Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Станет ли Россия страной без наличных?   21

Аналитика и прогнозы

07.04.2017 13:00  

Forbes

339

Станет ли Россия страной без наличных?
Пока экономисты ждут, какая индустрия сможет стать альтернативой сырьевой экономике, в России появился сектор, который растет даже в условиях падения ВВП. По итогам прошлого года объем рынка безналичных платежей вырос на 16,1%, а за последние четыре года — удвоился
 
В России по безналу совершается около трети покупок,  но безналичная экономика примет вполне конкретные очертания совсем скоро, так как тренды указывают на то, что Россия уже находится на пороге перехода к ней. Такой бурный рост стал возможен благодаря двум факторам. Во-первых, платежная индустрия не сильно зарегулирована, а во-вторых, потребитель стремительно переходит в цифровое пространство. На рынок приходят новые игроки, которые раньше не имели прямого отношения к платежам: изготовители смартфонов (Apple Pay, Samsung Pay), социальные сети (ВКонтакте, Одноклассники), мобильные операторы (МТС), финтехи, предлагающие мобильные приложения (PayQR, MobiCash).

Активные темпы развития рынка привели к тому, что сегодня для индустрии безналичных платежей наступил  решающий момент.  От того, насколько пристальным будет внимание регулятора и действия других игроков, зависит то, как наступит и какой будет безналичная экономика через 10-15 лет.

Первый сценарий — «Центральный платежепровод»

В этом случае  регулятор становится универсальным посредником и убивает платежный бизнес. Платежи больше не приносят прибыли и становятся инфраструктурой, которая контролируется государством, например, через провайдера национальной системы. Для компаний и банков, зарабатывающих на платежах, это означает конец одной из линеек бизнеса.

Такой  «платежепровод» , скорее всего, превратится в очередную госуслугу. Безналичные платежи сильно подешевеют или станут вообще бесплатными. Но, из-за отсутствия крупных инвестиций, некоторые функции оплаты могут отставать от мировых уровней, что может привести к потерям для потребителя. К тому же у тех, кто любит выезжать за рубеж, могут возникнуть дополнительные проблемы, так как нет гарантии, что национальный метод оплаты будет приниматься за границей. Хороший современный пример — это карта МИР, использование  которой может вызвать трудности в некоторых других странах.

Второй сценарий предполагает, что единая платежная система будет создана одним или несколькими крупными коммерческими игрокам. Именно через нее и будут проходить все платежи. Примером такого сценария под условным названием «Платежный престол» сегодня является шведский Swish. Это  платформа, которая была создана консорциумом из семи финансовых институтов (SEB, Danske Bank, Handelsbanken, Länsförsäkringar Bank, Nordea, Swedbank и Sparbankerna). Swish позволяет мгновенно и бесплатно перевести сумму денег с одного счета на другой. Потребителю достаточно иметь смартфон, само приложение, банковский счет с мобильным идентификатором для безопасности переводов и номер получателя. В среднем максимальная сумма перевода составляет чуть больше 2 тысяч долларов. В 2016 году этим приложением пользовались более половины населения Швеции (66%), а Swish считается одним из самых успешных примеров единой платежной платформы на данный момент.

В России единая платежная платформа может быть создана как группой крупных игроков, такой как системообразующие банки (Сбербанк, ВТБ, Альфабанк и так далее) или четверка мобильных операторов (Мегафон, МТС, Билайн и Теле2), так и одним игроком, например, Сбербанком. У него есть преимущество  — система уникальных продуктов (например, система межкарточных переводов, поддерживаемая масштабом клиентского портфеля), успешных аналогов которых очень мало как в России, так и за ее пределами.

Однако такая платформа, как в Швеции, не появится до тех пор, пока в стране не будет создана инфраструктура моментальных платежей (mass volume immediate payments), которая поможет банкам работать напрямую, а клиенту не нужно будет выпускать платежные карты. Тогда платежные системы могут оказаться под угрозой. Для совершения перевода или платежа достаточно будет знать лишь номер счета или какой-нибудь идентификатор (например, СНИЛС или номер паспорта). Пока что такая система существует всего в 12 странах, но Штаты и ЕС активно смотрят в эту сторону.  Это не единственный вариант платформы, но наиболее успешный прототип сегодня.

Еще большая угроза для платежных систем может наступить при повсеместном развитии финтех решений. Так, в третьем сценарии — «Ярмарке» – такие решения становятся ключевыми, наступает подобие шейринг-экономики или экономики совместного потребления того, чем человек или организация захочет «поделиться».

В этом сценарии безналичные платежи могут переходить по системе  P2P (от человека к человеку), в обход каких-либо посредников, и обслуживаться большим количеством нишевых компаний. Каждая фирма в таком случае находит свой сегмент рынка, который пытается обслужить лучше всех. Основной принцип выживания «изменись или умрешь» порождает flash-проекты, которые как быстро возгораются и становятся успешными, так и быстро затухают и забываются.

Среди таких проектов, которые заявили о себе в последнее время – новаторские решения, например PayQR, QIWI кошелек, BENZUBER. Появление нишевых игроков приведет к тому, что этому тренду будут следовать и такие гиганты, как Visa или MasterCard (которые уже предлагают специализированные продукты как Visa Checkout и Masterpass).

Мы помним, что стало с Nokia и Blackberry — успешными и устоявшимися производителями мобильных телефонов, которые не смогли подстроиться под новую реальность, созданную Apple. Так и сейчас новые технологии угрожают «акулам» этого рынка, хотя последние стараются быть более гибкими. . Уже сейчас платежные системы становятся все более нишевыми с точки зрения технологии и встраиваются в передовые решения для пользователей (например, коллаборация с Apple Pay).Стоит отметить, что Сбербанк, создающий собственную экосистему на рынке, предвосхищает подобный сценарий и строит свою «ярмарку».

Если участники рынка не придут к единому мнению, как развивать безналичную экономику, то может реализоваться четвертый сценарий — «Сбой в матрице». Он может осуществиться в случае кибератаки на важнейшую платежную или околоплатежную инфраструктуру (энергетика, телекоммуникации) или даже просто ожидания такого события. Тогда инициативу на рынке безналичных платежей могут перехватить мелкие игроки.

Этот сценарий навеян зарубежными тенденциями, направленными на активную поддержку небольших компаний, занимающихся платежами (финтехов), которые начинают все активнее заходить на рынок.

Результат сценария заключается в том, что вся система безналичных платежей нуждается в перезагрузке. Выиграют от этого те, кто каким-то образом сможет восстановить систему после сбоя (например Касперский) или предложить решение, наиболее выигрышное для потребителей.

Одним из исходов такого сценария является переход обратно к наличным. Есть и другой возможный вариант — появление более современных решений, например электронных наличных, прототипом которого может стать битрубль, про который когда-то писали QIWI.

Но эффекты и распространение безналичной экономики начинают выходить за рамки рынка платежей. Если раньше будущее России ассоциировали с ценами на ресурсы, то сейчас и  государство, и  бизнес  ищут пути диверсификации экономики. И безналичная экономика как раз и может предоставить новые продукты для получения преимуществ на международной арене. Среди них — российские биометрические технологии распознавания голоса и лица, которые уже сейчас занимают лидирующие позиции в мире. Но больший потенциал может раскрыться в случае, если Россия совершит скачок в развитии и предложит кардинально новый продукт или решение, связанное с безналичной экономикой, например, как это произошло с децентрализацией таксопарков в случае UBER. Для того, чтобы это действительно получилось, необходимо действовать на опережение и продумывать стратегические шаги заранее, рассматривая все альтернативы будущего, которые и предлагают сценарии.

Егор Кривошея, Екатерина Семерикова

 


Оцените статью