Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Продуктовый кризис – Самая большая угроза социальной стабильности   6

Аналитика и прогнозы

07.03.2017 07:15  

Джефф Томас

291

Продуктовый кризис – Самая большая угроза социальной стабильности

Недавно зайдя в аптеку, я случайно подслушал, как фармацевт сказал кому-то: “Сейчас показывают так много нехороших новостей, что я перестал смотреть телевизор.” Фармацевт заслужил мою симпатию. Я бы очень хотел научится игнорировать процесс деградации Первого Мира, находящий отражение в теленовостях. Наблюдать за этим утомительно и тревожно, этот процесс вводит в депрессию, он же вызывает ярость.

К сожалению, мы проходим через отрезок времени, по окончании которого нас ждет период, который изменит наши жизни бесповоротно. Как бы не хотелось нам сейчас побыть страусами, но уж лучше бы мы вытащили свои головы из песка и, будучи честными с самими собой, подумали о том, как бы мы могли уменьшить воздействие приближающихся событий на наши жизни.

 

Я не могу преувеличить важность возможной нехватки продуктов питания в будущем. История полна примеров культур, которым суждено было пережить самые невероятные страдания и, тем не менее, вести себя ответственно… но ничто не вызывает такого непредсказуемого и агрессивного поведения людей, чем нехватка пищи.

Интересно отметить, что каждый раз, когда я разговаривал с людьми по поводу некоторых тонких моментов приближающейся Великой Развязки, в момент произнесения мною слов “голод” или “голодные бунты”, даже те, кто в других ситуациях были вполне согласны с основными постулатами дискуссии, как правило, склонялись к невероятности таких бед в будущем. Именно по этой причине я полагаю, нам следует уделить внимание этому вопросу.

Текущее состояние индустрии

Американская пищевая индустрия находится не в лучшей форме. Как правило, компании из пищевой отрасли строят свой бизнес на низкой прибыльности/больших объемах выпуска, в результате чего пространство для ошибок управления в этих компаниях сокращается до минимума. Прибавьте сюда тот факт, что многие владельцы и управляющие бизнесов поддались соблазну и нагрузили свои компании очень большими долгами за последние годы. После краха 2008 года многие предприятия отрасли ведут ежедневную борьбу, пытаясь выбраться из удушающих объятий кредита. Инфляция многократно осложняет поставленную задачу. Некоторые справляются и держат свои носы над поверхностью воды; другие уже погрузились на дно.

Гиперинфляция

В ближайшие годы гиперинфляция вполне вероятна. Исторически, каждый раз после того, как правительства создавали масштабные долги и начинали печатать большое количество денег, следовала значительная инфляция, либо гиперинфляция. Те бизнесы, которые уже вплотную подошли к краю пропасти, обнаружат, что вырученных денег от продажи продукции уже не хватает на покупку привычного объема сырья. Такая ситуация станет обычной для всех компаний составляющих производственную цепочку. Безусловно, небольшой инфляционный подскок – это норма для бизнеса, и компании научились приспосабливаться к такому развитию событий. Проблемы случаются тогда, когда цены уваливаются значительно и на постоянной основе в течение длительного периода времени. Когда произойдет подобное, мы увидим, как увеличится количество банкротств компаний из пищевой отрасли.

В нормальном бизнес-климате банкротство части бизнесов только ослабляет конкуренцию на рынке, и оставшиеся компании получают новые рыночные ниши для своего развития. Однако, если эти оставшиеся компании также будут испытывать трудности к тому моменту, то им будет не до расширения своей деятельности. Исчезновение большого количества производителей обернется недопоставками бизнесам, стоящим далее в производственной цепочке. В национальном масштабе дистрибуция продуктов питания станет неадекватной. Конечно же, ситуация будет разниться от региона к региону. Некоторые области будут страдать больше, чем другие. Те районы, в которых проблемы и сейчас имеют хронический характер, будут задеты больше всех.

Компании с самыми высокими накладными расходами и самыми низкими объемами реализации, вероятно, первыми выйдут из бизнеса. К таким, как правило, относятся небольшие магазины – те, которые располагаются на углах улиц в каждом городе.

Эти магазины имеют критическое значение. Если в супермаркете, расположенном в пригороде, случилась нехватка продуктов – или того хуже, этот супермаркет прекратил деятельность — покупатели могут всегда поехать в другой супермаркет. Другое дело в самом городе. Если в магазине на углу опустели полки – или того хуже, этот магазин закрылся – то покупатели должны будут пойти в другой магазин, располагающийся по соседству. И жители соседнего района не будут рады этим новым покупателям, если они к тому времени также будут испытывать проблемы с покупкой продуктов. Но, если и этот магазин окажется закрыт, то количество покупателей, не сумевших совершить нужные им покупки, многократно возрастет. Когда жители районов, в которых местные магазины закрыли свои двери, придут в третий магазин, конфликт между ними и местными жителями становится практически неизбежен.

Рождение паники

Паники из-за продуктов питания может и не возникнуть, если ритейлер профессионально оценивает свой увеличившийся рынок и нормирует продажи так, чтобы каждый получил свой товар, пусть и в меньшем количестве. Я сам видел, как здорово это работает в условиях природных катастроф в моей родной стране. Паника возникает, когда продукты питания становятся недоступными (даже на короткий промежуток времени), и покупатели не знают, когда поставки будут возобновлены. В черте города такая ситуация может быть обострена следующими тремя факторами:

  1. Поставки продукции становятся непостоянными и недостаточными.
  2. Значительное количество покупателей раскупают все запасы продуктов в магазине.
  3. Покупатели становятся необоснованно требовательными.

Этот последний фактор в условиях города почти всегда ведет к хаосу, который быстро эволюционирует в бунт. Это работает следующим образом: Мать жалуется на то, что у нее нет хлеба для того, чтобы сделать детям сэндвич. Ее муж, разозлившись, идет в магазин на углу и требует батон хлеба. Продавец отвечает ему, что он не может продать хлеб до следующего утра, поскольку все жители района знают, что одной семье положен только один батон хлеба в день. Мужчина, разозлившись еще больше, заходит за прилавок и берет батон хлеба сам. Продавец пытается воспрепятствовать, за что и получает пулю.

Мужчина, направляясь к выходу, прихватывает с собой блок сигарет и упаковку пива раз уж все так вышло. Магазин в отсутствие продавца разграбляется. Владельцы небольших магазинчиков, которые, как правило, в жизни бывают обычными, миролюбивыми людьми, начинают паниковать и решают, что пришло время забрать все, что еще можно и оставить ставший опасным бизнес. В таких условиях полки продуктовых магазинов очень быстро окажутся пустыми. За очень непродолжительное время может развернуться полноценный бунт. При возникновении бунтов первыми жертвами становятся магазины по продаже спиртного, но вскоре за ними следуют магазины по продаже бытовой техники.

Вмешивается кавалерия

Хотя и США, и Европа имели опыт многочисленных бунтов, и мы, таким образом, получили возможность изучить, как эти бунты развиваются, тем не менее, никому ранее не приходилось становится свидетелем серии самозарождающихся бунтов. Вероятно, что в течение нескольких недель от начала развития таких событий будет объявлено чрезвычайное положение, и по делу. Но как вести себя в подобной ситуации?

Безусловно, президент и губернаторы штатов очень скоро начнут работать с оптовиками, чтобы продукты гарантировано поступали в города. Нужно ли говорить, что поставщики будут отказываться выполнять распоряжения властей, поскольку, вероятнее всего, их поставки продуктов не будут оплачиваться должным образом. Транспортные компании объявят, что их водители не должны подвергаться опасности, которым они неизбежно подвергнуться, если будут доставлять продукты в проблемные районы.

Политики, почувствовав давление со стороны своих избирателей, захотят действовать решительно, даже если их решения окажутся неэффективными. В такой ситуации политики, причисляющие себя к консерваторам, могут решить раздавать продукты бесплатно так, чтобы Департамент Внутренней Безопасности обеспечивал упорядоченный процесс распределения продуктов. Политики, придерживающиеся либеральных взглядов, решат, что правильное решение заключается в национализации компаний, вовлеченных в поставку продуктов населению.

Как можно представить, результаты таких действий будут варьироваться от ситуации в пригороде, где работники магазинов будут на своем рабочем месте, и обеспечение продуктами местного населения будет иметь упорядоченный характер, до ситуаций внутри городов, где грузовики, доставляющие продукты, будут подвергаться разграблениям по пути их следования. Вечерние новости будут показывать сюжеты, в которых очередной “покупатель” бежит по улице, прижимая к груди коробки кукурузных хлопьев, в то время как листья салата будут разбросаны на мостовой – некоторые из которых впоследствии подберут, а некоторые затопчут.

Тем временем, на другом конце производственной цепочки оптовики будут пытаться объяснить политикам, что, если их поставки не будут оплачиваться, то они не смогут продолжить свою работу. Политики (особенно, либерально настроенные), не осознавая, как работает бизнес, посчитают бизнесменов слишком жадными и не захотят слушать их предупреждения о том, что без оплаты бизнес остановится. Политики введут временный запрет на поставки продуктов за рубеж (при том, что иностранные покупатели могут оказаться на тот момент единственными надежными покупателями). Политики скажут оптовикам, что их поставки будут оплачиваться “по мере возможности”. Если денег не окажется казначействе штата, некоторые политики могут даже предложить в качестве оплаты уменьшение налоговых платежей в будущих периодах. В результате этих событий предложение продуктов рухнет в общенациональном масштабе.

Чем все это обернется

Исторически, ничто не вызывает такой хаос, как голод. Пока люди имеют возможность приобрести хлеб, и этот хлеб поставляется регулярно, есть все возможности контролировать ситуацию. В случае сбоев поставок продуктов развитие событий становится непрогнозируемым. Чем больше концентрация потенциальных реципиентов продуктовых поставок, тем больше паника.

Не удивительно, что, когда я разговариваю с друзьями и коллегами по работе о Великой Развязке, этот конкретный вопрос заставляет их полностью прекратить обсуждение темы надвигающегося кризиса. Как только этот упомянутый здесь карточный домик начнет разрушаться, он будет разрушаться гораздо быстрей, чем экономика в целом, и последствия этого разрушений будут несомненно экстремальными. Политики вряд ли придумают работающее решение (по крайней мере, быстро), а значит, как будут развиваться события? В конце концов, ни один голод не может длиться вечно.

История рассказывает нам о том, что, когда случается голод, ему сопутствуют периоды хаоса. Некоторые люди становятся убийцами, пытаясь забрать продукты питания у властей, контролирующих дистрибуцию. Другие становятся жертвами оголодавших убийц по пути домой. Третьи умирают от недоедания. Неприятно говорить об этом, но после того, как проходит некоторое время, голод становится “новой нормальностью” и, как бы нелогичным это не казалось, в этот момент в истории случается переломная точка. Хаос в итоге перерождается в безнадегу и апатию, и паника исчезает. Потом, в какой-то момент времени, каналы поставок начинают восстанавливаться, вначале на гораздо более низком уровне, чем раньше.

Есть ли примерная дата, когда это все случится? Каждый читатель должен решить сам. Каждый из нас имеет некую картину в своей голове, которая определяет тайминг второго краха рынка акций, скорость возникновения и темп развития гиперинфляции и многие другие аспекты Великой Развязки, через которую предстоит пройти нашей экономике.

Таким образом, те, кто соглашается с прогнозом о том, что нас ожидают трудные времена в будущем, но они не хотят рассматривать вероятность годных бунтов и голода, должны послушаться совета и прочитать написанное выше еще раз, а затем приступить к составлению плана своих действий. Те, кто в настоящее время не имеет в наличии “путей отхода”, могут захотеть привести свои колеса в движения и интернационализировать себя. Одна вещь не подлежит сомнениям: Когда начнутся бунты, уже не останется времени для планирования.

 


Оцените статью