Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Политическое завещание Рона Пола

Власть и общество

18.11.2012 16:05  

Михаил Хазин

235

В то время как Барак Обама рассказывает о свое борьбе с углекислым газом, другой американский политик попрощался с Конгрессом после 36 лет работы. Известный либертарианец, член Республиканской партии Рон Пол рассказал о том, что его цели за эти годы не изменились: он по-прежнему формулирует их как содействие миру и процветанию, основанное на строгом соблюдении принципов свободы личности. Начиная с 1976 года, Рон Пол предупреждал общественность, что США во второй половине двадцатого века встали на путь, ведущий к крупному финансовому кризису и подавлению страны во внешней политике, что приведет к перенапряжению и подрыву национальной безопасности.

Для достижения поставленных Роном Полом целей правительство должно было сокращаться в размерах и масштабах, сокращать расходы, изменить монетарную систему, а также отказаться от неустойчивых расходов на выполнение роли мирового жандарма и расширение американской империи.

Возникающие при этом проблемы казались подавляющими и нерешаемыми, однако хорошим стартом были бы ограничения, налагаемые на Федеральное правительство в соответствии с Конституцией.

«Чего я добился? Во многих отношениях, в соответствии с общепринятой точкой зрения, моя карьера в Конгрессе с 1976 по 2012 годы принесла очень мало результатов. Моим именем не названы законы, федеральные здания или магистрали, и слава Богу. Несмотря на мои усилия, правительство растет по экспоненте, налоги остаются чрезмерными, и размножение непостижимых способов регуляции продолжается. Постоянные войны ведутся без декларации Конгресса, дефицит поднялся до небес, показатели нищеты и зависимости от федерального бюджета сейчас хуже, чем когда бы то ни было в нашей истории.

И все это с минимальными проблемами для дефицита и необеспеченных обязательств, но здравый смысл подсказывает нам, что это не может длиться долго. Важное, но никогда не упоминающееся двухпартийное соглашение позволяет хорошо держать в секрете планируемые расходы. Одна сторона не выдает ни одной копейки на военные расходы, другая сторона не выдает ни одной копейки на социальные расходы, в то время как обе стороны поддерживают залоги и субсидии на банковские и корпоративные элиты. Расходы продолжаются, что ведет к ослаблению экономики и движению по нисходящей спирали.

Поскольку эта правительственная возня продолжается, наша свобода и наше богатство горят в огне внешней политики, которая делает нас все менее защищенными.

Основной камень преткновения на пути к реальным изменениям в Вашингтоне — это общее сопротивление признанию того, что страна разорена. Это ведет к компромиссу, к простому согласию увеличивать расходы, и это неизбежно, поскольку ни одна из сторон не собирается сокращать расходы...

Без этого признания расходы Вашингтона продолжат движение к финансовому обрыву гораздо большему, чем ожидается в январе следующего года.

Я много думал о том, почему те из нас, кто верит в свободу, как решение, сделали так мало для того, чтобы доказать другим людям ее преимущества. Если свобода — это то, что мы называем принципом, защищающим все личные, социальные и экономические решения, необходимые для максимального процветания и мира, то это должны были легко принять.

Тем не менее, история показывает, что массы были весьма восприимчивы к принятию авторитарных обещаний, которые редко когда выполнялись, либо не выполнялись вовсе.

Авторитаризм против свободы. Если авторитаризм ведет к бедности и войне, уменьшению свободы для всех людей и подчинению их интересам элит, то люди должны взывать о свободе. Достаточно сильным было стремление к свободе во времена нашего основания, мотивацией которого была готовность к революционной борьбе против мощного британского правительства.

Во время моего пребывания в Конгрессе аппетит к свободе был довольно слабым, а понимание ее значения — незначительным. Тем не менее, радует то, что по сравнению с 1976 годом, когда я впервые пришел в Конгресс, к 2012 году значительно выросло стремление к большей свободе и сокращению правительства, и особенно оно растет в широких массах американцев. Десятки тысяч подростков и молодежи студенческого возраста с огромным энтузиазмом приветствуют послание свободы.

У меня есть несколько мыслей о том, почему народ такой страны, как наша, некогда самая свободная и процветающая, позволил развиться сегодняшней ситуации.

Свобода, частная собственность и осуществление добровольных соглашений создают богатство. В нашей ранней истории мы очень хорошо знали это. Но в начале двадцатого века наши политики способствовали изменению налоговой и монетарной системы таким образом, что она должна была включать в себя чрезмерные внутренние и военные расходы. Именно поэтому Конгресс дал нам Федеральную резервную систему и налог на прибыль. Большинство американцев и многие государственные чиновники согласились пожертвовать некоторой свободой во имя «прогрессивных идей». Чистая демократия стала приемлемой.

Они не признали, что то, что они делали, было точно противоположно тому, чего искали колонисты, отделяясь от англичан.

Некоторые жалуются, что мои аргументы не имеют смысла, так как за последние 100 лет американцы стали богаче, их уровень жизни стал значительно выше, несмотря на эту новую политику.

Но ущерб, нанесенный рыночной экономике и валюте оказался коварным и устойчивым. Потребовалось много времени, чтобы истребить наши богатства, уничтожить валюту, подорвать производительность и довести наши финансовые обязательства до точки невозврата. Порой доверие держится неоправданно долго. Большинство наших богатств сегодня обусловлено долгами.

Богатство, которым мы наслаждались и которое казалось нам бесконечным, позволило нам пренебречь заботой о принципах свободного общества. Пока большинство людей считает, что материальное изобилие будет длиться вечно, беспокойство о защите конкурентоспособной продуктивной экономике и свободе личности кажется ненужным.

Эпоха перераспределения. Такое пренебрежение привело к эпохе перераспределения богатств правительством в интересах всех и каждого, за исключением тех, кто просто хотел, чтобы их оставили в покое. Вот почему сегодня в политику вкладывается больше денег, чем в научные исследования и разработки, а также в производственную предпринимательскую деятельность.

Материальные блага сегодня стали важнее, чем понимание и пропаганда принципов свободы и свободного рынка. Это хорошо, что материальный достаток является результатом свободы, но если материализм — это все, о чем мы заботимся, то проблемы нам гарантированы.

Кризис пришел, потому что иллюзии, что богатство и процветание будут длиться вечно, пришел конец. Система, основанная на долге и на предложении скрыть долг бесконтрольной бумажной монетарной политикой, была обречена на провал. Мы должны покончить с системой, которая не дает производит достаточно даже для того, чтобы финансировать долг и не дает никакого фундаментального понимания того, почему для преодоления этих тенденций необходимо свободное общество.

Если этого не признать, восстановление будет длиться очень долго. Больше правительства, больше расходов, больше долг, больше бедности для среднего класса, более интенсивная борьба особых элитарных интересов — все это будет продолжаться.

Нам нужно интеллектуальное пробуждение. Без интеллектуального пробуждения поворотный момент настанет в соответствии с законом экономики. Долларовый кризис поставит настоящую бесконтрольную систему на колени.

Если мы не признаем, что наш кризис вызван большим правительством, бумажными деньгами, игнорированием свободы, центральным экономическим планированием, социализмом и милитаризмом, то нам следует ожидать безостановочного и опасного марша к корпоративизму и даже фашизму и еще большей потери нашей свободы. Процветание для большинства среднего класса станет абстрактной мечтой.

Это безостановочное движение ничем не отличается от того, что мы видели, когда наш кризис 2008 года был урегулирован. Конгресс, при поддержке обеих партий, в первую очередь занимался спасением богатых. Тогда это была Федеральная резервная система с ее бесконечными количественными упрощениями. Если сразу не получалось, они пытались снова: QE1, QE2, QE3 и не получая результата QE на неопределенное время — и пока не слишком-то получается. Все это требует затрат и поверьте мне, задержка платежа — это не вариант...

Нынешний кризис вызывает много пессимизма. Пессимизм не прибавляет уверенности в будущем. Пессимизм и неуверенность в будущем кормят друг друга, что усугубляет нашу ситуацию.

Если мы не поймем основную причину кризиса, мы не сможем решить наши проблемы. Нельзя игнорировать вопросы войны, социального обеспечения, дефицита, инфляции, корпоративизма, субсидий и авторитаризма. Одним лишь расширением этих политик мы не сможем добиться хороших результатов.

Каждый высказывается в поддержку свободы. Но слишком часто речь идет о собственной свободе, а не свободе для других. Слишком многие считают, что свобода не должна ограничиваться. Они утверждают, что свобода должна быть направлена и использоваться для достижения справедливости и равенства, что делает приемлемым силовое сокращение определенных свобод.

Кое-кто решил, какие и чьи свободы должны быть ограничены. Это политики, чья цель в жизни — это власть. Их успех зависит от привлечения поддержки от особо заинтересованных.
Хватит уже «измов». Ответ следует искать не в новых «измах». Ответ — в большей свободе, расходы на которую гораздо меньше. При выполнении этого условия расходы упадут, производство богатства поднимется, а качество жизни улучшится.

Простое осознание этого, особенно если мы будем двигаться в этом направлении, придаст нам больше оптимизма, что уже само по себе выгодно. Необходимо следовать разумной политике, которая будет понята и поддержана народом.

Но есть и хорошие свидетельства того, что поколение зрелого возраста и в настоящее время поддерживает движение в направлении большей свободы и самостоятельности. Чем больше эти изменения направления и решений будут становиться известными, тем быстрее вернется оптимизм.

Задача тех из нас, кто верит, что различные системы, которых мы придерживались последние 100 лет, привели нас к этому кризису и нестабильности, убеждать всех, что существует замечательная, простая и моральная система, дающая ответ. Мы могли вкушать это в нашей ранней истории. Мы не должны отказываться от идеи продвижения этого дела.

Это работало, но мы позволили нашим лидерам сосредоточиться на материальном изобилии, происходящем от свободы, игнорируя при этом саму свободу... Сегодня ответ доступен на основании Конституции, индивидуальной свободы и запрете для правительства использовать силу для обеспечения привилегий и льгот.

Более чем 100 лет спустя мы сталкиваемся с тем, что наше общество очень сильно отличается от того, что было оставлено Основателями. Во многом их усилия по защите будущих поколений от этой опасности с помощью Конституции оказались тщетны. Скептики во время создания Конституции в 1787 году, предупреждали о том, что происходит сегодня. Коварная природа эрозии нашей свободы и уверенность в нашем изобилии позволили опасному процессу развиваться в тот период, в котором мы сейчас живем.

Зависимость от щедрости правительства. Сегодня мы сталкиваемся с зависимостью от государственных щедрот почти для всех нуждающихся. Наши свободы ограничены и правительство действует вне верховенства закона, защищая и поощряя тех, кто подкупает или вынуждает правительство удовлетворять их требования. Вот несколько примеров:

Необъявленные войны считаются обычным явлением.

Богатство для богатых и бедных считается их правом.

Экономика зарегулирована, перегружена и грубо искажена глубоко порочной монетарной системой.

Долг растет экспоненциально.

Законы Patriot Act и FISA, принятые без особых дискуссий, привели к неуклонному подрыву нашей 4-й поправки.

Трагически наше правительство занимается превентивной войной, иначе известной как агрессия, без жалоб со стороны американского народа.

Наша военная политика по всему миру может плохо кончиться для нас...

Это стало законным, что теперь военные могут арестовывать американских граждан, задерживать их на неопределенный срок без предъявления обвинения и суда.

В Вашингтоне поддерживается необузданная враждебность по отношению к свободной торговле.

Сторонники санкций, валютных манипуляций и торгового обмена в ВТО называют сторонников свободной торговли «изоляционистами».

Санкции используются в отношении стран, которые не исполняют наши требования...

Централизованное экономическое планирование посредством монетарной политики, регулирующих и директивных органов считается приемлемой политикой.

Вопросы. Чрезмерное правительство создало такой беспорядок, что возникает множество вопросов.

Почему больные люди, использующие медицинскую марихуану, попадают в тюрьму?

Почему федеральное правительство ограничивает употребление сырого молока?

Почему американцы не могут производить веревки и другую продукцию из конопли?

Почему американцам не дозволяется использование золота и серебра в качестве законного платежного средства, как это предусмотрено Конституцией?

Почему Германия настолько обеспокоена, что готова репатриировать золото, принадлежащее FED в Нью-Йорке? Не означает ли это падение доверия к доллару США?

Почему наши политические лидеры не считают нужным тщательный аудит нашего собственного золота?

Почему американцы не могут решить, какой тип ламп они могут купить?

Почему TSA разрешается нарушать право любого американца путешествовать по воздуху?

Почему должно быть обязательное предложение — даже вплоть до пожизненного заключения за преступления при отсутствии жертв, как того требует наше антинаркотическое законодательство?

Почему мы позволили федеральному правительству регулировать комоды в наших домах?
Почему критиковать AIPAC — это политическое самоубийство?

Почему мы не отказались от войны с наркотиками, в то время как этот очевидный провал нарушает права людей?..

Почему Конгресс добровольно отказался от своей прерогативы исполнительной власти?

Почему при перемене партии власти никогда не меняется политика? Может быть, мнения обоих сторон по существу одни и те же?

Почему крупные банки, крупные корпорации, иностранные банки и центральные банки получили помощь в 2008 году, а представители среднего класса потеряли работу и дома?

Почему так много правительственных и федеральных чиновников, которые считают, что создание денег из воздуха создает богатство?

Почему так многие принимают глубоко ошибочный принцип, что государственные чиновники и политики могут защитить нас от самих себя, не уничтожая при этом принцип свободы?

Почему люди не могут понять, что война всегда разрушает богатство и свободу?

Почему так мало внимания распоряжению, которое дает президенту полномочия по составлению «списка убийств», включая американских граждан?

Почему патриотизмом считают слепую лояльность к правительству и политикам, а не верность принципам свободы и поддержки для людей?

Почему утверждается, что если человек не хочет или не может позаботиться о своих собственных потребностях, то люди в правительстве могут сделать это за него?

Почему мы всегда предоставляем правительству безопасную гавань для инициирования насилия в отношении людей?

Почему некоторые члены защищают свободный рынок, но не гражданские свободы?

Почему некоторые члены защищают гражданские свободы, но не свободный рынок? Разве это не одно и то же?

Почему больше не защищают сразу и экономическую, и личную свободу?

Почему людей, которые стремятся интеллектуально повлиять на других людей, чтобы добиться положительных изменений, меньше, чем тех, кто стремится к власти, чтобы заставить других подчиниться своей команде?

Почему использование религии для поддержки социального Евангелия и превентивных войн, каждая из которых требует авторитарно использовать насилие или угрозу насилия, остается без ответа? Агрессия и принудительное перераспределение богатства не имеет ничего общего с учениями великих религий мира.

Почему мы позволяем правительству и ФРС распространять ложную информацию, связанную с экономической и внешней политикой?

Почему демократия так высоко почитается, в то время как это враг меньшинства и подчиняет право диктату большинства?

Почему кто-то должен удивляться тому, что Конгресс не имеет авторитета, при наличии такого разрыва между тем, что политики говорят и тем, что они делают?

Есть ли объяснение всей лжи, несчастью, страху перед будущим, потере доверия к нашим лидерам, недоверию, гневу и разочарованию? Да, есть, и есть способ изменить эти отношения.

Негативное восприятие есть логическое следствие плохой политики относительно наших проблем. Выявление проблем и признание их причины позволят легко произвести соответствующие изменения.

Доверяйте себе, а не правительству. Слишком много людей слишком долго оказывают слишком большое доверие к правительству и при этом недостаточно доверяют себе. К счастью, сейчас многие осознают серьезность грубых ошибок за последние несколько десятилетий. Виновны в этом обе политические партии. Многие американцы теперь требуют, чтобы им позволили услышать простую истину и хотят остановить демагогию. Без этого первого шага принять решение невозможно.

Поиск истины и нахождение ответов в свободе и самостоятельности способствуют оптимизму, необходимому для восстановления процветания. Эта задача была бы не так сложна, если бы не мешали политики.

Мы позволили себе заварить такую кашу по различным причинам.

Политики обманывают сами себя о происхождении богатства. Суждениям политиков и бюрократов присуща чрезмерная уверенность. Это заменяет уверенность в свободном обществе. Слишком многие в высших эшелонах власти убедились, что только они, вооружившись произволом власти, могут нести справедливость, содействуя производству богатства. Это всегда оказывается утопической мечтой и разрушает богатство и свободу. Это обедняет людей и вознаградает элиты, которые в конечном итоге и контролируют большинство в политических партиях.

Это и не удивительно, что многое из того, что происходит в Вашингтоне, обусловлено агрессивными партийцами и искателями власти, философская разница между которыми является минимальной.

Экономическое невежество. Экономическое невежество является обычным делом.

Кейнсианство продолжает процветать, хотя сегодня оно сталкивается с здравыми и полными энтузизма опровержениями. Верующие в военное и внутреннее кейнсианство продолжают отчаянно продвигать свою неудачную политику, в то время как экономика томится в глубоком сне.

Сторонники всех правительственных указов используют гуманитарные аргументы для их обоснования.

Гуманитарные аргументы всегда использовались для оправдания правительственных мандатов, связанных с экономикой, монетарной политикой, внешней политикой и личными свободами.

Это делается для того, чтобы с ними трудно было спорить. Но насилие, начатое по гуманитарным причинам, остается насилием. Благие намерения не являются оправданием, а также вредны, как если люди используют силу с плохими намерениями. Результаты всегда отрицательные.

Аморальное применение силы является источником политических проблем. К сожалению, многие религиозные группы, светские организации, и психопатические авторитаристы одобряют силовые инициативы правительства, имеющие целью изменить мир. Даже если желаемые цели являются благими намерениями, и особенно благими намерениями, результат остается мрачным. Стремление к хорошим результатам никогда не материализуется. Решение новых проблем потребует еще большего вмешательства государственных сил. Конечный результат — институционализация правительствоенного насилия и его моральное оправдание на гуманитарных основаниях.

По этой же фундаментальной причине наше правительство использует силу для вторжения в другие страны по произволу, центрального экономического планирования дома, и регулирования личной свободы и привычек наших граждан.

Это довольно странно, что если человек имеет уголовный менталитет и не имеет никакого уважения к другим людям и их имуществу, никто не утверждает, что допустимо войти в дом соседа и рассказать ему, как следует себя вести, что ему есть, курить и пить, или как тратить свои деньги.

Тем не менее, редко кто задается вопросом, почему это морально приемлемо, когда незнакомец с значком и пистолетом может сделать то же самое во имя закона и порядка.

Любое сопротивление им сталкивается с грубой силой, штрафами, налогами, арестами и даже тюремным заключением. Это очень часто происходит без надлежащего ордера на обыск.

Нет правительственной монополии на применение насилия. Сдерживание агрессивного поведения — это одно, но легализация государственной монополии на инициацию агрессии может лишь привести к тому, что свобода будет ассоциироваться с хаосом, гневом и распадом гражданского общества. Разрешение таких полномочий и ожидание святого поведения от чиновников и политиков является несбыточной мечтой. Теперь у нас есть постоянная армия вооруженных чиновников в TSA, ЦРУ, ФБР, охрана рыбы и дикой природы, МЧС, IRC, инженерный корпус и т. д., всего более 100000. Граждане виновны, пока не докажут свою невиновность в неконституционных административных судах.

Правительство в свободном обществе не должно иметь никаких полномочий на вмешательство в деятельность социальных или экономических операций физических лиц. Также правительство не должно вмешиваться в дела других стран. Все мирное, даже спорное, должно быть разрешено.

Мы должны отказаться от понятия предварительного ограничения в хозяйственной деятельности также, как мы это делаем в области свободы религии или свободы слова. Но даже в этих областях правительство начинает использовать бэкдор, регулируя свободу слова в плане политкорректности. Это опасная тенденция...

Распространение федеральных преступлений. В Конституции содержится четыре федеральных преступления. Сегодня эксперты не могут даже договориться о том, сколько федеральных преступлений содержится в настоящее время в книгах — их число исчисляется в тысячах. Ни один человек не может разобраться в чудовищной правовой системе, особенно в налоговом кодексе. В связи с опрометчивой войной с наркотиками и бесконечным федеральным расширением уголовного кодекса мы имеем более 6 миллионов заключенных.

Это более, чем когда-либо в Советском Союзе, больше, чем в любой стране в настоящее время, в том числе в Китае. Я не понимаю самодовольство Конгресса и готовность продолжать осуществление своей навязчивой идеи с умножением федеральных законов. Обязательные требования к законам, связанным с наркотиками, усугубляют проблемы в тюрьмах...

Достижение свободы. Свобода может быть достигнута только тогда, когда правительство отказывается от агрессивного применения силы.

Доступны два варианта.

1. Задача правительства — защита свободы. Это естественное право, и это единственная цель. Народ, как ожидается, заботится о себе и отказывается от использования любой силы для вмешательства в свободу другого человека. Правительство получает строго ограниченные полномочия для обеспечения соблюдения контрактов, защиты собственности, разрешения споров и защиты от внешней агрессии.

2. Правительство под прикрытием защиты свободы получает власть для произвольного применения силы над людьми и зарубежными странами. Хотя правительству дается небольшая и ограниченная власть, она неизбежно метастазирует во всемогущий политический рак. Это проблема, от которой мир страдает на протяжении веков... Предоставление власти чиновнику всегда доказывает пословицу, что «власть развращает».

Как только правительство получает ограниченную власть, чтобы формировать привычки людей и планировать экономику, начинается устойчивое движение к тирании. Только революционный дух может повернуть процесс вспять и остановить правителственный произвол. Середины нет. Жертва небольшого количества свободы ради мнимой безопасности всегда заканчивается плохо.

Сегодняшний бардак — это результат того, что большинство американцев выбирает вариант N2, хотя Основатели пытались дать нам вариант N1.

Результаты не очень хорошие. Наши свободы подорваны, наше богатство использовано.

Богатство, которое мы видим сегодня, основано на долгах и глупых желаниях иностранцев взять наши доллары за товары и услуги. Затем они вернут их нам, чтобы увековечить нашу долговую систему. Удивительно, что это работало так долго, но тупик в решении Вашингтоном наших проблем показывает, что многие начинают понимать серьезность долгового кризиса во всем мире и опасности, с которой мы сталкиваемся. Чем дольше этот процесс длится, тем более жестким будет результат.

Финансовый кризис есть моральный кризис... Немногие сейчас понимают, что финансовый кризис — это на самом деле нравственный кризис. Это моральный кризис, позволивший подорвать нашу свободу и позволяющий наращивать по экспоненте незаконную власть правительства. Без четкого понимания природы кризиса будет трудно предотвратить устойчивое движение к тирании и нищете, которые будут сопровождать его.

В конечном счете люди должны решить, какой формы правления они хотят — вариант N1 или N2. Другого выбора не существует. Утверждая, что есть выбор «маленькой» тирании, мы описываем беременность как «прикосновение беременности». Это миф, что смесь свободного рынка и государственного центрального экономического планирования является достойным компромиссом. То, что мы видим сегодня — это результат такого типа мышления. И результаты говорят сами за себя.

Культура насилия. Американцы теперь страдают от культуры насилия. Это легко отказаться от инициирования насилия в отношении своего соседа, но совершенно нелепо то, что люди произвольно и свободно помазали правительственных чиновников с монопольной властью, чтобы инициировать насилие в отношении американского народа.

Из-за того, что правительство применяет силу, люди принимают его как легитимное. Те, кто проявляет силу, не имеют чувства вины. Слишком многие полагают, что применение силы правительством морально оправдано, потому что оно «делает хорошо». Они ошибочно полагают, что эта власть пришла с согласия народа. Меньшинство, или жертвы насилия никогда не согласятся страдать от злоупотреблений правителственных мандатов, даже если это продиктовано большинством. Жертвы эксцессов TSA никогда не согласятся с этими злоупотреблениями.

Такой подход дал нам политику развязывания войны, также «чтобы делать добро». Он утверждал, что война для предотвращения войны является оправданной. Также можно было сказать: «Уничтожить деревню, чтобы спасти деревню» - оправдано. Об этом заявил госсекретарь США, что потери в 500000 иракцев, в основном детей, в 1990-х годах, в результате американских бомб и санкций, стоили того, чтобы сделать добро иракскому народу. И посмотрите на бардак, который творится в Ираке сегодня.

Правительственное применение силы для формирования социального и экономического поведения дома и за рубежом оправдывает лиц, использующих силу на своих собственных условиях. Тот факт, что насилие со стороны правительства рассматривается как морально оправданное, является причиной возрастания насилия при больших ударах финансового кризиса и вызывает политический кризис...

Когда уличные преступники делают то же самое, они не испытывают никаких угрызений совести, считая, что они лишь берут то, что принадлежит им по праву. Все моральные нормы становятся относительными. Идет ли речь о льготах, государственных субсидиях, или льготы для некоторых из-за раздувания валюты, все это часть процесса оправдания философии вынужденного перераспределения богатства. Насилие или его угроза — это инструмент, необходимый, и, к сожалению, мало волнующий большинство членов Конгресса.

Некоторые утверждают, что это вопрос справедливости по отношению к тем, кто нуждается в заботе. С этим есть две проблемы. Во-первых, принцип используется, чтобы обеспечить большее количество льгот для богатых, чем для бедных. Во-вторых, никто, похоже, не обеспокоен, справедливо ли это по отношению к тем, кто в конечном итоге платит за выгоды.

Расходы обычно размещаются на спине среднего класса и скрыты от глаз общественности.

Слишком много людей считает, что правительственные раздаточные материалы яляются бесплатными, это как печатать деньги из воздуха, и это ничего не стоит. Этот обман подходит к концу. Счета уже приходят в виде замедления экономического роста.

К сожалению, мы уже привыкли к жизни с незаконным применением силы со стороны правительства. Это инструмент для того, чтобы говорить людям, что есть и пить, что читать и как тратить свои деньги.

Чтобы создать по-настоящему свободное общество, инициирование силы правительством должно быть отвергнуто. Предоставление правительству даже небольшого количества власти является опасной концессией.

Правительственные ограничения против добродетельных нравственных людей. Наша Конституция, которая была создана для ограничения государственной власти и злоупотреблений, не устояла. Учредители предупреждали, что свободное общество зависит от добродетельных и нравственных людей. Нынешний кризис отражает то, что их опасения оправданы.

Большинство политиков и экспертов знают о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, однако проводят все свое время в попытках реформировать правительство. Печально то, что предлагаемые реформы почти всегда приводят к меньшей свободе, а важность добродетельных и нравственных людей либо игнорируется, либо не понимается. Новые реформы служат лишь еще большему подрыву свободы...

Если люди недовольны деятельностью правительства, им следует признать, что правительство является лишь отражением безнравственного общества, которое отвергает моральные правительства, конституционные ограничения власти и любовь к свободе...

Само собой разумеется, что наши свободы были серьезно ограничены, и кажущееся благополучие — это не более чем остатки богатств от прежнего времени. Это фиктивное богатство основано на долгах и выгоде от ложной веры в наше денежное обращение и кредит, и приведет к хаосу в нашем обществе, когда придет время платить по счетам.

Но эта иллюзия заканчивается. Разворот нисходящей спирали зависит от признания нового подхода.

Ожидаемое быстрое расширение движения домашних школ сыграет важную роль в революционных реформах, необходимых для построения свободного общества с Конституционной защитой. Мы не можем рассчитывать на управляемую федеральным правительством систему образования, чтобы обеспечить интеллектуальные боеприпасы для борьбы с опасным ростом правительства, которое угрожает нашим свободам.

Интернет предоставит альтернативу правительственному медиа-комплексу с уплавляемыми новостями и политической пропагандой. Вот почему очень важно, чтобы интернет оставался свободным от государственного регулирования.

Многие из наших религиозных и светских организаций поддерживают большую зависимость от государства, войну, благополучие и корпоративизм и игнорируют необходимость добродетельных людей.

Я никогда не верил, что политики могут сделать мир и нашу страну более свободной, если у народа не будет стремления к свободе.

В нынешних условиях максимум, на что мы можем надеяться — это достижение в политическом процессе, позволяющее нам использовать его в качестве подиума, чтобы добраться до людей, предупредить их о природе кризиса, сообщить о необходимости взять на себя ответственность за себя, если они действительно стремятся к свободе. Без этого гарантированная Конституцией свобода общества недостижима.

Если это правда, то нашими индивидуальными целями в жизни должны быть стремление к добродетели и совершенству. Необходимо признать, что высокая самооценка и счастье приходит только от использования своих природных способностей как можно более продуктивным способом, в соответствии со своими талантами.

Работа и творчество — истинные источники личного удовлетворения. Свобода, а не зависимость, обеспечивает среду, необходимую для достижения этих целей. Правительство не может сделать это за нас, оно может только помешать. Когда правительство вмешивается, целью становятся субсидии, а они не могут обеспечить нам чувство личных достижений.

Достижение власти и политического влияния не должно быть нашей целью. Большая часть изменений будет исходить не от политиков, а от отдельных лиц, семьи, друзей, интеллектуальных лидеров и наших религиозных учреждений. Решение может исходить только от отказа использования насилия, принуждения, правительственных команд, агрессивной силы для формирования социально-экономического поведения...

Заключение. Каковы основные опасности, с которыми сталкивается американский народ сегодня и которые мешают достижению цели свободного общества? Их пять.

1. Непрерывная атака на наши гражданские свободы, которая угрожает верховенству закона и нашей способности противостоять тирании.

2. Жестокий антиамериканизм, который охватил мир. Из-за того, что феномен «обратного удара» не понимают или отрицают, наша внешняя политика вынуждает нас участвовать во множестве войн.

3. Легкость, с которой мы идем на войну без объявления конгрессом, но с принятием международных полномочий от ООН или НАТО даже для превентивных войн.

4. Финансовый политический кризис как следствие чрезмерной задолженности, необеспеченных обязательств, расходов, валового расхождения в распределении богатства, идущего от среднего класса к богатым. Необходимо понимать опасность центрального экономического планирования и Федеральной резервной системы.

5. Мировое правительство стоит выше локального, выше суверенитета США, вмешиваясь в вопросы войны, социального обеспечения, торговли, банковского дела, мировой валюты, налогов, прав собственности.

К счастью, есть ответ на эти опасные тенденции.

Как прекрасен был бы этот мир, если бы все приняли простые моральные предпосылки, отвергая все акты агрессии. Возражения всегда одни: это слишком упрощенно, слишком идеалистично, непрактично, наивно, утопично, опасно, нереалистично стремиться к такому идеалу.

Ответ на этот вопрос — то, что в течение тысяч лет принятие правительством власти, чтобы управлять народом, жертвуя при этом свободой, считается моральным и единственным доступным вариантом для достижения мира и процветания.

Что может быть более утопичным, чем этот миф — с учетом результатов, особенно на спонсируемые государством убийства, почти каждым правительством в XX веке, число которых оценивается сотнями миллионов. Пришло время пересмотреть этот грант полномочий государства.

Ничего хорошего никогда не происходит от предоставления монопольной власти государству, использующему агрессию против народа для произвольного формирования поведения человека. Такая власть, если это не остановить, становится семенем уродливой тирании. Этот метод был адекватно испытан, и вот результат: реальность дикует нам необходимость стремиться к свободе.

Идеализм ненападения и отвержения применения силы нужно попробовать. Идеализм правительственной санкции на насилие испытан историей и является основным источником нищеты и войны. Теория общества, основанного на индивидуальной свободе, была вокруг нас в течение долгого времени. Пришло время сделать смелый шаг, а не шаг назад, как некоторые хотели бы, чтобы мы сделали.

Сегодня принцип неприкосновенности личности, установленный, когда король Иоанн подписал Великую хартию вольностей в 1215 году, находится под атакой. Есть все основания полагать, что новые усилия с использованием интернета будут служить для обуздания государственной власти и бросить вызов одержимости войной и социализмом.

То, что я говорю о системе правления, основано на моральных принципах мира и терпимости.

Основатели были убеждены, что свободное общество не может существовать без моральных людей. Простое написание правил не будет работать, если люди предпочитают их игнорировать. Сегодня верховенство закона, записанного в Конституции, имеет мало смысла для большинства американцев, особенно для тех, кто работает в Вашингтоне.

Бенджамин Франклин утверждал, что «только добродетельные люди способны на свободу». Джон Адамс согласился: «Наша Конституция была сделана для моральных и религиозных людей. Этого совершенно недостаточно для правления кого-либо другого».

Нравственные люди должны отказатся от всякого насилия, с тем чтобы лепить убеждения или привычки людей.

Общество, которое высмеивает Золотое Правило, не является моральным. Все великие религии одобряют Золотое Правило. Те же моральные стандарты, которым должны следовать люди, должны применяться и к государственным чиновникам. Они не могут быть освобождены.

Окончательное решение находится не в руках правительства.

Решение падает на каждого человека под руководством семьи, друзей и сообщества.

Ответственность N1 для каждого из нас — изменять себя с надеждой, что другие последуют. Это важнее, чем работать над изменением правительства; это вторично по отношению к продвижению добродетельного общества. Если мы сможем достичь этого, то правительство будет меняться.

Это не означает, что политическая деятельность или работа в структурах власти не важна. Иногда это дает толчок политике в нужном направлении. Но правда в том, что когда поиск работы в правительстве осуществляется для личного возвеличивания, денег и власти, это становится бесполезным, если не вредным. Когда политические действия осуществляются по правильным причинам, это легко понять, и поэтому компромиссов следует избегать. Кроме того, становится понятно, почему прогресс лучше всего достигается путем работы с коалициями, объединяющими людей, не жертвующих своими принципами.

Политическая деятельность, чтобы быть действительно полезной, должна быть направлена на изменение сердец и умов людей, при этом нужно понимать, что добродетель и нравственность народа ведут к свободе и процветанию.

Конституция или больше законов как таковых не имеют никакой ценности, если отношение людей не изменилось.

Чтобы достигнуть свободы и мира, необходимо преодолеть две мощные человеческие эмоции. Номер один — зависть, которая ведет к ненависти и классовой борьбе. Номер два — нетерпимость, которая ведет к фанатизму и осуждению. Эти эмоции должны быть заменены на гораздо более глубокое понимание любви, сострадания, терпимости и свободной рыночной экономики. Понимание свободы сближает людей. Будучи испытана, свобода становится популярной...

После многолетних попыток выяснить «простую правду вещей», я пришел к одному твердому убеждению. Лучшим шансом для достижения мира и процветания максимального количества людей по всему миру является следование делу свободы.

Распространите это по всей земле».

Источник: ссылка


Оцените статью