Пути спасения, или О либеральной сущности  244

Власть и общество

18.08.2019 13:29

Михаил Хазин

28220  9.5 (128)  

Пути спасения, или О либеральной сущности

Мой визит во ВШЭ (кстати, напомню, что я там ни слова не произнёс, поскольку совершенно было непонятно, для кого говорить; точнее даже, было понятно, чего от меня хотят и меня это не устраивало) вызвал довольно оживлённую реакцию, так что, скорее всего, нужно дать более развёрнутые пояснения.

Частично я уже сказал о причинах, которые могли дать этим людям соображения, по которым они решили меня пригласить, но, судя по всему, требуются дополнительные рассуждения.

Начну я с того, что с 1991 года мы живём в некоторой среде, которую можно назвать бреттон-вудской, с финансово-экономической точки зрения (она определяет механизмы получения прибыли в большей части экономики, не связанной с государством), или либеральной, с точки зрения управленческой идеологии.

К слову, многие тут сетуют, что всё больше растёт роль государства в экономике. А это совершенно естественно, поскольку бреттон-вудская модель больше не генерирует прибыль на периферии (она и в центре системы уже не очень генерирует, но это компенсируется разными механизмами ограбления окраин, которые самим окраинам недоступны). И куда экономике деваться в такой ситуации.

Именно это обстоятельство, если что, и вызвало массовый протест против либерализма и падение рейтинга всех либеральных политических сил, от России до США. Либералы так активно демонстрировали то, что именно они пишут «правила игры» (демонстративное хвастовство — это важная часть либерального мировоззрения, удовольствие не столько в самом потреблении, с точки зрения качества услуг замена одного айфона на другой не слишком большое достижение, сколько в демонстрации оного), что сегодня они для всех стали ответственными за отсутствие экономического роста. Соответственно, к ним и претензии.

Разумеется, в центре бреттон-вудской системы, в США, рост есть, но, опять-таки, всё понимают, что это заслуга Трампа, которые перераспределяет в пользу США ту прибыль, которая ещё есть в мировой экономике. Ну и эмиссия в пользу бюджета играет свою роль. Аналогично в Западной Европе, все понимают, что дело в поддержке со стороны бюджета (недаром выборы всё чаще выигрывают консерваторы, которые хотят усилить бюджетные инструменты для поддержания социальной экосистемы).

Ну а у нас всё печально. Выживают только те компании и предприятия, которые так или иначе перераспределяют бюджетные деньги, то есть не относятся к бреттон-вудской системе. Ну так российские либералы эту часть экономики и контролируют только частично, почему они и стараются как можно сильнее её уменьшить, выводя доходы бюджета за рубеж. А вот всё, что живёт в мировой среде, умирает — и это общая тенденция (которую наши либералы только усиливают, поскольку они тупо исполняют инструкции МВФ, которые ввели у нас колониальную налоговую систему).

Теперь несколько слов нужно сказать о самих «либералах».

Де-факто, это — колониальная администрация, которая живёт здесь, но интересы представляет «их». Поскольку она живёт здесь, её статус «там» очень низок. Авторитетом пользуются только формальные чиновники государства, за счёт авторитета самого государства и некоторого протокола межгосударственного общения. Личного авторитета у них нет никакого.

А вот внутри страны они много на что претендуют. И за много лет нахождения у власти они получили и продолжают получать миллиарды и десятки миллиардов долларов (не считая триллионов, которые они отдают в качестве дани «им», за политическую поддержку). И создали колоссальную систему аппаратной «круговой поруки», которая обеспечивает им спокойную и счастливую жизнь, куда более удобную, чем, например, у аффилированных с ними «силовиков», поскольку последние, например, в Майами поехать не могут, как и на Лазурный берег.

Но при этом они продолжают отвечать перед российской элитой за экономику и финансы. Пользуясь монополией на экспертное мнение (альтернативное мнение существует, но вне государственных институтов и потому в официальном обороте игнорируется), они создали виртуальную реальность о том, что экономический рост 2000-х — это их заслуга и вкупе с доступом в МВФ, Мировой банк и ВТО это обеспечивало им спокойное существование. То, что этот доступ – прерогатива должности, а не принадлежности к либеральной команде, как понятно, особо не афишировалось. Хотя тот же Геращенко пользовался «там» куда большим авторитетом.


А вот дальше начались проблемы. Поскольку экономический спад продолжается уже более 7 лет и это создаёт проблемы всем, в том числе и тем чиновникам, которые до того вполне либералов любили, образовывали с ними «смешанные» браки и так далее, и тому подобное. Поскольку всё более и более ясно становится, что наши либералы  организовать экономический рост не могут и даже не могут договориться, чтобы от нас отстали с санкциями. А менять Путина никто не хочет, поскольку это точно риск больший, чем при Путине. При котором всегда можно тихо уйти в отставку. Или даже присесть на время, но денюжки всё равно останутся в семье.

И вот наши либералы попали в капкан: с одной стороны, политическая поддержка извне после прихода Трампа сильно сократилась (а для некоторых превратилась в свою противоположность). Друзья по управляющему классу, с которыми вместе пили, гуляли и даже роднились, начинают активно критиковать и требовать «что-то придумать» поскольку «иначе даже я ничего не смогу сделать». Ну и, поскольку цинизма либералам не занимать, они отлично понимают, что и помогать-то не будут, поскольку «предать — это просто вовремя предвидеть опасность». Ничего личного, только бизнес. И дочку с мужем — сыном либерала разведут, а сыну велят приказать жене, чтобы не слишком ходила к родителями-либералами, если хочет сохранить мужа и детей …   В общем, нормальная такая ситуация, всё как три тыщи лет назад …

А самое главное — они и по формальному статусу отвечают за экономический рост. А руководство государства (ну, условный Путин) всегда было максимально прагматично. Если корова даёт молоко, мы не будем разбираться, кто молодец, какая разница, Геращенко с Маслюковым сделали рост или Греф с Игнатьевым, если уж он есть. А вот если его нет, то корову нужно резать. И все заклинания тут бессмысленны, зарежут и всё. Все ещё и поаплодируют, поскольку мясо, шкуру и рога можно будет поделить.

И что остаётся делать нашим либералам? Ну, понятно, что «старшие» должны «сохранять лицо», а вот «вторым номерам» дали жёсткую команду: придумать, что можно сделать. Притом что пока они не очень понимают, что модель изменилась. Пока они только поняли, что лидеры бреттон-вудской модели им уже не защита. Что в такой ситуации можно делать?

Обдумывать новую модель они не могут. Это быстро не получатся, мне понадобилось больше 10 лет чтобы перестроить мозги на отстраивание от текущей модели. А я, в общем, человек высоко пластичный, причём довольно в сложной ситуации живший, при которой не придумаешь, не поешь. Чего никак не скажешь о статусных либералах, которые уже давно живут в ситуации, при которой они в принципе не могут растратить те деньги, которые наворовали.

Значит, эту модель нужно получить (или, по крайне мере, видимость этой модели). Причём желательно, на халяву. В том числе и потому, что никак нельзя показывать, откуда эта модель пришла. Ибо нет ничего приятней для чиновников, чем заменять кадры на более свежие, которым можно платить меньше. И я могу сказать теперь, после этого предисловия, для чего такое собрание, на которое меня пригласили. Одно из первых за 20 лет. И откуда такие вопросы. Всё очень просто: они хотят понять, кто им что может рассказать.

Фактически, это попытка собрать всех маргинализированных ранее персонажей (которые частично в периферийных вузах, частично в академических НИИ, частично на пенсии, частично — вообще непонятно где) и понять, как их можно выдоить с точки зрения информации от том, как можно стимулировать нашу экономику.

Почему выбрали меня, а не, скажем, Кобякова или Григорьева? А потому что я, помимо всего, ещё и понимаю, как работает система государственного управления и поэтому мои советы обычно операционализированы. Кобякова и Григорьева они просто не поймут.

Знаете что самое смешное? Если сейчас бы был 2001-2002 год, я, наверно, что-то им сказал. Из ещё не исчезнувшей чиновной корпоративности.

А сегодня я этого делать не буду. Считаете, что я адекватен и компетентен? Назначайте меня вице-премьером по экономике или председателем ЦБ. Министром — только в случае создания министерства с нуля, при котором я буду лично набирать всех людей. Ваши люди мне не интересны. Не считаете? Ну, тогда я поехал на дачу, за грибами пойду. Или ещё куда. Никаких других вариантов не будет. Если хотите консультаций — платите деньги, как всё. По вашей таксе, чтобы с аванса можно было купить дачку на Рублевке.

Понятно, что этого не будет. Это просто невозможно, я не могу пройти в рамках внутренних процедур, как правительственных, так и либеральных, в рамках их элитных процедур. Даже если очень захочется, всё равно, это практически невозможно. Время Чубайсов, которые могли принять решение волевым порядком, прошло, сейчас всё решает процедура, а я в её рамках абсолютно токсичен. И с одной стороны, и с другой. И не только я, кстати.

И что в такой ситуации они будут делать дальше? Скорее всего, будут придумывать варианты индивидуального спасения. Будут продавать, писать показания (как это делали отдельные олигархи несколько лет назад, только они ошиблись и писали против Трампа, когда нужно было писать за), умирать (как Эпштейн), прятать честно украденное... Времени на изменение модели у них уже нет. Ну а я буду сидеть с рюмкой коньяка у камина и с удовольствием за этим наблюдать. Ну а все остальные тоже будут ждать изменений, до которых осталось всего ничего.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью