Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

М.Малютин Итоги выборов и формирования правительства.

Власть и общество

15.03.2004 02:05  

Михаил Хазин

149

Очередной анализ М.Малютина - последнего этапа предвыборной кампании, включая реформу правительства. М.Малютин Итоги выборов и формирования правительства.

Тому дивится вся Европа, какая у правительства обширная... реформа.

Страна уже три недели живет без правительства Касьянова; к концу этого срока «Миша-2% ВВП» подал признак жизни и дал интервью, выразив сомнение – будет ли при новом кабинете в 2004 году рост более 4%. Самое пикантное заключается в том, что - к моему глубочайшему сожалению – глава кабинета «Мы сидим, а денежки идут!», может оказаться прав в этом вопросе. Первоначально (при Примакове) рост после долгого спада был явно регенерационным по преимуществу, потом его подхлестнула благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура (Фрадков уже был тогда в СовБезе, а потом «налоговиком»). Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что внешнеэкономический «контур» России все 4 года президентства ВВП значительно обгонял рост экономики в целом; более того, с 2002 года (когда правительство Касьянова все еще молилось на «бездефицитный бюджет», а он уже был реально стабильно профицитным – и всячески занижало реальный % роста ВВП) осознание растущего «разрыва» и потребность в «промышленной политике» стало общим местом рассуждений всех, недовольных инерционным курсом «кабинета бухгалтеров» и «валового национального отката». Давно выяснилось, что любые инвестиции в самом лучшем случае даже «растущая корпорация» в России при Путине может делать только «в себя любимую» - по количеству тесно взаимосвязанных причин, которые можно перечислять до «второго пришествия демократии».
Понятно, что для правительства Касьянова сама идея экономического роста (и особенно пресловутого «удвоения ВВП») изначально была «дитем, зачатым в скорби» - а точнее говоря, проектом, откровенно навязанным «свыше» ВВП лично под «мифологию второго срока». Однако это не означает, что в ныне реконструированном «кабинете бухгалтеров» и растущего год от года «валового национального отката» вообще не умели считать на перспективу – как раз наоборот. В принципе изначально было ясно, что феномен стабильного роста экономики России на фоне мирового спада (по крайней мере, с 2001 года) не мог продолжаться бесконечно – при всей набранной инерции процесса и многочисленных «мультипликаторах», включая и пресловутое «везение Путина». Рано или поздно благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура применительно к «экспортному контуру» России должна была начать портиться, а тем самым во весь рост встать проблема «внутренних источников роста». Звон и «пиар» по их поводу начался с президентского Послания Путина-2002 – его слыхали все; однако никто пока не знает, где живет «Рост в натуре» и тем более – «чисто конкретно». Правительство Фрадкова – судя по первым шагам своего «типа формирования» - может быть заподозрено в таком знании Чуда еще меньше, чем его предшественники; так что «усомнившийся Михаил» (хорошо приспособившийся к стрижке «административной ренты») – пока полностью в «своем праве»...

Судя по тем переменам, которые окончательно завершились Указом Путина о структуре правительства – явно написанном Д. Козаком под «себя любимого» - фаза «неразберихи» после 3 недель февральско - мартовской «шумихи» будут продолжаться еще довольно долго. За 2 месяца, а фактически за три – до массовых отпусков чиновничества, «новая модель» явно не заработает: более того, одни ее реальные архитекторы (вроде М. Хазина) уже в ужасе от ее направленности, кадрового наполнения и возможных «бедствий с последствиями» для Отечества. Другие серьезные специалисты по реальному госуправлению (как О. Григорьев) вообще уверены, что она не сможет заработать в реальных условиях России-2004: пока речь идет о «пропаганде указами» для высшего чиновничьего аппарата, которому предложили сыграть в некую странную «деловую игру» с реальными конторами в Москве – по овладению некоторыми последними «писками» западной юридическо-административной «моды» (см. Приложение). Если всерьез относиться к предложенной «схеме» из учебников, то она превращает «типа министерства» (точнее – оставшиеся от них «охвостья») в некие «штабы реформ», которые ни за что «чисто конкретно» не отвечают: личным склонностям самого Козака, Грефа и еще некоторых «бневоленских» из окружения Путина этот подход отвечает как нельзя лучше. В общем, такая «привилегия фантазирования» со времен Гайдара-92 была только у Министерства экономики – а теперь ее сделали всеобщей, так что вице-премьеров (по ехидному замечанию О. Григорьева) реально стало даже больше, чем при Касьянове - если исходить не из названия должности, а из прежнего статуса чинушки... «Министерствами» в прежнем виде – то есть Конторой, хоть на словах отвечающей за некую сферу деятельности «от и до» - остались только структуры «президентского блока»: МО, МВД, МИД и МЧС .
Дальше (как всегда в России) все в судьбе «инновации» зависит от того, будет ли новая модель внедряться достаточно жестко – чтобы не свестись в итоге шумихи-неразберихи к простому «переименованию контор и лавок» с перемещениями в них «живой мебели», или рано или поздно выродится в очередную «сперанщину». Материала для профессиональных оценок этих вероятностей у меня лично пока нет; о принципах любой «реформы» можно говорить до бесконечности. Знающие люди по части госслужбы считают, что если «эту страну» новой банде реформаторов хоть немного жаль – они проводят преобразования поздней осенью, когда бюджет сверстан=принят (а любые реформы означают, что его будет труднее украсть «по сложившимся схемам» - и деньги могут даже дойти до адресатов!), а урожай собран. Так что если ничего дополнительно-страшного в 2004 году не стрясется, критерием хоть самой минимальной успешности административной реформы станет именно ситуация с бюджетом-2005. А вот многочисленные слухи об изменениях в кадровом составе правительства в первом приближении (после решений 9 марта) можно оценить просто: «гора родила мышку» - причем довольно несимпатичную. Кроме Мишки-2% ВВП не просто на месте почти все прежнее ворье – к ним пришло молодое и талантливое пополнение министров, ранее «откатывавшее» на иных должностях...

Сохранение Гордеева (и даже его «расширение на рыбу») для меня является знаковым как продолжающееся «на новый срок» торжество наглой и «сильно вороватой» некомпетентности: Леша имел по молодости лет дурь взять ответственность «за погоду России» - сделав вывод из сверхурожая-2002, что они будут и дальше, благодаря как успеху «курса реформ», так и своим личным талантам. В ситуации явного неурожая-2003 он заранее отрапортовал, что с хлебом и всем остальным все в порядке – а теперь «вертится ужом» после публично выраженного «высочайшего неудовольствия». Однако – усидел; как член верхушки ЕР или еще по каким мотивам – населению не важно. Вполне возможно, что и прочая «министерия» ничуть не лучше – но результаты деятельности «этих» всем видны на полках: как и степень реального влияния Путин на дела в стране и способность «строить» бездарей и ворье на высших постах...Тем временем (наряду с ценами на хлеб) выплата пенсий сегодня уже выступает как главная головная боль регионального начальства – вор Миша Зурабов, поставленный Танечкой Дъяченко лично на Пенсионный Фонд, не «хапать» просто не может (и вообще «воровство напоследок» превратилось в характерную черту чиновников эпохи Касьянова на всех уровнях). Однако этого кому-то показалось мало – и он теперь оказался на «суперминистерском посту» (а Починок – «у него на посылках»).
Судя по этим новейшим обстоятельства, ни проблемы с ценами на хлеб, ни с пенсиями на 14 марта не влияют – а, следовательно, пока не значимы для верховной власти. Вообще М. Делягин очень точно говорит, что правительство (бывшее) игнорировало население в небывалой степени со времен Гайдара, когда он 12 лет назад туда впервые попал; а сегодня и вообще никакого кабинета нету – а на нет и суда нет! Впрочем, успешно игнорировать вызовы реальности (даже у Щедрина в «Истории одного города») возможно только до поры и до времени – а пока у главы Кремля (взвалившего по собственной доброй воле на себя всю эту ответственность) какие-то иные заботы... Более того, наивному питерскому юноше с Рейтингом почему-то кажется, что теперь часть ответственности за дела в России он переложил на полечи правительства – прежнего или вообще никому в стране не ведомого! Особенно, конечно, хорош по управленческой части новый министр культуры и информации – это просто персонаж-символ из Жванецкого: «значит, в консерватории что-то не в порядке!» (известный, к тому же, как редкий склочник и скандалист по своим старым местам работы). Ему надо международным конкурсом пока заниматься (судя по публичным заявлениям!), а «департаментом окультуривания» пока править некогда; хорошая черта (по отзывам его близко знающих людей) одна – люто ненавидит Швыдкого и его «наследие». Однако таких кадров (даже из числа «питерских» и хороших знакомых спикера Миронова с Людмилой Пу) даже в северной столице настолько много, что вряд ли можно считать все эти качества «достаточным основанием» для подобного «нового назначения». Впрочем, культуре и информации в России в их нынешнем виде - сильно повредить уже трудно любому министру!

По понятным причинам, больше всего пишут о министрах-новичках. Гадать о причинах и последствиях замены Иванова-смоленского на Лаврова из ООН мне лично представляется мало целесообразным: путинская «россия», вопреки всем «кидаемым понтам» все более превращается (даже на территории СНГ) в персонаж анекдота брежневской эпохи про «самую независимую в мире страну – Монголию: от нее ни хрена не зависит!». Из выслушанных по этому поводу точек зрения мне наиболее вероятным представляется, что надо было убрать разРушайлу с СовБеза (возможно, тут какую-то роль сыграла и позиция Фрадкова лично), а кого из «писарей» назначить на МИД – решалось по принципу «самого тихого и послушного, в порочащих связях не замеченного». Левитин – «штатский генерал» железнодорожных войск, работал комендантом БАМ, а в последнее время возглавлял «Северсталь-транс» (структуру, которую пытаются относить к «путинскому поколению олигархов» - которая, в частности, занимается экспортом нефти через новые порты в Ленобласти). Исполнитель – судя по биографии, достаточно квалифицированный в своей профессии, к предыдущим «федеральным хохмам» в области приватизации железных дорог отношения не имеющий (ни в их аксененковской, ни в фадеевской ипостаси): он как раз в одной из таких «прихватизированных структур» и служил, возможно – в роли одного из «смотрящих» за Мордашовым. Для «откатов по связи» при нем остался Рейман – только должность у того теперь не министерская, да и структура «лавки» должна сильно измениться.
О Трутневе во главе новой версии Госкомприроды в Москве известно очень немного (хотя знающие люди в верхушке РСПП, долго спрашивавшие – «кто какой Левитин?», говорят, что возможность его перевода в Москву на министерский пост обсуждалась в правительстве Касьянова еще год-полтора назад). Пока это пример полностью чуждого центральной власти удачного регионального начальника, сделавшего стремительную карьеру от «предпринималы эпохи братвы» начала 90-х по выборной линии: в 1994 году он избрался в гордуму Перми и ЗС области от центрального Ленинского района города, в декабре-96 стал при поддержке тогдашнего губернатора Игумнова мэром Перми (62% против 14% у действовавшего мэра). В 2000 году он стал новым губернатором области (51%): Игумнов его сначала поддержал и публично назвал наследником. Потом выставился против Трутнева в последний момент, однако при жесткой поддержке гебистов и ментов Латышева из соседнего УФО (была арестована дочь Игумнова) его избрали. Трутнев наладил довольно эффективную коалиционную систему власти в губернии (острых публичных конфликтов там не было с 2001 года), заставил «Лукойл» более-менее нормально платить налоги в области, провел (при поддержке из Москвы) кампанию по объединению с Коми-Пермяцким АО. Кто теперь будет губернатором Пермского края – и каков будет новый министр по части перевыдачи лицензий нефтегазовым и прочим кампаниям – можно сегодня только гадать...

Некоторые главы агентств (Алешин, к примеру) начали суетиться по части писания положений «под себя любимых»; им всем было внятно сказано, что вот выйдет Козак из отпуска (от непосильных трудов по избранию ВВП) – и даст каждому чиновному болвану по «болванке» проекта для доработки. Тот же Делягин справедливо публично издевается на Козаком, провалившим в Молдове - ПМР все, что только можно (в самой благоприятной ситуации), а потом «ушедший на повышение»: точнее, теперь вновь «триумфально» вернувшийся на должность, на которой в 1999-2000 году не добился ни хрена. Теперь у «легиста в византийском смысле» (воля Цезаря – высший закон!) накопилось много дополнительной злости на не слушавшую его 5 лет бюрократию, но нет сегодня в распоряжении «палаты наград и наказаний» - которой орудовали с жутковатой эффективностью легисты китайские... Вообще по отзывам хорошо его знающих людей, данный бюрократический персонаж обладает редким качеством – полного нежелания считаться даже с ближайшими последствиями «отдачи» от реализации его бюрократических схем в жизни. Вообще практически все, знакомые с картиной «перемен в верхах», сегодня единодушно говорят как о большом бюрократическом оживлении «свыше» (видимо, исходящем от Самого – который «решил заявить о себе по пристойности») – так и об отсутствии каких бы то ни было реальных перемен к лучшему. Более того, все мало-мальски разумные идеи отвергаются без всякого обсуждения. Проблема для «честных монархистов» в 2004 году - нет более никаких оправданий для Верховного. Та же проблема, что и при Николае I – преобладание вороватых исполнительных бездарей на всех ключевых постах, в результате чего страной и ее верхушкой упускаются уникальные возможности; как объяснить при Путине длительное существование дарькиных во власти (то есть прямой уголовщины) – не способны даже такие талантливые апологеты режима как М. Леонтьев в личных беседах.
Во всей этой ситуации наглядно видны общие противоречия перехода путинского «стабилизационного режима» от 1 ко 2 сроку - когда нет ни политической воли 1 лица, ни четкой программы действий, а на первый план неизбежно выходит всякая «ситуационная мелочевка», где странно смешаны бюрократические фантазии с перемешиванием прежней кадровой колоды. Стабилизация после 10 лет катаклизмов в России в 20-е годы прошлого века и на рубеже веков имела массу общих черт – при противоположном векторе перемен и степени зависимости развалившейся «сверхдержавы» от внешнего мира. Так или иначе, внешний фон (и экономический, и политический) был оба раза в целом благоприятен для внутреннего регенерационного роста и социальной стабилизации – которая, однако, примерно через 5-6 лет породила кучу своих проблем: однако их упорно отказывались решать «сверху» - и в прошлый раз докатились до «чрезвычайщины», а потом и «второй революции сверху». Главное противоречие режима Путина сегодня заключается не в наличии «олигархов» - пока «тень знает свое место»: Ходорковский явно «зарвался и сам допросился», по мнению абсолютного большинства членов бюро РСПП, даже его защищавших «по обязанности».

Дело в том, что Путин одновременно и стихийный вождь «бюрократической нормализации жизни» - и (в лице сверхъестественного Рейтинга) является надеждой для антибюрократически настроенного большинства России, злость которого на разложившийся и не выполняющий элементарных обязанностей аппарат чиновничества нарастает на глазах. Победа ВВП 14 марта может оказаться пирровой (как Горбачева не спасло голосование 17 марта о сохранении СССР, да и не спасли бы собственные прямые выборы президентом СССР в начале 1990 года – если бы он на них решился) при любых цифрах голосования – если этот последний кредит доверия опять будет бессмысленно растрачен, а его «вдруг» покинет Уникальное Везение. Разумеется, «ни одном правительство не упадет – если его не «уронят» (Ленин), однако нынешнюю верховную власть пока считают бессмысленным атаковать в лоб даже большинство ее злейших врагов, дожидающихся неизбежного начала «затруднений и неприятностей» для За Все Отвечающего. Большинство населения России (на горьком собственном опыте последних 15 лет) пришло к вполне разумному выводу, что без «своего» государства жить стало плохо, даже если временами материально и бывает «хорошо» – однако это «типа государства» своим не считает ныне даже основная масса самих чиновников.
Госслужащим сегодня нужна стабильность, они шкурой чувствуют рост неприязни основной массы населения, формально «адаптировавшейся к новой жизни» - и вовсе не против какой-то реформы государственности: конечно – при условии, если им будут регулярно выделяться «ресурсы для отправления функций». На 2 срок Путина бюрократии нужны для «нормальной жизни» внятные для нее самой (и окружающих – и вышестоящих, и ниже стоящих) критерии оценки ее работы – как было в СССР, только лучше. Пресловутые «контрольные цифры» (за ЕР, за Путина и т.п.) – это только один «чисто конкретный пример». И тем самым – требуются некие ясные критерии для «палаты наград и наказаний» в карьерном росте, говоря в конфуцианской стилистике. От одновременного главы «публичной политики» (с безумным рейтингом – ибо вся она «схлопнулась» в него) и полурегенерировавшего госаппарата потребовалось на рубеже 2003-4 годов как-то «увязать и согласовать» два этих вектора настроений – в принципе не обязательно антагонистических. Пока же все выходит как в анекдоте про секс старичков: как живем-можем? – Живем хорошо, можем плохо. А что, не выходит? Да нет, выходит хорошо – входит плохо! В общем, 4 года «царствования лежа на боку» (и сочинения «прожектов» ближними, которые «типа хотели» стать премьерами и главами АП на новый срок правления Верховного)
«родили России в ночь –
Не то сына, не то дочь:
Не мышонка, не лягушку,

А неведому зверушку!»
Пока экономический блок правительства не претерпел ни малейших кадровых изменений при Фрадкове – все те же Греф (добавили «подчиненных контор») и пониженные на лычку Кудрин-Христенко, а также на 2 лычки Алешин (которому теперь не ясно, что делать с госзаказом по ВПК и целевыми программами); только портфели и функции называются несколько иначе. Планы реформы правительства с особой самостоятельной ролью «контор звеном ниже» на самом первом этапе приведут – как всегда и бывало в России – в резкому раздуванию их общей численности под прикрытием «криков о сокращении». И к столкновению функций и зон ответственности – при жестком желании их разграничить; неразбериха будет продолжаться минимум полгода, причем ее первой жертвой явно окажутся госзаказы и целевые программы – единственные реальные инструменты проведения экономической (и уже – промышленной политики). Вчера за роль «первого новатора» активно сражались Алешин (в правительстве – который ныне вне его будет с непонятными еще функциями заниматься «типа промышленностью») и Шувалов в АП, некогда тоже возглавлявший аппарат правительства. Сегодня Козак «задвинул обоих», но дальше судьба Министра –Администратора – реформатора (должность почти как у Шварца в «Обыкновенном чуде») будет зависеть хоть от минимальных успехов, в которые мне пока верится слабо.
К тому же в тылу у Козака осталось явно ликующая от его ухода Администрация в целом: он пока крушить будет ее объективного врага по влиятельности – и как минимум оставил Контору номер 1 в некотором «покое от переделок». Вообще главный вопрос всех «перетрясок» теперь в том, кто после ухода Козака теперь станет «сильной личностью с инициативой» (при явно «никаком» Медведеве) – или за неимением лучшего резко вырастет влияние Бурундука, если тот усидит в кресле вопреки враждебным слухам? Готовится целый департамент в АП (ранее это было Аналитическое управление, в котором вполне официально «работал» один друган-одесит Павловского Сима Кордонский с Максиком Мейером, теперь штаты резко раздуваются) во главе с «твердой волошинкой» Левицкой к «правлению Указами Путина» - ибо при любых темпах работы правительства по подготовке «типа новых законов» у Жукова как передаточного звена в Думу и у ЕР просто не хватит времени их штамповать в нужном темпе. Левицкая (по опыту ее знающих людей) такая же, если не большая «дура с инициативой» - чем сам Козак, только «библейской национальности» (как и Фрадков). Она не столько «смотрела за Шуваловым», сколько «копила собственные прожекты» - и теперь сделает все, чтобы госаппарату «службы медом не казалась»...Потенциально в ее прицеле (или того, кто будет над ней и за ней!) оказывается и «сам» Козак...

В заключении – кое-что про «типа финиш выборов». «Родина» изначально была «едина в двух лицах», то есть пыталась выступать сразу и за социальную, и за национальную справедливость для русского большинства населения страны: накопившиеся претензии к КПРФ-НПСР все более значительной части населения, ранее взбешенной Ельциным и «реформаторами», можно было свести к четырем пунктам:
1. Цели стали явно нереалистичны (восстановление СССР и социальной справедливости одним референдумами-2002 и прочими «голо-сованиями»), а к верховной власти пускать такую партию для их «типа реализации» и раньше хотело только меньшинство населения страны.
2. Средства стали явно неэффективны – пустые для избирателя и разлагающие организацию сидения в Думе и губернаторах с 1996 года себя за пятилетку исчерпали, а эффективных форм «позиционной войны» за власть «типа оппозиционеры» так и не нашли.
3. «Квартирный» (места в думских списках) вопрос и финансовый вопрос (для вождей и аппарата КПРФ-НПСР) на кампанию-2003 – все испортил окончательно, когда приобрел публично-олигархическую форму: попытки сотрудничества и с Березовским, и с Ходорковским для стыдливо-антисемитской организации, которая «типа за социальную справедливость» оказалось примерно для половины ее электората «чересчур» 7 декабря, 14 марта он рухнет еще минимум вдвое – примерно до уровня Макашова 12 июня-91.
4. КПРФ – стыдливо выступает не против «популярного Путина лично», а против «наследия ельцинского режима», не имея силы и уверенности в правоте для его публичной критики за безделье и нерешительность (а судьи – кто!?).
«Родина» явно или неявно пообещала части электората (включая и «недовольных путинцев», и недовольных зюгановцев), и части старого актива НПСР (по большей части из него уже вышедшего к 2003 году – временам «денег Семыгина), что она «типа ставит» реалистические цели и обладает эффективными средствами их «достижения в натуре». А самое главное - может заставить, наконец, Путина самоопределиться в «правильном направлении», отвечающем интересам большинства населения России! Все это оказалось полным и очень мелким блефом (сейчас неважно, насколько были искренне самоослеплены «вожди»), а квартирно-финансовый вопрос в блоке «лидерско-сектантского типа» (где «больших новых масс» таки не пришло – при всех усилиях «коллективного Глазьева») приобрел просто непристойные по карикатурности формы, даже на фоне нынешних гнилых базарных дел в КПРФ-НПСР. «За Родину, за Глазьева» как слоган «президентской кампании-2004» – оказалось в итоге плохой карикатурой на думскую кампанию-2003, когда явно была масса иллюзий и надежд, ныне развеивающихся на глазах. Уж если сам ВВП явно не тянет на «Сталина сегодня», который «нам порядок наведет!», то уж «Сережа с раздутыми щеками»...

Позиция Глазьева – который явно не умеет убедительно лицемерить – была предельно простой и бесхитростной, ясной и своему, и чужому избирателю: надо рискнуть выставиться, а там «лишь бы зарегистрировали = гарантировано 2 место», а там можно 4 года жить на проценты. Это полное совпадение с не менее глупой и наглой уверенностью Зюганова-КПРФ образца 2003 года (за теми хоть было 8 лет – с 1995 года - оснований для такой уверенности!) тоже оказалась полным блефом. В порядке самокритики должен сказать, что – не питая особых иллюзий по поводу Г лично и его сподвижников – я тоже так думал в декабре-январе как о базовом сценарии кампании-2004, исходя не из силы «За Родину, за Глазьева», а из полной слабости и «мертвенности» остальных . Однако недооценил степени сдвигов в массовом сознании России после 7 декабря-2003: в нем никакие новые иллюзии, мифы и «типа Спасители второй свежести» долго не живут, «за базар» приходится отвечать. Распинать не надо – достаточно игнорировать!
С середины февраля как-то всем стало «разом ясно», что кампания Глазьева «встала» - так толком и не начавшись... Задним числом ясно, что в средине февраля надо было выдвигать какую-то прорывную идею, обращенную к ВВП лично и которую тот не посмел бы безнаказанно проигнорировать. Ну, хоть президентской республики, где сам ВВП был бы и премьером и за все бы реально отвечал в России, а у него было два зама. Один «типа умный» – отвечал бы за экономику, а другой (ясно кто) – за защиту русских и «терроризм в натуре»... Вместо этого тупо Г работал по «инерционному сценарию», а потом (выведенный из равновесия личными «наездами») начал глупо жаловаться ВВВП на «беспредел» его окружения – окончательно «теряя лицо»! То, что «денег нет и не будет» - это только один симптом краха кампании; были (и предлагались Г) разные сценарии активной работы и в таком режиме, но он их уже в начале февраля-2004 так и не потянул – ограничившись «повторением пройденного». В итоге уже к концу февраля он отстал от «против всех», а не только от Харитонова – по данным большинства опросов, а в марте уже и от Хака-Макаки – буквально «бьющейся в оргазме» ежедневно и ежечасно от самого факта участия в кампании...
К тому же есть СЕРЬЕЗНЫЕ аналитики (пусть их и меньшинство), которые считают, что тотальное отсутствие денег в дурацкой истории с Глазьевым – это миф, а есть нежелание их тратить на кампанию, которую все равно нельзя выиграть. Во всяком случае, наглая подольская «братва», которая поддержала его в округе в 2003 году – откровенные «люди Березовского» (информация о том, что именно БАБ стоял за выдвижением Г в Красноярском крае в 2002 г. откровенно мифична, как и слухи о ЖЕСТКОМ требовании из Лондона к КПРФ «договариваться с Г любой ценой» как условие финансирования-2003 – в роли главного фактора разрыва БАБ с Зюгановым и выбора последнего «в пользу Х»). Однако сегодня лондонскому пиар-заговорщику было деваться некуда после «краха Рыбки» – и вероятность того, что за обещания «сняться вместе с Х» он мог нечто подкинуть Г, СКОРЕЕ ВСЕГО НЕНУЛЕВАЯ. Вообще когда из 9 млн. денег на счету около 2 млн. рублей (то есть 70 тысяч «зеленых») средства самого кандидата, а еще более 6 млн. проплатило еще одно «физическое лицо» (еще 200 тысяч «зеленых») – эта ситуация «наводит на разные мысли».

Так или иначе, грубых ошибок Глазьевым сделано не было – просто не было самой президентской кампании-2004 как таковой, а не только некого столь нелюбимого им «паара»! Похоже, что просто был исчерпан «лимит на везение» где-то примерно за месяц до дня голосования (а зарегистрироваться было много важнее, чем реально вести кампанию в условиях безденежья, информационной блокады и психологической войны против Г лично). Сам оказался к этой ситуации не готов, а окружающие его в штабе послушные провинциалы (преимущественно женского пола) ничего нетривиального придумать не могли в принципе; умеренно-сдержанные дерзости против «режима Путина» по ТВ - это пока жалкая копия «двух Х». Когда стало ясно, что ни денег, ни перспективы у президентской кампании-2004 нет – «бабуряне» в регионах, а не только большая часть фракции отшатнулась. Хотя съезд «Народной воли» принимал про «Родину» совсем иные решения – и Бабурин до поры до времени пытался им честно следовать в Думе. Теперь весь вопрос – о «сухом остатке» в регионах в плане партийного строительства «Родины (г): это станет ясно после 14 марта, а особенно по итогам разборок в КПРФ (пока для Г абсолютно бесперспективных). Пока Бурундук имеет полное право говорить ВВП по поводу данной истории – ну вот, глупая, а ты боялась!
Про всех остальных «типа кандидатов» подробно писать вообще ничего не хочется. Хака-макака не только на 8 марта объявила себя «самой сексуальной кандидаткой»; выяснилось, что она вдобавок пытается отобрать помещение детского театра в подвале собственного дома – о чем Караулов взял за хобот Немцова, а тот ему ответил, что «Ирка в ходе кампании стала невменяемая» (а также глупо и мелочно жадная, «хватающая напоследок»). Тем временем Семыгин решил, что НПСР – надо преобразовать в реальную партию (19 марта); как это соотносится с усилиями Потапова (который ездит по регионам по приглашениям ряда обкомов и ведет свою кампанию против Зю) – пока не очень ясно. В общем, дела в КПРФ и вокруг все более идут по принципу 1990-91 – «хватай мешки, вокзал отходит!». Опасность, что Кандидат от КПРФ на букву Х не получат и 2% «от партии» - и тогда «деньги обратно» - представляется многим в «типа партии» вполне реальной, несмотря ни на какие утешительные рейтинги лиц социологической национальности. Зюгановское большинство – среднее звено, живущее сегодня по принципу «ма-ма, ма-ма, что мы будем делать, когда настанут зимни холода?» Однако некоторые серьезные люди считают (Б. Макаренко, к примеру) считают, что КПРФ единственная сила, которая осталась «в плюсе» от этой кампании:
1. Доказала, что она сильнее Глазьева (даже с Х в качестве «типа вождя»).
2. Доказала, что она все-таки нужна АП как противовес у «Родине» + Глазьеву.

По-моему, это ситуация из анекдота про импотента-оптимиста: не стоит, конечно – зато как висит!


Оцените статью