Что книжные бестселлеры интернет-магазинов говорят о нации? У нас — ничего

Человек и общество

09.01.2014 21:16

Сергей Голубицкий

108

В конце года принято подводить итоги. Всего и вся: событие года, книга года, политик года, учёный года, сенсация года, проблема года, нервное потрясение года. Отдельной статьёй проходит поминание тех, кого мы успели потерять за отчётный период. Подведение итогов — нормальное поведение человека, потому что ему нужны хоть какие-то ориентиры (реперные точки) в объективно бессмысленном течении времени (и истечении собственной жизни).

Сами по себе «итоги» лишены какой-либо ценности, поскольку в подавляющем большинстве ситуаций не отражают исторически непреходящих ценностей (в том смысле, что «политик года», «писатель года», «актёр года», как правило, оказывается однодневкой в более отдалённой по времени перспективе). Зато эти «итоги» позволяют худо-бедно осмыслить текущее состояние нации: занятие, на мой взгляд, если не сильно полезное, то по меньшей мере увлекательное. It’s fun — по мне, так достаточно.

Сегодня мне попалась на глаза милая попытка штатного колумниста Slate Уилла Оремуса осмыслить Америку через её выбор для чтения («Что говорит о нации список книжных бестселлеров Amazon»), и жутко захотелось провести сравнение с отечественными аналогами. Выводы получились весьма забавные; спешу поделиться.

Поскольку для моих выводов важна «американская картинка», вернее, тренды, выловленные в списке бестселлеров Оремусом, приведу лапидарно его сентенции. 
— Мы убеждены, что хороши во многих делах, только пока не знаем, в каких (это о первом месте в списке бестселлеров — книге Тома Рата «Обнаружение сильных качеств 2.0»).
— Неравенство женщин в трудовых коллективах столь велико, что они уже начинают формировать группы поддержки (Шерил Сэндберг, «Прогнись»).
— Наши дети — мямли (Джефф Кинни, «Дневник размазни»).
— Мы любим историю, если она обожествляет наших отцов-основателей и оправдывает американскую экспансию (Раш Лимбо, «Лихорадочное поклонение и отважные пилигримы»).
— Мы жить не можем без указаний пути Иисусом, даже если эти указания даёт автор по имени Сара Янг, которая притворяется, что она Иисус (Сара Янг, «Иисус на связи).
— Мы предпочитаем «Ад» Дэна Брауна «Аду» Данте (Дэн Браун, «Инферно»).

— Нам очень не хватает Гарри Поттера (Рик Риордан, «Царство Гадеса»).
— Мы согласны терпеть случайные впрыски настоящей литературы при условии, что эта книжка очень короткая и по ней снято кино (Фрэнсис Скотт Фитцджеральд, «Великий Гэтсби»).
— Нам, как и раньше, нравится выслушивать поучения о самом главном в жизни, которые делают очень серьёзные пожилые белые люди в блейзерах (Чарльз Краутхаммер, «Вещи, имеющие значение»). 
— Мы любим науку, если только она доказывает, что загробная жизнь существует (Эбен Александр, «Доказательство неба»).

Попробую теперь отлить максимы Уилла Оремуса в стройную картинку читающей американской нации. Этот замечательный пассионарный народ, как и все народы мира, поверхностен, не любит зауми и серьёзных книжек, зациклен на самосовершенствовании (если только для этого не требуется серьёзных усилий), не понимает своих детей, однако честно пытается исправить incommunicado, стихийно религиозен (скорее даже суеверен), внешне демократичен, но в душе консервативен, любит, когда его хвалят и воспевают его историю, наконец, самое ценное — воспринимает учёт интересов маргинальных членов общества (женщин, детей, инвалидов, национальных и сексуальных меньшинств и проч.) не иначе как краеугольный камень современного общественного договора.

Посмотрим теперь на книжные предпочтения нашего отечества. В качестве аналога я выбрал список бестселлеров магазина Ozon.Ru, который я лично не люблю и никогда им не пользуюсь, однако отдаю себе отчёт, что это самый близкий к Amazon аналог в Рунете.

Начать осмысление необходимо с важной поправки, вносящей принципиальную коррекцию во все, что я собираюсь сказать ниже: социоэтническая репрезентативность списка книжных бестселлеров «Озона» не идёт ни в какое сравнение с репрезентативностью списка Amazon. Я бы даже сказал, что у списка «Озона» нет вообще никакой социоэтнической репрезентативности, поскольку, в отличие от Amazon, он отражает вкусы и предпочтения не нации, а предельно узкого и специфического среза пользователей Рунета.

Дело в том, что американцы давно уже превратились в цифровую нацию: это обстоятельство отражается не столько в колоссальном проценте пользователей интернета (78%), сколько в восприятии компьютерной сети нацией как важнейшей и неотъемлемой части своего социального бытия. Интернет давно стал частью американской жизни, и это проявляется в первую очередь в умопомрачительных объёмах интернет-коммерции.

В России, по официальной статистике, процент населения, пользующегося интернетом, хоть и сильно уступает Америке (47%), однако тоже вполне пристоен (65-е место из 182 стран). Однако Россия принципиально не является

виртуализованной нацией XXI века, поскольку интернет не входит в набор ценностей, составляющих основу самоощущения народа. Рунет маргинален и — главное! — обладает ещё и негативным флёром в глазах простых людей, которые воспринимают мировую компьютерную сеть как разносчицу ересей, а также политической, социальной и этической заразы (европедерасты и прочие страшилки).

С учётом сказанного мы вынуждены сузить все наши выводы, связанные со списком книжных бестселлеров, до одной социальной прослойки — креативного класса (ещё одного, кстати, жупела, угрожающего здоровью нации, — не в реальности, разумеется, в воображении простого народа и властей, ловко играющих на его подсознательных фобиях). 

Есть и ещё одно ограничение: речь идёт не обо всем креативном классе, а опять же об очень узкой его страте — «людях, проглотивших железный лом». Эту метафору я придумал для своеобразнейших персонажей, которые во втором десятилетии испытывают потребность в покупке бумажных книг. Бумажных, а не электронных! Тему странности самого желания покупать электронные книги, а не просто их скачивать бесплатно, мы вообще оставляем за рамками обсуждения.

Итак, принимая во внимание все сделанные оговорки, попробуем использовать список книжных бестселлеров «Озона» для создания обобщённого портрета — нет, не нации, а креативного нашего класса.

Русскоязычный креакл, в отличие от американских людей, ещё не докатился до полной разобщённости и отсутствия понимания собственных детей, поэтому преисполнен благородного желания установить с ними тесный контакт и вообще отдать своим отпрыскам все лучшее (беспрецедентное обилие детских книжек в Топ-10: «Альбом по развитию речи для самых маленьких», «Страна новогодних игрушек», «Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили», «Зимняя книга», «После трёх уже поздно»). Здесь, конечно, необходимо учитывать и гиперактивность мамочек-креаклов, составляющих, видимо, костяк покупателей книг в интернете. 

Следующее наблюдение: как и американцы, русские люди не приучены читать настоящую литературу, поэтому пользуются суррогатами. Собственно говоря, весь список бестселлеров «Озона» равномерно распределён между двумя категориями — книгами для детей (и о детском воспитании) и субститутами belles lettres. Последние состоят из трёх категорий: фантазийный трэш («Часодеи. Часограмма»), вечный и неистребимый бульварный роман (с элементами того же фантазийного трэша — «Таймлесс. Изумрудная книга») и романная графомания (целых две книжки Б. Акунина плюс затычка во все бочки — Дэн Браун со своим «Инферно»; чуть ниже по списку есть ещё — кто бы сомневался! — «Пятьдесят оттенков серого»).

Особняком стоит итальянская кулинария («Сделано в Италии: гастрономические рецепты» — мода 2013 года?) и мерзость под названием «Атлант расправил плечи», присутствие которой в списке отечественных бестселлеров мне бы очень хотелось списать на заказную манипуляцию. Потому что я не верю в популярность русофобской и антиправославной графомании даже среди такой оторванной от собственного народа прослойки, как креаклы. Учитывая напористость банды Алисы Розенбаум и её сектантский фанатизм, способный дать фору даже саентологам, вполне допускаю, что они просто выкупили место в списке бестселлеров для своего убогого кирпича. 

Впрочем, до конца не исключаю и удачное промывание мозгов именно креативного россиянского класса, которому и в самом деле захотелось почитать книгу, занимающую в Соединённых Штатах второе место по числу переизданий после Библии. 

Вывод: русскоязычный креативный класс демонстрирует завидные таланты и способности к бесконфликтному встраиванию в западную цивилизацию и её систему ценностей. С чем его и поздравляю! Не хватает пока лишь толерантности к маргинальным меньшинствам и рефлекса уважения к собственной истории (пока дальше мистификаций опять же акунинской «Истории российского государства» продвинуться не получается). Но это дело наживное, и будем надеяться, что уже при анализе книжных бестселлеров 2014 года мы обнаружим серьёзные подвижки и в этой области :-).

Сcылка >>


Оцените статью