Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Задорный французский водевиль: и снова о выборах   7

Власть и общество

25.04.2017 07:30  

Илья Пожидаев

305

Задорный французский водевиль: и снова о выборах

Сегодня мир, затаив дыхание, наблюдает за президентской гонкой во Франции. В первом туре Макрон набрал 23,75% голосов, а Ле Пен – 21,53%. Макрон – начинающий политик, Ле Пен в политике с начала 90х годов. Казалось бы, схлестнулись молодость и старость, новая формация со старой. Но есть ли, о чем шуметь?

Выборы во Франции (как, впрочем, и все выборы сегодня) направлены отнюдь не на представление жующему электорату каких-то смыслов - с целью их дальнейшего переваривания и усвоения этим самым жующим электоратом. Выборы ориентированы строго на устроение очередного псевдополитического шоу, цель которого состоит не в борьбе за реальную власть, а в том, чтобы кандидатов попросту не забыли. То есть кампания в идеале должна проходить в общем и целом примерно в том же формате, который выстроил для себя наш всеми любимый и вечно молодой Владимир Вольфович Жириновский: вроде кричит, обзывается, топает ногами, размахивает руками, угрожает всех расстрелять, но о каких бы то ни было смыслах – ни полслова.

Что же касается так нелюбимых современными политиками смыслов (на их стратегическом уровне), то на сегодняшний день в мире есть только две политико-экономические стратегии – суверенная и глобалистская. Две – и ни стратегией больше, ни стратегией меньше. Они, разумеется, могут принимать различные формы, облачаться в различные одеяния, даже продуцировать внутри самих себя какие-то конфликтные и противоборствующие течения, но ни одна форма и ни одно политико-экономическое одеяние в настоящее время, тем не менее, не выходит за пределы этих двух стратегических линий. С каждым годом, а уж тем более с каждой новой войной, - это становится все более очевидным.

Разграничиваются эти две стратегические линии в зависимости от ответов на следующие вопросы: а) каково место человека в природе, и как вообще относиться к человеку; б) какой формат управления выбрать; в) кому должны принадлежать природные ресурсы; г) какой должны быть культура и СМИ; д) как относиться к гомосексуалистам. Фундаментальные отличия между политиками и их программами – только в этом – и ни в чем ином. Обо всех этих вещах, между прочим, открыто писал в своей работе «Человеческие качества» не кто-то, а один из виднейших теоретиков и практиков глобалистского «устойчивого развития» и «Нового Гуманизма», один из управляющих «Фиатом» при Муссолини, первый президент всем известного Римского клуба, - Аурелио Печчеи. То есть эти пункты - можно сказать, официально предписанные фильтры, директивно применяемые так называемым «мировым правительством».

Государственно ориентированный политик отвечает на вышеуказанные вопросы следующим образом: а) человек – венец творения, и как-либо коверкать его и его природу недопустимо; б) править должно государство; в) природные ресурсы должны принадлежать той стране и тому государству, на территории которых находятся; г) культура и СМИ должны воспитывать и развивать; д) гомосексуализм и другие извращения недопустимы. Либеральный же политик ответит так: а) человек – точно такое же животное, как и остальные, а следовательно, допустима его принудительная депопуляция; б) править должны крупнейшие корпорации; в) природные ресурсы должны принадлежать крупнейшим корпорациям; г) культура и СМИ должны отуплять и развлекать; д) гомосексуалист – первый человек. А теперь давайте посмотрим, как отвечают на означенные принципиальные вопросы программы Ле Пен и Макрона.

И Ле Пен, и Макрон рассматривают людей в качестве серой массы, которая не должна рыпаться, и с которой дозволительно делать все, что угодно. Ле Пен призывает ограничить мигрантов в правах, сократить население Франции за счет сокращения мигрантов в 20 раз, а также обильно применять пожизненное лишение свободы (смертную казнь, что также показательно, Ле Пен не трогает – как и подобает либеральному европолитику). Макрон предлагает массовые увольнения – для начала многих десятков тысяч работников – просто за их ненадобностью. Ясно, что и предложения Ле Пен, и предложения Макрона – ведут к депопуляции, просто разными способами и в разные сроки.

Ле Пен вроде бы предлагает «защищенное государство» и вроде бы громко восстает против транснациональных корпораций, но, вместе с тем, не хочет повышать для них налоги (французские крупные корпорации хочет даже всецело поддерживать, в том числе и налогово), а для малого и среднего бизнеса – хочет и вовсе ослабить налоговое бремя. С Макроном вообще все понятно: свою приверженность глобализму и интегрированности Франции в единое европейское пространство он даже никак и не вуалирует.

Ле Пен вроде бы выступает за суверенитет и за суверенный контроль государства над его природными ресурсами, однако, как было указано выше, против крупных национальных корпораций (которые, в случае их успешности, неизбежно выходят на внешний рынок) - она тоже ничего не имеет. Позиция же Макрона – снова вполне определенная: ориентированность на ЕС и глобализацию, что в принципе исключает возможность суверенного государственного контроля над ресурсами.

И Ле Пен, и Макрон воспринимают СМИ исключительно как площадку для псевдополитической клоунады. Ни о какой просветительской работе речи не идет: каждый кандидат просто выкрикивает определенные, заранее прописанные штампы, которые населению противопоказано осмысливать.

Ле Пен с пеной у рта призывает к отмене гомосексуальных браков во Франции, но, вместе с тем, предлагает им замену – в формате каких-то неконкретизированных, но, тем не менее, обновленных «форм гражданского союза» (не исключено, что предлагается на самом деле тот же самый брак, просто по-другому названный). Отношение глобалиста Макрона к гомосексуалистам и вовсе не нуждается в дополнительных разъяснениях.

Как видим, и Ле Пен, и Макрон – абсолютно глобалистские политики. А иначе и быть не может. Это в общем-то понятно и даже извинительно: в конце концов, ни у первой, ни у второго нет и не может быть даже дееспособных самостоятельных источников «раскрутки» - и уж подавно не может быть какой-либо самостоятельной политической игры. Необходимо понимать, что каким-то образом возникших изнутри чужаков транснациональный капитал либо устраняет физически (как это было в случае с Кеннеди), либо устраивает им публичную порку на весь мир – с последующим «сливанием» (как это было в случае со Стросс-Каном). Если же западный политик существует, и он на виду – значит, он по какой-то причине нужен и чем-то какому-то конкретному «хозяину» полезен. Перестанет быть нужным и полезным – его вышвырнут из системы максимум через месяц, и все ресурсы для этого имеются.

А так вообще-то Ле Пен и Макрон, Макрон и Ле Пен – в сущности, абсолютно одинаковы. Наверное, Макрон станет первым, а Ле Пен – наверное, вечно второй. Третьей, четвертой, десятой, двадцать пятой – без разницы. Кто победит, Ле Пен или Макрон, равно как и то, кто в чье кресло во Франции сядет – вопрос абсолютно не принципиальный. Европейские политики вообще, и французские – в частности, - это не более, чем статисты, изображающие своим материальным телом и напоказ шумными действиями какую-то якобы политическую активность. Реальные стратегические и даже тактические решения о судьбе западного мира давным-давно принимаются совершенно в других кабинетах. Вернее, в офисах.


Оцените статью