Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Слова Дональда Трампа

Власть и общество

09.03.2016 05:47  

Михаил Хазин

142

Joseph S. Nye, Jr., a former US assistant secretary of defense and chairman of the US National Intelligence Council, is University Professor at Harvard University. He is the author of Is the American Century Over?

Joseph S. Nye 

Joseph S. Nye, Jr., a former US assistant secretary of defense and chairman of the US National Intelligence Council, is University Professor at Harvard University. He is the author of Is the American Century Over?

    MAR 4, 2016 29

     

    КЕМБРИДЖ (США) – Лидерство Дональда Трампа в гонке за номинацию кандидатом в президенты от Республиканской партии на ноябрьских выборах вызывает панику. Республиканский истеблишмент боится, что Трамп не сможет победить Хиллари Клинтон, вероятного номинанта от Демократической партии. Однако некоторых наблюдателей гораздо больше тревожит перспектива собственно президентства Трампа. Кое-кто даже видит в Трампе потенциального американского Муссолини.

    Несмотря на все свои проблемы, Соединённые Штаты сегодня не похожи на Италию 1922 года. Институциональная система сдержек и противовесов, закреплённая Конституцией, а также беспристрастная судебная система, скорее всего, смогут сдержать даже ведущего телевизионного реалити-шоу. Реальная опасность не в том, что Трамп начнет делать то, что обещает, попав в Белый дом, а в том вреде, который он наносит своим речами, произносимыми ради того, чтобы туда попасть.

    Лидеров судят не только по эффективности их решений, но и по тем смыслам, которые они создают, тем идеям, которые они проповедуют среди своих сторонников. Большинство лидеров заручаются поддержкой, апеллируя к идентичности своих групп, к их солидарности. Однако великие лидеры занимаются обучением своих сторонников, они говорят им о мире, который находится за пределами интересов их узких групп.

    После Второй мировой войны, во время которой Германия вторглась во Францию в третий раз за 70 лет, французский лидер Жан Монне решил, что месть в отношении побеждённой Германии приведёт лишь к ещё одной трагедии. Вместо этого он разработал план постепенно развития общественных институтов, которые затем эволюционировали в Европейский союз, позволивший сделать подобную войну немыслимой.

    Или возьмём другой пример великого лидерства. Нельсон Мандела мог бы легко определить группу своих сторонников как чёрных южноафриканцев и начать мстить за несправедливость десятилетий апартеида и своего тюремного заключения. Вместо этого он неустанно работал над расширением идентичности тех, кто его поддерживал, как словами, так и делами.

    Знаменит один из его символических поступков: на матче сборной ЮАР по регби он появился в форме этой команды, игравшей ранее роль символа превосходства белых южноафриканцев. Сравните стремление Манделы к обучению своих сторонников, к расширению их идентичности, с тем узким подходом, который избрал Роберт Мугабе в соседнем Зимбабве. В отличие от Манделы Мугабе использовал обиды колониальной эры, чтобы получить поддержку, а сейчас он полагается на силу, чтобы остаться у власти.

    Сегодня в США экономика растёт, а уровень безработицы находится на низком уровне 4,9%, однако многие чувствуют себя отрезанными от богатств страны. В возросшем за последние несколько десятилетий неравенстве многие винят иностранцев, а не технологии, поэтому набрать группу сторонников, недовольных иммиграцией и глобализацией, легко. В дополнение к экономическому популизму существенное меньшинство населения чувствует себя в опасности из-за культурных перемен, связанных с расовыми, культурными и национальными отличиями, несмотря на то, что всё это далеко не новость.

    Следующий президент должен будет обучать американцев тому, как надо жить  в условиях процессов глобализации, которые многие считают опасными. Национальная идентичность – это некое воображаемое сообщество в том смысле, что небольшая группа людей разделяет непосредственный опыт других членов группы. На протяжении последнего столетия (или двух) национальное государство было тем воображаемым сообществом, за которое люди были готовы умереть. Большинство лидеров счита��и своей главной обязанностью быть национальными. Это неизбежно, но этого недостаточно в мире, находящемся в процессе глобализации.

    В мире глобализации многие люди принадлежат сразу к нескольким воображаемым сообществам (местным, региональным, национальным, космополитичным), которые зачастую пересекаются, благодаря интернету и недорогому туризму. Связям национальных диаспор теперь не препятствуют границы государств. У профессиональных групп, например юристов, есть международные стандарты. Группы активистов, начиная от экологов и заканчивая террористами, также легко могут связываться через границы. Суверенитет больше не является тем абсолютом, каким он когда-то казался.

    Бывший президент Билл Клинтон однажды сказал, что сожалеет о том, что не смог адекватно ответить на геноцид в Руанде в 1994 году, хотя в этом он был не одинок. Если бы Клинтон попытался отправить в Руанду американские войска, они бы столкнулся с жёстким сопротивлением в Конгрессе. Хорошие лидеры в наши дни часто оказываются скованы между своими космополитическими стремлениями и более традиционными обязательствами перед людьми, которые их избрали. С этим же явлением столкнулась немецкий канцлер Ангела Меркель после того, как проявила качества храброго лидера во время кризиса беженцев прошлым летом.

    В мире, в котором люди организованы в первую очередь в национальные сообщества, идеалы чистого космополитизма нереалистичны. Мы видим это на примере растущего несогласия с иммиграцией. Лидер не будет убедителен, если скажет, что необходимо выравнивать доходы во всем мире, но он может сказать, что для сокращения бедности и болезней, для помощи тем, кто нуждается, нужно делать больше, и этим он поможет обучению своих сторонников.

    Слова имеют значение. Как заметил философ Кваме Энтони Аппиа: «”Не убий” – это тест, который вы либо проходите, либо нет. Заповедь “Почитай отца твоего и матерь твою” допускает градации». То же самое верно, если сравнивать космополитизм с изоляционизмом.

    Пока мир наблюдает, как кандидаты в президенты США рассуждают о вопросах протекционизма, иммиграции, глобального здравоохранения, изменения климата, международного сотрудничества, мы должны задаться вопросом: к каким аспектам американской идентичности они апеллируют,  обучают ли они своих сторонников более широким смыслам и идеям. Расширяют ли они чувство идентичности американцев настолько, насколько это возможно, или же они просто апеллируют к их самым узким интересам?

    Предложение Трампа запретить въезд мусульман в США и его требование к Мексике оплатить строительство стены, чтобы остановить миграцию, вряд ли пройдут конституционный или политический барьеры, если он вдруг будет избран президентом. Ещё раз, многие из его предложений не являются мерами, задуманными для воплощения в жизнь; это слоганы, придуманные для апелляции к изоляционистским, популистским настроениям определённой части населения.

    Поскольку у Трампа нет сильного идеологического ядра, и он хвалит «искусство сделки», он может даже оказаться весьма прагматичным президентом, несмотря на свой нарциссизм. Однако хорошие лидеры помогают нам определить, кто мы. На этом фронте Трамп уже проиграл.

     

    Сcылка >>


    Оцените статью