Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Время расплаты для Шенгенской земли

Власть и общество

03.02.2016 02:33  

Михаил Хазин

158

 

ФРАНКФУРТ – Давняя мечта о Европе без границ, которая стала реальностью в середине 1990-х, быстро угасает. Италия блокирует решение Европейского союза, подкупить Турцию, чтобы она удерживала беженцев от пересечения территории Греции, на их пути в Германию, Швецию или другие северные Европейские страны. В ответ, Министр Финансов Германии Вольфганг Шойбле призвал к солидарности, предупредив, что в противном случае пограничники, вскоре могут вернуться на свои посты, начиная с немецко-австрийской границы.

Несомненно, прекращение Шенгенского Соглашения, которое начиная с 1995 года, ввело беспаспортный въезд в большинство стран ЕС, не должно означать прекращение Европейского проекта, по крайней мере, не в принципе. Экономически, пограничные контроли действуют так же, как налоги; они искажают деятельность, увеличивая транзакционные издержки и снижая трансграничные потоки товаров и услуг. Без них – и, что наиболее важно, с единой валютой – рынок действует более эффективно.

Конечно, это не означает, что единый рынок, не может работать с пограничными контролями или несколькими валютами. Это просто означает, что такие “ренационализации” могли бы понести огромные расходы, в виде, существенного снижения производительности и значительно низкого результата.

Учитывая эти расходы, Председатель Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер справедливо подчеркнул, что “убийство” Шенгена подорвало бы основополагающую цель ЕС, о “более тесном союзе” – цель, которую, надо признать, ряд государств членов ЕС подписали весьма неохотно. Соединенное Королевство является самым ярым скептиком, но Польша, Венгрия, Словакия, и в значительной степени остальная Восточная Европа, никогда не были полны энтузиазма переключить свое внимание с национальных прерогатив. Кризис беженцев четко обозначил эти разногласия.

В результате, Европейская плотно налаженная сеть взаимозависимостей, начинает распадаться. Гегемон доброжелательности, который используется французско-немецким альянсом, отсутствует. Акцент на национальные (а в некоторых местах, таких как Каталония и Шотландия, региональные) вопросы набирает обороты, в соответствии с инициативами политических деятелей, чьи избирательные округа национальные (или региональные). Призыв Премьер-Министра Италии Ренци, к услуге за услугу – ослабление фискальных правил еврозоны, в обмен на принятие сделки с Турцией – в этом свете вполне объясним. Но это ставит ЕС на скользкий путь.

Ирония всего этого состоит в том, что Германия, которая считалась безжалостной, во время Европейских суверенных (и частных) долговых кризисов, сейчас призывает к солидарности. При поддержке других кредиторов северной Европы, Германия неустанно исполняет свои финансовые принципы, несмотря на системные последствия для тех, на кого она давила (Греция и Испания, например, в настоящее время имеют другие правительства). Если политики регулирования были успешными, остается предметом жарких споров; что не вызывает сомнений так это то, что они породили много проигравших – прежде всего, среди наиболее уязвимых групп населения, которые сейчас в основном воспринимают консенсус ЕС – Германия, как угрожающий.

На этом фоне, партии анти-истеблишмента по всей Европе противятся политикам, которые отражают этот вдохновленный Германией подход. Например, это объясняет, сходство экономических платформ, предлагаемых крайними левыми и крайними правыми во Франции. Даже ведущие партии находятся под давлением, чтобы угодить этому повстанческому настроению; защита политических предложений ЕС, это верный способ проиграть выборы.

Именно поэтому, в то время как Германия, пытается справиться с около 1,5 миллионом беженцев, призыв Шойбле к солидарности, падает на бесплодную почву. Все, начиная с Франции, скрываются. Это время платить по счетам. Распределение бремени – то есть, “справедливое” распределение беженцев по всему ЕС (будет проведено политически) – кажется несбыточной мечтой.

С экономической точки зрения, какое-то время, размещение беженцев будет непростым испытанием. Но если взять более длительный период, поглощение вновь прибывших должно стать возможным – если оно осуществляется надлежащим образом. Однако, в то же время, не только Германия, но и Швеция, Нидерланды, Австрия и другие, противятся тому, что считается политически целесообразным. Это означает, что не ожидается никакого общеевропейского ответа, и, таким образом, Шенген, вероятно обречен.

Для Европейских граждан, это означало бы больше, чем символическая потеря. И, конечно, восстановление национальных границ, никак не решит главную задачу. Беженцы были бы просто оттеснены обратно в Грецию, наиболее хрупкое и уязвимое звено в цепи.

Как бы грустно это не прозвучало, теперь мы должны рассмотреть перспективу окончания Европейского Валютного Союза и ЕС, какими мы их знаем. Целью является не просто подчеркнуть потерянные возможности, связанные с таким исходом; которые, безусловно, будут значительными, особенно, если валютный союз должен был бы распасться. Цель также в том, чтобы показать, что существующих минимальных условий для того, чтобы ЕС и еврозона работали, в их нынешней форме недостаточно.

Важнейшим из этих условий, является совместное выявление проблем ЕС и общая философия. Например, Рензи и Шойбле, по важнейшим вопросам имеют поразительно противоречивые взгляды, от фискальной политики до банковского сектора. Рензи критикует ЕС, в то же время, возлагая вину за последствия новых антикризисных норм, непосредственно на Германию. По тем же причинам, Президент Франции Франсуа Олланд, ставит внутреннюю безопасность на первое место (возможно, в соответствии с предпочтениями своего электората), и непоследовательно чтит бюджетные правила. Это не поможет, применение Немецких или ЕС предложений по политике беженцев, точно не усилит его шансы на переизбрание в 2017 году.

Если бы государства-члены ЕС продолжали преследовать свой просвещенный личный эгоизм, они бы развивали более тесный союз, с солидарностью – фискальной и иной – между Севером и Югом. Вместо этого, они все чаще делают Европу козлом отпущения и привлекают национальные дебаты. Снова, Европа кажется вступает в кризис с закрытыми глазами. Хочется надеяться, что она проснется в более безопасном месте, чем это было в прошлом.

 

Автор: 

Hans-Helmut Kotz

Hans-Helmut Kotz is a visiting professor of economics at Harvard University and a senior fellow at the Center for Financial Studies at Goethe University.


 

 

Сcылка >>


Оцените статью