Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Экономика России после крымского кризиса: скорость наступления катастрофы еще предстоит выяснить

Власть и общество

20.03.2014 14:31

Олег Григорьев

188

Разговор об экономике начнем с политики. Мы стали свидетелями и участниками самого масштабного международного кризиса за последнюю четверть века. После одобрения Советом Федерации ввода войск в Крым впервые со времен холодной войны в США были включены протоколы по планированию использования атомного оружия. - Что изменилось в мире после того, как Совет Федерации одобрил ввод войск в Крым? Есть ли значимые сдвиги, которые могут изменить глобальную экономику?

- Разговор об экономике начнем с политики. Мы стали свидетелями и участниками самого масштабного международного кризиса за последнюю четверть века. После одобрения Советом Федерации ввода войск в Крым впервые со времен холодной войны в США были включены протоколы по планированию использования атомного оружия. Нужно понимать, что система реагирования США на чрезвычайные ситуации устроена таким образом, что активация некоторых протоколов безопасности поисходит как бы автоматически. Для американской бюрократии и политической системы шок от жесткого развития крымского кризиса еще не рассеялся. Неожиданно для целого покления вашингтонских политиков произошла смена приоритетов, и Российская Федерация с 4-5 места в рейтинге угроз нацбезопасности США поднялась на 1 место.

Не следует недооценивать важность этого события, ведь в отличие от «грузинского кризиса» 2008 года, когда противоречия между США и Россией были сглажены довольно быстро, крымская ситуация пока неразрешима. США не сделали никаких предложений нашему президенту, которые можно было бы рассматривать как начало «грузинского» сценария, хотя, по всей видимости, Путин их ожидал. Невозможность договориться в данном случае означает начало крупномасштабного охлаждения во всех сферах российско-американских отношений.

- Публичные шаги администрации Обамы и Конгресса против России принято считать мягкими, ограничения касаются лишь тех россиян, чья жизнь и благосостояние связаны с США. Разве это не обычное продолжение дипломатической дуэли, которая идет уже давно и началась с принятием списка Магнитского?

- Северо-американская государственная машина и политическая система сейчас реагирует на стресс. Бюрократия раскачивается какое-то время, да и достижение политического консенсуса требует определенных усилий. Показателем беспрецедентной скорости принятия политичеких решений в Вашингтоне стала расконсервация национальных стратегических резервов и эксперимент по вбросу на рынок 5 миллионов баррелей нефти. Этот поступок сейчас необъясним никакими внутренними причинами, ведь локальных причин было гораздо больше в дни снежного шторма, обрушившегося зимой на американские города. Зачем нужен такой эксперимент? Только для того, чтобы Белый Дом смог еще раз оценить степень своего влияния и управляемости процессов на нефтяном рынке, отследить реакции игроков, проверить надежность контрагентов. Долгосрочная цель, как некоторые аналитики уже заметили, - глобальный обвал цен на углеводороды и дестабилизация нефтезависимых экономик. Опасные шаги сделаны и в других труднодоступных для мониторинга сферах мировой экономики.

Нужно признать, Белый Дом действует тем самым не против одной только политической элиты России, но и против всех жителей страны, поскольку, с точки зрения США, мы несем коллективную ответственность за шаги власти, которую поддерживает большинство населения страны. Именно простой человек, предприниматель, трудящийся станет скоро мишенью экономической войны. Вопрос только в том, по какому сценарию будет развиваться кризис.

- Распространена точка зрения, что определенная изоляция от мировой экономики, повышение курса валют пойдет только на пользу российской экономике. Разве все это не запускает механизмы ее оздоровления? Замещение импорта, повышение спроса на товары местного поризводства...

- Высокий курс доллара или евро идет на пользу экономике тогда, когда она уже достигла дна, а не в нашем случае, когда мы только приближаемся к нему. Одновременно с неизбежным ростом оттока капиталов из страны, снижением цен на нефть и иными ограничивающими мерами рост курса исключительно негативно скажется на экономической жизни. Не следует предаваться иллюзиям, будто бы рост патриотизма или крах русского либерализма сами по себе обусловливают рост экономики.

Курс доллара сейчас недостаточно высокий, чтобы стимулировать положительные тенденции в экономике. Зато он вполне достаточный, чтобы началось сворачивание различных производств или подразделений предприятий, нацеленных на мировые рынки или зависящих от них. Пока трудно определить, каким будет этот процесс в деталях, но уже сейчас ясно, что США хотели бы видеть нашу экономику ослабленной настолько, чтобы в обществе вновь запустились те же механизмы, что и непосредственно перед распадом СССР. Обнищание рабочего класса, дефицит товаров, снижение качества жизни — все это эффективное оружие против неугодного режима в любой стране мира. Конечно, кому-то в США нравится румынский сценарий, как основной для России.

- Вы уже сформулировали свой прогноз для российской экономики? Чего ожидать финансистам и предпринимателям в краткосрочный период?

- Сейчас научный центр «Неокономика» как раз и занимается вопросами такого прогнозирования. Это невозможно без внесения изменений в глобальную модель, так что работа в разгаре. Мне уже понятно, что главным фактором сегодняшнего дня является скорость развития экономических процессов, связанных с политикой давления на Россию. Конечно, важно и то, с каким политическим сценарием мы имеем дело в США. Зайдет ли ситуация так далеко, как во времена маккартизма?

Недавнее изменение ставки рефинансирования привело к тому, что около двух сотен российских банков оказались в подвешенном состоянии. У предприятий начинаются проблемы с кредитованием и выплатами. У тех, кто в своей деятельности завязан на валютные операции, также возникла легкая дезориентация, но скорость наступления катастрофы еще предстоит оценить, как и масштабы проблем. Мои собеседники из числа крупных московских предпринимателей сейчас настроены пессимистично, но это, конечно, не объективный показатель. Будем надеяться на лучшее, но готовиться станем к реалистичному сценарию.

В сфере научных интересов моего исследовательского центра не только вопросы большой экономики, но и региональная ситуация. По уже сложившейся традиции в конце апреля мы с коллегами планируем провести серию лекций и семинаров в Ростове-на-Дону. Здесь можно будет более подробно поговорить о региональной специфике посткрымского кризиса. Благодарю за приглашение руководство Ростовского социально-экономического института, а читателям «ДонИнформБюро» желаю удачи в их начинаниях.
Оцените статью