Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

70746


Контроль над оборотом огнестрельного оружия: последний писк моды у современных законодателей

Власть и общество

02.11.2015 06:47

Михаил Хазин

213

После каждой стрельбы в школах ожидается, что все цивилизованные люди должны подпрыгнуть и сделать что-нибудь, чтобы остановить новую стрельбу. Самой популярной реакцией среди медиа-экспертов и государственных влиятельных лиц прямо сейчас стало расширение различных запретов действующих в настоящее время и направленных против распространения огнестрельного оружия. Однако любому, кто знаком с теорией запретов на неодушевленные предметы, эти призывы к запрету в качестве «разумного» решения, скорее, покажутся менее убедительными.

Источник

09.10.2015

После каждой стрельбы в школах ожидается, что все цивилизованные люди должны подпрыгнуть и сделать что-нибудь, чтобы остановить новую стрельбу. Самой популярной реакцией среди медиа-экспертов и государственных влиятельных лиц прямо сейчас стало расширение различных запретов действующих в настоящее время и направленных против распространения огнестрельного оружия.

Однако любому, кто знаком с теорией запретов на неодушевленные предметы, эти призывы к запрету в качестве «разумного» решения, скорее, покажутся менее убедительными.

Американцы и прочие ранее испытали широкий спектр подобных запретов, и в лучшем случае, с неоднозначными результатами. В наши дни запрет на наркотики сходит на нет, в то время как штаты продолжают разбираться с запретами прошлого и изменять характер запрета в сторону менее радикального и менее карательного. И, конечно, запрет на продажу алкоголя не действует уже в течение нескольких десятилетий.

Запреты прошлого оказались провалом. Но, к счастью для запретов, существует изысканная форма современного запрета, которая никуда не девается.

Почему не запретить алкоголь?

Итак, я знаю, что говорят некоторые из вас: «Эй, Макмейкен, нельзя сравнивать запрет на алкоголь с запретом на оружие, потому что алкоголь, по большей части, вредит лишь выпивающему, тогда как оружие оказывает множество побочных эффектов на общество в целом».

Но факт того, что любой может мыслить в подобном ключе, демонстрирует, насколько хорошо сработала пропаганда, направленная против запрета алкоголя. С отмены запрета в 1930-х годах алкоголь приобрел образ, связанный с весельем и расслаблением. Конечно, некоторые люди употребляют его безответственно, говорят нам, но, в большинство своем, людям стоит предоставить полную свободу при его употреблении. Что касается чрезмерно рискованного поведения, связанного с алкоголем, такого как вождение в нетрезвом состоянии, то мы урегулируем это, но право приобретать сам алкоголь, конечно же, должно быть предоставлено всем взрослым.

И все же, на фоне этого попустительского отношения к выпивке, мы можем предложить ряд иллюстраций того, как, алкоголь, по сути, угрожает общественной безопасности.

В действительности до 1920-х годов, в пору расцвета движения трезвенников, образ алкоголя был каким угодно, но только не простой безобидной роскошью среди значительной части населения.

В то время как многие люди сегодня предполагают, что борцы за трезвость действовали в духе пуританства и делали упор на опасности морального разложения, доводы против алкоголя в реальности были намного более сложными.

Сторонники запрета на алкоголь утверждали – обратите внимание, довольно убедительно – что любое количество социальных пороков можно победить путем запрета алкоголя. Главным среди этих доводов был тот факт, что многие семьи, включая детей, часто разорялись из-за пьянства главы семьи, который был неспособен сохранить работу по причине своего пристрастия. Более того, случаи жестокого обращения с детьми и с супругами были очевидно связаны с употреблением алкоголя, как и бытовые и производственные травмы.

Когда кормильцы погибали или получали травмы на производстве, или если пьяница тратил половину заработка в баре, семьи часто оказывались на местном пособии. Или хуже.

Кроме того, также существовала связь и с небытовым насилием: пьянство в общественных местах, драки в барах, а также смертельное и безответственное применение оружия также были связаны с употреблением алкоголя.

Как это ни парадоксально, проблему видели не в оружии (хотя существовали и сторонники контроля за распространением оружия). Для многих проблема заключалась в том, что пьяницы безответственно применяли оружие, и что разумным решением было предотвратить алкогольное опьянение.

Оружие приносит меньше смертей, чем алкоголь

В наши дни 88,000 смертей в год связываются с излишним употреблением алкоголя, и 30 человек в Соединенных Штатах ежедневно гибнут в автокатастрофах, имеющих отношение к пьянству. Алкоголики более склонны к насилию, самоубийству и рискованному сексуальному поведению.

По сути, если мы сравним эти статистические данные, то обнаружим, что чрезмерное употребление алкоголя значительно более смертоносное и проблематичное, нежели злоупотребление оружием. В 2013 году в США было зарегистрировано 36,000 смертей, связанных с огнестрельным оружием (включая самоубийства и несчастные случаи), и доля смертей, связанных с употреблением алкоголя, более чем вдвое превышает количество смертельных случаев при применении оружия.

Более того, треть смертей от применения оружия связаны с алкоголем. Таким образом, согласно логике сторонников трезвости, мы могли бы предотвратить треть смертей от оружия в очень короткие сроки, запретив употребление алкоголя. Так почему же мы этого не делаем? Если мы можем спасти одну жизнь, разве оно не стоит того?

Большинство пришли к выводу, что спасение одной жизни, в сущности, того не стоит. На практике смерти, связанные с употреблением алкоголя (включая причиненные жертвам-третьим сторонам), рассматриваются совершенно иначе, нежели смерти от применения оружия.

К примеру, очевидно, что алкоголь является главным фактором в более чем 10,000 случаев смертей, связанных с вождением в пьяном виде, которые случаются ежегодно. Так разве реакцией на это является ограничение продажи некоторых видов алкоголя или ограничение его продажи некоторым слоям населения? Разве устраиваются проверки данных, чтобы предотвратить продажи неисправимым пьяницам за рулем? Нет, реакция состоит в запрете применения алкоголя в определенных случаях.

С другой стороны, в ответ на 11,000 ежегодных убийств, связанных с применением оружия, предписанной реакцией является ограничение продаж самого оружия. Но, если бы мы руководствовались той же логикой, которая стоит за запретом вождения в нетрезвом состоянии, применительно к насилию, связанному с оружием, единственным законом, который мы могли бы рассматривать, было бы нечто вроде специальных штрафов за ношение огнестрельного оружия людьми с расстройствами психики, людьми, употребляющими психотропные препараты, имеющими инвалидность по зрению, или в людных местах, где несчастные случаи с большей вероятностью затронут случайных свидетелей. Просто покупка или владение оружием не должны ограничиваться, так же как не ограничивается продажа или владение алкоголем в ответ на пьянство за рулем.

И действительно, если мы прибавим к вождению в нетрезвом состоянии все случаи насилия в семье и публичные случаи убийств, драк в барах и все остальное, становится очевидно, что алкоголь, по сути, наносит гораздо больший ущерб общественному устройству, нежели оружие. А когда мы примем в расчет тот вред, который алкоголь причиняет самому употребляющему – в отношение проблем со здоровьем, более рискованного секса и самоубийств, то эти показатели для алкоголя будут выглядеть еще хуже.

Работают ли запреты?

Что ж, вы можете подумать: «Да, но если запрет на оружие сработает, почему бы нам его не попробовать?» К несчастью, есть мало причин полагать, что он сработает, или что лекарство не будет хуже самой болезни.

Много лет назад Марк Торнтон (Mark Thornton) проиллюстрировал, что запрет алкоголя привел к увеличению его употребления, а также росту применения более крепких напитков по отношению к более слабым – пиву и вину. Помимо полного провала попытки покончить с поведением, на борьбу с которым были направлены запреты, американцы столкнулись с их многочисленными неприятными побочными эффектами, включая рост организованной преступности и усиление притеснения правительством мирных граждан.

Сравнивая штаты

Что касается запрета на ношение оружия, то благодаря разнообразию законодательства об оружии среди американских штатов мы можем сравнить показатели уровней наличия оружия и убийств.

И мы обнаружим, что нет никакой взаимозависимости между уровня ограниченности законов об оружии и уровня убийств. Совсем недавно Евгений Волох (Eugene Volokh) произвел расчет показателей, проанализировав частоту убийств и так называемый рейтинг Брэди (Brady Score), приписываемый штатам сторонниками контроля за продажей оружия. Волох даже предоставляет данные, чтобы вы могли сами их обработать. (Волох объясняет, почему убийства и «смерти от применения оружия» являются здесь важным показателем).

Мы также можем видеть, что это вполне правдоподобно, просто визуально изучив данные, если мы рассмотрим ограничения на владение оружием в штатах и уровни случаев насильственной смерти. Сторонникам контроля за оборотом оружия любят показывать на южные штаты, которые имеют как либеральные законы об огнестрельном оружии, так и высокие уровни смертности в результате убийств, такие как Алабама и Миссисипи. Но даже поверхностный анализ этого выборочного представления фактов демонстрирует, что существует множество штатов с либеральными законами (такие как Юта, Вайоминг, Канзас и другие), где уровень насильственной смертности очень низок. А штаты с более строгими законами, такие как Иллинойс, Нью-Йорк и Калифорния обладают более высокими уровнями смертности в результате убийств, нежели многие штаты, где купить оружие очень просто.

Итак, в то время как сторонники контроля за распространением оружия настаивают на «разумных» ограничениях,

реальный здравый смысл подсказывает, что ограничения на продажу оружия не могут объяснить распространенность убийств в штате. Это означает, что сторонники контроля за продажей оружия делают упор не на ту социальную статистику, чтобы объяснить насилие.

Причины, почему хотят запретить продавать оружие, а не алкоголь

Но ничто из этого не имеет значения, когда насилие, связанное с применением огнестрельного оружия, используется для усиления полномочий государства и контроля за частной жизнью граждан.

Многие сторонники регулирования продаж оружия действительно полагают, что правительственное регулирование и управление способно решить любую социальную проблему.

Они игнорируют реальности, стоящие за провальными экспериментами, такими как запрет на продажу алкоголя или война с наркотиками, а вместо этого переходят к последней модной запретительной тенденции, потому что видят возможность контролировать еще один аспект повседневной жизни.

Почти все признают, что запрет создает непредвиденные последствия, которые могут быть негативными, а в случае с запретом на продажу алкоголя эти последствия включали рост организованной преступности и криминализацию мирных граждан. Однако сторонники контроля за распространением оружия утверждают, что какими бы ни были его недостатки, они минимальны по сравнению со многими преимуществами.

Как указывал Мюрррей Ротбард (Murray Rothbard) в книге «За новую свободу» (For a New Liberty), независимо от того, сталкиваетесь вы или нет с этим недостатками, запрет во многом зависит от вашего благосостояния и влияния внутри общества. Например, белые представители среднего класса, живущие в безопасных пригородах, имеют влияние на местные органы правопорядка, и могут даже воспользоваться вневедомственной охраной (включая системы сигнализации), видят мало недостатков в контроле за распространением оружия.

В конце концов, у них мало оснований бояться полицейских или обычных преступников, когда они могут использовать свое общепризнанное влияние на местном уровне или приобрести домашнюю систему безопасности с ожиданием, что в случае необходимости полиция быстро прибудет на место.

С другой стороны, бесправные меньшинства сталкиваются с гораздо более серьезными недостатками контроля за продажей оружия. Для них полиция – это ненадежное средство защиты от местной преступности, и от нее мало пользы в случае общественных беспорядков. Многие могут вспомнить, как полиция в Фергюсоне, штат Миссури, во время бунтов защищала правительственные здания, но бросила остальную часть города на произвол судьбы.

Местные жители платили за полицейскую защиту, но никакой помощи не получили. И потом, конечно, существуют бесчисленные случаи того, как «компетентные» органы применяли свое законное оружие против бесправного населения, когда у того не оставалось иных ресурсов, кроме частного огнестрельного оружия. Только один пример может являть собой беспредел Техасских Рейнджеров, которые действовали согласно так называемому «Плану Сан-Диего», когда прокатились по всему Южному Техасу, линчевав мексикано-американцев, считавшихся предателями.

Соответственно, некоторые принципиальные левые, большинство из которых являются радикалами, не принимают господствующую позицию левых относительно контроля за продажей оружия. Но, конечно, основная масса левых, в которой преобладают университетские интеллектуалы, государственные служащие и политиканы с милыми домиками в безопасных пригородах, видят мало проблем, связанных с централизацией принудительной власти в руках «официальных» правоохранительных органов.

Недостатки ограничения продажи алкоголя, однако, многочисленны для тех, кто проводит много часов на коктейльных вечеринках и оправляют своих детей в пропитанные алкоголем элитные университеты, чтобы слиться с подходящим социальным классом.

Итак, пока эта ситуация не изменится, нам не следует ожидать больших перемен в двойных стандартах, применяемых к алкоголю и огнестрельному оружию в отношение насилия, здоровья и безопасности. Люди, создающие законы, вполне счастливы, видя обилие пьянства вокруг. Но они могут себе позволить платить кому-то еще, чтобы те управлялись с оружием за них.

Сcылка >>


Оцените статью