Голосования



Принимали ли вы участие в митингах против повышения пенсионного возраста?





Рецензия на статью Веллера «Хоронить заказывали?»  125

Аналитика и прогнозы

13.12.2017 16:20

Михаил Хазин

27660  8.6 (334)  

Рецензия на статью Веллера «Хоронить заказывали?»

Я внимательно прочитал статью Веллера, все его пункты. Симптоматика, в общем изложена адекватно, как и один из вариантов решения («… будем резать, будем резать, ампутировать!»). Однако ничего не сказано о причинах. Отсылки к концу 60-х, с их молодежными бунтами, ни о чем не говорят (да и сами бунты не из пустого места взялись, в конце концов «Битлз» появились несколько раньше), поскольку они тоже являются следствием. А не понимая причин, совершенно невозможно сказать, в частности, о том, насколько успешным может быть рецепт, предложенный автором. Пусть он и укладывается в такие устойчивые и привычные европейские ценности (без всякий там кавычек!) как геноцид на религиозной и национальной почве. 

Собственно, Веллер предлагает вернуться к концлагерям, варфоломеевским ночам и еврейским погромам. Я думаю, что Западная Европа, в общем, уже готова, вопрос только в том, чтобы сдвинуть с места некий «триггер». И вот об этом я и хочу поговорить. Ну, то есть, как раз о причинах.

Собственно, я про это писал уже много раз. Если демократия — это власть демократов, то либерализм — это власть финансистов. А как я, опять-таки, уже писал, на политическом поле ось «либерализм-консерватизм» одна из двух базовых и противоречие между ними не случайно. Дело в том, что господство финансистов, так или иначе, базируется на использовании ссудного процента и/или неконтролируемой обществом эмиссии, что в рамках традиционных ценностей совершенно не приветствуется. Соответственно, чем более традиционное общество, тем сильнее в нем не любят финансистов.

Им (финансистам) это, конечно, совсем не нравится! И, соответственно, они стараются, по мере возможности, любое общество максимально либерализовать. Но до какого-то времени это свое желание сдерживали, поскольку именно этот главный консервативный институт (и по статусу, и по своему воспитательному потенциалу) обеспечивал социальную стабильность в обществе. Поскольку объясняет детям, что нужно слушаться старших (даже если они финансисты), не бузить и вообще, вести себя прилично!

А отсутствия социальной стабильности финансисты жутко боятся, поскольку такая ситуация ведет к бонапартизму, а бонапарты (вот ведь как жизнь несправедливо устроена!) в первую очередь начинают грабить финансистов. В общем, из двух зол финансисты всегда выбирали меньшее и семью терпели. До тех пор, пока после начала рейганомики они не обнаружили, что можно создать массовый «средний» класс.


Суть его в том, что представитель этого самого класса начинает очень ценить свои маленькие радости (квартирку, машинку, гаджеты и так далее) и понимает, что дает их ему именно СИСТЕМА. И поэтому идти против системы он не готов. А то, что во главе системы стоят финансисты  он просто не видит. И теперь, когда семья стала не нужна, финансисты стали ее разрушать. И ювенальная юстиция, и гей-парады, и однополые семьи, и прочие радости появились именно после 1981 года — как следствие появления альтернативной семье системы социальной стабильности. 

Но наличие «среднего» класса и начавшийся экономический кризис требовали решения двух вопросов: поиска рабочей силы для «черной» работы (которая не позволяет обеспечить уровень жизни «среднего» класса) и пугала для «среднего» класса, который настолько стал привыкать к разного рода удобствам, что перестал понимать, что это подарок со стороны финансистов. А у приезжающих негров и/или мусульман, в силу их приверженности жесткому традиционализму, никак не получалось адаптироваться к западному обществу. Ну как объяснить заключенным в российской тюрьме, что публичная приверженность гомосексуализму — это достоинство и это перспективно. Если хотите, объясняйте, я так не буду. 

А вот дальше начались совсем большие проблемы. Дело в том, что постепенно стало понятно, что масштаб кризиса таков, что сохранить «средний» класс не получится. И, значит, нужна альтернатива. А в условиях, когда правящий класс (читай — финансисты) делиться не хотят, есть три базовых направления наведения порядка. Это национализмы (фашизм), религиозный экстремизм и коммунизм.

Почему Веллер выбрал в своем тексте именно фашизм в качестве рецепта, понятно. И потому, что это реально европейская ценность. И потому, что она Веллеру понятна. И потому, что Ислама (который олицетворяет сегодня религиозный экстремизм) он боится. И потому, что не менее боится коммунизма (который он почему-то соотносит с социализмом позднего СССР, хотя в рамках борьбы с первыми двумя течениями, он, скорее, должен напоминать СССР 20-х годов). 

Кстати, СССР легко справился и с национализмом, и с исламом (паранджу у нас к середине 30-х годов уже никто не носил). Надо думать, неспроста. И, кстати, с финансистами тоже справился. Но это уже выходит за границы обсуждения текста Веллера. Главное, что можно сказать, что в он в рамках описанной выше конструкции целиком на стороне фашизма против ислама. А вот про коммунизм он промолчал …

А в целом, с учетом того, что причин описываемых им явления он так и дал, вывод вполне адекватный. Только ограниченный. А я могу только констатировать, что если описать полную конструкцию, то как раз коммунистический выход из ситуации выглядит наиболее привлекательным. А потому: «Призрак бродит по Европе. Призрак коммунизма!»


Оцените статью