Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

75529


Качество строительства в Москве контролируют сами строители   32

Власть и общество

22.11.2017 10:28  8.4 (23)  

Новые известия

4970

Качество строительства в Москве контролируют сами строители
Получить деньги за исследование здания на прочность, не выезжая на объект - такие предложения эксперты в области строительства получают все чаще. Так насколько прочны здания, которые в последние годы возводились в Москве и Подмосковье, и как и кто принимает законченные объекты?

Кого из нас не волновал вопрос: а не развалится ли дом, в котором живу?

В ходе подготовки статьи "Авось не рухнет: высотка в Чертаново держится на 24-х "курьих ножках", автору этой статьи удалось договориться с двумя экспертами в области строительства об интервью на тему безопасности новостроек. Один из них предпочел остаться инкогнито, назовем его условно Иваном Ивановым.

Итак, по программе реновации в Москве и присоединенных к ней территориях ожидается бум строительства. На что могут рассчитывать москвичи, которым предстоит покинуть свои дома и переехать в железобетонные новостройки?

Нужно сказать, что оба эксперта "НИ" в области строительства проработали в этой отрасли не один десяток лет, и оба сошлись во мнении, что для того, чтобы понять происходящее сегодня, необходимо оглянуться назад.

"Когда я в 1985 году пришел после МИСИ (Московский инженерно-строительный институт - прим. автора) работать на стройку в одно из строительных управлений Главмосстроя, то на личном опыте убедился, что там действительно работает система контроля качества. К нам на стройку регулярно приходили ведущие технические специалисты и лично проверяли качество работ. Особенно это касалось сварки: поскольку все панельные дома стоят исключительно за счёт сварных соединений!", - говорит Игорь Потапов, специалист в области инженерных изысканий и архитектурно-строительного проектирования.

 
Сейчас квалификация рабочих на стройке такова, что они даже не всегда знают, как пользоваться электроинструментами.
Строители из ближнего зарубежья имеют одно преимущество - они не пьют
 
"На стройках сегодня в большинстве случаев работают таджики и узбеки. Так вот они, приступая к работе, даже не всегда знают, что такое перфоратор, а некоторые не догадываются, что его надо включить в электрическую розетку, прежде чем начать сверлить отверстие", - заявил в интервью "НИ" независимый эксперт-испытатель Иван Иванов.

В советское время, по словам Игоря, мастеров и прорабов не только не наказывали, но даже не ругали за то, что они отправляли обратно на завод ЖБИ (железобетонных изделий - прим. автора), например, плиту перекрытия даже с еле заметными трещинами на нижней (потолочной) поверхности, или наружную панель с оббитыми углами. Можно сколько угодно смеяться над тем временем, но тогда прорабы реально отвечали за качество своей работы и за последствия в случае ЧП.

"В то время существовала так называемая "подписка прораба": это было письменное согласие мастера нести уголовную ответственность за все произошедшие на его стройке аварии, несчастные случаи, которые могли произойти как во время строительства, так и после окончания строительства в пределах гарантийного срока. Как правило, эта подписка снималась через 5 лет после ввода объекта в эксплуатацию".

Теперь прорабы даже не всегда имеют специальное образование.

"Я встретил на стройке прораба, который имел юридическое образование. Понятно, что его устроили на стройку по блату. Другой такой "спец" имел более высокую степень ответственности - он возглавлял технадзор, мне показалось, что он не вполне компетентен. Я ему задал вопрос, он, чтобы ответить на него, прямо при мне позвонил кому-то по телефону, задал этот вопрос, и просто озвучил ответ на него, повторяя слова того, с кем он разговаривал", - рассказывает Иван.

В советское время право на подписку зависело от стажа работы и уровня образования. Лицо с высшим образованием могло впервые давать подписку только через 3 года непрерывной работы на стройке.

"Помню, назначили меня прорабом на строительстве школы в Филёвской пойме. А стаж у меня был неполных 2 года... Так вот только из-за того, что у меня был "красный диплом" руководитель ГАСКа города Москвы (государственный архитектурно-строительный контроль - прим. автора) разрешил принять у меня подписку на этот объект в порядке исключения.

И еще одно правило: когда молодые ребята после института распределялись по стройкам Москвы во времена социализма, то почти все они через пару месяцев оказывались вместе в Учебном комбинате Главмосстроя на Калужской. Там они аттестовались на право работать с грузоподъемными механизмами ( так называемая Статья 300 "Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных механизмов" Госгортехнадзора). Без наличия на площадке такого аттестованного лица любой крановщик - будь то башенного крана, или автомобильного крана, мог совершенно законно прекратить работу и ждать, пока аттестованное лицо окажется на строительной площадке.

В силу отсутствия пристрастия к алкоголю, на ответственную работу крановщика в СССР часто принимались женщины
 
Эксперты "НИ" считают, что "нижайшее качество строительства и реальная опасность от построенных зданий жизни и здоровью людей" - это системная совокупность множества факторов, а не - хапужнический инстинкт застройщика. И дело не только в застройщике, вводящем дома с недоделками. Эти дома еще год будут стоять пустующими, пока не появятся покупатели, и явные ошибки при строительстве за это время обязательно проявятся.

"Придуманные Правительством Медведева упрощения административных процедур в строительстве на самом деле являются уходом государства от ответственности за результат строительной продукции. Вводя немыслимые организационные и финансовые ограничения к строительной деятельности, попросту выкачивая деньги из строителей через полнейшую "пустышку" в виде саморегулируемых организаций, государство устранилось от ответственности за результат своей нормотворческой деятельности. О чём можно говорить, если со дня на день будет введен "риск-ориентированный" подход к государственному строительному контролю! То есть, инспектор государственного строительного надзора будет посещать строительную площадку в зависимости от сложности объекта, а не в зависимости от видов выполняемых там работ", - возмущается Игорь Потапов.

Иван Иванов является независимым экспертом в области испытания на прочность наружных стен возводимых зданий. В принципе, в таком контроле заинтересованы и сами строители - кому захочется, чтобы закрепленные на фасаде материалы уже завтра или даже через несколько лет упали на головы москвичей?

И тут происходит много интересного: дома, построенные по технологии "монолит", заполняют проемы между железобетонными конструкциями чаще всего пеноблоками. А пеноблок пеноблоку, как показывает практика, - рознь!

 Пеноблоки - "дешево и сердито!"

"Я считаю, что пеноблок хорош для того, чтобы поставить сарай, а не для жилых зданий. Утеплить дом можно пеноблоком, но как материал для возведения стен он непригоден. Бывает такой пеноблок, что его и сверлить не надо. На одной из новостроек Новой Москвы был пару лет назад такой случай: построили первые три башни, вызвали меня. Я стал сверлить, и "провалился", тогда я взял перфоратор с буром и проткнул пеноблок, как пенопласт. Беру дюбель, вбиваю его, вворачиваю шуруп, и пальцами его вытаскиваю. Я им пишу заключение: "Ноль" - ничего ваши стены не держат. Это - внешняя стена, окна в ней стоят, к ней фасад нужно крепить - плитку", - говорит Иван.

У этой истории хороший конец. Начальник строительства оказался человеком ответственным, и приказал ... разобрать проемы в двух башнях, полностью заменив пеноблоки на качественные, но это, скорее, - исключение из правила.

Важно понимать: строительные дефекты возникают и накапливаются за всё время работ, а не возникают на конечном этапе перед вводом объекта в эксплуатацию. А уж превратятся они в аварию или нет - "это зависит от случайного совпадения 11 или 12 одновременных факторов", - так считают профессионалы.

Что же происходит сейчас? И только ли некачественные пеноблоки являются "чумой" строительства? Конечно же - нет. Даже монолитные здания строятся так, что в это просто трудно поверить человеку, которому уже многие годы внушают, что монолитные здания - самые прочные.

Все начинается с бетона, которым заливают опалубки высотных зданий. Нет, не подумайте: на заводах бетон делают и сегодня по технологии. Все начинается с того момента, когда этот бетон попадает в бетономешалку на колесах, которая доставляет его на стройку.

 Лишнюю воду в бетономешалку водители льют из экономии
 

"У нас большой минус - это доставка бетона. Каждый водила, для того, чтобы меньше тратить солярку, ведь, чтобы крутить миксер в пути, на машине установлен дизельный двигатель, второй. И каждый водитель, чтобы экономить солярку, добавляет в бетон воды - так второму двигателю легче вращать миксер... Это изначально нарушает качество бетона. Сэкономленную солярку водители продают. То есть с завода вышел бетон марки Б-25, а пришел на стройку марки Б-23 - это еще хорошо считается", - говорит Иван.

Быстро проверить на стройке качество бетона невозможно. Иногда для этого вызывают лабораторию. На хороших стройках сначала заливают отдельно квадратики, и их отправляют в лабораторию.

Сколько халтуры в процентном отношении заливают в монолиты, сказать трудно, потому что полгода назад, когда вопрос с реновацией был окончательно решен, появилось на строительном рынке Москвы, по свидетельству нашего эксперта, очень много новых строительных контор. Это в основном - субподрядчики , которые хватаются за все, предлагая низкие цены, но специалистов у них нет.

Как выясняется, даже если бетон на стройку монолитного здания доставлен нужного качества, то это еще не гарантия качества возводимого жилого дома.

Как это так? А вот так: по технологии, каждый новый этаж монолитного дома должен отстаиваться 28 дней. Это необходимо для того, чтобы бетон "набрал силу". Надо заметить, что за это время бетон успевает набрать всего лишь 60% своей прочности, а оставшиеся 40% он набирает в течение ... 100 лет.

А что происходит на самом деле?

"На практике происходит совершенно другое - этажу дают отстояться дней 10. Строителей давят сроками", - говорит эксперт-испытатель Иван Иванов.

В скорости строительства заинтересованы все, в том числе и будущие жильцы возводимых в невероятно короткие сроки высоток. Независимым экспертам, которые осуществляют надзор за качеством работ, иногда предлагают вообще ... не выезжать на стройку, а провести исследования заочно.

"Мне лично, помню, за такую "работу" предложили 180 тысяч рублей, - заказчики проверки не знали, что никогда денег я не брал и не возьму", - говорит Иванов.

Но такие, как он, опять же, - скорее исключение из правила. А самое главное - даже если экспертиза Иванова покажет "ноль прочности", у строителей всегда есть возможность вызвать другого эксперта, посговорчивее:

"Я однажды проверял на прочность наружную стену, мой прибор показывал, что она способна выдержать нагрузку в 360 кг. Ко мне подходит начальник строительства и говорит, что одновременно со мной стены проверяет другой эксперт, и его прибор показывает, что стена выдержит нагрузку в 500 кг. Я заинтересовался, пошел к этому эксперту, попросил установить прибор, не проводя испытания на нагрузку, просто установить. Он это сделал, я подошел, и обнаружил, что его прибор уже показывает 100 кг. Он говорит: а какая разница? И он не дурачок, он под дурачка работает, он любое заключение сделает, он даже не аккредитован и ответственности не несет".

Что же толкает наших строителей пользоваться услугами таких "спецов"? Односложного ответа на этот вопрос нет - тут много факторов, но жажда наживы, по мнению Иванова, - один из главных:

"Происходит вот что: генподрячик, которому деньги заказчик строительства уже выделил, ищет субподрядчиков, потому что кусок он отрезал от бюджета, и положил себе в карман. Другая компания соглашается построить за меньшие деньги. Она либо строит, либо производит те же манипуляции: кусок - в карман, и ищет еще субподрядчиков. Происходит круговорот денег по карманам. Субподрядчики строят, технадзоры принимают".

В период распада СССР понижение качества товаров, услуг и строящегося жилья заставило власти ввести госприемку. Над этим сразу начали смеяться, ходил даже такой анекдот: "Человек открывает купленную коробку конфет, а там надкусанные конфеты и вложена табличка - "Проверено. Госприёмка".

На самом деле, государственная приемка строительных объектов принесла много пользы.

Она заставила всех лиц, участвующих в строительстве, следовать соответствующим ГОСТам и СНиПам.

Вот простой пример - фундамент - основа прочности и долговечности здания. По СНиПу "Земляные работы" обратную засыпку надо было производить послойно, толщиной не более 20 см, с трамбованием и в некоторых случаях с проливкой водой. Это необходимо для качественного уплотнения грунта, чтобы он впоследствии не дал осадку.

Как же проконтролировать : достигнут ли требуемый коэффициент уплотнения? Для этого в ГОСТе был предусмотрен соответствующий прибор - пенетрометр.

Пенетрометр - простой, но эффективный прибор контроля плотности грунта под фундаментом

Пенетрометр - это гирька, движущаяся по стальному стержню длиной примерно 50см. Гирька (стальной цилиндр) имеет два крайних положения, ограниченных винтами, завинченными в стержень: верхнее положение и нижнее - на расстоянии примерно 20 см от верхнего. Для проверки качества уплотнения стержень ставится свободным концом на землю, гирька поднимается в верхнее положение и отпускается. Гирька падает, останавливается у нижнего ограничивающего винта, но за счёт инерции происходит небольшое "забивание" стержня в землю. И надо было провести последовательно 20 таких бросаний гирьки. И если после 20-го бросания свободный конец стержня еще не полностью погрузился в землю, - значит уплотнение произведено качественно, и достигнут требуемых проектом коэффициент уплотнения грунта.

"Метод очень простой, но очень действенный. При строительстве детского сада в Гольяново, представитель госприемки заставлял меня в его присутствии в нескольких местах проводить испытание степени уплотнения грунта. Могу сказать одно: я теперь ни разу на стройке не встречал этот пенетрометр", - говорит Игорь Потапов.

Наше время независимый эксперт называет "вакханалией безнаказанности", которая началась с введением закона "О техническом регулировании". Этот закон заменил, а точнее - "подменил обязательные требования", содержащиеся в советских СНиПах, некими "принципами", которые должны быть соблюдены лицами, участвующими в строительстве.

"Вообще-то, этот закон коснулся всего: и прежде всего - системы контроля и сертификации. Ведь в нынешнем виде любой сертификат не значит ровно ничего! Ну, в том смысле, что он не является гарантией качества. Он лишь говорит о том, что этот товар (услуга) произведен в соответствии с техническими условиями, а не ГОСТами, разработанными самим для себя производителем данного товара", - считает Потапов.

Другой наш эксперт - Иванов - согласен с тем, что качество строительства падает год от года, но видит в этом совсем другую проблему:

"Я думаю, что бардак происходит еще на стадии института. Грамотных, знающих и ответственных строителей очень мало. Главное, чтобы подешевле стройка была. Задачи у них такие: сделать, сроки, и как можно дешевле".

Как известно, переселенцев по программе реновации ждет как раз самое дешевое жилье. Какого оно будет качества, нетрудно представить уже сегодня.

Выход из сложившийся ситуации в строительном комплексе, есть, считает Игорь Потапов:

"Для того, чтобы уйти от бесконтрольности и коррупции, необходимо принципиально менять всю систему регулирования в строительстве. Причём по всем направлениям: от персональной ответственности лиц, осуществляющих строительство за результат их работы, до внедрения обязательных для применения "еврокодов". Кстати, на Западе не существует понятия "лицензии" или "допуска" в отношении юридических лиц. Там лицензию или допуск к работам (проектным или строительным - прим. автора) получает инженер - то есть физическое лицо, оно, если что и отвечает".

Вопрос сегодня даже не в том, почему по программе реновации людям, которым московские власти, якобы, улучшают жилищные условия, будут строить безликие железобетонные прямоугольники? Главный вопрос сегодня: сколько эти "человейники", как их уже прозвали, смогут простоять, не обрушившись?

Вот Иван Иванов, например, за последние 7 лет видел, как возведенное здание проверяет специализированный институт, всего один раз.


Оцените статью