Памфлет интеллигента или Наблюдения на злобу дня   288

Человек и общество

15.09.2017 10:30  7.7 (330)

Михаил Хазин

57166

Памфлет интеллигента или Наблюдения на злобу дня

Поскольку я жил в СССР и являюсь, прости Господи, потомственным интеллигентом, у меня есть, как и полагается, ряд родовых признаков, с которыми ничего нельзя сделать. Во-первых, я привык вначале думать, а потом орать. Во-вторых, я вижу деятельность любой пропагандистско-идеологической машины «влет» (чего, кстати, совершенно не умеет делать наша молодежь, которая либеральную пропаганду не отслеживает, если ей это специально не объяснить). В-третьих, я — стихийный демократ, который в условиях советской свободы привык недостатки политической системы обсуждать открыто. В-четвертых, у меня абсолютно имперское мировоззрения, я за дружбу народов и совместное ведение хозяйства. Любой национализм вызывает у меня отвращение (а вот патриотизм, любовь к Родине — нет). Ну и последнее, пятое, я очень хорошо понимаю принципы работы и умею бороться с бюрократической машиной (что совершенно не значит, что она мне нравится и что этот процесс доставляет мне удовольствие).

Кстати, тем, кто никак не может принять принципы работы этой машины, могу дать совет. Накануне очередной попытки, почитайте на ночь замечательную книжку про похождения бравого солдата Швейка! Оно и полезно, классика, все-таки, и даст навыки — потому что эта книжка вся целиком посвящена этому замечательному занятию, борьбе с бюрократией. Проникнитесь настроем и на следующий день качество вашей борьбы резко повысится!

Но вернемся к главной теме. Специфика любой бюрократии в том, что она работает по типовым схемам. И как только эти типовые схемы вылазят, становится понятно, что кто-то за этим стоит. Приведу классические примеры. Травля Пастернака. Что хотели сделать политические лидеры СССР, в общем, понятно: они хотели объяснить, что «у советских собственная гордость», а потому не нужно свои книги печатать за рубежом, когда их готовы напечатать в стране. При этом собственно к Пастернаку особых претензий не было, поскольку он согласия печатать свой роман за границей не давал, а сегодня так вообще известно, что это все была спецоперация, простите за неприличное слово, ЦРУ.     

Кстати, я сильно подозреваю, что если бы Пастернак принял бы Нобелевскую премию, то ничего бы и не было. Но беда в том, что он хотел быть со своим народом. А жил среди писателей, которые всегда славились своей добротой и нежным отношениям к ближним. Впрочем мы отвлеклись. Так вот, поскольку советская система в те времена была уже вполне себе имперско-бюрократической, то и мысли она стала транслировать через бюрократические штампы. Результат, в общем. известен.

Вторая история, Солженицын. Небесталанный, но невероятно обидчивый и амбициозный персонаж, стукач и провокатор, решил жизнь положить на борьбу с Советской властью. Бог ему судья, но уже новая российская власть, антисоветская и русофобская, но по прежнему бюрократическая, ввела его крайне лживую и логически противоречивую агитку как обязательную литературу для прочтения в школе. Чего они добивались — понятно, вселить в молодое поколение, которое всегда очень болезненно относится к нарушению справедливости, ненависть к своей собственной стране и идеям социализма. С соответствующей пропагандистской кампанией. При этом обсуждения содержания этого пасквиля, разумеется, не происходит (а иначе все его банальные нестыковки вылезают на поверхность). Я приведу только одну из них, которую любой опытный бюрократ оценит: у всех лагерей был промышленный план! И его невыполнение могло руководству дорого стоить. Представить себе, что оно по своей инициативе сокращало свои возможности по его выполнению (в том числе, через ускорение смертности работников) я, простите, не могу. Так что врет этот самый Солженицын как сивый мерин, заражённый пропагандистской бациллой. Ну а кто выступает бенефициаром его действий, кто стоит за пропагандистской машиной, которая его поддерживает, я думаю каждый сам может догадаться.

Кстати, для того, чтобы с этой машиной бороться, запрещать Солженицына не нужно. Запретный плод сладок. Нужно просто аккуратно разобрать на уроке литературы, как на Колыме могло погибнуть несколько миллионов человек? Откуда они там, собственно, взялись? Ножками пришли, по этапу? Или на корабликах приплыли? Сколько их было, корабликов? Как часто они ходили? Ну, и так далее. При этом нужно обязательно рассказывать про параллели: у нас - коллективизация, у них — дефарминг. У нас трудовые лагеря, у них — Гарольд Икес, со своим гулагом. Ну, и так далее. Чтобы дети знали, что к чему. 

Так вот, сделав такое длинное предисловие, я вернусь к одной модной теме. А именно, к Матильде. Уж не буду объяснять детали, поскольку это очевидно, но я четко вижу, что за всей этой вакханалией имеет место пропагандистская кампания. Причем подержанная на довольно высоком уровне, с учетом того, что ее исполнители не боятся устраивать террористические акты (поджоги машин, атаки на места массовых скоплений публики). Значит, ключевой вопрос: кто заказчик, какие у него цели и задачи? Второй ключевой вопрос: где тут бюрократия? А вот где: судя по всему, Учитель получил деньги на фильм (судя по тому, как будируется эта тема) в обход той бюрократической процедуре, которая сложилась в этой сфере. И бюрократия взвилась. Кстати, а Серебренников не стал ли жертвой этой же силы? Соответственно, вопрос: как те, кто пытается запретить «Матильду» относятся к Серебренникову? Какое отношение имеют бенефициары атаки на Учителя к тем, кто давал деньги Серебренникову? И уж, продолжая дальше: а какое отношение бенефициары этих двух процессов имеют к тем, кто впаривал нашим детям, будущему нашего общества, русофобские агитки Солженицына?   

Я вполне специально не буду отвечать на эти вопросы. Но хочу, чтобы стало понятно: именно они и есть ПОЛИТИКА! Вот смеяться над мракобесами или разоблачать разную антисоветчину — это не политика, это патриотизм, разум, образование и так далее. А вот определять бенефициаров, понимать источники денег и вскрывать истинные цели — это политика. К сожалению, в нашей стране политика запрещена. Конституцией. Поскольку в ней запрещена государственная идеология, даже если это идеология защиты своей страны от разного рода сил, которые на нее посягают. Но я, как патриот, такой ситуацией доволен быть не могу! А потому, в этой статье задаю политические вопросы и хочу получить на них ответы. В частности, я хочу, чтобы все поняли, что начав вакханалию против «Матильды» мы в итоге получим русофобию в школах, разрушение русского мира и исчезновение православия. 

Православные, ау! Вашими руками враги русского мира его разрушают! Потому что отказ от собственной истории, отказ от признания альтернативной точки зрения, ненависть к другой точке зрения, непонимание истинных причин и задач той кампании, ко которой вы присоединяетесь вам же будет дорого стоить!

Ну и напоследок. Я фильм «Матильда» не смотрел, потому обсуждать его художественные достоинства и недостатки не буду. Николай Александрович, судя по историческим источникам, с балеринами спал (и не только он, кстати). А его дядя Сергей Александрович мог бы стать блестящим персонажем для спектаклей Серебренникова (кстати, вот ведь повод реабилитировать модного персонажа: поручить ему снять фильм про то, как дядя святого НЕ СПАЛ с балеринками! Потому как всем известно, что он спал с балерунами. Несмотря на то, что его жена, с которой он, судя по всему, не спал, тоже, вроде, святая). Но вот то, что от кампании против «Матильды» тянет русофобским дерьмецом (как выражается моя дочь, «попахивает попахиваемым»), причем с явным оттенком российской бюрократической традиции, я вижу явно. И это меня, как патриота, волнует, потому что это значит, что за враждебными России бенефициарами процесса уже встали их российские последователи, причем, находящиеся во власти. О чем я всех и предупреждаю!


Оцените статью