Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Взлёт и падение СССР. НЭП начало — разруха и голод   3

Власть и общество

27.05.2017 08:24  10 (1)  

Гриживнов Юрий

1027

Взлёт и падение СССР.  НЭП начало — разруха и голод

Политически, если так можно выразиться, 1921г для партии начался уже в конце 1919г. Широкая коалиция, сложившаяся под управлением большевиков для сохранения суверенитета и единства страны, по окончанию гражданской войны должна была саморазрушиться. Силы с иной идейной основой, привлечённые в партию широким условием единства страны, стремились к политическому самоопределению и как следствие к образованию фракций. Внутренний раздрай дошёл до того что, 10съездРКП(б), прошедший 8—16 марта 1921г, созывали по фракционному принципу.

С другой стороны «принципы ленинского демократического централизма» создавались для идеологически монолитной партии, действующей в условиях многопартийности. Более того, именно идейная целостность и наличие множества партий в 1917г, позволили большевикам создать общее условие единства страны и пути её развития на долгие годы, вплоть до начала 50-х.

В.И.Ленин решил сохранить идеологическое единство партии, но похоже забыл о диалектическом содержании «принципов демократического централизма», т.е. не озаботился о восстановлении многопартийности в стране. Изящные политические комбинации и игры, на фоне «бунта красных командиров» в частности «Кронштадтского мятежа», привели на 10съезде РКП(б) к безусловной политической победе фракции большевиков, что было закреплено резолюциями съезда «О единстве партии» и «О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии».

Это половинчатое решение стало бомбой с часовым механизмом, который стал отмерять время неизбежного внутреннего вырождения партии в условиях однопартийности. При попытке разминировать эту бомбу погиб И.В.Сталин (был убит 2марта1953г), а взорвалась она реформами Н.С.Хрущёва, с которых началась реставрация капитализма в СССР. Но пока впереди, молодую Страну Советов ждали пусть и трудные но великие свершения и победы и начались они с ГОЭЛРО и НЭП.

Для перерастания крестьянской революции в пролетарскую, в первую очередь нужно было завершить эту крестьянскую революцию, то есть исполнить все её цели и задачи, главные из них это вопрос о земле, а второй о справедливой торговле в частности между городом и деревней. Во вторую очередь нужно было решить вопрос с экономической и научно-технической базой построения социализма. Обе задачи решили исполнить одновременно, задачи крестьянской революции выполнить при помощи НЭП, а подготовку базы социалистической революции при помощи ГОЭЛРО, что было закреплено резолюциями 10съездаРКП(б) «О замене развёрстки натуральным налогом», «О кооперации», «О пересмотре финансовой политики», и по ГОЭЛРО резолюцией «Об очередных задачах хозяйственного строительства», принятых 9съездомРКП(б).

НЭП предполагал достаточно простые решения по снятию ограничений с торговли. По сути если при военном коммунизме на конец 1920г весь рынок кроме директивного был криминализирован, то с начала 1921г основная часть рынка стала саморегулируемой кроме откровенной уголовщины. Нормативно регулируемой части рынка не было вовсе, поскольку и самих норм регуляции рынка не было, точнее были только Декреты СНК и ВЦИК Съезда Советов, которые давали скорее направления чем нормы. На начало 1921г вся правовая регуляция НЭП была сведена к трём декретам, в целом правовая база как таковая была сформирована к концу 1922г, основой которой стал Гражданский кодекс от 31октября 1922г, а свой законченный вид правовая система СССР приобрела только к 1927г.

НЭП В целом предполагал следующее:

Возрождение товарно-денежных отношений, предоставление свободы хозяйствования и торговли мелким товаропроизводителям, восстановление кооперации в полном объёме.

Замена продразверстки продналогом, размер налога снизился почти в два раза по сравнению с продразверсткой.

Проведение денежной реформы, создание Госбанка, сберегательных касс, восстановление функции кредита и системы прямых и косвенных налогов.

Совет Народных Комиссаров был далек от радужных ожиданий, но оценка экономической действительности превзошла все ожидания — катастрофа, больше известная как РАЗРУХА. Профессор Сергей Николаевич Прокопович приводит следующие данные по производству после Гражданской войны в 1920 году как долю от уровня 1913г:

по нефти 42,7 % от уровня 1913 года

по углю 27%

по чугуну 2,4%

по паровозам 14,8%

по вагонам 4,2%

по кирпичу 2,1%

по пряже 5,1%

Количество рабочих в 1920 году составляло 43,1 % от числа рабочих в 1913 году. Производительность составляла 52% от уровня 1913 года. Износ основных фондов составил 30%, а уменьшение по сравнению с 1918 годом — 6,8%.

Требования по ГОЭЛРО основывались на быстром восстановлении промышленности до довоенного уровня. Хотя основы планирования уже были, но управленческого опыта и знаний о текущем состоянии дел было явно недостаточно. Первоначально планировалось первый уголь взять с запасов возле шахт, под это были даже разогнаны печи, но как оказалось его можно было взять только с добычи. Это была явная недооценка масштабов кризиса, которая выявилась уже в январе 1921 года. Прошел январь, и вместо обещанных 40 млн пудов было добыто всего 30 млн пудов угля, или 480 тысяч тонн.

Заводы смогли продержаться до марта на своих запасах и скудных поставках. Но в марте началась остановка производства и закрытие заводов. В Петрограде встали 64 предприятия, в том числе и такие гиганты, как Путиловский и Сестрорецкий заводы. На Урале пришлось остановить мартеновские и прокатные цеха на Аша-Балашовском, Усть-Катавском, Миньярском и Златоустовском заводах. Выплавка чугуна дрогнула и сократилась уже в апреле на 20% к мартовской выплавке. Часть топлива удалось перебросить на прокатные цеха и обеспечить выпуск проката из уже выплавленного металла. Дисбалансы в экономике стремительно нарастали. В мае 1921 года был ребром поставлен вопрос о перестройке работы промышленности.

Решение, предложенное Лениным, заключалось в дальнейшем развитии уже опробованной идеи — концентрации производства. Нужно было выделить группу самых мощных предприятий, способных поднять основную часть государственного заказа, и бросить на них все имеющиеся государственные запасы топлива, сырья и продовольствия. Остальные заводы придется бросить на произвол судьбы, и, скорее всего, они закроются. На местах об этом говорили в тот момент уже совершенно определенно.

Собравшийся в мае 1921 года 4-й съезд совнархозов этот подход одобрил и полностью высказался за концентрацию производства. Вместе с тем Ленин предложил еще одну инициативу. Те заводы, которые государство снабжать не может, особенно мелкие заводы и мастерские, для того, чтобы сохранить их в рабочем состоянии, сдать в аренду частному капиталисту. Съезд поддержал и это предложение.

5 июля 1921 года вышел декрет Совнаркома «О порядке сдачи в аренду предприятий, подведомственных ВСНХ».

Этот декрет определил к аренде только самые мелкие заводы и фабрики, на срок не свыше пяти лет. Конечно, арендованные предприятия тут же снимались с государственного снабжения.

Весьма символично, что именно в этот день Ленин признал крах революции в Европе. То есть с этого дня ни о каком экспорте революции уже не могло быть и речи, тем более что большевистский вариант предполагал мировую революцию только как, деятельность национального пролетариата капиталистических стран.

При этом хотя «морская блокада» Советской Республики к началу 1921г была снята, то дипломатическая и информационная только усилилась, при этом стало можно говорить и о начале «торговой блокады», как неприятия советской монополии на внешнюю торговлю. Соответственно изменились требования к Коминтерну, главной задачей стало преодоление международной изоляции. Второй задачей Коминтерна стало обеспечение плана ГОЭЛРО, т.е. осуществление теневой международной торговли Страны Советов.

Для этого естественно потребовались «прачечные», первоначально они были организованы в Прибалтике, всего с 1919 по 1922, через Прибалтику было вывезено не менее 700млн рублей золотом. Наиболее известная из них была также организована в Прибалтике при участии бизнесмена и авантюриста Арманда Хаммера, действовавшая с 1922г. Развивая своё «прачечное» дело, А.Хаммер в 1924г организует теневое финансирование внешней торговли Страны Советов через собственную компанию Allied American Corporation и приобретённый им Harju Bank, который активно проработал в течении одного года, до своего закрытия в 1925г Эстонским правительством по политическим мотивам. Впоследствии благодаря Коминтерну и бизнесменам подобных А.Хаммеру, отрываются и иные «прачечные» по всему миру.

В конце мая 1921 года ВСНХ образовал комиссию по обследованию угольной промышленности Донбасса и нефтепромыслов Грозного и Баку. От Госплана туда вошел профессор Л. К. Рамзин, принимавший участие в составлении плана «Гоэлро», а теперь возглавлявший топливную секцию в Госплане. После поездки, он предложил план подъема производства в угольной промышленности Донбасса. В Донбассе на крупных шахтах находилось 93% всех угольных запасов бассейна и 92% всех подготовленных выработок. Отсюда проистек и вывод — зачем тратить средства и силы на «раскачку» разрушенных и малопродуктивных шахт, когда то же самое количество угля можно добыть в самых богатых и подготовленных шахтах. Притом с гораздо меньшими усилиями и затратами. План Рамзина был прост: сосредоточить добычу угля на 288 шахтах, что составляло 26% шахт от всех шахт Донецкого района. Что было сразу принято, подобная оптимизация шла по всем направлениям народного хозяйства.

Общими усилиями удалось добиться перелома. После спешной концентрации производства и добычи угля, после того, как в Донецкий район снова были брошены рабочие, продовольствие и товары, положение удалось немного поправить. В сентябре в Донецком районе было добыто 295 тысяч тонн угля. К декабрю добыча поднялась до 848 тысяч тонн и превысила плановые предположения на этот месяц 1921 года. В августе 1921 года были снова пущены в ход первые три уральских завода. На 1 сентября 1921 года на Урале работало 5-домен и 3-мартеновские печи.

24 сентября отдел промышленности ВСНХ подготовил и представил в Совет Труда и Обороны список предприятий, которые оставались на государственном снабжении, которые переводились на самоснабжение и тех, которые закрывались или отдавались в аренду. Так по Уралу на государственном снабжении оставались 30 заводов с 56 тысячами рабочих. Эти заводы производили 96% уральского чугуна и 89% уральского мартеновского металла. 21 завод переводился на самоснабжение, а 32 завода предполагалось отдать в аренду, или закрыть.

Но главная опасность была выявлена по итогам весны 1921г — сильный неурожай, грозящий перейти в смертный голод. В конце апреля 1921 года Совет труда и обороны принял постановление «О борьбе с засухой». В мае и июне 1921 года Ленин распорядился о закупках продовольствия за рубежом, но его не продавали, того что удалось закупить было очень мало, его количества не хватало даже для питания рабочих, не говоря уже про крестьянство.

Вопрос о голоде был поставлен в Политбюро ЦК 25 июня 1921 года, была установлена грань, отделяющая неурожайные уезды от голодающих. Если в уезде урожай составлял меньше 6 пудов на душу, то он признавался голодающим. 26 июня 1921 года газета «Правда» напечатала статью о голоде в Поволжье, указывая о том, что он даже сильнее, чем жестокий голод 1891 года.

5 июля Кржижановский в Госплане сделал доклад о неурожае, который осветил складывающееся положение. Президиум принял решение срочно разработать план продовольственного снабжения республики. 18 июля 1921 года был образован Центральный комитет Помгола во главе с Председателем ВЦИК М. И. Калининым. В неурожайных губерниях, по сводкам ЦК Помгола, проживало 31 млн 714 тысяч человек. В августе 1921 года, в условиях обострения голода и постепенно проясняющихся перспектив на урожай, оценивающийся примерно в 32 млн тонн, что вдвое меньше, чем в урожайный год, первое место в работах Госплана занял продовольственный план. На его фоне отступил даже план топливоснабжения, хотя положение с топливом продолжало оставаться сложным и план с потреблением не сходились с зазором примерно в 240 тысяч тонн топлива.

Станислав Густавович Струмилин привел расчёты по необходимой калорийности пайка, которые показывали, что производительность рабочего прямо зависит от размеров пайка и от количества получаемых калорий. 2000 калорий в день являются тем минимумом, который нужен для поддержания физического равновесия организма. При падении пайка до 2750калорий к концу 1920г производительность упала в пять раз по сравнению с 1913 годом, его калорийность находилась уже близко к уровню истощения рабочего. Увеличение калорийности пайка всего на 1 тысячу калорий должно было поднять производительность рабочего 2,3 раза.

Струмилин, учитывая общую ситуацию в хозяйстве, предложил такой план: паек рабочего увеличить, а число рабочих, стоящих на государственном снабжении, сократить. Тем самым поднять производительность рабочего и более эффективно распорядиться продовольственными запасами. По его подсчетам, нужно было установить паек в 3400 калорий в день для взрослого и 2600 калорий — для члена семьи. Такой паек потребовал бы, в среднем, 192 килограмма муки, 24 килограмма крупы, 115 килограммов картофеля в год на человека.

17 сентября 1921 года на Совеет Труда и Обороны было решено сократить число совслужащих до 900 тысяч, а рабочих — до 2,5 млн человек, при этом населении страны составляло 140млн. человек. Вопрос был о сохранении государства, а для этого нужно было любой ценой сохранить костяк, а в остальном надеяться на внешнюю помощь и милость природы. Но снабжение, даже только этого малого круга людей, требует около 4 млн тонн хлеба, которых не было. 20 сентября состоялось еще одно заседание Госплана — с докладом представителя Наркомпрода М. И. Фрумкина. Он доложил, что Наркомпрод сумел сократить расход хлеба до 2,8 млн тонн, что собрать это количество продовольствия представляется реальным.

Проблем вызвавших голод 1921-1922гг было много, но засуха безусловно стояла на первом месте, на втором кризис политики военного коммунизма, уже приведший к "бунту красных командиров", третье место можно было определить "разруху" как результат отвлечения сил из хозяйственного оборота в период гражданской войны, причём в основном именно из сельскохозяйственного производства. Всё это усугублялось тем что урожай 1920год был ниже среднего, хотя в полной мере назвать его неурожайным было нельзя.

Ну и на четвёртое, хотя с точки зрения потерь определяющее, нужно поставить ментальность крестьян и народов проживающих на просторах России. А в традициях некоторых народов в случае голода было уничтожение лишних едоков (малых и немощных) своей семьи. Зачастую голодающие семьи не получали помощь даже от своих родственников живущих в одном селе. Да и сам голод в основном был зерновой, огородничество, рыболовство и собирательство в должной мере именно как собственная продовольственная база не использовались (в основном на продажу - даже в этот голодный год). Но и сам "зерновой голод" имел бы значительно меньшие последствия если бы на самогоноварение не пошла чуть ли не треть и без того скудного урожая.

Но и это ещё не всё, население было крайне маломобильно, поэтому почти ни кто своевременно не покинул районы явного неурожая. Переселенческие потоки потекли только после того как голод вошёл в полную силу, как следствие они сопровождались массовыми эпидемиями инфекционных заболеваний в первую очередь холеры и тифа. А в те времена и обычный грипп обычно завершался летальным исходом.

Также фактором значительно повлиявшим на уровень потерь явилась внешнеполитическая ситуация, а именно торговая блокада Советской России развёрнутая странами Антанты и их союзниками. Там на вполне официальном уровне было принято решение задушить молодую Советскую Власть костлявой рукой голода. Поэтому на июньское обращение Правительства РСФСР к международному сообществу по поводу голода был получен ультиматум, требующий сдать власть Антанте. Естественно этот ультиматум был отвергнут, как следствие молодая советская республика лишилась возможности покупать продовольствие у стран Антанты и их сателлитов напрямую.

Необходимо было искать обходный манёвры, ставился как главный вопрос, вопрос о прорыве информационной блокады Советской Республики, в сложившихся условиях это стало главной задачей Коминтерна. Конечно зарубежные СМИ не могли утаить голод в России, но до тех пор пока он не начал собирать свою обильную скорбную жатву, они могли благополучно молчать. Помощь нужно было получить раньше, только тогда она была бы действенной. А для этого Коминтерну нужно было развивать свою информационную базу на местах, в первую очередь подкупать солидных журналистов не менее солидных изданий причём именно в странах Антанты, которые уже начали торговую блокаду Советской Республики.

2 августа 1921 года советское правительство обратилось к Лиге Наций с просьбой о содействии в борьбе с голодом. «Российское правительство, — говорилось в ноте, — примет любую помощь, из каких бы источников она не поступила, совершенно не связывая её с существующими политическими отношениями». В тот же день В. И. Ленин написал обращение к мировому пролетариату, а ещё ранее (13 июля) Максим Горький с ведома руководства страны призвал общественность Запада не допустить массовой гибели людей в России.

Только осенью информационная блокада была прорвана — 30 сентября 1921 года на заседании Лиги Наций в Женеве выступил Фритьоф Нансен. В нём он обвинил правительства стран-членов Лиги в желании решить проблему большевизма в России посредством голода и гибели 20 миллионов человек. Он отметил, что множественные и неоднократные просьбы о предоставлении 5 миллионов фунтов стерлингов (половина стоимости линкора) к правительствам Европейских государств остались без ответа. И теперь, когда Лига Наций приняла резолюцию — эта резолюция говорит только о том, что нужно что-то сделать для России, но отказывает в этом. Более того, представителем Королевства Югославия М. Спалайковичем была предложена резолюция, возлагающая всю ответственность за голод на Советское правительство. Комментируя это, он отметил: «Мы не дадим ни пенни парням из Москвы… из двух зол — голода и большевизма я считаю последний худшим». По информации корреспондента, аналогичного мнения были и другие делегации, но они это выразили в более обтекаемой форме.

Тем не менее на обращения М.Горького откликнулся Герберт Гувер и после согласования условий уже с 1сентября началась помощь в рамках Американской администрации помощи (англ. American Relief Administration, ARA).

Формально это негосударственная организация в США, существовавшая с 1919 года до конца 1930-х годов, активную деятельность вела до середины 1920-х годов. Хорошо известна своим участием в оказании помощи европейским странам с 1919г и Советской России в ликвидации голода 1921—1923 годов, хотя фактически под её эгидой действовало до 15 различных религиозных и общественных организаций США.

ARA была создана согласно распоряжению президента Вудро Вильсона для практической реализации задач, обусловленных принятым 13 января Палатой Представителей и 25 февраля 1919 года Сенатом США «Законом о помощи Голодающей Европе» (англ. European Famine Relief bill), согласно которому США выделяли 100 миллионов долларов на поставку продовольствия и медикаментов для пострадавших стран Европы. Главной задачей которой была ликвидация военных запасов США, поскольку их появление на свободном рынке привело бы к гораздо большим финансовым потерям для США, нежели выделенная сумма.

При этом ни о какой благотворительности речи не было, странами, получающими помощь, были выписаны долговые обязательства, предполагающие погашение полученных ими сумм помощи. При этом стоимость собственно помощи составляла около 77 %, а остальные 23 % — накладные расходы организации: транспортировка, распределение и так далее. Более того, ARA становилась эксклюзивным распорядителем помощи, исходящей из США, а также, согласно решению Федеральной Резервной Системы, устанавливала обменный курс на европейские валюты по своим операциям.

Советская Россия выделила для закупки продовольствия в США  по линии ARA на общую сумму около 13 миллионов долларов. Всего за два года АRА было израсходовано около 78 млн долларов, из которых 28 миллионов — деньги правительства США, 13 млн — советского правительства, остальные — благотворительность, частные пожертвования, средства других частных организаций. Организация Нансена вместе с другими, кто находился под ее «зонтиком», осуществила помощь примерно на 4 млн. долл.

То есть собственно благотворительная помощь составила 41млн долларов, в которой прослеживается участие Коминтерна через «прачечные» религиозных организаций в виде крупных целевых пожертвований.

К первому июня 1922 года в голодных губерниях было открыто свыше 7000 советских столовых и до 9500 столовых иностранных организаций. С начала осени 1922 г. началось сокращение помощи. К октябрю 1922 года продовольственная помощь была сведена до минимума.

Вплоть до середины 1922г в стране был смертный голод сопровождающийся массовыми эпидемиями. Всего от голода и эпидемий погибло более пяти миллионов человек. Полностью последствия голода были преодолены только в 1923г. Тем не менее в сложившихся обстоятельствах, благодаря своевременному маневрированию продовольственными ресурсами, эти потери можно считать хоть и ужасными но минимальными.

Поскольку иностранная помощь была отнюдь не бесплатной, да и классовую борьбу ни кто не отменял, то было принято решение, срочно лишить материального ресурса главного союзника белого движения - Церковь. Большевики не забыли как Церковь во время гражданской войны не просто помогала белому движению, но зачастую её служители непосредственно участвовали в вооружённой борьбе, были даже их отдельные боевые отряды. Тем более это было необходимо потому как, все нейтральные по отношению к советской власти служители церкви отошли от неё уже к февралю, марту 1918г, вследствие отделения церкви от государства.

С одной стороны церковные приходы уже с ноября 1917 перестали получать от государства средства на их содержания (в том числе зарплаты сельских священников), а с другой сами жители получили возможность не отправлять церковные требы. Это привело к тому что на приход в сто дворов собственно активных верующих осталось три с половиной старухи, которым самим зачастую требовалась помощь.

Прожить со своего огорода с семьёй да ещё и содержать приход, попу самому было уже невозможно. Но кроме этой напасти пришла и другая, со священнослужителей была снята особая правовая защита, причём значительно большая чем даже у царских жандармов. Как следствие чуть ли не пол села мечтала попу набить морду, и при случае била.

Поэтому нейтральные попы уходили с церковной службы, закрывали свои приходы, а сами обычно переезжали в другие сёла зачастую иных уездов, и становились там добропорядочными совслужащими, поскольку были не только грамотными среди в основном безграмотного населения, но и были знакомы с хозяйственным делопроизводством. Можно даже сказать, что становление советской власти на селе во многом обеспечили именно эти попы расстриги.

В условиях голода и разрухи была прямая угроза в финансировании "нового белого движения" Церковью, на 1921г состоящей в основном из реакционного духовенства. Голод стал удобным предлогом для реквизиции всех церковных ценностей. 27 декабря 1921 года был издан декрет ВЦИК «О ценностях, находящихся в церквах и монастырях», 2 января 1922 на заседании ВЦИК было принято постановление «О ликвидации церковного имущества» и вышел декрет об изъятии музейного имущества. 23 февраля 1922 ВЦИК издал декрет «О порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих». Всего было реквизировано на сумму примерно на два с половиной миллиарда золотых рублей, которые в основном пошли на осуществление плана ГОЭЛРО.


Оцените статью