Тема О критике моей статьи о евразийской интеграции

Человек и общество

05.11.2013 02:05

Михаил Хазин

114

Нашел я тут в интернете статью, посвященную, как пишет автор, моим ошибкам. Поскольку она не очень большая, привожу ее целиком:

"О принципиальной ошибке Михаила Хазина

29.10.2013

России нужно именно восстановить Империю, а не только организовать совместно с Ротшильдами евразийский валютный центр ...

Небольшую по объему, но важную по смыслу статью опубликовал на сайте журнала «Однако» наш известный экономист Михаил Хазин «Мир, который будет. О роли Н.Назарбаева в истории».

Статья посвящена предложению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева принять в состав Таможенного Союза Турцию. Предложение он озвучил на последнем совещании ЕврАзЭС в Минске. Казахский лидер заявил, что ему постоянно приходится объясняться заграницей, что они строят не очередную империю под Москву, а создают новое интеграционное объединение. А, мол, вступление в Таможенный Союз Турции разом снимет все вопросы.

Над этим предложением и решил поразмышлять Михаил Леонидович Хазин, справедливо отметив, что этот вопрос принципиально важен сегодня. Кто бы спорил насчет принципиальной важности! Образ и идеология нового интеграционного проекта, пожалуй, сегодня - самый важный вопрос политической повестки дня.

Хазин отмечает, что сегодня в элите сформировалось три подхода к идее Евразийского Союза.

Первый подход олицетворяют либералы-западники. Михаил Хазин называет, прежде всего, имена вице-премьера Игоря Шувалова и председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко, которые формально руководят евразийской интеграцией, а на деле активно тормозят, по мнению Хазина, интеграционные процессы. О либералах и говорить нечего, для них, как иронично подметил Хазин «солнце всегда встает в Вашингтоне». Тут с Хазиным можно полностью согласиться. Идеи либералов – это даже не вчерашние, а позавчерашние идеи. Они могут их реализовать, только силой, которой у них, слава Богу, все меньше.

Поэтому стоит поговорить о двух других подходах. И тут для точности надо процитировать М.Л.Хазина буквально: «Второе направление — это попытка перевести интеграционные процессы в чисто имперское русло. То есть вести себя так, как будто речь идёт о восстановлении СССР. Отметим, что по чисто объективным, экономическим причинам этот процесс успехом завершиться не может — у нас недостаточное количество людей для того, чтобы создать самодостаточный экономический кластер на территориях бывшего СССР. Но идеологически есть очень много людей, которым такой план крайне приятен и они его поддерживают. Особенно с учётом осуществляемого на них "правильного" давления. Далеко не каждый человек способен устоять, если ему каждый день говорят: "Вы войдёте в историю человечества как восстановитель великой империи!". Тут поневоле начнёшь негативно относиться к источникам, которые утверждают, что это невозможно».

Осведомленный Хазин явно намекает на острые дискуссии внутри нелиберального сегмента правящей элиты. Видимо, оппоненты М.Л.Хазина, которых он изображает безнадежными утопистами, пытаются влиять на В.В.Путина, призывая его восстановить Империю. А «реалисты», типа самого М.Л.Хазина, пытаются внушить ВВП идею невозможности восстановления Империи.

Они, «реалисты», предлагают Путину реализовать иной подход. И снова процитируем Хазина: «И третье направление, которое отличается от первых двух тем, что оно построено не на старых, исчерпавших себя, а на новых идеях. Это — создание евразийской валютной зоны на территории, значительно превышающей СССР и являющейся одним из центров силы посткризисного мира. Создание такой зоны требует колоссальных усилий, в первую очередь — интеллектуальных, и результат будет, скорее всего, достаточно неожиданным, поскольку аналогов этой работы до сих пор не было. Точнее, не было в достаточно обозримом будущем».

Любопытно, что для иллюстрации образа того, нового мира, который «реалисты» (Назарбаев, как следует из статьи Хазина, озвучивает их идеи) собираются строить, Михаил Леонидович приводит в пример монголо-татарское иго, точнее его новую интерпретацию – не как ига, а как некоего монголо-русского симбиоза. Хазин пишет: «Скорее, дело в том, что та реальность, которая появилась на евразийском пространстве после создания империи Чингисхана, принципиально отличалась от того описания реальности и геополитики, к которому мы привыкли. Мы просто не можем в современных терминах описать ту систему отношений, которая была в этом государстве». И в качестве примера обращает внимание на статьи одного из идеологов так называемой «небополитики» Андрея Девятова.

Вопрос о модели интеграции, поднятый Михаилом Леонидовичем Хазиным, чрезвычайно важен. Во-первых, потому, что Хазин сегодня - один из самых популярных экспертов, к мнению которого прислушиваются очень многие экономисты, политологи и действующие политики. Во-вторых, потому, что идеи близкие Хазину, как можно понять, озвучил Нурсултан Назарбаев, который давно имеет имидж одного из идеологов евразийской интеграции. Иными словами, можно предположить, что озвучивается модель интеграции, глазами Казахстана.

Но модель Астаны не обязательно должна стать моделью Москвы. Закономерно, что евразийская интеграция из Москвы смотрится иначе, чем из Астаны.

И тут важно понять, в чем принципиальная ошибка Хазина. На мой взгляд, она заключается в том, что Михаил Леонидович восстановление Империи трактует как восстановление СССР. А это не только невозможно, но и в нынешних условиях вредно для русских. А другую модель Империи Хазин даже не предлагает к обсуждению. Для него, судя по всему, Империя и СССР – слова синонимы.

Михаил Леонидович в своем рассуждении наглядно демонстрирует, что он мыслит исключительно экономическими категориями. Получается, эдакий либерализм наизнанку. Вот идея евразийского валютного центра для него понятна. А идея Империи непонятна.

Следуя логике Хазина, надо признать возникновение СССР следствием случайного стечения обстоятельств, а не алгоритмом государственно-политического строительства на просторах Евразии.

Но, судя по всему, Михаил Леонидович чувствует какую-то неполноту в своих рассуждениях, поэтому обращается за помощью к весьма сомнительным, эклектичным идеям «школы небополитики». Самым ярким представителем этой школы является Петр Адольфович Гваськов, более известный как Андрей Петрович Девятов, - активный деятель Клуба Товарищей Военного Института Иностранных Языков Красной Армии и созданной при нем Школы здравого смысла. Я несколько раз слушал своеобразные выступления Петра Гваськова, один раз даже публично полемизировал с нам (это делать непросто в силу необычайного напора Гваськова-оратора). В идеях «небополитиков», безусловно, есть здравое зерно. Но суть дела такова: небополитики – это советские люди, оторвавшиеся от живительных соков русской православной политической мысли и пытающиеся искать ответы на духовные вызовы современности в восточных (прежде всего, китайской) цивилизациях. К этим чужим для нашей цивилизации идеям, почерпнутым из китайской традиции, они пытаются на скорую руку пришпилить православные идеалы и смыслы. Получается гремучая эклектическая смесь, которая завораживает порой человека, плохо знакомого с традицией русской политической мысли.

Для выстраивания прочной евразийской политической модели (причем, нашей родной, самобытной, укоренной в вековой практике русской жизни) надо исходить прежде всего из того, что Россия в ее естественных границах – самостоятельная цивилизация. Именно в этом кроется секрет прочности имперской конструкции, которую легко воспроизвели большевики после национальной катастрофы 1917 года. Все случайное для нашей цивилизации надолго в ней не задерживалось – Аляска, Польша, Финляндия. Эти земли выбивались из логики географического или культурно-религиозного единства.

Поэтому любое выстраивание евразийского пространства, если мы хотим, чтобы оно было прочным, неизбежно должно иметь целью восстановление Русской Империи. Об этом не должны трубить трубадуры режима, но экспертам отдавать себе отчет в этом НЕОБХОДИМО, чтобы правильно ориентировать политиков.

Кстати, изучить советский опыт политической организации евразийского пространства будет нелишним. Если отрешиться от идеологической коммунистической шелухи, то мы увидим, что Советская Империя была организована вполне логично. Это была – трехуровневая структура. Первый уровень - имперский центр, т.е. собственно территория СССР (как он был организован внутри – другой вопрос, плохо был организован, поэтому и рухнул). Второй уровень - «социалистический лагерь», т.е. близкие СССР страны, которые были членами Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), а некоторые были связаны с СССР еще и военно-политическими узами. Третий уровень – «страны социалистической ориентации», т.е. лояльные СССР режимы Азии, Африки и Латинской Америки, которыми служили рынками сбыта, прежде всего продукции военного назначения и пользовались поддержкой и покровительством СССР.

Эта логичная конструкция может быть творчески использована для выстраивания и современной Империи. Очевидно, что костяк ее должен составлять политический союз РФ, Украины, Белоруссии и Казахстана (возможно, Молдавии, Грузии и Армении, а также Азербайджана, если удастся примирить армян и азербайджанцев), т.е. цивилизационно близких народов, союз, территориально практически покрывающий геополитическое «сердце мира» (хартленд, в понятиях геополитики). Второй уровень могут составить близкие России исторически, ментально, культурно страны Средней Азии, Монголия, страны Прибалтики (если одумаются их элиты), Болгария, Сербия, Финляндия (можно обсуждать этот перечень), т.е. это своего рода расширенный Таможенный Союз. С этими странами может вестись торговля в льготном режиме (если некоторые из них пожелают выйти из Евросоюза и примкнуть к Таможенному). И третий уровень – это и есть то, что Михаил Хазин называет евразийской валютной зоной. Вот тут перечень стран может быть расширен и за счет Афганистана, Ирана, Турции, Израиля, Индии, Вьетнама, обеих Корей, возможно Китая, если там не будет создана своя валютная зона, да хоть даже Кубы с Венесуэллой и Боливией, т.е. всех стран, которые захотят торговать за рубли и получать соответствующие экономические преференции от Евразийского Союза (Исторической России).

Понятно, что все это – вопрос не завтрашнего дня, но нам нужно понимать - ЧТО мы собираемся строить и НА КАКИХ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ОСНОВАХ мы собираемся это строить.

Именно поэтому мы посчитали необходимым создать традиционалистское общественное движение. Движение иного типа, которое занялось бы обсуждением основ государственной идеологии, Идеологии развития, как назвал ее Владимир Путин. Напомню, что состоялось собрание, где был создан Оргкомитет по созданию Движения, и где автор этих строк выступил с докладом «Идеология развития невозможно без опоры на Традицию», который является попыткой обратиться к наследию русской политической мысли для задач современного государственно-цивилизационного строительства. Следующим шагом должно стать учредительное собрание, которое мы планируем провести в ноябре.

Анатолий Степанов, главный редактор «Русской народной линии»" ссылка

Ну и, что здесь можно сказать по существу. Во-первых, я не очень понял, почему восстановление империи - это восстановление СССР. Речь у меня шла о восстановлении империи "в границах" СССР или старой Российской империи. Это - экономически невозможно в рамках сегодняшнего уровня экономического развития. И по этой причине нужно говорить о том, что экономический клстер, включающий нашу страну, должен быть шире, чем эти границы. Как при этом будет устроена наша страна, произойдет ли в ней воссоединение хотя бы славянских территорий - вопрос отдельный, который я вообще не обсуждал.

Во-вторых, я не очень понял, почему автор этого текста считает, что мне кажется, что возникновение СССР - это случайное стечение обстоятельств. Можно было бы еще говорить о случайности появления Российской империи (мысль, которая очень греет душу полякам, которые до сих пор считают, что их геополитическое поражение в XVII-XVIII веках - случайность), но уж Советский Союз стал естественным продолжением Российской империи, которая была разрушена собственной элитой (как и СССР, кстати), которая прельстилась на большие деньги капиталистического Запада. А вот возникновение Российской империи - это самый обычный процесс на Востоке (да и на Западе - до какого-то момента), который хорошо описан Олегом Григорьевым в рамках его концепции территориальной империи.

О том, кто и как влияет не Путина и Назарбаева я умочу, поскольку в тайны "Мадридского двора" не посвящен. А вот про концепции Андрея Девятова скажу. Я совершенно не считаю их неким абсолютом (как, собственно, и сам Андрей Девятов), но у него есть несколько очень хороших идей, которые он так или иначе оформляет в виде более или менее целостных концептов. Другое дело, что их не нужно воспринимать как истину в последней инстанции. Суть этих идей в том, что нужно думать, что разных людей объединяет - и на этой логики и выстраивать интеграционные процессы. Одной экономической целесообразности тут явно не хватит.

Ну и, наконец, я совершенно не понял, почему русским сегодня не нужен СССР. Ну, то есть, его все равно восстановить нельзя - но почему, если бы он, скажем, не распался (а уж этот вариант был вполне возможен, например, если бы Черненко умер на несколько дней раньше или позже и Щербицкий присутствовал бы на Политбюро, которое выбирало нового генсека), а существовал бы и поныне, чем бы это было нам плохо.

закрыть...


Оцените статью