Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Даг Кейси о политической правильности

Власть и общество

16.11.2015 04:08  

Михаил Хазин

138

Индейцы на пособии и индейцы, ставшие белыми – тусуются возле форта, составляют прошения своим завоевателям и пытаются обмануть систему и получить выгоду из договоров и сделок с США, а не жить на своих собственных условиях. Как и многое в политическом мире, это извращение. Американское правительство, по сути, украло большую часть индейских земель и разрушило их образ жизни. Оно нарушило абсолютно все договоренности, достигнутые с ними. Потом в качестве компенсации оно сделало их зависимыми от социальных пособий.

Источник

L: Даг, я слышал, что ушел из жизни твой друг, индейский активист Рассел Минс (Russell Means). Он был необычным и интересным человеком. Ты готов поговорить об этом?

Doug: Да. Знаешь, в последние годы у меня вошло в привычку написание некрологов в The Casey Report – но в основном о людях, которые мне не нравятся. Я знаю, это считается неправильным, потому что о мертвых плохо не говорят, но -

L: Это Абсолютно некорректно.

Doug: [Смеется] Абсолютно. Ненавижу, когда могильники отбеливают, особенно когда их содержимое морально сгнило. Но Рассел, которого я знал в какой-то степени, достоин похвалы. Мы провели вместе несколько уик-эндов в последние годы.

L: Я уловил этот намек на «Сердце тьмы». Нам и правда стоит снова поговорить о книгах в более широком контексте, чем в нашей беседе о научной фантастике. У нас есть запросы.

Doug: Я не против – может быть, на следующей неделе. В любом случае, к Расселу я отношусь с большим уважением. Так что мне кажется, я могу говорить то, что я думаю на самом деле и не нарушать общепринятые моральные нормы.

L: Хорошо. Может быть, стоит начать с того, кем он был и как вы с ним познакомились?

Doug: Конечно. Рассел приобрел известность, потому что он участвовал в том, что иногда называют Инцидентом в Вундед-Ни, случившимся в 1973 году. Около 200 индейцев из племени Оглала Лакота оккупировали городок Вундед-Ни более двух месяцев и были окружены  небольшой армией федеральных маршалов и агентов ФБР с подкреплением в виде нескольких бронетранспортеров. Было много стрельбы, которая окончилась несколькими смертями. Если бы это случилось в наше время, все бы кончилось, как в Уэйко. Минса и других отдали под суд, но обвинения были сняты по причине нарушений при ведении следствия. Но Рассел был сильно в этом замешан, и можешь биться об заклад, что он был на линии огня, нажимая на курок. Он был именно таким человеком. Пару лет спустя там убили двух агентов ФБР, и виновным был признан Леонард Пелтиер (Leonard Peltier), друг Рассела. Это дело также получило большой резонанс, потому что на самом деле его виновность под большим вопросом. Он по-прежнему в тюрьме.

Я на стороне индейцев. Конечно, может быть, они и нарушили какие-то законы, но большинство сегодняшних законов – этот искусственные, ненужные и коррупционные установки. Вряд ли их можно изменить в пределах системы. И, помимо этого, вопрос индейцев – это во многом особый случай.

Рассел был искренним человеком и хорошим импресарио для самого себя. Так что после Инцидента в Вундед-Ни он попал в кинобизнес. Вероятно, как актер он больше всего известен как исполнитель роли Чингачгука в Последнем из Могикан. Он также сыграл в Прирожденных убийцах Оливера Стоуна (Oliver Stone) и озвучил одного из персонажей в диснеевском мультфильме Покахонтас. Мне кажется, он действительно был хорошим актером. Может быть, потому что он в основном играл сам себя: седого старого индейца. Он был характерным актером: яркой личностью, на которую людям нравится просто смотреть. В этом нет ничего плохого – Джон Вэйн (John Wayne) был знаменит тем же, как и Стив Маккуин (Steve McQueen).

L: Правда? Я и не знал… Я знал его как либертарианского активиста – я как-то никогда и не думал, что он снимался в кино.

Doug: Он был активистом, это уж точно. Именно это привело его на собрания Общества Эрис, которые я проводил 30 лет, где я его и встретил. В компании с Расселом всегда было интересно, но ладить с ним не всегда было легко. У него было то, что можно назвать уравновешенным характером – с глубоко засевшей обидой. Казалось, он постоянно напрашивается на конфронтацию, если не на реальную драку. И он требовал, чтобы к нему относились с уважением. У меня не было с этим проблем, потому что я считал его достойным уважения.

L: Яркий пример?

Doug: У него были сильные стороны. Он определенно был парнем, с которым хотелось бы быть на  одной стороне, когда придет время примыкать штыки. Но, как и у всех нас, у него были недостатки. Рассел был тем, кого я бы назвал профессиональным индейцем. И я говорю это при всем уважении. Я просто думаю, что он был слишком зациклен на том, что он был частью этого народа. Мы все личности, и судить о нас стоит по нашим собственным достижениям и недостаткам, а не по тому, к каким группам мы принадлежим. То же касается и профессиональных ирландцев, профессиональных евреев, профессиональных чернокожих и так далее. Ваша этническая и расовая принадлежность – это определенно часть того, кто вы есть, но это не должно поглотить вашу личность. Для меня нет никакого смысла в том, чтобы превращать ваше случайное рождение в центральный элемент вашей жизни; я рассматриваю это как психологическую ошибку.  Но это достаточно распространенная ошибка, и сегодняшнее политкорректное общество это поощряет. Рассел определенно не был единственным, кто ее совершил, как и не был худшим.

L: Похоже, для него это сработало. Хотя бы в плане роли в кино, он, должно быть, заработал кучу денег, будучи практически в буквальном смысле профессиональным индейцем.

Doug: Вроде того. Однако есть и другой сорт профессиональных индейцев, которых Рассел презирал. Одной из его излюбленных фраз для таких людей была: «индейцы, которые тусуются возле форта». [Усмехается] Думаю, это было отличное описание.

L: Прошу прощения – что это значит?

Doug: Индейцы на пособии и индейцы, ставшие белыми – тусуются возле форта, составляют прошения своим завоевателям и пытаются обмануть систему и получить выгоду из договоров и сделок с США, а не жить на своих собственных условиях. Как и многое в политическом мире, это извращение. Американское правительство, по сути, украло большую часть индейских земель и разрушило их образ жизни. Оно нарушило абсолютно все договоренности, достигнутые с ними. Потом в качестве компенсации оно сделало их зависимыми от социальных пособий. Какой-то компенсации…

L: Мне показалось, что многие индейцы, или коренные народы, как их называют в Канаде, оказались перед реальной дилеммой. С одной стороны, они хотят соблюдать традиции. Достаточно справедливо. Но с другой, их традиции – это культура каменного века без современной медицины и с полным отсутствием способов борьбы с современным агрессором. Чтобы так жить, им пришлось бы полагаться на доброжелательность более мощных культур вокруг – в этом, очевидно, нет ничего хорошего. Но они не могут добиться технологического, экономического и, вероятно, даже военного паритета с западной культурой, которая окружает их, пока они охотятся и рыбачат.

Doug: Да, не повезло им. Они просто не могут существовать как живой антропологический экспонат. Мне кажется, лучше всего племенам было бы создать свои собственные независимые страны. Тогда люди могли бы взять из европейской культуры, что им нужно, или полностью стать ее частью. Но на протяжении всей истории культуры с более совершенными технологиями или превосходящей численностью населения всегда побеждали своих конкурентов. Это плохая карма  со всеми вытекающими, но, похоже, именно так устроены люди.

Однако появляется все больше свидетельств того, что когда европейцы прибыли в Америки, индейцев в действительности было намного больше, чем считалось ранее. Я помню, как на уроках истории нам рассказывали, что аборигенов в Америке было максимум пара миллионов. Считалось, что их цивилизация охотников и собирателей не способна прокормить больше этого количества. Сейчас появляются новые исследования, предполагающие, что местных было как минимум в десять раз больше. Полагают, что в 1250 г. н.э. Кахокия (Cahokia Mounds) в Иллинойсе была городом больше Лондона.

Но это население было стерто с лица земли, а цивилизация разрушена – не пулями, а оспой и другими болезнями Старого света. Это же позволило Кортесу (Cortez) покорить намного большее ацтекское население в Мексике, а Писарро (Pizarro) – инков в Южной Америке. У индейцев вообще не было иммунной защиты от подобных болезней, и 95% населения вымерло. В этом направлении ведется очень интересная археологическая работа, и я подозреваю, что всего через несколько лет мы узнаем гораздо больше.

L: Я слышал, что сейчас с помощью космических снимков находят майянские города, о которых никто не знал, разыскивая области с измененной растительностью, которые все еще окружают майянские населенные пункты даже сейчас, много веков спустя. Вот это интересно… Но вернемся к Расселу Минсу. Я никогда не встречался с ним, но мне жаль. Мне всегда хотелось его спросить, что в нем было такого, что ему довелось пережить, что позволило ему уловить основы либертарианского мышления, и почему так мало других индейских лидеров сделали то же самое. Ты знаешь?

Doug: Ну, я бы сказал, что Рассел был либертарианцем на инстинктивном уровне. Он не мог изложить экономическую теорию, но по натуре он был убежденным индивидуалистом. На самом деле, я бы сказал, что он был полон внутренних противоречий. С одной стороны, он был непреклонным одиночкой, но с другой, он никогда бы не признал того факта, что он позволял своей этнической принадлежности определять себя. Может быть, это еще одно доказательство в пользу предположения, которое я всегда считал справедливым: либертарианство – это, по сути, генетическая мутация.

L: Определенно, такое чувство возникает. Частенько.

Doug: Правда же? Даже когда люди признают и понимают философию личной свободы и ответственности, большинство просто не способны эмоционально интегрироваться с ней. А остальные просто отказываются умственно воспринимать ее. Боюсь, либертарианству суждено привлечь интерес лишь небольшой группы людей.

L: Маршал Фриц (Marshall Fritz) проводил психологическое тестирование по типологии Майерс-Бриггс на собраниях организации Advocates for Self-Government. Помню, он сказал, что в 90% случаев им встречались люди типа INTJ (логико-интуитивный рациональный интроверт, аналитик). И я не думаю, что люди равномерно распределяются между 16 типами личностей – INTJ редко встречаются, а 90% - нечто из ряда вон.

Doug: Дэвид Галланд (David Galland) – фанат тестов по Майерс-Бриггс. Он и меня как-то заставил пройти такой тест, только я не помню, какой был результат… Ты знаешь, какой у тебя тип?

L: Ну, я возражаю против идеи, что все люди делятся на 16 типов личностей, но в качестве условного обозначения эта система полезна. Оказалось, что я INTJ, хотя я был на грани между интровертом и экстравертом.

Многие считают меня экстравертом, потому что видят меня на сцене, видят, как я преподаю, веду лекции или выступаю по телевидению. Я не боюсь подобных видов деятельности, но мне они кажутся утомительными. Я думаю, что настоящие экстраверты заряжаются от такого рода внимания. Я обычно более счастлив в одиночестве с хорошей книгой или с моими близкими друзьями и любимыми.

Doug: Звучит прям как про меня – я полностью согласен с тобой и часто предпочитаю собственную компанию. Я часто думал, что будь я единственным оставшимся в живых на планете, я бы, вероятно, чувствовал себя неплохо. Но мы уклоняемся от темы.

L: Да. Теперь уже слишком поздно, но в течение многих лет у меня была несбыточная фантазия, что Рассел Минс уговорит какой-нибудь отряд или племя воспользоваться суверенитетом, который у них действительно имеется на законном основании и послать американское правительство куда подальше. США могут оставить себе свои чеки с социальным пособием и другой «помощью». Вместо этого, действуя независимо, они могли создать свободную экономическую зону и предложить бизнесу землю в аренду за доллар на 99 лет – примерно как в Гонконге – и не взимать налогов. Компании бы с радостью переехали в Северную Дакоту – или куда-то еще – чтобы наслаждаться реальным «налоговым раем» без необходимости покидать континентальную часть Штатов. Даже без налогов компании создавали бы бессчетное количество рабочих мест и льгот для племен – работу с достоинством. Если бы там также было меньше законодательных норм, чем в США, технологический прогресс и инновации могли бы развиваться быстрее. Вместо того, чтобы быть романтизированными социальными проектами, такие резервации могли бы стать  сияющими путеводными звездами свободы, процветания и прогресса…

Я уверен, ему стоило бы попробовать – жаль, что эта идея так и не завоевала популярность.

Doug: Точно. Это сработало в Китае; у индейцев это получилось бы еще лучше, потому что они не отягощены наследием маоизма. Но мне кажется, что тип INTJ так же редко встречается среди индейцев, как среди американцев европейского происхождения. Может быть, даже еще реже.

Хуже того, едва ли не вся национальная культура уничтожена, и не только из-за войн и сокращения населения, но из-за иждивенческого менталитета, навязанного аборигенам Бюро по делам индейцев. С момента своего основания эта организация была самой коррумпированной из всех правительственных агентств, а это уже нечто. Она по-прежнему тратит миллиарды ежегодно, по большей части, держа индейцев в зависимости в их резервациях – тусуясь возле форта, как говорил Рассел. Бюро – одна из организаций, которые стоит упразднить завтра с утра первым делом, а потом провести тщательное уголовное расследование на предмет должностных преступлений и злоупотреблений властью как среди нынешних сотрудников, так и среди тех, кто вышел на пенсию. Пора индейцам контролировать собственность, которая им принадлежит, и прекратить попытки относиться к себе как к своенравным детям.

Но в качестве ответа на твой вопрос, возвращаясь к тому, что я сказал ранее, со всем уважением к Расселу, возможно, его главной ошибкой было то, что он не занимался самообразованием в вопросах философии, которые его волновали. Он так и не прочел достаточно классической и современной литературы, чтобы получить полное теоретическое понимание для поддержки своего инстинктивного либертарианства. Он мог спорить от всего сердца, но не от головы – он был вполне способен на это, он был очень умным, но он просто не заморачивался. Возможно, именно поэтому, каким бы страстным и впечатляющим он ни был, он не смог бы уговорить племена поступить так, как ты говоришь.

L: Это напоминает, как король говорит Моцарту (Mozart) в Амадее: «Господин Моцарт, вы очень страстны, но неубедительны».

Doug: [Смеется] Точно.

Последнее, в чем участвовал Рассел, были проекты в Дакотах – я писал об этом в то время на International Speculator; речь шла о создании свободной страны, как ты и описывал. Я собирался пообщаться с ним на эту тему, но срочные дела встали на пути у важных дел. В любом случае, в то время у него были проблемы со здоровьем, и я не думаю, что он был тем, кому хотелось, чтобы ему вставили в нос кучу трубок в больнице для белых. Я думал, что он мог стремиться затеять драку с федералами и уйти в лучах славы. Все кончилось не так, и это, возможно, величайшая трагедия жизни Рассела.

В любом случае, он был человеком, на которого можно положиться, и мне жаль, что его больше нет… но оттуда живыми не возвращаются.

L: Что ж, понятно. Гм. Похоже, что это не ведет ни к каким инвестиционным озарениям, но было интересно.

Doug: Может быть, и нет. Отмечу, что индейцы добились успеха, открыв казино в своих резервациях. Они должны сделать гораздо больше. Но это вопрос политического и экономического предпринимательства.

L: Говоря о коренных народах в это время года, я не могу не вспомнить любимую праздничную песню моего сына Ориона: Stuck in the Smoke Hole of Our Tipi. Ее поет старейшина племени шошонов Oldhands, и она довольно неполиткорректна.

Doug: Я ее послушаю. Хорошей недели.

Как думает мультимиллионер:

Вас когда-нибудь интересовало, как мыслят известные инвесторы и мультимиллионеры, добившиеся всего собственными силами – что именно делает их такими успешными? Тогда позвольте Дагу Кейси поделиться с вами своим мнением.

В своей новой книге, «Абсолютно некорректно», (

Totally Incorrect) Даг демонстрирует радикальное либертарианское мышление и решительно пропагандирует свободный рынок… не говоря уже о его непочтительной и весьма занимательной личности.

«В Америке нет ни одного современного критика, который был хотя бы наполовину столь же умен. Даг – единственный человек на сегодняшней сцене, который мог бы правомерно претендовать на мантию Менкена (Mencken). Его книга откроет вам мир в новом свете. Она позволит вам увидеть мир таким, какой он есть в действительности… а это подарок, которым стоит насладиться каждому».

Портер Стенсберри (Porter Stansberry), основатель и генеральный директор компании Stansberry & Associates Investment Research


Оцените статью