Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Холодные игры или Капитолий должен сдаться....

Человек и общество

17.08.2016 20:12  

Владимир Гагиев

182

Если бы допингового скандала не было, его, я полагаю, следовало бы выдумать.

Холодная война придает новый острый привкус изрядно поскучневшему олимпизму. Скажите, ну кто в самом деле смотрел на Олимпиадах что-нибудь кроме церемоний открытия и закрытия: «До свиданья наш ласковый Миша…». Привычен был расклад — либо наши, либо американцы. Даже о существовании великих спортсменов, как Сальников, Бубка, Исинбаева мы узнавали в основном из газет и телепрограмм, сообщавших: «Это великие спортсмены».

Привычно было и постсоветское нытье, что вот был великий спорт, была единая команда, а теперь команд 15, а медалей нет, а наш спорт в упадке как и всё.  Смакование наших «традиционных неудач» превратилось в форму старательно прививаемого СМИ национального мазохизма — шло и тогда, когда мы выигрывали, и тогда, когда мы проигрывали. Пластинка с похоронным маршем играла при любой погоде. Она играла даже до последнего дня игр в Сочи, когда мы все-таки вырвались на первое место в медальном зачете.

Допинговый скандал; истерическая антироссийская кампания; издевательское урезание нашей команды на треть и вычеркивание нас из множества дисциплин; официальное провозглашение дискриминационнной расистской доктрины: «русский — значит на допинге», распространенный даже на «чистую как стеклышко» Клишину — всё это имело неожиданный психологический эффект. Мы стали видеть Олимпиаду

Мы стали реально смотреть соревнования. Невозможно передать всю гамму переживаний, когда после неудачного старта финала у рапиристов Алексей Черемисинов переломил матч и начал сокращать разрыв, затем Артур Ахматхузин буквально утыкал французского новичка Елисе, и снова Черемисинов вырвал для команды русских мушкетеров заслуженное золото. Когда великолепная четверка — Великая, Егорян, Гаврилова, Дьяченко буквально порвала сперва американок, а затем украинок.

Мы стали запоминать фамилии наших героев — причем не только золотых, но и серебряных и даже бронзовых, поскольку осознаем, что это наши плывущие против течения и они сегодня работают «за себя и за того парня». Чего стоит одна дважды серебряная Юлия Ефимова? После травли и непристойных жестов в её адрес эти два серебра стоят дороже, чем всё золото аутичного супермена Фелпса. Или наши гимнасты-мужчины:  вернувшие Россию в мужскую гимнастику после десятилетий забвения. Великолепные Макарова и Веснина, восторжествовавшие в теннисе. А руки Алии Мустафиной, «списанной» со счетов американской прессой и вырвавшей золото на брусьях…  Можно долго перечислять.

Фактически каждая награда, от бронзы до золота, чем-нибудь да запомнилась и наполнилась прямо-таки античным смыслом. Сегодня это большая борьба и большое единоборство

Пластинка «увы патриотизма», проклинающего наше вечное плохо, внезапно заглохла. Вкус настоящей борьбы оказался важнее золотых побрякушек и те эмоции, с которыми мы, совершенно не планировавшие смотреть это позорище в Рио после выходок ВАДА, включаем видео наших финалов. Очевидно, что Россия сегодня действительно переживает эмоциональный национальный подъем и безошибочно рассчитанные действия, которые со сторопроцентной точностью должны были погрузить постсоветских людей в состояние полного дауна, упадка и озлобления на начальство, государство, страну, в итоге дали обратный эффект. Русские стали веселее и злее. Мы почувствовали давно исчезнувший на олимпиадах вкус настоящего боя — и не случайно, что удачней всего наши выступают именно в «боевых» дисциплинах, выросших из некогда настоящих кровавых поединков.

Не буду спорить ни с Эдуардом Лимоновым, ни с другими нашими авторами, считающими, что нам следовало бойкотировать Олимпиаду. Следовало. Необходимо было бороться за справедливые правила игры и против возведенного в норму международного права антрусского расизма. Но раз уж мы поехали, бессмысленно теперь сидеть и рассказывать: смотрите, как нас унижают; смотрите, как у нас мало медалей и как много у Америки. Первое место принадлежит Америке или Китаю последние двадцать лет — таковы геополитические реалии. Поэтому для России важны не цифры, а вкус борьбы, и энергия, вырабатываемая смесью отваги, злости, честолюбия и желания отомстить за унижения.

Заметно как нервничают западные спортсмены и тренеры, сталкиваясь не с униженными и испуганными, а со злыми и боевитыми русскими, как начинаются нервные апелляции, протесты, обращения к судьям и жалобы. Расчет, видимо, на то, что запуганные антироссийской истерией судьи прогнутся. Но те, покамест, не прогибаются. Меня очень повеселила ситуация во время боя викингов — Романа Власова против датчанина Марка Мадсена. Датчане пожаловались судьям на Власова и те… присудили ему еще одно очко. Впрочем и без него наш борец прекрасно побеждал.

После торжества позднесоветского коматозного благодушия, каковым стала Олимпиада-80, игры ни разу не были поводом для национальной мобилизации. Даже большую часть игр в Сочи мы проспорили нужны ли они вообще, и лишь по их окончании сибаритски похлопали Путина по плечу: «Ну что ж, неплохо…».

Новая холодная война делает олимпизм и коматоз в стиле «о спорт — ты мир» несовместимыми. Спорт — это борьба. Каждая победа — повод для побед других людей на других фронтах этой борьбы от Арктики до Сирии

Как бы не дружили наши девочки-саблистки с украинскими, флаг России развивающийся выше жовто-блакитного и звездно-полосатого — это, все равно, политический символ. А фото российского и американского рапиристов столкнувшихся в схватке — стало мемом, хотим мы того или нет.

Сегодня нужно не ныть, а превращать каждую победу наших олимпийцев в повод для торжества над врагами России, а каждый пропуск или относительное поражение (как у затравленной Ефимовой) в строку счета, который мы однажды предъявим к оплате.

Грязная «антидопинговая» игра против России преследовала простую цель — воплотить в жизнь тезис Обамы о России как «второстепенной региональной державе» и утвердить незыблемость американской гегемонии, оспариваемой Китаем. Для этого и понадобилось вышибить российских атлетов. Их конкуренция могла отодвинуть США на второе место.

Но то, что мы видим сегодня — это просто дурная комедия. Раздутый медальный зачет США выглядит так же нелепо… нет, даже не как Леонид Ильич Брежнев со звездочками, а как некоторые северокорейские генералы, носящие ордена даже на брюках.

Очень развеселило посольство США, сообщившее о побитии Фелпсом рекорда античного олимпийца Леонида (на самом деле не-эллина Фелпса попросту не допустили бы на античную олимпиаду, объединявшую только греков) фотографией… памятника царя Леонида Спартанского. С тем же успехом американцы могли победить еще Леонида Брежнева, Леонида Утесова и Леонида Якубовича…

Америка сама не осознает всю искусственность, комичность, нелепость такой символической гегемонии, когда Штаты не служат предметом восхищения всего мира, а награждают, по сути, сами себя, выкидывая конкурентов из соревнований административными методами

Это уже даже не упадок, а старческий маразм американского гегемонизма. Подобными методами и прибегая к столь презренным поступкам, как издевательство над нашими параолимпийцами или потакание созданию ИГИЛ (запрещенной на территории РФ террористической организации), долго наверху не удержаться.

Напротив, Россия сегодня разбужена — в военном и экономическом соревновании, в борьбе идей и спорте. Мы, быть может, еще проваландались бы какое-то время как сомнамбулы, но нас будят.
И мы просыпаемся. Холодные игры начались и это не сулит Капитолию ничего хорошего.

Сcылка >>


Оцените статью