Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

67819


Кандидат в Госдуму от "Родины" рассказал об экономике новосибирским студентам

Власть и общество

26.05.2016 04:40

Михаил Хазин

228

Михаил Хазин рассказал студентам СГУПСа об экономике, власти и кризисе

 

Встреча со студентами у одного из самых известных экономистов страны Михаила Хазина далеко не первая на счету. Он много путешествует по стране, читает лекции и часто встречается с будущими экономистами.

 

Кандидат в Госдуму от

Принцип простой: Хазин говорит, молодежь — слушает и впитывает. Иногда задают вопросы, чаще удивляются: как этот человек может так смело критиковать власть. В СГУПСе говорили больше не о политике. Лекционный час посвятили экономике, хотя, по заверению того же Михаила Хазина, все взаимосвязано и проистекает одно из другого. «Экономика — общественная наука, и она неотделима от политики», — резюмировал он. Журналисты «МК в Новосибирске» побывали на лекции Михаила Хазина и попытались вместе с ним определить — пройдено ли оно, дно кризиса?

УЛЮКАЕВ, ДНО, КРИЗИС И ДРУГИЕ НЕПРИЯТНОСТИ

20 мая президент России Владимир Путин заявил: дно в экономике России пройдено. Глава государства заметил: действия Банка России позволили экономике адаптироваться и сохранить высокий уровень золотовалютных резервов. Согласно данным, представленным президентом, он составил на 1 мая 391,5 миллиардов долларов. Примечательно, что в конце апреля Высшая школа экономики опубликовала доклад «Комментарии о государстве и бизнесе». Эксперты заявили, что не заметили причин утверждать, что российская экономика оттолкнулась от дна. Точка в кризисе еще не поставлена, уверен экономист, кандидат в Государственную Думу от партии «Родина» Михаил Хазин.

— Министр экономического развития России Алексей Улюкаев уже в пятый раз находит дно кризиса, а мы все продолжаем и продолжаем падать. Почему так? Кажется, что дальше некуда. Ответ простой. Любая экономика требует средств на компенсацию выбывающих мощностей. Сегодняшнего объема инвестиций недостаточно. Мы недополучаем денег, — объясняет он.

Все началось в 1991 году, тогда мы приняли так называемую «гайдаровскую экономическую модель», основанную на «вашингтонском консенсусе» и инструкциях Международного Валютного Фонда. Модель была построена на приоритете иностранных инвестиций. Тогда Гайдар заявил, что внутри страны мы не сумеем принимать правильные решения, куда вкладывать деньги — нет опыта работы в условиях рыночной экономики. Доверить такие решения, по мнению Гайдара, можно было исключительно опытным иностранным инвесторам. И 25 лет Россия строила экономику, рассчитанную на иностранные инвестиции.

— Все внутренние инвестиции были фактически запрещены, гораздо выгоднее и безопаснее заниматься валютными спекуляциями и выводить капиталы из страны. Сегодня рубль не является инвестиционной валютой. Мы инвестируем в доллар. А современный инвестор хочет не только давать денег, но и получать что-то. Наступил тот момент, когда Россия может только расплачиваться по долгам. Больше денег ни на что нет. И все зарубежные инвестиции на этом закончились. Проблемы начались в 2008 году, когда начали падать цены на нефть и снижаться объемы продаваемой нефти, а наши финансовые институты решили брать кредиты в долларах, конвертировали их в рубли, отдавали населению, после чего снова рассчитывались по займу валютой. Таким образом, валютный долг рос. В 2012 году он стал выше, чем в 1998 году. А, как известно, при накоплении долга растут и процентные платежи. В конце 2012 года стало понятно, что у России хватает средств только на возврат инвестиций, взятых с начала двухтысячных, — рассказывает Михаил Хазин.

Страна как человек: взял кредит — рано или поздно придется отдавать. Просрочил — получил новый счет. Кредиторы с Россией не церемонятся. Нет, конечно, коллекторы не исписывают краской стены домов и не обрывают линии телефонных проводов, есть другая сторона: в стране активно закрывают заводы (выгоднее закрыть, чем вкладываться), падает промышленное производство, увеличивается отток валюты — ею оплачивают кредиты. И никто из действующих бизнесменов не готов инвестировать в проекты, потому что боится нестабильности.

— Мы медленно падаем с 2012 года. В 2015 году Центробанк организовал настоящую катастрофу, девальвировав рубль. Сложно ответить, зачем это было сделано. Кто-то говорит, что от большого ума, кто-то, что хотели стимулировать экономику, кто-то — по указке МВФ. Но всегда надо помнить, что конституционной задачей ЦБ является обеспечение устойчивости национальной валюты, то есть рубля. По итогам 2015 года, в рейтинге мировых валют по устойчивости мы заняли почетное последнее место. Мы — первые, но с конца. Спад в прошлом году составил 8-10% ВВП. Все рассуждения правительства, что дно кризиса пройдено, основаны на фальсификации статистики и том, что резкий провал 2012 года завершился. Мы не начинаем расти, мы вышли на ту траекторию, с которой начинали, — резюмировал Хазин.

КОНЦЕПЦИЯ КУДРИНА

25 мая Алексей Кудрин изложит концепцию бюджетной стабилизации. Сегодня объявлено, что изменения ждут судебную и в очередной раз правоохранительную систему, планируется осуществить пенсионную реформу и снизить долю государства в экономике, а также перераспределить бюджетные расходы в пользу человеческого капитала и инфраструктуры. Кудрин считает: рост ВВП в 2017-2019 годах возможен только за счет роста цен на сырье. Помимо реформ, требуется также привлечь в экономику порядка 4,5 миллионов человек и 40 триллионов рублей инвестиций в основной капитал. Главным источником инвестиций, по мнению Кудрина, должны стать свободные ресурсы, накопленные на счетах российских компаний.

Михаил Хазин оптимизма Кудрина не разделяет.

— Вот, представьте себе, есть семья: мама, папа и их сын-балбес. Родители много работают и хорошо зарабатывают. Сын неудачный. Он гуляет, бегает по казино и много пьет. Вдруг родители скоропостижно умирают. Что делать? Первый вариант для сына — взяться за ум: бросить пить, найти работу, жениться. Второй вариант — сохранить расходную часть своего бюджета, что и есть по своей сути бюджетная стабилизация. Наш сынок начинает продавать картины, мебель, дачу. Какое-то время он может так жить, но затем начинается катастрофа. То, чем занимается Кудрин, — бюджетная стабилизация именно в таком формате. Мы закрываем школы, заводы и предприятия, — обозначил свою позицию Михаил Хазин.

Кандидат в депутаты от «Родины» уверен, что необходим возврат инвестиций. Взять средства можно из импортозамещения, но для этого необходимо составить качественную рабочую инвестиционную программу на 10 лет. Правда, любая программа развития требует ответственности чиновников за результат. А сегодня неприятное слово на букву «о» вычеркнуто из словаря отечественных чиновников.

Я ЛЮБЛЮ СВОЮ РОДИНУ, ВРОДЕ Б…

— Дети, а кто из вас знает Мартина Лютера Кинга? — неожиданно огорошивает собравшихся студентов Михаил Хазин, — смелее, поднимайте руки. В зале тишина, поднимается пять-шесть рук. Студенты перешептываются между собой, пытаются вспомнить, о ком именно идет речь.

— Учились бы вы в советской школе, знали бы, — отмечает Михаил Хазин.

Студент Сергей задает вопрос:

— У нас не все хорошо с образованием и со здравоохранением. Долго пытаюсь понять, а в чем причина? Все дело в нашем менталитете или в структуре образования?

— Видите ли, существует примат общественных интересов, а есть примат частных. Произошла приватизация государственных функций. Сегодня чиновник думает только о том, как получить доход и минимизировать расходы. Это позиция, которая изначально была у команды Гайдара. Тогда решались только 2 задачи: как передать свои полномочия по наследству, а второе — как снять с себя ответственность. Сегодня чиновник не несет никакой ответственности за результат, а несет очень ограниченную ответственность за выполнение указаний вышестоящего начальства. В этом-то вся и проблема. Я для того и иду на выборы, чтобы вернуть ответственность чиновников перед обществом: «Вы шли на госслужбу за привилегиями, вы их получили, теперь работайте».

— Почему вы часто говорите о смене политической модели? — интересуется студент Михаил.

— Политическая модель — это те силы, которые представлены в верхушке власти, и система их взаимодействия. Политические партии, по идее, должны представлять интересы разных общественных групп. А какие общественные группы представлены в российской политической жизни сегодня? Я вижу только группу олигархов и чиновников. Чиновники долго бились за свою безответственность и добились, с олигархами и так все ясно. «Единая Россия» — партия чиновников, прочие так называемые «парламентские партии» — те же бюрократические структуры. Больше никто не представлен. Изменить политическую модель надо в том смысле, чтобы больше общественных групп было представлено во власти. Важно, чтобы появились аграрии, производственники, представители образования и науки, культуры, малого и среднего бизнеса. Сегодня интересы этих групп во власти вообще никем не представлены.

— Почему вы собрались на выборы от партии «Родина»? — спрашивает студентка Екатерина.

— Я — бывший чиновник, хорошо понимаю и вижу бюрократическую структуру. Современные партии — бюрократические структуры, фактически они работают как подразделения Управления внутренней политики администрации президента. Меня звали в эти партии, но я отказался, не пошел. У «Родины» есть два преимущества: партия не забюрократизирована, она живая, в регионах ее возглавляют замечательные хулиганы. А я люблю хулиганов.

Сcылка >>


Оцените статью