Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Масштабные проекты в Коми   2

Власть и общество

27.04.2017 08:00  

Общественный контроль

378

Масштабные проекты в Коми

Многочисленные аресты и неожиданные отставки первых лиц и прочих высокопоставленных чиновников в Республике Коми на первый взгляд ничего не меняют в жизни рядовых граждан. Лишь позже выясняется, что многое из того, что задумали эти самые лица, начинает глохнуть, и реализация совершенно благих крупномасштабных проектов застревает на самой середине. В причинах этого явления разбирался «Общественный контроль».

«Технические пояса» вместо набережной

О том, что судьба недостроенной набережной на реке Сысола в Сыктывкаре находится в буквальном смысле в подвешенном состоянии, «Общественный контроль уже рассказывал. Возвести ее, а также коренным образом реконструировать прилегающий к реке Кировский парк, разбитый в начале 1930-х  годов и уже никак не отвечающий требованиям современного города, выросшего за это время в десять раз, власти города и республики намеревались еще в 60-е. Главной помехой в осуществлении этих планов был постоянно обваливающийся из-за перенасыщенности грунтовыми водами высокий берег.

За решение этой крайне непростой задачи принялись в 2013 году действовавшие тогда глава Коми Вячеслав Гайзер и сыктывкарский градоначальник Иван Поздеев. Сначала прошло совещание в Двинско-Печорском бассейновом водном управлении, на котором был рассмотрен проект берегоукрептельных работ, предполагающий забивку бетонных свай, устройство ростверка, крепление откоса железобетонными плитами. И работа закипела.

Иван Поздеев официально пообещал, что к 2016 году Сыктывкар получит изумительную набережную, которая будет иметь три уровня и включать в себя бульвар, скамейки, фонари, спускающиеся к реке лестницы и даже каскадные фонтаны с подсветкой. Затем начнется коренная реконструкция парка, в котором появятся новые аттракционы, велодорожки, уличные кафе и прочие прелести.

Не все шло гладко. Река - федеральная собственность, поэтому республика должна была получить из Москвы на противооползневые мероприятия и берегоукрепительные работы 73 млн рублей в 2014 году, еще 76 млн в 2015. Деньги в эти сроки так не пришли, но работы продолжались за счет республиканского и муниципального бюджетов.

А в октябре 2015 года Вячеслав Гайзер и Иван Поздеев оказались за решеткой по подозрению в коррупции.

Новая же власть интереса к набережной не проявила, и только благодаря угрозам применить штрафные санкции со стороны сыктывкарского природоохранного прокурора Юрия Гудкова, берегоукрепительные работы были продолжены.

В августе 2016 все то, что было сделано строителями, подверглось серьезным испытаниям. На город обрушился чудовищный ливень, который сорвал с места и разбросал по сторонам выложенные вдоль берега бетонные плиты, смыл в реку песок, на котором они держались, и крупные булыжники, укреплявшие откосы.

Через три месяца было возбуждено уголовное дело в отношении руководителя группы компаний «Тетра» Тариэла Робанишвили - его предприятие «ТетрастройКоми» занималось берегоукрепительными работами. И, по мнению следствия,

при строительстве противооползневых сооружений использовала более дешевый тип песка, что могло послужить одной из причин разрушения конструкции во время проливного дождя.

Впрочем, как бы то ни было, но берегоукрепительные работы удалось завершить. На берегу реки возникло странное сооружение, которое действовавший в прошлом году мэр Сыктывкара Андрей Самоделкин назвал «техническими поясами». Иной функции, кроме как сдерживать берег от обрушения, они не выполняют. Однако горожане, привыкшие гулять вдоль реки, восприняли их как недоделанную набережную и с удовольствием прохаживаются по этим поясам. А зимой детвора скатывалась по ним на «ватрушках».

Дальнейшая судьба набережной и всего парка, в котором летом прошлого к 95-летию республики провели «косметический ремонт», неизвестна. Новый градоначальник Валерий Козлов по этому поводу заявил:

- Преображения гидростроительных сооружений на Сысоле ждать не стоит. У нас в этом году в бюджет заложены деньги только на их содержание - покос травы, уборку мусора и так далее. Вопрос дальнейшего благоустройства и превращения их в настоящую набережную пока, к сожалению, открыт.

Что нам стоит снести и построить

В аналогичной ситуации в Сыктывкаре оказался еще один масштабный проект, предполагающий изменение значительной территории городского центра. Речь идет о сносе 38 деревянных двухэтажек в границах Нагорного проезда, улиц Юхнина, Орджоникидзе, Карла Маркса, Оплеснина и Октябрьского проспекта и возведении на их месте современных жилых домов высотой от 6 до 14 этажей.

«Деревяшки» в качестве временного жилья возвели более полувека назад, и они практически пришли в негодное для проживания состояние. Эти строения портят не только архитектурный облик столицы Коми республики, но и жизнь их обитателям. Весной сквозь потрескавшийся потолок капает талая вода, подгнившие полы проваливаются, фундамент плывет, трескается канализация, отчего запах нечистот распространяется по всему дому.

И вот в феврале 2013 года в своем выступлении перед депутатами Государственного Совета Коми Вячеслав Гайзер объявил о масштабной программе сноса ветхого жилья в и строительства на их месте высотных домов.

Аукцион на право заключения договора на развитие этой территории выиграла ООО «Малоэтажное жилищное строительство», учредителем которого является ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Коми». Совет директоров этого фонда когда-то возглавлял сам Вячеслав Гайзер. А самой строительной компанией руководит бывший управляющий делами администрации главы и правительства Коми Александр Ольшевский.

Реализовать проект предполагалось за пять лет, общая площадь обустраиваемой территории должна составить около 5,5 га, жилой фонд города при этом увеличится на 140 тысяч квадратных метров.

Однако процесс пошел совсем не теми темпами, как было запланировано. И вот год назад новый руководитель республики Сергей Гапликов проинспектировал обновляющуюся территорию и остался недоволен тем, как идут дела. К тому времени были снесены только три «деревяшки», а на их месте начато строительство 4-подъездного жилого дома.

Гапликов распорядился ускорить процесс, и завершить снос обветшавших домов в течение трех лет. Своему министру строительства, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Виктору Абулгафарову он поручил совместно с подрядной организацией проработать этот вопрос.

Но спустя несколько месяцев Абулгафаров вынужденно покинул республику  - в отношении него следственное управление по городу Сочи возбудило уголовное дело по статье «Халатность». А в апреле нынешнего года уголовному преследованию подвергся Александр Ольшевский. Сейчас он находится под арестом по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере.

Корреспондент ОК-информ поинтересовался у Валерия Козлова:

- Скажется ли арест Ольшевского на реализации этого крупномасштабного проекта, который осуществляет его фирма?

- Скажется, и все мы это понимаем, - честно признался мэр. - А вот как скажется - покажет время. С одной стороны, любое юридическое лицо может функционировать без руководителя. У него должен быть заместитель и главный бухгалтер с правом подписи. С другой стороны, роль руководителя в конкретном проекте отсекать нельзя. У него же находятся все нити взаимодействия с поставщиками, субподрядчиками, с городской администрацией. В ближайшее время мы проведем совещание с руководством этого предприятия, чтобы выяснить, как компания планирует свою деятельность в этой непростой ситуации.

На криминальном фундаменте

Примеры подобных незавершенных проектов, увы, не единичны. В Княжпогостском районе уже несколько десятилетий не могу достроить санаторий Серегово, а ведь именно Гайзер в последнее время добивался его завершения. Четыре года назад при мэре Поздееве был разработан проект нового микрорайона «Югыд чой» («Светлая горка») между центральной частью города и удаленным Эжвинским районом. Предполагалось, что там будут два детских сада, школа, физкультурно-оздоровительный комплекс, торговые центры, банки, почта, поликлиники, аптеки, культурно-досуговые учреждения, кафе, магазины и даже православный храм в честь чудотворца Спиридона Тримифунтского. Однако чуда не произошло - ни одного дома там до сих пор не построено.

Так почему же застревают, как машины на грязной дороге, столь замечательные начинания?

Депутат Государственного Совета Коми Олег Михайлов считает, что причина в том, что в этих проектах его инициаторы имели какой-то свой материальный интерес.

- Город Сыктывкар, как и любой другой муниципалитет, должен развиваться по конкретному плану, - пояснил народный избранник корреспонденту ОК-информ. - А что мы видим: планы есть, а реализации нет. И все потому, что пока есть некая финансовая заинтересованность, тогда и происходит движение. Это значит, что инициаторы этих проектов руководствовались не желанием сделать доброе дело, а заработать на этом. Сейчас их нет, и все останавливается.

По мнению Олега Михайлова, руководители города и республики должны руководствоваться не собственным материальным интересом, не желанием навариться на этом, а намерением сделать жизнь горожан комфортнее.

С этим не поспоришь, вот только когда появятся чиновники, которые будут руководствоваться именно такими мотивами?

Игорь Бобраков

Вопрос Михаилу Хазину

Почему в России хронически возникает ситуация, когда стратегические региональные проекты – и социально нужные, и экономически важные – оказываются в полной зависимости от «доброй воли» продвигающих их местных чиновников, причем эта «добрая воля», как правило, замыкается на их личной заинтересованности? Почему, как только лоббирующий социально значимый проект руководитель лишается своей должности (зачастую оказываясь в СИЗО), местная власть охладевает к этому проекту и начинает говорить, что его невозможно выполнить из-за недостаточного финансирования? Как может возникать подобная ситуация, если предыдущий руководитель собирался на ней еще и заработать? Почему у муниципальных властей не хватает стимулов для качественного исполнения своей работы? Почему они, мягко говоря, формально относятся даже к майским указам президента, от выполнения которых так или иначе зависит сохранение ими своих мест? Может быть, если чиновники не способны выполнять свои обязанности за оклад, стоит ввести систему финансового поощрения за реализацию социально значимых проектов?


Оцените статью