Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

59572


Видео: Эфир от 23 января 2014 года (YouTube)

Власть и общество

23.01.2014 11:15  

Михаил Хазин

218

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - 16.06. У нас в студии Михаил Хазин - экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Специально к его приходу доллар вырос, как следует. И случилось множество экономических проблем.

Л. ГУЛЬКО – Например, россиянам советует перевести свои сбережения в валюту в очередной раз. Правда, долларового ажиотажа пока нет.

М. ХАЗИН - Я в этой студии об этом говорил еще три месяца назад.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Есть ли какие-то вещи, о которых вы не успели еще сказать в этой студии?

М. ХАЗИН - Три месяца назад, потому что до этого рубль был вполне ничего. Но собственно не три месяца, побольше. Я весной сказал. Потому что девальвацию начали, провели первую с конца мая по середину июля правительство. Потом оно чуть немножко рубль приподняло, сейчас снова начнет делать девальвацию, иначе не получится держать, спад в стране экономический идет больше года. И правительству это страшно не нравится.

Л. ГУЛЬКО – Но девальвация мягкая на самом деле.

М. ХАЗИН - Естественно. Если они сделают резкую, они получат 1998 год. Им нужно делать очень мягкую девальвацию в расчете на некоторое оживление экономики, потому что они изображают экономический рост при реальном спаде. Все субъекты экономической деятельности видят, что идет спад. Я был на нескольких конференциях, и много по регионам езжу. И мне все в один голос говорят, что падает оборот рынков, еще чего-то. Очень много факторов. Например, по статистике реальной погрузок, отгрузок и железнодорожным было понятно уже в середине марта, что будет спад по итогам 2013 года 2,5-3%. Так и получился.

Л. ГУЛЬКО – Слабый рубль выгоден кому? Какому сектору экономики?

М. ХАЗИН - Это бессмысленный вопрос. Потому что как всегда...

Л. ГУЛЬКО – Почему, они же его делают слабым. Говорят, это хорошо.

М. ХАЗИН - Фиксированная валюта, если она не меняется, то абсолютно неважно, какой курс. Важно - усиливается она или ослабевает. Если она ослабевает, это дает несколько эффектов. Дает позитивный эффект с точки зрения поддержки внутреннего производителя, и это дает негативный эффект с точки зрения падения уровня жизни населения, если оно живет за счет импорта. Если вы посмотрите на страны Южной и Восточной Европы, которые перешли к евро, Грецию, прибалтийские страны, то вы увидите, что там происходит страшная вещь. Как только вы фиксируете валюту, в Прибалтике не было, евро вводят только сейчас, но зафиксировали довольно давно. Я рассказывал, что Рига, Латвия продемонстрировала выдающиеся достижения свободы и демократии. Я как экономист не могу не восхититься. Там было уголовным преступлением говорить о девальвации национальной валюты. Я даже знал человека, который сидел в тюрьме. Правда, всего несколько дней. За то, что он сказал, что с точки зрения экономики надо было девальвировать. Сегодня это уже невозможно, поскольку там евро. Но дело в том, что этот процесс роста валюты, падения, он много на что влияет. И с точки зрения экономической программы стратегической можно сделать программу, при которой нужен рост валюты, при которой может быть спад. Например, в ситуации 1997 года в том докладе, который написали в октябре для Ельцина было написано четко, что девальвация рубля в 2-2,5 раза обеспечивает начало мощного экономического роста. А если этого не сделать, девальвация все равно произойдет, но только будет еще и дефолт. Со всеми неприятностями. Решили сделать дефолт. Так что в этом смысле еще имеются объективные обстоятельства. Что у нас произошло. Из-за того, что мы вступили в ВТО, и закончился механизм экономического роста, предложенный еще Гайдаром с ориентацией на иностранные инвестиции, у нас стал падать профицит платежного баланса, сейчас он вышел практически в ноль. Если он выйдет в минус, будет дефицит платежного баланса, то мы должны будем или сжигать резервы для поддержания курса рубля или девальвировать рубль. Это очень страшно, потому что у нас очень большой валютный долг из-за того, что ЦБ отказывался рефинансировать экономику в рублях. Это тоже либеральная мулька. Это сочетание проблем, из которых уже нет хорошего выхода. То есть надо радикально менять политику и при этом все равно пройти через некоторые неприятности.

Л. ГУЛЬКО – То есть нам как обывателям будет и так плохо, и так плохо.

М. ХАЗИН - Обывателю ситуация следующая. У нас два варианта. Либо соответственно экономика будет падать, но зато мы какое-то время сможем покупать относительно дешевые импортные товары. Либо же картина будет следующая. Что импортные товары дорожают, что вроде бы плохо. Но зато экономика может быть перестанет падать и у нас останутся какие-никакие но зарплаты. При низких ценах...

Л. ГУЛЬКО – Выбирайте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Ненадолго товары или какая-то зарплата.

Л. ГУЛЬКО – Если думать о стране...

М. ХАЗИН - А чего хотите. У нас на самом деле основная проблема в том, что нет образа будущего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Как это у нас нет образа будущего, если все, что нам рассказывает наше правительство, в том числе финансовый сектор, все датируется 2020 годом, 2030.

М. ХАЗИН - 2150. А кроме того, они описывают не будущее страны, они описывают хотелки рядового обывателя. Обыватель хочет. Между прочим, если мы посмотрим на ситуацию на Украине...

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Хочу 200 долларов за баррель.

М. ХАЗИН - Зачем?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Не знаю.

Л. ГУЛЬКО – Спросит тебя баррель.

М. ХАЗИН - Ты продаешь баррели нефти?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Я – нет.

М. ХАЗИН - Тогда в чем дело. Зачем тебе 200 долларов за баррель.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Хотелось бы.

М. ХАЗИН - Это странное желание. Между прочим, если мы посмотрим на ситуацию в Киеве, там же то же самое. Там экономические проблемы лежат в основе.

Л. ГУЛЬКО – Они везде связаны с политическими.

М. ХАЗИН - Там очень интересно. В Киеве совершенно замечательная картинка. Там идет война олигархов против власти.

Л. ГУЛЬКО – Миллиардеров против миллионеров.

М. ХАЗИН - Нет, миллиардеров против политической власти. И причем эта война идет же по очень интересной причине экономической. Дело в том, что Украина это уникальная страна. До недавнего времени была. Там не было монополии власти. И поэтому любой человек мог манипулировать...

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Я прошу прощения, это Ахметов с Фирташем против Януковича?

М. ХАЗИН - Там еще есть Порошенко, там еще много всяких. Ахметов с Фирташем в том числе.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Против Януковича.

М. ХАЗИН - Проблема вот в чем. Если Янукович получает возможность рулить и дальше абсолютно спокойно, то он с очень большой вероятностью всех под себя подгребет. И в этом случае независимых олигархов на Украине не останется. И вот против этого они и выступают. Когда были драки между лицами, которые были наверху, то всегда даже олигарх мог проскочить между ними. Он сегодня дружит с одним против другого, завтра с другим против первого.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Олигарх он на то и олигарх, чтобы быть частью политической...

М. ХАЗИН - Я прошу прощения, политическая элита это политическая элита. Это большое количество людей. Они могут дружить... вот у меня история буквально вчерашняя. Наша. У нас же целая куча разных отечественных людей, кто политическая элита, а кто еще чего-то. Вот у меня вопрос такой примитивный и банальный. Пугачев, который соответственно был сенатором, он входит в российскую политическую элиту.

Л. ГУЛЬКО – Уже нет наверное.

М. ХАЗИН - Если он входит, почему Следственный комитет пытается через суд его арестовать.

Л. ГУЛЬКО – Уже не входит.

М. ХАЗИН - Почему тогда суд принимает решение, что его не нужно арестовывать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Послушайте, честное слово, он может быть сенатором и он влияет на принятие и формирование политической повестки дня. Могут меняться обстоятельства, потому что мы знаем, что все в стране зависит по-хорошему только от одного человека.

М. ХАЗИН - Ничего подобного. В том-то все и дело. Это иллюзия. Любой политик он точно знает, что политика это искусство возможного. И всегда имеется возможность принципиальных изменений, если ты правильно это все делаешь. Вот почему в нашей стране Следственный комитет все говорит «арестовать». По любому человеку, Пугачев или еще кто-то. Или просто рядовой обыватель. Потому что Следственный комитет как любой силовой орган в любой стране он составная часть вертикали. И он говорит, поэтому я как представитель вертикали, что я сказал, так и будет. В любой нормальной стране есть несколько вертикалей власти. В этом смысле я приветствую решение нашего суда по поводу Пугачева. А чего боятся в Киеве. В Киеве боятся, что если Янукович станет монополистом, то все линии будут сходиться к нему, и он будет принимать это самое единственно верное решение. И тогда действительно никакой уже больше свободной демократии не будет. Прежде всего экономической. Это реальная проблема. Я еще раз повторяю, в этом смысле мы сегодня более свободное государство, чем может стать через полгода Украина. Но это вовсе не значит, что надо устраивать пожары и оргии в центре Киева. Потому что это ни на что не повлияет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Мы вернемся все-таки к нам и что делать простым обывателям. Вопрос миллионов про доллары, рубли. С накоплениями что делать? Есть люди, которые копят.

Л. ГУЛЬКО – Есть люди, у которых есть, что есть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - В связи с падением курса рубля надо переводить накопления в какую-то валюту, не надо.

М. ХАЗИН - Видите ли, ответа на этот вопрос общего универсального не существует. По банальной причине. Если бы он был, все бы так делали.

Л. ГУЛЬКО – Я скажу что все делают. У кого есть какие-то накопления. Переводят в валюту. Евро, доллары.

М. ХАЗИН - Это на самом деле до середины прошлого года никто не делал. Все держали деньги на депозитах рублевых.

Л. ГУЛЬКО – Я делал всегда.

М. ХАЗИН - На протяжении 10 лет наша власть убедила народ, что держать свои сбережения надо в рублях. На худой конец часть можно перевести в валюту. Но тоже в депозитах российских банках. А дальше начались проблемы. Кстати, между прочим, прошу прощения с того же Межпромбанка Пугачева. Первого крупного банка, который рухнул. Сейчас их уже много. Один Мастер-банк чего стоит. Я сейчас шел по Новому Арбату и в каждом втором магазине закрыты банкоматы Мастер-банка.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А сейчас что делать?

М. ХАЗИН - Нет универсального ответа. Это зависит от того, сколько у вас денег, готовы ли вы следить за состоянием своих дел раз в полгода, раз в пять лет, раз в месяц или по три раза в день. Это разные совершенно стратегии. Это зависит от вашего образования, от вашей культуры. В конце концов, от вашего темперамента, я прошу прощения.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Не надо на меня так смотреть при этом. У меня все равно денег нет.

Л. ГУЛЬКО – Ну не на меня же смотреть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Никаких вообще нет. Сейчас аванс может дадут. Но все-таки имеет смысл делать какие-то накопления в условиях такой замечательной экономики?

М. ХАЗИН - Накопления нужно делать всегда. Потому что человек может сломать ногу...

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - И хранить не в банке.

М. ХАЗИН - Давайте смотреть. В золоте вы можете хранить только то, что вы хотите положить на 10 лет и забыть. Еще один пример. У нас есть, вот предыдущий кризис был в 2002, 2003. Когда Содбизнесбанк рухнул.

Л. ГУЛЬКО – Уже не вспомнишь.

М. ХАЗИН - После этого сделали корпорацию страхования. Теперь если у вас меньше 700 тысяч и банк входит в эту корпорацию, вы практически автоматически через две недели получаете ваши деньги. При этом если они рублевые, вы их получаете в номинале, без процентов, которые еще не присоединены к основному вкладу. Если валютные, могут быть проблемы, потому что непонятно, какой возьмут курс. Но уже если у вас больше, чем 700 тысяч, то либо надо раскидывать по разным банкам, либо имеется опасность. Кто-то говорит, есть всякие счета золотые, по ним тоже нет соответственно гарантий. Кроме того, если будет сильное изменение курса, как в 1998 году, возможны проблемы. Это реальная проблема, с которой непонятно что делать. Кроме того, нужно понимать еще одно обстоятельство. Как работают наши банки. Они вкладывают деньги куда-то, например, покупают акции. Дальше они эти деньги акции могут заложить в ЦБ, чтобы получить еще денег и вложить еще. И дальше в какой-то момент обнаруживается, что у банка если эти вложения неудачные, то может оказаться, что денег меньше, чем нужно отдать. И дальше, когда банк банкротится, выясняется, что денег нет. Если у вас еще раз повторяю, банк входит в корпорацию, то люди не очень страдают. Но если это компании, для примера, вы работаете в компании, вы зарплату получаете. В этой компании оборотные средства в банке. Банк рухнул, компания умерла. Это может быть даже хуже, чем потеря сбережений. Вот это все висит над нами, как такой дамоклов меч. И нужно понимать, что финансовая система наша сегодня она в очень тяжелом положении. А дальше имеют место проблемы. Я просто пример, который я знаю. Пресловутый Межпромбанк. Он получил из ЦБ деньги 30 млрд. Дал в залог, который оценивался в 100 млрд. Когда случился страховой случай, залог был реализован за 12 млрд. Возникает вопрос, что в этой ситуации делать. Следственный комитет говорит, это воровство, вывод капитала, еще чего-то. С точки зрения закона здесь нет никакого преступления. Залог реализован. То есть в этом смысле банк сам чист аки ангел. По закону. Можно расследовать, можно не расследовать, но люди, у которых были деньги, у них возникают проблемы. Нужно понимать, что если экономическая ситуация меняется, классический пример те же США. Где казалось бы куда лучше устроена система финансового контроля. Рейтинговые агентства после 2008 года их обвинили в том, что они завышали, то есть фактически в данном случае актив, который продали за 12 млрд., оценили за пару лет до того в 100 млрд. Вопрос: виноват ли в этом кто-то. Одно очевидно, что это не банк виноват. Банк не может быть виноватым, он не оценивает. Он предлагает активы. Это общая ситуация сегодня во всем мире. Нужно понимать, что вся система финансовая, куда входят и эти самые рейтинговые агентства по всему миру на протяжении десятков лет, с 1981 года целенаправленно завышала стоимость активов.

Л. ГУЛЬКО – Теперь расплачиваемся.

М. ХАЗИН - А сейчас мы начинаем расплачиваться. Это объективная проблема. И в этом смысле предъявлять претензию к конкретному банку бессмысленно. Он не виноват. Он вынужден жить в той системе, в которой, ну хорошо, вот у нас есть конкретный банк. Он же не может сказать, ребята, я не готов работать по вашим правилам, потому что они неправильные. Вы неправильно оцениваете залоги. Вы соответственно неправильно оцениваете риски. И что тогда? Вся проблема наша сегодня и нашей страны и всего мира не в том, что кто-то чего-то там нехорошее сделал. Кто-то чего-то сделал, кого-то можно за это посадить, кого-то нельзя. Но суть проблемы в том, что изменились правила игры по объективным экономическим причинам. А вся система выстроена так, что она работает по другим правилам. И куда тут деваться. Здесь нет выхода. То есть тут нужно либо всех простить, и сказать, ребята, все обнуляем. Я когда-то пару лет назад предлагал, давайте мы все долги физических лиц вообще спишем. Всех.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Прекрасное предложение.

М. ХАЗИН - У тебя много долгов?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Нет, вообще нет. Я просто не понимаю, как можно брать и списывать долги. Всегда удивляюсь, когда Россия 500 млрд. списывает.

М. ХАЗИН - Есть легенда конспирологическая, зачем Россия это сделала. Россия спасала ВТО.

Л. ГУЛЬКО – Можно я. К Папе Римскому, который тоже прощает. Он обратился к участникам международного экономического форума в Давосе. С призывом использовать богатства обеспеченных стран мира для поддержки жителей самых бедных государств. Простить им все это.

М. ХАЗИН - Не знаю, что он хочет.

Л. ГУЛЬКО – Официальное обращение было озвучено на торжественной церемонии открытия. В сообщении говорится, что обеспеченные жители планеты должны поставить свое богатство на службу всему человечеству, помогая бедным странам в создании рабочих мест, улучшения медицинских, образовательных услуг. И так далее.

М. ХАЗИН - Франциск человек для современной ситуации удивительный. Я подозреваю, что его специально вытаскивали, одно свое имя взял от Франциска Ассизского, что очень показательно. Я уже всем желающим разобраться рекомендую читать «Имя розы» Умберто Эко, там обсуждается Франциск Ассизский как человек, который проповедовал, францисканцы это же орден нищенствующий. Это плохо. Аскеты да. Так вот, соответственно вся проблема состоит в том, что он может говорить все, что угодно. Потому что идея списания долгов неважно, с бедных стран или с частных лиц, она висит в воздухе. Не я же это придумал. И в этой ситуации можно сказать, что Папа повторил идею, но эта идея висит в воздухе достаточно давно. Проблема в другом. Эта идея позволяет сегодняшнюю схему и модель продлить ее жизнь. Потому что у нас пока нет другой. Но она все равно не жилец эта модель. Примеры банков это показывают. Никто не виноват, но больше эта система существовать не может.

Л. ГУЛЬКО – Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН был в эфире. Спасибо большое. До встречи.

М. ХАЗИН - До свидания.

Сcылка >>


Оцените статью