Голосования



Станет ли Медведев главой нового правительства?




Ответ твердолобым патриотам

Путин. Конец иллюзии   196

Власть и общество

07.04.2018 09:22  6.6 (311)  

Наталья Кошелева

30612

Путин.  Конец иллюзии

Вот никогда ничего не ждала от выборов. Баловство все это, цирк. Но последние выборы президента России внушали надежду. Казалось, что вот-вот и удастся переломить ситуацию. Консолидированный кандидат левых продемонстрирует волю общества, при этом оставив у руководства нынешнего, сильного и опытного руководителя. И он осознает, что пришло время возродить социализм в отдельно взятой стране. Но, не срослось. Очень быстро стало понятно, что даже надеяться на это было несусветной глупостью.

Человеческий фактор в истории отменить невозможно. В сложнейших условиях в начале 20 века большевики сумели взять и удержать власть. Причем там оппоненты угрожали  не лишением мандата, а лишением жизни. Сегодня все, что нужно было красным, это умерить амбиции, пораскинуть мозгами и сложить 2+2. Не смогли. Разношерстные левые не смогли банально осознать важность момента и консолидироваться вокруг одного кандидата, пусть и не самого идеального, их громкое «фээээ» отвратило  избирателей. Результат закономерен – электорат ушел к действующему президенту, а левые силы чисто по своей тупости, неспособности на стратегическое мышление  профукали замечательный шанс продемонстрировать руководителю страны реальное состояние общества – его явственный левый красный уклон.

Была некоторая надежда на исключительные интеллектуальные способности Владимира Владимировича, что он сам увидит и догадается, что пришло время возродить социализм в одной отдельно взятой стране. Но не срослось. Президент посчитал левые настроения в обществе таким же шумовым явлением, как и либеральный хайп. И начал строить российское общество по собственному разумению. А он, при всем моем уважении и личной симпатии, далеко не гений государственного строительства. Максимум на что он способен  - то, что есть, сохранить и улучшить в меру собственных представлений об окружающем мире. А что же у него за представления?

Для начала мы должны понимать, что это не творец, а служака, которого, как уверяет Михаил Хазин, поставили, арбитром над группировками. Поэтому вполне ожидаемо, что свои действия по реальному реформированию и модернизации России он продолжил в знакомом ему режиме – придавливать и уравновешивать. Даванул либеральную группировку  через братьев Магомедовых – для равновесия надо подрезать и соперников, чтобы не сильно разрастались. И вот Владимир Владимирович уже выступает с речью о том, что госкорпорации занимают ниши, предназначенные для малого бизнеса. Получите. Кто там уверял, что левый поворот единственно возможный и неизбежный?

Честно говоря,  я сразу не слишком понимала - а левый поворот в современных условиях это как? Тотальная национализация и усиление роли государства в качестве главного собственника всех предприятий (с попутным усилением группировок, присосавшихся к госсобственности)? Но где гарантия, что этот госкапитализм будет носить именно социальную направленность? Что-то Сечин не похож на пламенного Ильича. Может, не усиливая роли государства в экономике, можно просто включить программы социальной поддержки, как в Европе? Но в чем тут левый строй? Капиталистическая сущность общества остается не тронутой, как включили социальные программы, так и выключат. Мы это замечательно наблюдали в мире, когда социальные программы на Западе работали во времена СССР и были быстренько свернуты после его крушения.  Так каких действий от президента ожидал  Михаил Леонидович, предполагая его левоконсервативный разворот? Не понятно. И это при том, что сегодня мало кто представляет, что же это такое левое консервативное государство на современном историческом этапе. Да и возможно ли оно вообще.

Обратимся к моей любимой исторической практике ХХ века. Она нам демонстрирует, что образование левых капиталистических (!) государств советского типа происходило только после разрушительных исторических катаклизмов, таких, как первая и вторая мировые войны. И при этом возникшие государства нестабильны в исторических масштабах и стремятся к естественному капиталистическому состоянию – империализму, глобализму. Причина в том, что социализм это разновидность капитализма, точнее, его критическое отклонение, возникающее в сложных кризисных ситуациях. Сильно ослабленные элиты не в состоянии удержать власть (вспомните начало 1917 года в России или 1945-46 годы в Восточной Европе) и она переходит к народу. Через какое-то время вновь пришедшие к власти группы становятся элитными группировками, замыкают на себя управление собственностью, а затем и напрямую захватывают ее. Российская народная власть продержалась еще достаточно долго, я думаю, в том числе по причине колоссального пассионарного подъема, который случился вследствие неосознанного применения в рамках социалистической формации коммунистических способов хозяйствования, таких как артели, колхозы, коммуны. Но слабая теоретическая подготовка руководителей страны не позволила осознать потенциал этой формы хозяйствования, ее историческое значение. В результате предприятия с коллективной формой собственности были уничтожены или реформированы с выхолащиванием сути.

Но давайте вернемся к Владимиру Владимировичу.

Что же он сегодня, так сказать, ваяет? Прежде всего, мы видим, что он ослабляет имеющиеся властные группировки, причем ему все равно, к какому спектру политической радуги они относятся, он их просто не различает и не делит. Он создает себе новый слой мелких, и поэтому преданных лично государю собственников, по мере возможности подчиняет себе элитные группировки  и ставит государство надо всеми игроками. Что это нам напоминает?

Увы, то, что мы наблюдаем сегодня далеко не левый разворот российской власти, а, скорее правый или крайне правый.


Сегодняшнее положение России сильно напоминает положение Германии времен кайзера или даже  Веймарской республики. Поздний выход национальных элит на уже занятые рынки, униженное положение в результате проигрыша в войне, жажда реванша широкими массами, усиление национального капитала через растущую военную мощь. К чему привели такие условия развития германского государства, мы никогда не забудем. Но мы должны понимать, что сегодня Россия идет по этому же пути.

Обмен ударами между национальным русским государством и глобалистическими элитами только начался. На мой взгляд, арест дагестанских братьев был ситуационным действием, ассиметричным ответом на ряд диверсий в общественных местах России, в ряду которых стоял и Кемеровский торгово-развлекательный центр. Путинский удар по глобалистскому бизнесу привел к двум промежуточным результатам  - усиление антиглобалистких группировок внутри России и провоцирование закордонных глобалистов на ответный удар. Об урегулировании первого фактора объявлено в ходе выступления Владимира Путина на заседании госсовета России, где госкомпаниям объявили,  что они будут делиться своим пирогом с малым бизнесом. А ответка от глобалистов за своих ещё впереди. Если она прилетит в форме ограничения национальных  групп капитала на внешнем рынке, можно смело говорить о том, что Россия сделает еще один шаг в коричневом направлении.

Думаю, в этом месте мои оппоненты окончательно возбудились и готовы меня не просто тухлыми яйцами забросать, а порвать на месте. Сейчас меня будут обвинять в том, что я не читала определение Димитрова, что наговариваю и клевещу.  Давайте разбираться спокойно и без исторически сложившихся штампов. Давайте верить не хлестким формулировкам, как бы изящны и пассионарны они ни были, а собственным глазам, историческому опыту. Правоконсервативное государство может существовать в двух формах.  Первая – олигархический империализм, где властные группировки подчинили государство и крутят им в своих интересах. Ближайший к нам пример  - издыхающая Российская империя. Русско-японская война, Империалистическая мировая бойня, все это делалось русскими олигархическими группировками по своей инициативе и в своих интересах. Но это происходило на фоне крайне слабого и никчемного руководителя страны. Нынешний государь вполне дееспособен и давно подавил крупных олигархов, сейчас додавит последних, вышвырнет глобалистские кланы, а в ответ национальные кланы вышвырнут с мирового рынка.

Это приведет к активации второй формы существование правоконсервативного государства - фашизма. Вполне вероятно, и, даже, скорее всего, он совершенно не будет похож на немецкий или японский середины прошлого века. Просто дышать национальные элиты будут по разрешению и расписанию. А потом, они предъявят: за верность тебе, о царь, мы лишились выгодных концессий за границами нашей империи,  мы терпим притеснения от иноземцев и их приспешников. И царь, чтобы обеспечить им  развитие и процветание начнет покорять этих злых иноземцев.  И пойдут совершенно конкретные  русские мальчики умирать  за конкретные интересы условных Ротенбергов. За новые Цусимы и турецкие проливы. И не важно, кто начнет первым. Может даже не мы. Но что это меняет?

Если вы думаете, что русские национальные элиты это такие душки и няшки то вы сильно ошибаетесь. Опыт наших прадедов, хлебнувших от них в дореволюционные времена тому порука. Почему вы думаете народ так пер на стройки социализма в бараки и в столовки. Да потому что то, как они жили раньше, было настолько хуже, что барак, в котором одна комната на семью казался им чем-то сопоставимым с рублевским коттеджем сегодня. А загулы элиты в военное время на фоне загибающегося от голода народа – не они ли были тем, что так бесило гниющих в окопах солдат первой мировой?

Я не знаю, сознательно ли глобалистские элиты «драконят» русского медведя или они это делают в рамках своих внутренних разборок, просто потому что страх потеряли, но они его точно раздраконят.

По такому же сценарию будет разыграна китайская карта. Их они тоже достанут. Но, думаю, в отличии от реально непобедимой России, Китай в этой схватке не справится с проблемами, его судьба – либо Австро-Венгрия, либо Османская империя.

Мне давно не давала покоя мысль, что Россия идет именно по этому сценарию, я очень хотела ошибаться, но то, что так буднично происходит в последнее время, к сожалению, только подтверждает мои выводы. Очень не хочется быть Кассандрой, но, на мой взгляд, будущее достаточно однозначно.

Есть еще один любопытный аспект. При подготовке к войне очень важное значение имеет накачка общественного мнения. А правоконсервативная идеология весьма привлекательна в период пропагандисткой подготовки. Не пустим супостата, отомстим за родную кровь и тд. Она настолько привлекательна, что в первую мировую войну все европейские социал-демократы забыли свои идеологические интернационалистские принципы и начали поддерживать свои национальные государства, а некоторые прямо пошли на фронт. Посмотрите, что сегодня гонят по российскому телевидению во всех этих сумасшедших ток-шоу. Что это, если не создание у населения страны ощущения осажденной крепости, окруженной врагами? Еще особо ничего не случилось, а идеологическая накрутка идет вовсю. Странно. Кто ею дирижирует? Неужели аналогичные моим выводы уже давно сделаны на высших властных уровнях и мы просто наблюдаем давно расписанный сценарий движения на бойню? Который, прокрутившись до упора, все равно неизбежно кончится новым 1917 годом. Вот только не знаю, февралем или октябрем.

На мой взгляд, отменить  полный ход исторического колеса может только  незамедлительный переход в красный проект. Причем не в социалистический, а коммунистический (да и переключение на социализм, похоже, срабатывает только при описанных выше условиях). Иначе новый виток приведет к повторению сценария ХХ века, с его закономерным итогом в виде реставрации капитализма. Но кто сегодня захочет все поставить на коллективную собственность, кто возьмет на себя организацию будущего для всех. На такое люди способны только в ситуации безысходности, когда любые другие методы выживания  исчерпаны. Как это и случилось в отчаянные 20-е, когда самые бедные объединялись в артели и колхозы. И только после нескольких лет неудачных попыток создать совхозы, советская власть обратила благосклонный взор на инициативу снизу и начала реформу на селе в форме коллективизации и создания колхозов.  Опять, как во времена большевиков, чем хуже, тем лучше.

Может быть кто-то там, наверху, просто задолбался ждать, когда мы созреем для царства божьего на земле и решил поддать нам скорости? А может, если мы поторопимся и начнем строительства общества будущего прямо сейчас, нам разрешат не проходить опять  через этот ад?


Оцените статью