Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Научный атеизм   185

Власть и общество

31.05.2017 21:44  

Гриживнов Юрий

913

Научный атеизм

К сожалению сегодня в России нет реальных общественных организаций атеистов, это приводит к атаке на право атеистов публично отстаивать свои убеждения. Эта статья должна послужить развитию Научного атеизма в стране и созданию реальной общественной организации атеистов, ведущую активную пропаганду своих взглядов, и отстаивающую своё право на таковую. Сегодня главным требованием для такой организации является её публичность в «реале», то есть она должна состоять из местных ячеек, участники которых регулярно встречаются для ведения совместной в том числе публичной атеистической деятельности, то есть она должна быть создана в соответствии с действующим законом, на современном этапе, образования юридического лица не требуется.

Старые определения атеизма вымарываются со страниц Интернета, что в общем то неизбежно поскольку они устарели, но замещаются они определениями созданными исключительно в интересах религиозных фанатиков. Определения Научного атеизма, сегодня распространяемые публично, не соответствуют его действительному содержанию. В этих определениях правильно только то что, Научный атеизм рассматривает религиозные взгляды, как историческую практику, объясняющую происхождение и развитие религий как естественный социальный процесс. То есть, Научный атеизм занимается сравнительным анализом религиозных учений и практик в их историческом развитии.

При этом игнорируется что, атеизм отрицает существование всякого сверхъестественного. Следовательно, Научный атеизм не рассматривает сверхъестественное как научную гипотезу, поскольку с одной стороны, полностью отрицает сверхъестественное, а с другой, оно не поддается чувственному опыту, следовательно принципиально не может быть познано методом науки. С другой стороны Научный атеизм занимается самопознанием и определением себя в действующей правовой системе.

А на сегодня российская правовая ситуация описывается двумя законами, статьей 148 УК РФ и статьёй 5.26 КАП РФ, формулировки которых могут трактоваться весьма широко. И если обратить внимание на современную судебную практику в РФии, то наблюдается явная отработка методов судебного преследования за атеизм.

Обратимся к Конституция РФ:

Статья 28

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Надеюсь внимательный читатель заметил что, слово атеизм отсутствует, и здесь вступает в силу формальное правило юриспруденции хорошо известное по анекдоту с «фелюкой». Но если там адвокату в легкую удалось отмазать контрабандиста, то «ненаучного атеиста» защитить будет некому. Поскольку свобода совести и иные убеждения, это убеждения вне какого либо религиозного контекста, а атеизм к ним не относиться, поскольку как и теизм он определяет отношение к религии. Но научный атеист сразу обратит внимание на основное утверждение статьи 28:

Каждому гарантируется... свобода вероисповедания… иметь и распространять религиозные… убеждения и действовать в соответствии с ними.

Иначе говоря вероисповедание это то что, ещё не религия, но предполагает религиозные убеждения, которые можно свободно распространять. Для «ненаучного атеиста» остаётся единственный вариант — бегство в пантеизм, т.е. архаичное состояния атеизма, где божественным (богом) является природа (материя).

А что сделает научный атеист, он доработает систему Научного атеизма под современную правовую систему. Да и нужно совсем не много, так как научно доказать отсутствие сверхъестественного невозможно, то есть убеждение в отсутствии сверхъестественного может быть основано исключительно на вере, осталось только доказать что, в правовом смысле это должно рассматриваться как религиозное убеждение. Только в этом случае атеизм будет в правах уравнен с теизмом.

Обратиться к опыту теологии, а именно Фоме Аквинскому (1225-1274). В те далёкие годы в Европе научная деятельность велась только в лоне церкви христовой, собственно только она в те времена могла финансировать науку. Как следствие перед папством встала острая необходимость развести теологию с наукой, да бы та не покушалась на вопросы веры, а Церковь не покушалась на науку и могла свободно использовать её достижения в своих целях.

Философские взгляды Фомы Аквинского едины чётки и внутренне непротиворечивы они строго очерчены тремя (из шести) основными идеями философии агностицизм-идеализм-объективизм, как следствие он выступает как жёсткий борец с манихейством (формой гностицизма) с позиции исключительности Католической Церкви. Эта внутренняя непротиворечивость взглядов позволяет ему блестяще решить эту непростую задачу.

По сути Фома Аквинский предложил договор в котором чётко разграничиваются религия и наука, при этом в нём признаётся верховенство теологии, а роль философии рассматривается как смысловая связь между главенствующей теологией и низшими практическими науками. Для обеспечения непротиворечивости он выделяет два состояния бытия как чувственное или естественное и сверхчувственное или сверхъестественное. Между ними он проводит жёсткую границу через философию посредством Основания веры, где вера трактуется как убеждение не подтверждённое научным знанием (доказательством), с другой стороны это правовое обеспечение созданное специально для судопроизводства Инквизиции.

Соответственно он разделяет методы и области познания науки и теологии, теология познаёт сверхъестественное посредством сверхчувственного (божественного) откровения, наука познает естественную природу посредством чувственного восприятия, то есть их области и методы нигде не пересекаются. Если бы Фома ещё и предложил дуализм небытия (иного бытия), как то естественное бытие является небытием сверхъестественного бытия, а сверхъестественное бытие это небытие естественного, то это была-бы совершенная и жёсткая логическая конструкция. Но у него истинное бытие совпадает с понятием бога, а это предполагает естественное бытие только как небытие, что может вступить в противоречие с методом науки. Завершает его конструкцию «пять доказательств существования бога», по сути это ограничения на познавательную деятельность науки, жестко привязанные к христианству, то есть первопричина всего определена и искать здесь больше не чего.

Но если первая Инквизиция начатая в 1215 году папой Иннокентием III была направлена против гностической ереси в частности манихейства, одним из ведущих теоретиков которой, как раз был Фома Аквинский. То системная ошибка папства (силовое решение вопроса), привела к трансформации манихейства, и гностическая ересь, признанная ещё Пятым Никейским Собором сатанинской ересью, стала изнутри разъедать Католическую Церковь. С одной стороны это привело её в организационный тупик, впоследствии вылившейся в Реформацию, а с другой в новую волну Инквизиции.

Вторую Инквизицию, начатую с санкции папы Сикста IV 1483 года уже возглавляли гностики, и если за утверждение о существовании ведьм при первой Инквизиции можно было схлопотать обвинение в ереси, то во время второй уже за утверждение об отсутствии ведьм. Вместе с охотой на ведьм в Католической Церкви стали жёстко притеснять агностиков, как следствие папство отказалось от столь изящной конструкции агностика Фомы Аквинского.

Уния науки и папства пала, что привело к появлению светской науки. Последним виднейшим папским учёным был каноник Николай Коперник(1473-1543), длительное время он занимал высшие административные должности в своём капитуле (по сути второй человек после епископа). И он же был великим астрономом и отцом Гелиоцентрической системы, которая первоначально папством была оценена положительно.

Но уже в 1616 году, при папе Павле V, католическая церковь официально запретила учение Коперника, его книга «О вращении небесных сфер» была запрещена с 1616 до внесения цензурных правок в 1620, но пользоваться гелиоцентрической моделью разрешалось для математических расчётов движения планет.

Одним из первых крупнейших светских учёных стал Галилео Галилей (1564-1642), как известно он также выступал в защиту гелиоцентрической системы, от которой ему даже пришлось отречься в 1633г. Для него как учёного это было обидно но, как отца механики и принципа относительности, непринципиально. Исходя из принципа «равенства инерциальных систем» и принципа «произвольности выбора точки отсчёта» вселенную можно было вращать и вокруг пупа Папы Римского, но математика была бы гораздо сложнее.

Далее светская наука развивается стремительно и всё меньше зависит от мнения церкви, что способствует в конечном итоге легализации атеизма к началу XIXвека, естественно не везде. Атеизм стремительно набирает общественный авторитет, во второй половине XIXвека появляется научный атеизм, хотя и несколько странно. Как то неожиданно гносеологический подход заменяется внеисторическим делением на гностицизм и агностицизм, при этом гностики вдруг оказываются атеистами. В этом явно прослеживается влияние масонов, которым выгодно поднять общественную значимость своих идей, скрыв их под атеизмом.

Во второй половине XXвека отечественный учёный этнолог Л.Н.Гумилёв в своих исторических исследованиях обнаружил эту несуразность и решил вернуть истинное значение одному из трёх основных вопросов философии, как отношение к познаваемости абсолютной истины, где гностики полагают познаваемость абсолютной истины, а агностики полагают что, мир познаваем только в относительных истинах.

Как следствие все виднейшие атеисты мира в одночасье стали агностиками, так как все они утверждали что, абсолютная истина непознаваема методом науки. Более того, две возможные области атеизма гностиков оказались почти не заселены, в то время как две области атеизма агностиков заселены его адептами очень густо — примерно 25% всего населения планеты, и именно в этой четверти пространства философии обитает Научный атеизм.

Для нас атеистов это очень важно, причём именно с правовой точки зрения, поскольку решения Пятого Никейского Собора ни кто не отменял, а он в своих решениях опирался на основные вопросы философии, сформулированные ещё в древнейшей архаике. Кроме того с этим решением согласны не только все аврамические культы, включая сатанизм, но и все древние религии дожившие до сего дня.

В современной судебной системе уже отработана правовая практика запрета тоталитарных сект, преимущественно основанных на гностицизме. Поэтому для Научного атеизма, восстановление и следование изначальной исторической традиции основных вопросов философии, является правовой защитой от обвинения в тоталитарности.

Но вернёмся к Основанию веры Фомы Аквинского, которое изначально создавалось, как правовая конструкция для принятия судебных решений (первой Инквизиции), и определяла через судебное решение наличие конкретных религиозных убеждений, в том числе и атеистических.

В первую очередь устанавливается правовой смысл веры — вера это убеждённость в недоказуемое методом науки. Исходя из необходимости однозначности судебного решения, вера определяющая формирование отношения к сверхъестественному вообще, признаётся религиозным убеждением, далее устанавливалось отношение к конкретному богу (необходимо для определения конкретной ереси).

Как уже было сказано Научный атеизм не может научно доказать отсутствие сверхъестественного, то есть его отрицание сверхъестественного является актом веры, а поскольку эта вера определяет отношение к сверхъестественному, то это религиозное убеждение, а поскольку оно присуще многим, то в правовом смысле это вероисповедание.

Что и требовалось доказать.

Не знаю, возможно ли создать религию на базе Научного атеизма, хотя вопрос конечно интересный. Но общественное движение, по защите религиозный прав атеистов на этой правовой базе, создать не только можно но, и должно.


Оцените статью