргументов в пользу существующего в стране на сегодняшний день режима. Свобода вероисповедания – тоже аргумент в пользу существующего режима. Она важна для 17% лояльных к нему сограждан, и только для 11% — настроенных оппозиционно. Право владеть собственностью волнует уже каждого третьего, и оно также склоняет к лояльности: 34% — 27%. В пользу существующего режима, хотя уже и с минимальным перевесом над оппозиционными настроениями, говорят неприкосновенность личной жизни и имущества: 48% — 45%, и даже как-то защищенное, в масштабах страны в целом, право на жизнь: 56% — 52%. В списке оцениваемых прав человека обнаруживаются только два права, нарушения которых настолько серьезны и нестерпимы, что они создают объективную почву для оппозиционных настроений, направленных против существующего режима, в масштабах всей страны. Это, во-первых, право на гарантированный государством «прожиточный минимум»: 35% — 44%. И, во-вторых, право на бесплатное образование, медицинскую помощь, на обеспечение в старости, при болезни: 70% — 76%. Это последнее – наиболее широко признанное, одним из самых важных его считают 74% наших сограждан, трое из четырех. Право на «прожиточный минимум» волнует меньше — 41% россиян, но нарушения его, очевидно, более болезненны. Неодобрение деятельности президента может основываться на недовольстве всем ходом дел в стране. Но такое неодобрение может означать и совсем другое: дела в стране идут в правильном направлении, а деятельность президента уводит их на неверный путь. Это настроения, направленные не против существующего в стране режима, а против существующего президента страны (характерные преимущественно для «либерального ядра»). Имеющиеся данные указывают на то, что главный источник таких настроений в обществе – нарушения права на хорошо оплачиваемую работу по специальности. Это право – одно из самых важных сейчас, его отмечает каждый второй россиянин – 51%. Примерно одинаково его расценивают и довольные, и недовольные общим ходом дел в стране: 52% — 51%. Но из числа одобряющих деятельность президента — таких 49%, из числа не одобряющих – 57%. А еще год назад это право являлось аргументом в пользу и существующего режима, и деятельности президента. Тогда одним из самых важных считали это право 49% всех россиян: 53% из числа довольных ходом дел в стране, и 49% — из числа недовольных; 50% — из числа одобряющих деятельность президента, и 46% – из числа не одобряющих. (Опрос 10-14 октября 2003 года, выборка та же).

ДЕЛА В НАШЕЙ СТРАНЕ СЕГОДНЯ ИДУТ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ, или СТРАНА ДВИЖЕТСЯ ПО НЕВЕРНОМУ ПУТИ? ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В.ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ? ПОЛИТИКИ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ
КАКИЕ ИЗ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫ? 15-19 октября "04 (верхние строки ответов) 10-14 октября"03 (нижние строки ответов) Все Дела в стране идут в правильном направлении Страна движется по неверному пути Одобряю Неодобряю Путин Другие
право уехать в другую страну и вернуться 13 17 10 14 10 15 12
11 13 9 11 8 11 11
свобода вероисповедания 13 17 11 15 10 17 16
12 12 11 12 10 13 13
право избирать своих представителей в органы власти 14 12 14 14 15 15 19
10 11 9 10 8 11 12
право на получение информации 17 17 16 16 18 16 24
15 15 13 14 15 14 16
Свобода слова 24 25 26 25 22 27 28
19 20 19 20 15 21 20
Право владеть собственностью 30 34 27 32 25 33 32
28 31 26 30 23 31 29
Право на гарантированный государством "прожиточный минимум" 41 35 44 37 49 40 44
38 30 44 37 42 37 39
неприкосновенность личной жизни, жилища 45 48 45 45 43 49 44
45 49 43 45 46 45 47
право на хорошо оплачиваемую работу по специальности 51 52 51 49 57 52 54
49 53 49 50 46 48 49
Право на жизнь 54 56 52 57 46 59 53
50 47 53 49 55 55 53
Право на бесплатное образование, медицинскую помощь, на обеспечение в старости, при болезни 74 70 76 73 78 74 79
66 59 70 66 70 67 68

Изменилась за последнее время роль права на «прожиточный минимум». Год назад его нарушения являлись сильным аргументом против существующего режима, и сравнительно слабым – против президента. Одним из самых важных его считали 30% довольных ходом дел в стране, и 44% недовольных; 37% одобряющих деятельность президента, и 42% не одобряющих. Теперь нарушения этого права — источник по преимуществу антипрезидентских настроений. Одним из самых важных его считают 35% из числа довольных ходом дел в стране, 44% из числа недовольных, 37% из числа одобряющих деятельность президента, 49% — из числа не одобряющих. Но в пользу президента заработало право на жизнь. Год назад это право являлось аргументом и против режима, и против президента: 47-53%, 49-55%. Теперь же это аргумент в пользу режима, и самый главный аргумент — в пользу президента: 56-52%, 57-46%. Недоверие Путину как политику может основываться на недовольстве всем ходом дел в стране или на неодобрении всей деятельности Путина в должности президента страны. Но такое недоверие могут вызвать и просто какие-то действия Путина из числа последних. Нарушения права на получение информации не создают особой оппозиции существующему режиму или президенту: 17-16%, 16-18%. Но они больше всего подрывают его авторитет как политика. Одним из самых важных считают это право 16% из числа тех, кто доверяет Путину как политику, и 24% из тех, кто ему в этом качестве не доверяет, а доверяет каким-либо другим политикам. Аналогичная ситуация – с нарушениями права избирать своих представителей в органы власти. Они слабо мотивируют оппозицию режиму или же Путину как президенту: 12-14%, 14-15%. Но вызывают недоверие Путину как политику: 15-19%. Самая противоречивая ситуация – со свободой слова. Она почти одинаково настраивает и за, и против режима: 25-26%, президента: 25-22% (здесь скорее «за»), Путина как политика: 27-28%.

Миф о Путине, который «наводит в России порядок» и выигрывает постепенно в борьбе с чеченским терроризмом - тоже рухнул в 2004 году. По итогам Беслана 76% населения России считает, что власть их защитить не может (только 18% «стойких путенышей» думает все еще обратное). По поводу грозных заявлений Путина про терроризм и его публичной ругани в адрес спецслужб 36% считают это проявлением твердости верховной власти и 40% - ее полной растерянности. Так или иначе, осенью нынешнего года 69% россиян не доверяют правоохранительным органам, а 80% чувствуют себя незащищенными от их произвола. Об этом свидетельствуют данные социологического опроса, проведенного в ноябре Аналитическим Центром Юрия Левады по заказу Фонда «Общественный вердикт». При этом лишь 4% участников опроса дали ответ «определенно да» на вопрос: «Если вы станете жертвой произвола милиции, защитят ли Вас другие правоохранительные органы – прокуратура, суд?». Тут, конечно, решающую роль сыграл бесланский синдром», который реально показал большинству населения, что со времен взрывов-99, которые во многом и привели Путина к власти, а потом Дубровки-2002 в деятельности «кривоохранителей» абсолютно ничего не изменилось к лучшему, а скорее, как раз наоборот. С течением времени у населения России (осознавшего свою беззащитность в любой точке страны в августе и сентябре-2004) заметно нарастает недовольство работой спецслужб: хотя это еще не недовольство Путиным лично, как выходцем из этой среды, но недовольство властью, неспособной заставить «силовиков» профессионально работать. Все, произошедшее в Беслане, явно усилило и без того широко распространенное среди россиян мнение о том, что возможность организации подобных терактов проистекает из-за коррумпированности милиции и других органов власти. В ретроспективном вопросе о том, почему оказался возможным кровавый теракт на Дубровке (в сравнении с Бесланом там действия «Альфы» были верхом профессионализма, а число жертв-заложников минимально) были получены следующие данные, которые можно сравнить с ответами, которые давались ранее:

Почему чеченские боевики смогли организовать теракт на мюзикле «Норд-Ост» в Москве осенью 2002 года ? Январь2003 Октябрь2003 Январь2004 Октябрь2004
из-за бездействия, плохой работы милиции 23 20 28 22
из-за бездействия, плохой работы спецслужб 37 29 37 38
из-за коррупции среди работников милиции и других органов власти 51 46 49 56
подобные теракты в принципе невозможно предотвратить 21 24 24 18
Другое 1 1 1 1
затрудняюсь ответить 6 5 5 6

Отношение россиян к работе спецслужб оттеняют и ответы на вопрос о причинах смерти во время допроса, захваченного по подозрению в подготовке теракта А. Пуманэ. Свое мнение по этому поводу высказали 47% опрошенных, и только 5% из них сочли этот эпизод «трагической случайностью, от которой никто не застрахован». Увидели в нем свидетельство произвола и беззакония 15%; каждый седьмой из опрошенных ответил, что Пуманэ забили до смерти намеренно, чтобы скрыть какую-то специальную акцию, провокацию спецслужб; один из каждых десяти респондентов выразил мнение, что дело Пуманэ сфабриковано, чтобы продемонстрировать успехи спецслужб в борьбе с терроризмом (т.е. в общей сложности четверть жителей России усматривает в деятельности спецслужб недобросовестность и провокационность). Еще 7% нашли в смерти Пуманэ свидетельство непрофессионализма органов правоохраны. Отношение населения к Беслану и чеченской ситуации в целом (когда схлынул накал сентябрьских эмоций) есть смысл рассмотреть более подробно и обстоятельно, поскольку абсолютному большинству вполне очевидно, что бесланы и дубровки будут еще не раз – при нынешнем состоянии государственности и верховной власти в особенности. Судя по последним опросам, разрушается миф брежневско-андроповской эпохи о различии между «хорошими чекистами» и «плохими ментами»: разница пока в том, что «мента поганого» все знают как облупленного, а живого чекиста 95% населения страны живьем никогда не видало...

События в Беслане: об их освещении и работе правоохранительных органов.
Освещение событий в Беслане большинство людей не считает удовлетворительным, и с течением времени оценка правдивости получаемой информации ухудшается. В том, что им говорят всю правду, уверены 7% (в сентябре – 13%), часть правды – 52% (в сентябре – 56%). «Власти правду скрывают» — в этом убеждены 28% (в сентябре – 22%) и 8% считают, что «власти лгут и изворачиваются» (в сентябре – 5%). Опять-таки полный отказ в доверии властям выходит на суммарные 36% «самостоятельно мыслящих», которые дают и другие опросы. Примерно такое же число людей (34%) считают, что во время захвата школы властям по большому счету была безразлична судьба заложников, и они были озабочены лишь «сохранением лица». Те же 34% отвечают, что и впредь в подобных случаях российские власти будут стремиться любой ценой ликвидировать террористов, не считаясь с человеческими жертвами. Большинство же (54%) доверяет гуманизму властей, полагая, что те делали все возможное для спасения жертв теракта. Ровно такое же количество опрошенных полагают, что боевики изначально ставили своей целью уничтожение заложников, и только 29% думают, что их целью было вступление в переговоры. В конечном счете, картина причин трагедии выглядит в глазах россиян следующим образом:

Боевики взорвали школу, потому что они с самого начала собирались это сделать 29%
У боевиков «сдали нервы» и они начали стрелять и взрывать школу 28%
Взрывы спровоцировали какие-то случайные обстоятельства (шальная пуля и т.п.) 16%
События спровоцировали спецслужбы, которым нужна была трагедия, чтобы доказать, что невозможно вести переговоры с лидерами сепаратистов 14%

Чеченская проблема.
В октябре 73% (+2 п.п. по сравнению с концом сентября) опрошенных полагали, что в Чечне продолжается война, только 18% (-3 п.п. по сравнению с концом сентября) соглашались с тем, что в республике «налаживается мирная жизнь». За продолжение военных операций высказывалось 28% (-3 п.п.), а 59% (+4 п.п.), поддерживали предложение о том, чтобы начать мирные переговоры. Представления о корыстной заинтересованности в продолжении чеченской войны и о коррумпированости задействованных в ней сил доминируют в ответах на эту тему.

Почему власти не могут захватить или уничтожить лидеров чеченских боевиков?

война выгодна слишком многим: и нынешнему руководству России, и военным, и бизнесменам 43%
у чеченцев слишком много осведомителей/предателей на российской стороне 15%
руководство России не имеет представления, как навести порядок в Чечне 14%
руководство России боится предпринимать какие-либо решительные шаги 11%
армейское руководство/кое-кто из военных командиров в Чечне подкуплены боевиками 10%
у военных не хватает умения, чтобы провести такую операцию 9%
руководство России находится в сговоре с лидерами боевиков 6%

у военных нет средств и техники, чтобы захватить боевиков 5%
руководство России боится, что боевики могут рассказать много порочащего власть 5%
военные стараются не вступать в стычки с боевиками 3%
руководство России заигрывает с лидерами боевиков, надеется их «замирить» 2%

О том, что военное начальство бывает подкуплено боевиками, чаще всего толкуют жители ближайшего к месту событий Южного округа. Сравнительные данные за все годы второй чеченской войны показывают, что в глазах россиян победный ее исход становится все менее достижимым в ближайшей перспективе. Никогда еще победоносный исход этой войны не казался нашим согражданам столь далеким.
Как вы считаете, федеральные войска в Чечне сейчас очень близки к победе?
2000февраль 2002февраль 2003сентябрь 2004октябрь
Очень близки к победе 13 2 3 1
Скорее, близки к победе 27 18 11 11
Нельзя сказать, что близки, и нельзя, что далеки 25 35 24 29
Скорее, далеки от победы 15 21 24 29
Очень далеки от победы 5 9 10 15
В такого рода операциях нельзя говорить о победе 4 8 11 4
Затруднились ответить 11 7 17 10

Затяжной характер войны 29% опрошенных относят за счет слабости и нерешительности руководства России, а еще 14% считают, что правительству мешают различные «миротворцы». Значительная часть опрошенных (19%) полагают, что проблема такова, что ее невозможно решить в столь короткий срок. И только 21% отвечают, что проблему вообще нельзя решить силовыми методами. Следует также обратить внимание на то, что в первые годы второй чеченской войны более явственно были выражены в народе античеченские настроения (резко подпрыгнувшие после акта в Беслане).
Испытываете ли вы сейчас чувство ненависти, мести к чеченцам?
2000 март 2000 август 2001 сентябрь 2004 сентябрь 2004 октябрь
Определенно да 13 18 14 20 8
Скорее, да 22 26 26 16 20
Скорее, нет 37 31 36 31 38
Определенно нет 20 20 19 28 28
Затруднились ответить 8 5 5 5 5

Так или иначе, более четверти общества ненавидит чеченцев более или менее активно (в пиках терактов – треть), а более 60% - не любят; «интернационалистов» всего около четверти – поэтому Путин может проводить свой курс «имитации умиротворения» вместо настоящей войны на истребление исламского терроризма еще довольно долго (чувства ненависти и мести устойчиво испытывает не более 10% и судя по другим опросам, это позиция радикальных националистов или лично пострадавших от кавказского насилия в различных городах и регионах России). Дело, однако, не только в распаде осенью-2004 старых мифов о «Путине, которому мешают» и «Путине-умиротворителе и нормализаторе». Завершился вполне реальный экономический рост страны, который наблюдался на протяжении 6 лет и был основой некоторой социальной стабилизации и социального оптимизма хотя бы у части общества. Исследования Левада-центра показали, что примерно две трети россиян считает политическую обстановку в стране напряженной или угрожающей взрывом. По сведениям Аналитического центра, в ноябре 2004 года нестабильной или угрожающей политическую обстановку в стране считали 67 процентов опрошенных, в то время как в январе 2004 года - только 52 процента. Множество претензий у населения накопилось к так и не заработавшему толком новому правительству – значительно больше, чем было к старому правительству Касьянова Согласно результатам социологических исследований, только пятая часть населения страны считает политическую обстановку в России спокойной и благополучной. Продолжения рыночных реформ сейчас хочет лишь треть граждан (33 процента). В то же время 45 процентов опрошенных заявили, что пока так и не приспособились к переменам, а еще 26 процентов убеждены, что никогда не смогут к ним приспособиться.

Собственное материальное положение назвали хорошим 18 процентов опрошенных, 54 процента сочли его тяжелым, но терпимым, 24 процента заявили, что "больше терпеть невозможно". Лишь 14 процентов надеются на улучшение своего материального положения в ближайшем будущем, а 22 процента полагают, что оно будет только ухудшаться. Почти четверть россиян (24 процента) готовы участвовать в массовых выступлениях протеста с экономическими требованиями. Год назад таких граждан было 17 процентов. Участвовать в забастовках готовы 19 процентов. Деятельность правительства Михаила Фрадкова одобряют 34 процента опрошенных, не одобряют 61 процент. Основные претензии к правительству – не может справиться с ростом цен (53 процента опрошенных), не заботится о социальной защите населения (43 процента голосов), не может обеспечить людей работой (так ответили 34 процента опрошенных). По этим позициям недовольных кабинетом Фрадкова больше, чем было не удовлетворенных правительством Михаила Касьянова за все годы его работы.
По данным социологов, люди перестают верить сообщениям СМИ из Чечни. Год назад информации о происходящем в Чечне доверяли 32 процента россиян, не доверяли – 65 процентов. Сейчас соотношение - 22 процента против 75 процентов. Идею переговоров с сепаратистами одобряют 40 процентов опрошенных, осуждают 18 процентов. А инициативу Союза комитетов солдатских матерей начать диалог с лидерами боевиков поддержали 64 процента россиян (против высказались 27 процентов). Как пояснил ежедневной газете "Новые Известия" сам Юрий Левада, в начале 2004 года на фоне предвыборного подъема население испытывало надежды на улучшение со стороны «Путина второго срока», у которого будут «развязаны руки». Однако инфляция, рост цен и беспокойство из-за отмены льгот заставило людей разочароваться в своих ожиданиях. А теракт в Беслане, по словам аналитика, резко усилили ощущения тревоги и неуверенности в будущем. Данные Левада-центра почти не отличаются от исследований других социологических служб России.
Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) показал, что стабилизация общественных настроений, испытавших двумя месяцами ранее резкий «шок Беслана» оказалась минимальной. Беспрецедентная (с Дубровки) трагедия крайне негативно отразилась на социальном самочувствии россиян, их доверии к власти, оценках собственного положения, ожиданиях. В ноябре с 28 до 22% сократилась доля опрошенных, оценивающих политическую обстановку в стране как плохую, с 35 до 30% - число тех, кто так же оценивает экономическую обстановку. По ВЦИОМ в отношении россиян к деятельности президента Путина за последний месяц изменений не произошло. Доля респондентов, одобряющих его деятельность, осталась на уровне сентября-октября: 69%. Не одобряющих деятельность президента втрое меньше - 22%. Почти не изменился расклад в рейтинге доверия российским политикам. В нем, как и прежде, безальтернативно лидирует президент (51%), за ним с отставанием идут два лидера «Единой России» - Сергей Шойгу (24%) и Юрий Лужков (13%). В «антирейтинге» недоверия вполне традиционно лидируют Анатолий Чубайс (27%) и Борис Березовский (26%). Рейтинги поддержки всех ведущих политических партий в ситуация «запрета одномандатников» путинской Думой дружно валятся в конце 2004 г. Растет число тех, кто на ближайших парламентских выборах намерен голосовать «против всех» (с 9 до 14% с августа по ноябрь). Теряют сторонников все четыре представленных в парламенте партии: «Единая Россия» (с 35 до 31% за август-ноябрь), КПРФ (с 9 до 7% за октябрь-ноябрь), ЛДПР (с 7 до 5% за тот же срок). Поддержка «Родины» колеблется в пределах 4-5%, «Яблока» - 2-3, Союза правых сил – 2%. Судя по итогам местных выборов, «Единая Россия» получала не больше 25% голосов за партсписок, не определившиеся ко дню голосования ее обычно не поддерживали. КПРФ получила в диапазоне от 35% (Карякия) до 12% в Кургане, а в среднем около 20% (Брянск, Волгоград и т.п.). Хорошо выступил на большинстве местных выборов СПС, преодолевший 5% практически во всех регионах (а в паре из них вывел своих кандидатов губернаторы во 2 тур), как всегда провально – ЛДПР. В большинстве регионов успешно выступили АПР и партия пенсионеров Гартунга, явно «подобравшие» в ряде из них бывшие голоса КПРФ. На рост поддержки АПР явно сработало как участие Харитонова в президентских выборах-2004 (он воспринимается большинством населения России как аграрий, а не коммунист), так и уход потерявшего популярность актива партии и ее избирателей Лапшина из руководства партии. «Родина» выступала по-всякому, в ряде регионов во главе ее шел явный местный криминал.

ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ?
VIII 2004 IX 2004 X 2004 XI 2004
Одобряю 74 68 70 69
не одобряю 18 22 22 22
Затрудняюсь ответить 8 10 8 9
ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИХАИЛА ФРАДКОВА НА ПОСТУ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ?
VIII 2004 IX 2004 X 2004 XI 2004
Одобряю 38 34 33 38
не одобряю 30 36 37 37
Затрудняюсь ответить 32 30 30 25
ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В ЦЕЛОМ?
VIII 2004 IX 2004 X 2004 XI 2004
Одобряю 38 31 33 35
не одобряю 30 49 50 48
затрудняюсь ответить 32 20 17 17

Мифы о «России, успешно интегрировавшейся при Путине в мировое сообщество» (и собственно путинский миф-недоносок 2004 года «о собирателе земель и интеграторе СНГ») всерьез анализировать, на мой взгляд, бессмысленно. Прежде всего, потому, что они совершенно очевидно противоречат нынешним международным реалиям, а большого влияния на внутренний настрой российского общества не оказывают, вопреки личным иллюзиям разного рода «кремлевских мечтателей»... С другой стороны, и во времена СССР общественное мнение Запада было всегда «против» (различаясь только уровнем накала ненависти), а с государствами и крупными фирмами сплошь и рядом разворачивалось активное сотрудничество. Сейчас явно имеется план «купить Европу» за счет досрочной выплаты примерно 50-60 млр. $ российского долга в 2005 году, Ирландия во главе Евросоюза тоже много удобнее для России чем Голландия (нефтегаз в Северном море кончается). К тому же дело не только в ценах на углеводороды: около 20 млр $ российских капиталов вернулось из офшоров за нынешнюю осень и зиму (прихлопнуты прежде всего офшоры в Латвии и Эстонии со стороны ЕС), чтобы быть обменены на евро с долларов по более выгодному чем мировой курсу ЦБ. Влияние населения на вненюю политику страны в Российской империи – СССР – РФ всегда было минимальным. Поэтому данные опросов можно расценивать только как справочные для политиков.

Отношения с США и Евросоюзом.
Оценки, характеризующие отношения между Россией и Соединенными Штатами Америки остаются неизменным во все время наблюдений, начиная с мая 2001 года, и за исключением марта 2002 года, когда некоторая напряженность в отношениях отмечалась в связи с началом войны в Ираке.
Как бы вы оценили в целом нынешние отношения между Россией и США?
Май 2001 Март 2002 Октябрь 2003 Октябрь 2004
Россией и США Россией и Евросоюзом
Дружественные 5 3 8 10 (7)
Хорошие, добрососедские 8 10 14 11 (14)
Нормальные, спокойные 38 29 46 41 (46)

Прохладные 30 30 18 23 (20)
Напряженные 13 18 8 9 (4)
Враждебные 1 4 2 2 (1)
Затруднились ответить 5 6 4 3 (8)

Можно отметить, что характеристика «дружественные» впервые вышла за рамки диапазона 3 – 8%.
Ответы на аналогичный вопрос по поводу отношений между Россией и Европейским Союзом немногим отличаются от данных об Америке, но все же чуть лучше: дружественными их считают 7%, хорошими 14%, нормальными 46%, прохладными 20%, напряженными 4%, враждебными 1%. Примечательно, что такое, безусловно, важное и для положения дел в России событие, как выборы президента США, интересует в октябре-2004 лишь 28% жителей страны (6% очень и 22% в какой-то мере), не слишком интересуют 30% и совершенно не интересуют 40% (чаще всего наиболее бедных). Половина опрошенных затрудняется сказать, победа Буша или Керри больше отвечает интересам России. Те же, кто имеют свою точку зрения на этот вопрос, небольшим большинством в 28% против 24% отдают предпочтение Керри. Победа Керри также прогнозируется большим числом людей, попытавшихся ответить на этот вопрос (30% против 26%). В общем, «либерасты России» хотели иметь новую «крышу», интересующиеся внешней политикой путинолюбы ставили на Буша, а большинству все было по сараю...
Россия и страны СНГ.
Выборы на Украине и референдум в Белоруссии привлекали к себе больший интерес россиян, чем выборы в далекой Америке. И все же нельзя сказать, что интерес этот чрезвычайно велик. В обоих случаях о том, что эти события в соседних славянских республиках очень или в какой-то мере интересуют респондентов, отвечают 35 – 36%. Остальные интереса не проявляют, и особенно малый интерес к происходящему у соседей питает наша аполитичная молодежь (18 – 24 года), которую заметно больше занимают выборы в Америке. Интересующиеся выборами на Украине уверенно прогнозировали победу Януковича (24%), Ющенко видели победителем только 9%. В отношении «белорусского референдума», дающего батьке Лукашенко право избираться на третий и последующие сроки, накануне голосования у трети россиян не было сомнений в том, что его результаты будут положительными для Лукашенко в результате административного нажима и подтасовок, и только 27% полагали, что Лукашенко победит в результате свободного волеизъявления белорусов (лишь 10% сомневались в его победе). При этом 34% россиян хотели бы, чтобы Лукашенко победил, а 37% желали ему поражения.
Вместе с тем, отношения между Россией и обеими республиками воспринимаются российскими людьми примерно одинаково как вполне благоприятные.
Как бы вы оценили в целом нынешние отношения России...
С Украиной С Белоруссией
май2001 октябрь2004 май2001 октябрь2004
Дружественные 7 8 16 8
Хорошие, добрососедские 17 22 32 23
Нормальные, спокойные 31 38 38 36

Прохладные 27 18 7 18
Напряженные 12 8 2 9
Враждебные 1 2 1 1
Затруднились ответить 4 4 4 4

Относительно роли России на постсоветском пространстве у большинства россиян существуют устойчивые представления о положительном характере этой роли и о той или иной степени ее активности.

Май 2001 Октябрь 2004
Россия заботится о поддержании порядка на территории бывшего СССР, является гарантом мира и стабильности 43 41
Россия ведет собственную политику, не вмешиваясь в дела других государств региона 37 42
Россия ведет имперскую политику и представляет угрозу суверенитету других государств региона 5 7

За прошедшие три с лишним года несколько укрепилось представление о том, что Россия не вмешивается в жизнь своих соседей. Но возросло и число отмечающих «имперскую политику» России.
Исследования Левада-центра показали применительно к Самому, что на основании всех последних измерений отношение к Путину можно представить в виде следующей структуры:

Беззаветно преданные 20%
Испытывающие высокое доверие 20%
Одобряющие деятельность, но не питающие большого доверия 30%
Не одобряющие деятельность, но не вплоть до отставки 10%
Настаивающие на отставке 15%

Приведенные цифры даны в округлении, и внутри этих категорий происходят колебания, но пока не наблюдалось серьезных переломов. Пока колебания в оценке своего собственного положения населением минимальны, ухудшилось в 2004 году восприятие ситуации в стране в целом.
Как бы вы оценили положение с выплатами зарплаты, пенсий, стипендий, пособий в вашем городе, районе? Сентябрь 2004 Октябрь 2004
Положение становится лучше 42 40
Положение становится хуже 14 18
Никаких перемен не заметно 40 36

По ноябрьским оценкам-2004 Левада-цнтра, любопытно, что рейтинг одобрения деятельности правительства Фрадкова в точности соответствует рейтингу, который ровно год назад имело правительство Касьянова. Но при этом общественное мнение склоняется к тому, что бюрократизма, неразберихи и волокиты, а также коррупции и взяточничества в новом правительстве стало больше, чем было ранее:
Бюрократизма и т.п.
Стало больше 18%
Осталось столько же 58%
Стало меньше 8%
Коррупции и взяточничества
Стало больше 19%
Осталось столько же 56%
Стало меньше 7%

Вместе с тем, вера в то, что правительство сможет изменить положение в стране к лучшему, все же пока опережает показатели годичной давности. Тогда в такую возможность не верили 46%, сегодня — 39%. Правда, верят в способность нынешнего правительства только 24% опрошенных, и это число явно пошло на снижение в последние три недели (было 30%). Малая в целом вера в потенциал правительства связана еще и с тем, что значительное большинство россиян полагает, что не федеральные власти и не губернаторы, а местные власти решающим образом определяют положение дел в месте их проживания (городе, районе). Вот как распределились ответы на вопрос: «От кого в большей степени зависит положение дел в вашем городе, районе?»:

От федеральных властей (правительства России) 20%
От региональных властей 26%
От местных властей 46%
От руководителей предприятий (предприятия) нашего города (района) 4%

Характерно при этом, что баланс одобрения/неодобрения деятельности губернаторов всегда опережает баланс правительства (в данном опросе баланс одобрения/неодобрения деятельности губернаторов — 49/47; наибольший отрицательный баланс – 33/59 – зафиксирован в Северо-Западном округе, наибольший положительный – 71/29 – в Дальневосточном ). Вероятно, поэтому предложение о назначении губернаторов из центра не встречает всеобщего одобрения и собирает 43% голосов за и ровно столько же против. Почти таким же образом (40/38) распределились и голоса за и против предоставления права президенту распускать законодательные собрания, отвергнувшие представленную им президентом кандидатуру губернатора.
Говоря об отношении россиян к различным властным институтам, нельзя не отметить в очередной раз традиционно низкий баланс одобрения/неодобрения федеральных парламентских органов: 28/64 у Думы и 33/51 у Совета Федерации (отметим, что деятельность последнего затрудняются оценить 16% по сравнению с 8% в отношении Думы). За последние три недели произошло некоторое улучшение баланса обеих палат (в сентябре – 24/65 и 29/51). При всем неодобрительном отношении к Думе, россияне, буде им предоставлено право переизбрать парламент «в ближайшее воскресенье», избрали бы палату того же четырехпартийного состава, о чем свидетельствуют их ответы на вопрос о том, за какую партию они бы проголосовали. Данные «Левада-центра» несколько отличаются от рассмотренных выше материалов ВЦИОМ (их я приведу в скобках).

Процент голосов от общего числа избирателей, полученных на выборах 2003 года Процент голосов от общего числа избирателей на гипотетических выборах
«Единая Россия» 20,8 25,1 (31,5 – явная сказка для власти)
КПРФ 7,0 9,5 (спад с 9 до 7)
ЛДПР 6,4 5,8 (спад с 7 до 5)
«Родина» 5,0 3,7(4-5)
«Яблоко» 2,4 2,0 (2-3)
СПС 2,2 1,2(2)
Против всех 2,6 5,4(рост с 9 до 14)

Как видим, количественный состав фракций несколько сдвинулся бы в пользу «медведей» и коммунистов, но качественного изменения Дума не претерпела бы. Пока не заметно, чтобы мог реализоваться будто бы вынашиваемый в Кремле проект превращения Думы в двухпартийную с «Родиной» в качестве «карманной» оппозиции: для этого масштабы фальсификации итогов любого общефедерального голосования должны быть колоссальны! Даже в случае регистрации ВКПБ как «компартии-2» времени на ее федеральную «раскрутку» в массовом сознании, чтобы она «оторвала» от нынешних 6-7 млн. голосов КПРФ столько, чтобы та не взяла 7% - почти нет в рамках любых «эволюционных сценариев». Впрочем, опрошенные большинством в 57% (против 28%) поддерживают идею сокращения думского состава с четырех до двух партий: Жирик абсолютному большинству избирателей России давно надоел, а либералы мечтают, что они будут «партией –2» после вымирания «коммуняк». И все же нельзя не отметить, что «раскрутка» Рогозина дает определенный минимальный эффект: он демагогически «топчется» с прямого позволения Кремля на актуальных для «бедных и русских» темах. Среди политиков, чьи выступления в последнее время запомнились россиянам, он занимает, хотя и не высокое по объему внимания (3%), но все же третье место после Путина (37%) и Жириновского (19%).

Среди политиков, пользующихся доверием, Рогозину принадлежит седьмое место (4%) вслед за внеконкурентным Путиным (37%), Шойгу (10%), Жириновским (9%), Зюгановым (6%), Лужковым (6%) и Тулеевым (4%). Заметим, что в Москве рейтинг одобрения Лужкова (66/33) стоит на одном уровне с рейтингом одобрения Путина (68/31), также равен у них в Москве и рейтинг доверия (у обоих по 35%). В течение прошедшего месяца широко обсуждался вопрос о возможности создания единого оппозиционного фронта, и шли разговоры о поисках лидера оппозиции. В этой связи представляется полезным привести рейтинги доверия политиков, находящихся в оппозиции Путину, а также деятелей, составляющих часть истеблишмента, но представляющих его «либеральное крыло»: С. Глазьев – 2,9; И. Хакамада – 2,5; А. Жуков – 2,2; Г. Явлинский – 2,1; В. Рыжков – 1,9; Б.Немцов – 1,6; С. Степашин – 1,6; С. Кириенко – 1,1; Е. Гайдар – 1,1; Г. Греф – 1,0; В. Лукин – 0,8; М. Касьянов – 0,8; Б. Ельцин – 0,8; Б. Абрамович – 0,5; М. Горбачев – 0,5; Э. Памфилова – 0,5; А Чубайс – 0,3; Б. Березовский – 0,3; М. Ходорковский – 0,3; Д. Козак – 0,3; А. Кудрин – 0,3.
На вопрос о том, нужны ли в нынешней России общественные движения, партии, находящиеся в оппозиции президенту и могущие оказывать серьёзное влияние на жизнь страны, положительно ответили две трети опрошенных, отрицательно — 21%. В 2000 году это соотношение составляло 47:29%. Осознание необходимости оппозиции, таким образом, по сравнению с началом путинского президентства, существенно возросло. И произошло это параллельно процессу нарастания понимания того, что влияние в стране нынешних «типа оппозиционных сил» стремительно падает.

Есть ли сейчас в России значительные оппозиционные партии, движения? 2000октябрь 2001май 2002декабрь 2004май 2004октябрь
Есть значительные оппозиционные движения, партии 53 40 31 42 30
Нет таких движений и партий 25 35 42 38 47

Можно заключить, что примерно 35% (треть!) полагают сегодня, что оппозиция нужна, но ее нет, и это как раз предельное в нашей стране число самостоятельно мыслящих людей всех идейных и материальных ориентаций, неудовлетворенных отсутствием оппозиции. Еще 30% это те, кто, либо считают, что с демократией и оппозицией у нас все в порядке (сторонники «Единой России»), либо, являясь, сторонниками коммунистов, верят в могущество своей «типа оппозиционности». Те же 21%, кто считают оппозицию ненужной вообще, — это либо беззаветные сторонники Путина, свято верящие в его непогрешимость, либо совсем аполитичные представители наиболее зажиточных слоев населения России. Такова «стартовая площадка» для нового «пятого года» нового столетия и тысячелетия России.
Вопрос, также связанный с нефтью, касался того, как россияне понимают связь между ростом мировых цен на нефть и экономическим положением России (октябрь-2004, Левада-центр):

Какие последствия для экономики России будет иметь нынешний рост цен на нефть?
Негативные последствия
ускорится рост цен на все товары и услуги 48%
сверхдоходы будут просто разворованы и разделены между чиновниками и олигархами 35%
«нефтяные» доходы, как и в прошлые времена, замедлят темп реформ и станут препятствием для эффективной перестройки экономики 11%
Позитивные последствия
у правительства будут деньги, чтобы выплачивать зарплаты бюджетникам и пенсии 13%
страна получит большие средства для развития экономики, улучшения жизни людей 10%
никакого влияния на жизнь рост цен на нефть иметь не будет 10%

Как видим, основная масса населения ничего хорошего от благоприятной нефтяной конъюнктуры не ожидает, но относительно чаще других об этой стороне дела говорят москвичи и сторонники СПС (группы, в которых наиболее высока доля пострадавших от стремительного роста цен на бензин).
Разумеется, ситуация в нашем обществе по-прежнему не является революционной как таковая: другое дело – как ее оценивать в динамике. «В ближайшее время в России революции не будет». К такому выводу пришел руководитель "Левада-центра" (бывший ВЦИОМ), социолог Юрий Левада. Проведенные его центром социологические исследования, а также их анализ и осмысление, позволяют сделать вывод о том, что нет никаких признаков формирования оппозиции, опирающейся на большое количество людей. И это несмотря на то, что в обществе процент людей, недовольных политикой президента и действиями властей стабилен и составляет примерно четверть населения. В то же время, как показывает анализ, протестные настроения этой группы в большинстве своем основаны на социальных потерях последних лет, т.е. идеологически ориентированы на возвращение к прошлому (как либеральному при ЕБН, так и советскому – М.М). Вместе с тем, консолидированного общественного мнения, направленного на перспективу, нет. Именно поэтому массовых оппозиционных выступлений, а тем более повторения украинских событий, ждать не приходится (понятно, почему Левада - в силу этнических причин лица «библейской национальности - не желает видеть в России даже возможности того, что увидел Бжезинский в Украине: блока либерализма и национализма как основы для победы оппозиции, к которой примкнули как младшие партнеры и социалисты, и значительная часть коммунистов, взбешенных нынешней вороватой властью, решившей себя увековечить «по наследству» - М.М.).
Еще одним важным моментом, говорящим в пользу этого, является то, что на настоящий момент российское общество очень атомизировано.
По словам Юрия Левады, социологическим способом не удается установить какую-либо устойчивую структуру общества, благодаря чему любой мобилизационный проект, власти или оппозиции, не имеет шансов на успех. Иллюстрацию этого мы можем наблюдать в провале попытки мобилизовать общество после Беслана властью и в связи с монетизацией льгот - оппозицией. Однако обо всем этом позаботится власть и лично господин Путин в наступающем году – своими «реформами», которые «достанут» и богатых, и бедных, и молодых и старых довольно быстро и окончательно. Различие между моей позицией и исследователями Левада-центра (Л. Седова, к примеру), заключается в том, что «проблемным для власти» им кажется только «первый квартал», а потом все более-менее успокоится. Мне же представляется, что со времен «шокотерапии Гайдара» более мощного удара по жизненному уровню населения и его образу жизни за 13 лет не было – дефолт задел далеко не всех и сменился быстрым ростом в 1999 году. Больших «запасов прочности» у большинства населения России сегодня нет – при всех сказках статистики о «росте доходов» при Путине. Пока – на декабрь – соотношение сторонников и противников «монетизации» 55:33%: преодолеть «атомизацию» и создать условия для мобилизации может только резкое и абсолютное обнищание населения!

В своей статье «Государства и революция» один из ведущих социологов ВЦИОМ Владимир Петухов ("Время новостей", 24 декабря 2004 г.) начал с анализа последних событий на Украине, которые вызвали в России шквал интерпретаций. Причем фокус общественного внимания все больше перемещается с рассмотрения и анализа ситуации на Украине на выяснение вопроса о том, является ли происходящее на Украине «демократической революцией» и если да, то может ли что-то похожее произойти и в России. Мнения, как всегда, разделились. Тем не менее, большинство тех, кто симпатизирует «оранжевой революции», и тех, кто является ее противником, склоняются к тому, что в России в обозримом будущем такого подъема общественной активности ждать не приходится. Причины называют самые разные, но чаще выделяют большую приверженность украинцев, по сравнению с россиянами, к демократическим ценностям и готовность эти ценности отстаивать и защищать. Вообще «попенять» россиянам за их «природный авторитаризм» и равнодушие к демократии в последнее время стало в каком-то смысле интеллектуальной модой. В действительности же россияне, и об этом, в частности, свидетельствуют результаты ноябрьского опроса ВЦИОМ, очень четко разводят, с одной стороны, демократию как ценность, как наиболее оптимальную форму правления и, с другой -- эффективность ее институтов по реализации прав и свобод, прежде всего социально-экономических. Так, по мнению 40% опрошенных, демократия является наилучшей формой правления в любом случае, при любых обстоятельствах. Существенно меньше (24%) тех, кто убежден, что при определенных обстоятельствах диктатура бывает более эффективной, чем демократия. Немало, однако, и тех (27%), кто демонстрирует релятивистскую позицию - «для таких людей, как я, нет никакой разницы между демократией и диктатурой». При этом большинство респондентов (56%) не удовлетворены тем, как «работают» демократические институты в России.
Отличие России от Украины заключается, прежде всего, в том, что разрыв между ценностной моделью и реальной практикой на Украине оказался, судя по опросам, еще более существенным, чем в России. Там, по результатам исследования украинской социологической службы ДИАС, 64% украинцев отметили безусловную приоритетность демократической формы правления. И примерно столько же (61%) заявили, что их не устраивает то, как функционируют демократические институты на Украине. Украинцы изначально не верили в эффективность большинства демократических институтов и потому перешли к акциям прямого действия. Совсем недавно нечто похожее происходило в Испании. Там власть также попыталась скрыть информацию о причинах чудовищного теракта в Мадриде и также по всей стране прокатились миллионные демонстрации. Но в Испании акции массового протеста закончились выборами, легитимность которых не поставил под сомнение никто ни внутри страны, ни за рубежом.
Вторым, не менее существенным отличием является то, что в современной России в наибольшей степени деполитизированы именно те слои и группы, которые выступают «мотором» массовых выступлений на Украине. Сегодня, и это показывают все опросы, активность наиболее дееспособной части общества (групп и слоев, примыкающих к среднему классу, молодежи, россиян, живущих в крупных индустриальных центрах, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге) реализуется в сферах, далеких от общественной и политической жизни. Сказанное вовсе не означает, что эти группы и слои и дальше будут демонстрировать конформистскую модель поведения.

Но совершенно очевидно, что мотивировать их на активную включенность в политическую жизнь, тем более протестную, возможно либо какими-то очень серьезными просчетами властей, либо нахождением оппозицией каких-то неординарных ходов и действий. Пока же, судя по результатам декабрьского опроса ВЦИОМ, россияне достаточно скептично относятся к возможностям «революционного» подъема в России. Его невозможность они объясняют прежде всего тем, что у нас нет такого раскола между отдельными регионами страны, что россияне гораздо более терпеливы и законопослушны, чем украинцы, и тем, что время массовых выступлений в России уже в прошлом. Единственная причина, которая, по мнению значительного числа опрошенных (32%), может подвигнуть наших сограждан на массовые спонтанные выступления - это резкое ухудшение экономической ситуации в стране, сопровождаемое снижением жизненного уровня большинства населения. «Однако все мы хорошо помним, что августовский дефолт 1998 года не привел к росту протестной активности. Скорее наоборот» - подчеркнул Петухов. Хотелось бы отметить, что дефолт ударил не по всему населению России, а по верхней четверти (как максимум – трети), преимущественно сконцентрированных в больших городах, центрах нефтегазодобычи и металлургии с химией – «долларизированы» были тогда только они, остальных зацепила только паника «ажиотажного спроса» на предметы первой необходимости. К тому же уже зимой 1998-99 годов начался экономический рост после осенней паники, а абсолютное большинство политических сил и населения России доверяло правительству Примакова н аурвоне нынешних рейтингов ВВП. В России-2005 ПОКА ВСЕ ОБСТОИТ НАОБОРОТ...
По мнению В. Петухова, «то же самое показывает и украинский опыт. Несмотря на крайнее недовольство населения Украины социальной и экономической ситуацией в стране и своим собственным материальным положением, все же не экономические и социальные причины подвигли значительную часть населения на протест. А прежде всего демонстративное игнорирование украинскими политическими элитами мнения своих сограждан, и не только в ходе выборов, но и задолго до них». Это – чистая правда, к этому я добавил бы, что 2002-3 гг. были периодом стремительного экономического роста в Украине (пусть и «регенерационного типа», как и у нас). Ситуацию взорвала (на уровне «элит») ситуация «дележки профицита», ибо пряников сладких всегда не хватает на всех. К тому же одним важнейших факторов «оранжевой волны» было опасение утратить «незалежность» в случае прихода «донецких» к власти под крышей «москалей»; другое дело, что «национальная угроза» не была определяющей в кризисе ноября-декабря 2004 года. По оценке Петухова, «на Украине, впрочем, как и в России, сформировалась «элитистская» модель демократии, которая построена на негативном консенсусе власти--общества по принципу «вы нас не трогайте -- мы вас трогать не будем». Эта модель эффективна в условиях стабильного развития, но крайне опасна в период политических кризисов, когда противоборствующие элитные группы начинают апеллировать к массам. Поэтому, как бы банально это ни звучало, развитие «демократии участия», то есть вовлечение в процесс обсуждения, принятия и реализации важнейших государственных решений хотя бы активных слоев населения, является сегодня самым надежным способом предотвращения неконтролируемых массовых выступлений». Таким образом, даже по данному очень трезвому и осторожному прогнозу, треть населения страны (видимо та, которая и сейчас недовольна), единственная причина, которая может подвигнуть наших сограждан на массовые спонтанные выступления - это резкое ухудшение экономической ситуации в стране, сопровождаемое снижением жизненного уровня большинства населения.

Вопрос, таким образом, в широте и глубине реакции на «шокотерапию-2005», при этом население будет на первом этапе стихийных протестов «кинуто» нынешними «элитами» на 99%. Однако после 10 января население России – а не только двух «проблемных округов» (Дальневосточного и Южного), на поддержке которого «за неимением альтернативы» собственно и держится Рейтинг Путина, на каждом шагу – с конца новогоднего пьянства-2005 скоро будет натыкаться на исчезновение социальных льгот, которое ударит именно по самой бедной, а значит, основной, части населения страны. Резкое повсеместное повышение квартплаты, крах большинства местных бюджетов (в Алтайском крае будут выплачивать, к примеру, червонец «монетизированных компенсаций» в месяц), полная остановка роста экономики, гибель местных банков – державшихся на поддержке властями местных бюджетов и производств: все это станет реальностью уже первого квартала, а к майским народ попрет во многих регионах на улицы (раз уж реформа праздников лишила его привычной декады выезда на огород). Зурабов, наконец, досчитал к декабрю «федеральных льготников» - как ни гнобила их 13 лет власть ЕльцеПутина, выжило еще более 14 млн.; региональных льготников еще 24,5 млн., теперь их «сопоставляют» - чтобы лишние «гробовые» им от «власти мародеров» не перепали. Становится ясно, что случилось – ПРИЧЕМ ПО «ИНИЦИАТИВЕ СВЕРХУ» то, что казалось бы невероятным еще в марте этого года: времени Путина у власти стал виден конец. А чтобы уж точно было кому детонировать активное недовольство в больших городах России на улицах и площадях (без чего массовые протесты не раскачать!), решено весной 2005 года отменить все виды отсрочек для студентов от армии: в общем, кого боженька наказать хочет – тех он остатка разума лишает...
В предыдущем материале я уже отмечал, что основная масса населения индустриальной России еще не переживала периода ПРЯМОГО массового ограбления «властью» и жизни компрадорского режима ПРЕИМУЩЕСТВЕННО за свой счет – у «банды Ельцина» хватило ума не трогать квартиру и приусадебный участок, а также допустить соучастие активной части провинциалов в процессе «разворовывания казенного». Особенно мило ВСЕ ЭТО «ГРАБИЛОВО» имени Путина будет смотреться на фоне досрочной выплаты внешних долгов: Глазьев прав, такого провоцирующего социальный взрыв со стороны 1 лица бреда не было со времен Чаушеску! У. Разумеется, любую «революцию» в европейском смысле вся эта ситуация исключает напрочь, а любой массовый протест-2005, 2006 и т.п. будет, скорее всего, напоминать новое издание 1905-7 годов по длительности и неорганизованности – только без решающей роли крестьянства и при минимальной пассионарности городского населения. Как и тогда (в качественном отличии от нынешней Украины, где никогда не было традиций «своего государства» - почему его так легко и удалось опрокинуть), население будет в массе требовать «правильной власти» - которая «за бедных и за русских»: и выступать против нынешней ОКОНЧАТЕЛЬНО СКОМПРОМЕНТИРОВАВШЕЙ СЕБЯ в глазах русского народа «типа государственности», при которой жируют богачи и безнаказанно издеваются над народом евреи и кавказцы...

Госсовет 24 декабря был для его организаторов и ВВП лично крайне неприятной неожиданностью – вместо запланированного свыше пиар-припадка «глуповского начальстволюбия» была выдана порция всеобщей и очень резкой критики центральной бюрократии со стороны местных властей. Судя по всему, до самого вступительного слова лилиПутина (с очередной порцией самоуверенной и казенно-оптимистической болтовни) у глав региональной власти сохранялась еще доля надежды, что состоится серьезный разговор на тему: «все непопулярные меры разом – переваленные на местную ответственность!» По имеющимся у меня данным из окружения некоторых глав регионов, никакого «предварительного сговора бунтовать» у многих не было – они возмутились запланированными «реформами» еще в конце весны, а теперь в последний раз решили предупредить, чем грозит подобная политика Москвы РОССИИ В ЦЕЛОМ. Опять же (судя по этим разговорам с главами) полная неготовность ВВП к серьезному разговору, его публичная растерянность и еле скрываемый гнев вызвали самую негативную реакцию со стороны людей, по 10-13 лет хоть как-то справляющихся со своими регионами. Неожиданностью для них было и то (раз уж они больше не имеют площадки в СФ для регулярных встреч), НАСКОЛЬКО ОДИНАКОВО ПЛОХО ДЕЛА ИДУТ У ВСЕХ – и как едины они в негативной реакции на новые «придурочные затеи» Кремля, в которых регионы не видят никакой нужды. Была некая «стабилизация и рост» -а теперь их непонятно зачем лично Путин рушит: а нам отвечать!
Так примерно можно описать общий умонастрой зала 24 декабря. Хоть что-то с подробностями про Госсовет показало только НТВ в выпуске в 16 часов, далее был полный информационный блек-аут – включая и интернет (который, судя по всему, просто «прохлопал ушами» случившееся, уверовав в полный контроль ВВП над регионами). Ишаев нес «про острова», почти у всех выступавших были весьма резкие выступления против административной реформы, «монетизации», назначения губернаторов – теперь те «бабки», которые раньше тратились на выборы, будут тратится на подкуп администрации Президента с целью «определения правильной кандидатуры»: Тулеев об этом «укреплении финансовой вертикали» сказал абсолютно открыто. В одном из вариантов дальнейших «реформ» было предусмотрено назначение Кириенко первым замом главы АП по региональной политике (с одновременной ликвидацией большинства федеральных округов): на его финансовую нечистоплотность в ПФО и мошенничества в роли «руки Москвы» был открытый «наезд» со стороны «бабая» из Казани и Н. Федорова-чувашского; «подпел» им про некомпетентное и вредное вмешательство в дела Нижнего тамошний губернатор Ходырев. Еще публично наехал на Вовочку как автора «реформы Козака» (который и здесь, и там – и все проваливает) Прусска-новгородский; Матвиенко прошлась про невыполнение обещаний Путина правительством и администрацией, в результате чего в Питере возник «кризис городского хозяйства» еще до всякой «квартплаты в 100%».

В общем, более-менее примиренчески к центральной власти говорил из реальных властных фигур один Лужков (много в декабре хамивший до этого «центру» в СМИ), а холуйски выступал только политический труп Дзасохов-осетинский. Рейтингоносец все это «оскорбление Величия» молча выслушал с видом «крысы, загнанной в угол», никакого «заключительного слова» толком произносить не стал – но был в полной истерике. Один знакомый утверждает, что был (за кулисами по окончании мероприятия) свидетелем публичного истерического ора Путина на Бурундука, которому только что натурально не дал Батюшка «в пятак». Даже до Путина дошло, что «само собой все не пройдет». Теперь вопрос только в том, «вводить ли опричнину» (и снимать головы региональным ханам, князьям и воеводам-боярам с помощью «кривоохранительных органов») сразу после нового года – к чему давно публично призывает ВВП ряд «ивашек пересветовых» наших дней, не понимая, что их «на кол» посадят первыми. Или наоборот, пытаясь не очень сильно «потерять лицо» насчет проведения обозначенных в списке-2005 «р-р-р-радикальных реформ» и «непопуляр-р-рных мерр-рр(зостей)» - попытаться все-таки договориться с «земщиной» по-хорошему. Пару моих коллег из АсПЭК вместо «с новым годом!» засадили «ближние люди Самого» за сочинение первоочередных мер и кадровых решений по второму сценарию, однако еще «все может быть».
Тем временем в РСПП все богобоязненно и довольно тихо; вопреки «внешним слухам» про скорую «добровольную отставку Вольского» (цена им, по-моему, примерно та же, что и про «добровольную отставку губернаторов» и последующее переназначение их ВВП) Дед довольно активно работает. Главная проблема в том – что он, может быть, и рад бы уйти на покой: ОДНАКО ОСТАВИТЬ «ЛАВКУ» НЕ НА КОГО! Юргенс (по более реалистическим внутренним слухам) действительно собрался уходить обратно в бизнес, причем не очень ясно в подробностях, в какой именно. Роли «первого зама» он в целом не потянул – со времен А. Владиславлева в первые годы РСПП тут вообще сильной и самостоятельной фигуры ни разу не было; в роли «потенциального преемника» ни в самом РСПП, ни в АП его никто всерьез не рассматривал. Шохин очень разумно предпочел в «Круглом столе бизнеса» председательствовать и ни за что реально не отвечать. Пока потенциально на роль «первого зама» Вольского в РСПП крутится как потенциальный претендент Киселев (у которого свой бизнес со времен «Металимпекса» накрылся известно чем), но его не только «олигархат» и директорат, но и аппарат РСПП заслуженно считает горластым и говорливым «чудаком с инициативой». В общем, Бурундук (а «взаимодействием с олигархами» и подбором кадров по этой линии ранее занимался он) сейчас слишком не в фаворе, чтобы быстро кого-то найти, убедить ВВП и Вольского убрать. А после первых месяцев Чудес-2005 эта тема «профсоюза олигархов», думаю, сильно утратит даже видимость актуальности....

Приложения.
Подсчитали деньги, потраченные на Януковичем на фальсификацию выборов: $94 млн
Предварительные данные экспертной оценки показывают, что за время избирательной кампании команда кандидата в президенты Виктора Януковича потратила на подкуп членов избирательных комиссий и избирателей, а также организацию провокаций 94 миллиона долларов, в том время, как для команды кандидата в президенты Виктора Ющенко эти цифры равны нулю.

Такие данные были обнародованы в пятницу, 24 декабря, на пресс-конференции в Киеве. Проект «Общественный мониторинг финансирования выборов президента Украины 2004» проводился Коалицией общественных организаций Украины «Свобода выбора» при поддержке National Democratic Institute for International Affairs и International Renaissance Foundation.
Согласно текущим результатам исследования, на проведение избирательной кампании команда Януковича потратила более 392 миллионов долларов, а команда Ющенко - 46,2 миллиона долларов. Из этой суммы в 100 тысяч долларов команде Ющенко обошелся сбор подписей, 21 миллион долларов - содержание штабов, 3,2 миллиона долларов - статьи в региональной прессе, 100 тысяч долларов - наружная реклама («биг-борды»), 800 тысяч долларов - реклама в интернете, 3 миллиона долларов - контроль за организацией и проведением выборов, 8 миллионов долларов - теле- и радиореклама, 5 миллионов долларов - печатная агитационная продукция.
Из 392,5 миллионов долларов, использованных Януковичем, 2 миллиона долларов были потрачены на сбор подписей, 25 миллионов долларов - массовые мероприятия, 106 миллионов долларов - организацию работы штабов, 13,6 миллиона долларов - статьи в региональной прессе, 8,4 миллиона долларов - наружную рекламу, 4,5 миллиона долларов - интернет-рекламу, 53 миллиона - контроль за организацией и проведением выборов, 51 миллионов - теле- и радиорекламу, 35 миллионов - печатную продукцию. Помимо этого, как говориться в отчете, 32 миллиона долларов были потрачены кандидатом на подкуп членов избирательных комиссий, 30 миллионов долларов - проведение провокаций, 32 миллиона - подкуп избирателей.
Как отметил руководитель проекта Игорь Марков, ожидаемая после завершения выборов и окончательного подсчета расходов кандидатов сумма составит около одного миллиарда долларов. Он также подчеркнул, что подсчет объемов финансирования избирательной кампании Януковича усложняется вследствие использования административного ресурса.
Помимо этого Марков отметил, что перед переголосованием второго тура выборов структура ведения предвыборной борьбы кандидатами изменилась. Если ранее Янукович больше внимания уделял телерекламе, а Ющенко - встречам с избирателями, то теперь кандидаты кардинально сменили свои приоритеты. По мнению Маркова, это свидетельствует о том, что «финансовая база основного кандидата от власти существенно сузилась», а материальная база кандидата от оппозиции расширилась.

Путин - царь или государь?
Виталий Найшуль о верховной власти в России

Изменения в территориальном устройстве страны, реформа социального обеспечения, действия силовых органов дают основания снова задать вопрос о характере полномочий первого лица нашей страны – не только писанных, но и культурно обусловленных. Этой теме посвящается вторая беседа с директором Института национальной модели экономики Виталием Найшулем и научным сотрудником этого института Ольгой Гуровой. Первая беседа -- «Как строить Российскую империю», – это один из возможных подходов к содержательному пониманию выступлений Путина после Беслана (если реформу регионального управления принимать за реформу страны, а не просто за «подвижки» в административном аппарате). Представленный ниже текст является продолжением разговора об инициативах власти осени-зимы 2004 года в аспекте политического анализа высказываний президента, которые вызывают подозрения в дисфункции власти. Беседовал Виталий Лейбин.
Что такое сильная власть и чем она отличается от слабой? Как это можно определить? В чем ее функция? Можем ли мы ввести какую-то систему координат, чтобы понять, сильна ли наша власть или слаба?
Найшуль. Говоря о силе власти, у нас обычно путают ее способность организовывать страну (даже не проводить реформы, а просто выполнять функцию организации социума) и способность к репрессиям.
Например, если академический институт выпускает орфографический словарь, то закрепляет тем самым нормы русского языка. Это – социально-организаторская функция. И без словаря можно жить, но тогда понятие нормы становится расплывчатым. Что касается государственной власти, то ее сила в том, чтобы адекватно, так как у нее есть воля и разум, способствовать организации всего социума, включая работу государственных органов.
Другой способ общения людей с властью состоит в ожидании и боязни репрессий. Здесь сила измеряется тем, сколько людей чувствуют, что их могут посадить, сослать и т.п. Мне кажется, что по отношению к каким-то категориям граждан репрессивная составляющая власти за последнее время усилилась.
Но, помнится, Борис Павлович Курашвили прочитал в 1981 году доклад о слабости советского государства. Это притом, что тогда еще сажали диссидентов и власть была гораздо жестче, чем сейчас. Доклад поразил всех: все разом заспорили. Меня, однако, он не удивил: в Госплане, где я работал в 70-е годы, слабость власти уже ощущалась. Когда ЦК КПСС принимает решения, они одобряются партийным Съездом (куда выносились только самые важные вопросы), а потом эти решения не выполняются, – это значит, что страна неуправляема.
Когда Путин пришел к власти после Ельцина, было тотальное убеждение, что власть усилилась. Почему так произошло?
Найшуль. Я думаю, что Путин воспользовался очень мощным этосным ресурсом. Что про него говорили? Говорили, что не знаем, какая у него программа, но «он наш», «такой же, как мы». Это очень важное чувство. Если он такой, как мы, значит, он думает, как мы. Мы ему доверяем.

Как я уже говорил, сила власти меряется не только мощью репрессий. Наполеона, например, кадровые солдаты называли «наш маленький капрал». Самый сильный Царь – не тот, кто раздает тумаки направо и налево, а тот, кого невозможно ослушаться. Спайка с обществом и есть его реальная сила. Это хорошо видно по российской истории. Первый Царь династии Романовых Михаил Федорович был очень слабым и как личность, и по репрессивным возможностям. Но после Смутного времени вся страна желала поддержать Царя, и в результате он был очень эффективен. А вот другой слабый администратор – Николай II – был беспомощен, потому что значительная часть людей шла против царской власти или была к ней безразлична.
Отсутствие контакта, связи со страной «обескровливает» власть. Ельцин в какой-то момент потерял эту связь: Чечня, мелкие, но заметные народу ошибки, потом олигархи. Но в начале для большинства населения он был своим. Это – колоссальный ресурс.
Насколько я понял, «этосный» ресурс с самого начала был и у Путина. Но почему сейчас мы ощущаем кризис власти?
Найшуль. Выборы в Думу и президентские выборы были сверхпобедоносными, Путин одержал, говоря по-английски, «landslide victory». Но дальше произошел какой-то сдвиг, и контакт со страной был потерян. Почему? На этот вопрос есть несколько ответов.
Прежние Думы ставили палки в колеса, правительства «несли свою пургу», и первому лицу было, конечно, не разбежаться. Волеизъявлением страны и Государственная Дума, и Правительство оказались подчинены Президенту, и стало мерещиться, что можно делать все, что угодно. Но согласие надо получать не внутри Садового кольца, а со всей страной, а она от Президента не зависит. Наоборот, это он зависит от нее.
Далее, все четыре года номенклатура критиковала Путина за то, что он любит свой рейтинг больше, чем страну, и не тратит свою этосный ресурс на проведение непопулярных, но необходимых стране реформ. Создается впечатление, что эти речи достали Президента, и он решил сделать все неприятные дела сразу.
Возможно, также, кризис вызван изоляцией Президента. Ведь Президент России – заключенный, перевозимый из загородной резиденции в Кремль и обратно. Больше он ничего не видит. Путин не имел опыта такой изолированной жизни, но он вырос в питерской коммунальной квартире, и этого ему надолго хватило. Но за победоносными государственными делами в изоляции, можно растерять чувство того, что подойдет для коммунальной квартиры, а что нет.
Однако самое главное – не это. После Беслана стало ясно, что долго отстраиваемая вертикаль власти оказывается никчёмной. Это понял народ. Это понял Президент. Они знают это друг про друга, но пока молчат...
А как должно поступать первое лицо, чтобы быть адекватным? Можем ли мы сформулировать общие принципы?
Найшуль. Первое лицо нашего государства называется Царем – и это правда даже в наши демократические времена. Вощанов, бывший пресс-секретарь Ельцина, возмущенно рассказывал, как Президент, исчерпав все доводы, сказал ему: «Тебе Царь сказал, иди и делай!». То есть не просто начальник, а Царь. Это было где-то в 1991 году. А когда Ельцин покидал свой пост, на экране одновременно появились два фильма – Би-Би-Си: «Царь Борис» и НТВ: «Президент Всея Руси». Да и сама передача власти в присутствии Патриарха кричала о русском государственном прошлом и мало чем напоминала современные западные аналоги. Можно также вспомнить и советскую историю, когда Сталин на вопрос матери «Кем ты работаешь?» отвечал: «Царем!».

В физике есть понятие «идеальный маятник». Это маятник без трения, с невесомой нитью и т.п. Идеальный маятник – абстракция, в природе их не бывает. Но идеализация позволяет успешно решать реальные физические задачи. Идеальные модели можно усложнять, и каждую реальную ситуацию рассматривать как модификацию идеальной модели. Аналогично и историко-культурные идеализации позволяют разбираться с современными политическими институтами. Понятно, что Ельцин - не Царь и Путин - не Царь, и, если сравнивать их с реальными Царями, различия окажутся колоссальными. Но вполне продуктивно использовать понятие «абстрактного Царя». Эта идеализация подразумевает одну функцию – Царь правит. (Мы оставляем вне анализа религиозное свойство Царя – быть помазанником Божьим.)
А есть другое русское слово – Государь. Во многих текстах оно употребляется как синоним Царя. Но с точки зрения функций никакой синонимии нет: Царь правит, а Государь владеет. Разница такая же, как между владельцем фирмы и ее управляющим. Привычная синонимия возникла оттого, что со времен Ивана IV первое лицо работало сразу на двух должностях. Кстати, и во многих фирмах владелец и управляющий являются одним физическим лицом.
В русской истории, однако, мы видим, что Государь не всегда равнялся Царю. Даль пишет, что «в народном правлении Новгорода, чествовали его Государем». В западноевропейских языках наш «Государь» означает «суверен», и от него происходит целый комплекс политических понятий, например, суверенитет.
Управляющему-Царю могут быть переданы огромные полномочия, но не все, и часть всегда остается за хозяином, за Государем. Неспособность отделить одни полномочия от других – причина крупных политических ошибок наших демократических Президентов.
Например?
В нашем народном правлении Государем является вся страна или, выражаясь по-старинному – вся Земля (это понятие обсуждается в тексте "Как строить Россискую империю"). Она и должна определять самое важное в политике нашего государства. Когда Ельцин самочинно, не обратившись к стране, начал первую чеченскую войну, он был не в своих правах. Война – дело опасное для всей страны, и поэтому это вопрос суверена, а не управляющего (если нет нужды в быстром оперативном решении).
Присваивание Царем полномочий Государя приводит к огромной дисфункции власти. Ельцин немедленно получил оппозицию людей самых разных взглядов: и коммунистов, и демократов. Он сам почувствовал, что обмишурился и, как тогда говорили, «спрятался за носовую перегородку» – не появлялся на публике, сославшись на операцию носа. Если Президент считал необходимым применение силы, он должен был многократно объяснять это стране. Вспомним, что Ельцин много раз демонстрировал, что ему мешает Верховный Совет, потом выступил с телеобращением к стране и лишь затем распустил Верховный Совет. Это во многом определило его победу.
После начала первой чеченской войны его союз со страной расстроился, а президентская власть сильно ослабла. В результате он вынужден был учреждать олигархов и искать у них защиту от народа. Он и сам признал чеченскую войну самой большой неудачей своего правления.

Были и другие, аналогичные ошибки Президентов. Наши боевые действия в Дагестане в начале второй чеченской войны носили оборонительный характер, и у Путина была полная поддержка населения, но когда войска перешли через Терек, характер войны изменился, и снова начались дискуссии. В этот момент первое лицо государства должно было выступить и объясниться с хозяином, с Государем.
Другой пример касается поворота внешней политики после 11 сентября, сближения с США. Такие повороты тоже требуют объяснения с сувереном, поэтому Президент должен был выступить с внешнеполитической речью и объяснить, в связи с чем мы так круто поворачиваем руль. Президент посчитал, что момент был благоприятен, и что тут обсуждать, когда и так все ясно. Это неправильная точка зрения. Сам факт того, что управляющему все ясно, не избавляет его от обязанности информировать хозяина и согласовывать с ним свои действия.
Важнейшие полномочия Государя относятся к экономико-правовой сфере. Узаконить результаты приватизации не сможет ни Президент, ни Государственная Дума, ни Верховный и Конституционный суды, ни все они, вместе взятые. Необходимо получить согласие Государя. От него же нужно получить и согласие на налогообложение: сегодня власть вырывает налоги, используя репрессивная ауру, оставшуюся в наследство от советской власти, а население валяет налогового дурака.
Мне кажется также, что и монетизация льгот может дорого обойтись Президенту. Бардак, связанный с этими льготами, обсуждается на разного рода заседаниях уже много лет. Что касается техники государственного управления, вывод очевиден: надо рационализировать движение денежных средств и сократить воровство. Но главный вопрос состоит в том, согласен ли с этим хозяин. А хозяин говорит так, как мне сказал один пожилой человек: «Что с нами делают?» Фраза «с нами делают» означает, что суверен не спрошен. Результат для власти может быть тяжелым, так как захватывает большую часть населения. А сделать компенсацию, при которой все были бы в выигрыше, – очень трудно.
Но даже если выигрыш очевиден, то это не решает всех проблем. Представьте, что вы приходите в банк, и вам говорят: «Мы будем вам выдавать деньги не ежемесячно, как договорились, а раз в два месяца, но зато в два раза больше». Вы уйдете оттуда с недоумением и подозрением: а что они сделают в одностороннем порядке в следующий раз, наплевав на собственника вложенных средств. Даже, если арифметически все правильно, то все равно возникает «напряг».
Кстати, есть и технический способ снять эту проблему: сделать переход в новую систему добровольным. В Чили переход к частной системе пенсионного обеспечения, которую сейчас пытаются внедрить у нас, был в условиях диктатуры, причем не мнимой, а всамделишной и очень жесткой. Казалось бы, диктатор может многое себе позволить. Но не все. Переход в новую пенсионную систему был добровольным: 85% перешло в течение первого месяца, а 15% осталось. И сейчас еще есть люди в старой системе. Успех реформы – результат широкой поддержки ее населением.

Гурова. А Хозе Пиньера, который придумал эту реформу, каждую неделю выступал по телевидению и рассказывал про нее. Наши же реформаторы все делают, как партизаны.
В переходный период, в «междувременье» можно многое сделать, никого не спрашивая и ничего ни с кем не согласовывая, но это не очень хороший способ постоянного ведения государственных дел.
Замечу также, что не все льготы в принципе можно монетизировать. Представьте, что в средние века решили бы монетизировать льготу – право сидеть в присутствие короля. Есть льготы, которые имеют символический характер. Попытки монетизировать символические льготы вызывают чувство оскорбления. Для многих ветеранов войны льготы носят именно символический, а не меркантильный характер. Отсюда и возмущение.
Найшуль. Необходимо подчеркнуть, что формальных институтов, представляющего волю Государя, в нынешней политической системе нет. Это извиняет первое лицо в глазах специалиста, но не спасает его от народного недовольства. Однако разговор об институтах общения первого лица со страной мы хотели бы отложить до следующей беседы.
Вы сказали в основном о том, что не следует делать первому лицу. А есть ли действия, которые ему предписываются, своего рода должностные обязанности?
Найшуль. Они, как мы уже говорили, задаются глаголом править. У него, по Далю, шесть значений, которые и определяют полный список должностных обязанностей первого лица в нашей государственной культуре. Их важно знать первому лицу, чтобы не делать дорогостоящих ошибок, и народу, чтобы сравнивать поведение реального первого лица с эталонным. Кстати, в русских пословицах имеются чрезвычайно суровые аттестации неудачного правления: Царь тот правил, как медведь в лесу дуги гнет: гнет не парит, переломит — не тужит, или, еще хуже: правит, как черт болотом.
Итак, во-первых, Царь правит страной, как врач правит вывих, строитель правит дорогу, автор правит рукопись; как правят косу или бритву. А еще лучше, как Бог пути грешных правит. Подобные действия характерны для "Царей- реформаторов". В качестве примера упомянем, конечно, Св.Владимира, крестившего Русскую Землю, а также Петра Первого, «прорубившего окно в Европу». И сегодня так много в нашей стране нуждается в исправлении!
Во-вторых, Царь правит страной в старом значении править: оправдывать, выставлять правыми, освобождать от вины или повинности. Править в этом смысле можно и отдельных людей, и целые слои населения, и лиц, предпринимающих определенные виды действий. Так действовали "Цари-освободители", как, например, Александр II, освобождая от крепостной зависимости крестьян, Петр III, давший вольность дворянству, а в новейшее время Ельцин, разрешивший свободу торговли. Но и последующим "Царям" предстоит много работы, потому что наши люди и сегодня не свободны в созидательной деятельности на благо себя и своих близких, родного Отечества.
В-третьих, Царь правит страной, как правят свадьбу или правят церковную службу, исполняя все должное. Так действовали "Цари-консерваторы": Владимир Мономах, Екатерина Великая; свою бюрократическую свадьбу правил Л.И.Брежнев. К сожалению, "государственная свадьба" демократических времен сильно напоминает чеховскую, а о благолепии церковной службы и мечтать не приходится.

В-четвертых, Царь правит страной, как правят пеню или убытки, т.е. взыскивая, взимая должное – и не только в денежной форме. Так действовали "взыскующие Цари": в древности – Княгиня Ольга в отношении древлян, в XIX веке – Николай I и Александр III, устранявшие негативные последствия прошедших реформ. Так пытался действовать в первый срок своего пребывания у власти В.В.Путин. В народе это называется "наведение порядка", но пока что его результаты носят противоречивый характер – наверное, потому, что никто не понимает, в чем этот порядок состоит.
В-пятых, Царь правит страной, как правят кораблем по компасу, ясно осознавая цель своих действий. Так правили "Цари-новаторы": Ярослав Мудрый, Петр Первый. Среди них мог бы быть и М.С.Горбачев, если бы его компас и карты не подпортило номенклатурное шестидесятничество. А теперь страна вообще плывет без компаса и карт.
Наконец, в-шестых, Царь правит, как возница правит упряжкой, но, конечно, не всей страной, а только служилыми людьми. В этом бывают успешны "Цари-администраторы": Иван II Калита, Екатерина II Великая, в новейшие времена И.Сталин. Наш Президент тоже попытался строить вертикаль власти, но она оказалась неполноценной.
Есть ли что-то существенное, что необходимо добавить сегодняшнему разговору о функциях первого лица в России – президента, «царя»?
Найшуль.: Сегодня в нашей стране на основе бюджетного профицита возникают грандиозные замыслы дорогостоящих инфраструктурных проектов, типа многополосной стратегической автотрассы Петербург-Владивосток. Похоже, что они отражают манию величия России у тех, кто не чувствует ее настоящих проблем. В свое время, когда Хрущев предложил «Догнать и перегнать Америку!», народ ответил, что «догнать мы можем, но перегонять ее нам никак нельзя, потому что все увидят, что у нас задница голая». Вместо того чтобы финансировать чудо-проекты, хорошо было бы вплотную заняться нашими застарелыми государственными болезнями, список которых общеизвестен. Это труднее, чем забивать шпалы по известной технологии. Но решались и такие задачи. Русские Цари ведь не только шпалы забивали!


Оцените статью