Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О форумных шутках, неблагонадёжности и Новой Инквизиции

Человек и общество

13.12.2013 11:22  

Сергей Голубицкий

116

Карл Генрихович Маркс истово верил, что уголовное преследование за неблагонадёжность недопустимо, поскольку речь шла лишь о тенденции, а не об уже совершённом деянии: «Помимо своих действий, я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом. Мои действия — это единственная область, где я сталкиваюсь с законом, ибо действие — это единственное, для чего я требую права существования, права действительности и в силу чего я, таким образом, подпадаю под власть действующего права».

Единственное, чего недосмотрел Карл Генрихович, так это эластичности самого понятия «деяние». Небрежность классика тем более удивительна, что в европейской традиции испокон веков (особенно христианских) слово и мысль воспринимались не просто как деяние, а как деяние отягощённое по сравнению с простым поступком (физическим действием). В европейской традиции за слова и мысли долго и со смаком переламывали кости на дыбе, четвертовали и поджаривали на кострах, в то время как за убийство, поджоги и воровство в худшем случае гуманно придавливали или рубили голову. 

Подозрительное отношение к слову и мысли приходится если не оправдать, то понять, поскольку общественная опасность, исходящая от нематериальных форм действия, несопоставимо выше, чем от действия физического. Никакое прямое физическое действие не может возбудить и подвигнуть к насилию толпу и даже целый социальный класс так, как это удаётся вредному слову и крамольной мысли. 

Надо сказать, что за последние полвека западные люди сильно расслабились. Важную роль в этом расслаблении сыграл Советский Союз, который оттянул на себя все фобии, равно как и социальную критику. Советский Союз являлся такой хрестоматийной Империей Зла со своей 58-й статьёй и концлагерями, что западное общество было вынуждено смягчиться — хотя бы во имя победы в пропагандистском противостоянии. Единственный срыв случился в Германии (зато — какой!) в период Третьего рейха, когда борьба за чистоту помыслов вышла на привычный средневековый уровень и составила достойную конкуренцию большевизму.

Столь обширное предисловие к сюжету сегодняшнего «Битого Пикселя» я позволил себе только потому, что события, со всей неумолимой красноречивостью свидетельствующие о возрождении Новой Инквизиции в европейской цивилизации, кажутся в эпоху анонсированной всеобщей толерантности просто невероятными. Между тем эти события наступают со всех сторон с такой зловещей частотой и с такой консистентностью, что сомнений не остаётся никаких: оруэлловский 1984 год уже наступил!

Сегодня мировая лицемерная общественность провожала в последний путь 95-летнего старца по имени Нельсон Мандела. По горькой иронии судьбы для этого человека в современной социальной мифологии отвели место, прямо противоположное Усаме бен Ладену, аккурат рядышком с Махатмой Ганди. В Индии даже траур объявили пятидневный, дабы был повод попечалиться о кончине «борца за свободу и национальное равноправие». 

Едва ли не все главы государств слетелись в Южную Африку, чтобы проститься с «великим человеком». Проститься и поскорбеть. 


Барак Обама, Дэвид Камерон и датская премьерша Хелле Торнинг-Шмидт скорбят на похоронах Манделы

Спектакль разыгрывается, конечно, грандиозный — как по цинизму, так и по лицемерию. Ставка, видимо, делается на то, что 99,99% жителей планеты понятия не имеют о том, что творится в Южно-Африканской Республике и каковы реальные «заслуги» усопшего 95-летнего старца перед человечеством. 


Скорбь правителей мира сего отказывается утихать

Всё, что я хотел и мог сказать о величайшей трагедии некогда прекрасной страны — ЮАР, я рассказал читателям «Бизнес-журнала» ещё при жизни Манделы в «Квайто для когдамышей» в 2008 году. Моя заветная мечта — создать условия для того, чтобы как можно больше людей прочитали эту историю, прозрели и прекратили наконец возносить осанну душегубу и террористу, который сегодня — не сомневаюсь! — уже горит в аду рядом с бен Ладеном и Гитлером. Нельсон Мандела сотворил столько зла за свои 95 лет, что расхлёбывать хватит ещё на столетия. Боюсь, правда, расхлебать до конца так никогда и не получится, потому что родную страну этот «святой» уже погубил безвозвратно: из ада, в который превратилась Южно-Африканская Республика после 1994 года, выхода нет никакого.

Разговор сегодня, впрочем, не о святом душегубе, а о возрождении Новой Инквизиции в Европе. Похороны Манделы ироничная британская пресса блестяще использовала для того, чтобы рассказать об инциденте, который случился тремя месяцами ранее, однако своевременно не привлёк к себе должного внимания. Уход из жизни старца послужил прекрасным поводом для того, чтобы рассказать всему миру о реверсии истории. 

В начале сентября 2013 года владелец маленькой булочной из деревни Рагели британского графства Стаффордшир 44-летний Нил Филлипс вошёл под своим логином на закрытый форум местного портала и включился в обсуждение каких-то ничтожных и никому не интересных вопросов. Филлипс балагурил, как и полагается безвестному нетизану, блистал остроумием и копипастил жлобские остроты в лучших традициях нижепоясного британского юмора (который давно уже олицетворяют отвратительные Бенни Хилл, Саша «Барон» Коган и мистер Бин).

Среди прочих глупостей Нил Филлипс закопипастил следующую «остроту»: «My PC takes so long to shut down I’ve decided to call it Nelson Mandela» («Мой комп так медленно выключается, что я решил назвать его Нельсоном Манделой»). Шутка дурацкая, хотя и понятная: «святой старец» в сентябре в очередной раз пошёл на поправку и выписывался из больницы. 

10 сентября к Нилу Филлипсу пришли. Пришли домой, арестовали, отволокли в полицейский участок, подвергли восьмичасовому допросу, сняли отпечатки пальцев, взяли пробу ДНК крови и конфисковали компьютер на 3 недели!!!!! 

«Это же были безобидные шутки, в духе Бернарда Мэннинга! — убивался британский булочник. — В них не было ни грана ненависти, можно оспорить мой вкус, но я не выражал никакой ненависти. Я даже сказал в полиции, что под шуткой поставили множество "лайков". Что же творится со свободной слова?»

Наконец — кульминация: «Свои шутки я вырезал и копировал из других мест. Я ничего сам не придумывал и не размещал их на публичном сайте!» Нил Филлипс никак не мог взять в толк, за что его допрашивали 8 часов. За что конфисковали компьютер. Спасибо, конечно, что не пытали.


Бедолага Нил Филлипс неудачно скопипастил

Филлипсу несказанно повезло: его выпустили под залог, а 30 сентября вызвали в участок и с раздражением сказали, что уголовное дело «заводить не будут, потому что у следствия недостаточно улик» (!!!).

То есть — все понимают, что творится сегодня в мире?! Не в Бирме, не в Кампучии, не в Конго и не в Зимбабве, а в самом сердце западной цивилизации и демократии, в Великой Британии? Человека арестовывают, допрашивают и подвергают перлюстрации личный компьютер только потому, что кто-то настучал в полицию, выразив недовольство шуткой про Нельсона Манделу! Шуткой, которая к тому же непосредственно к Манделе отношения не имела. По ходу замечу: напрасно, что не имела, потому как было бы весьма полезно в процессе разбирательства поведать лишний раз миру о том, как старец утопил страну в крови сотен тысяч невинно убиенных и умученных граждан. 

Всё-таки не могу удержаться, чтобы не процитировать свой «Квайто»: «Самые страшные примеры преступлений апартеида против человеческой жизни были зарегистрированы 21 марта 1960 года (так называемая Бойня в Шарпервилле — 180 раненых и 69 убитых при разгоне несанкционированной демонстрации) и 16 июня 1976 года («Студенческое восстание в Соуэто» — 566 убитых)». 

Зато после прихода к власти Манделы: «В 2005 году было совершено 18 793 убийства (в среднем 51 в день), 24 516 покушений на убийство, 249 369 бандитских нападений с нанесением тяжких увечий, 55 114 зарегистрированных изнасилований. И это в стране с населением в 47 миллионов жителей. Для сравнения: в Соединённых Штатах (288,2 миллиона жителей) было зарегистрировано в том же году 16 110 убийств. 99% всех преступлений совершается чернокожими против чернокожих и против белых».

Однако поминать Нельсона Манделу всуе (в шутке о компьютере) не моги! Оскорблять целые нации, как это делает «Барон» Коган с казахами и румынами, — это сколько душе угодно («Quod licet»), это не опасно, потому что не нарушает представления западной цивилизации о благонадёжности. 

Целоваться взасос на улице двум мужикам и венчаться в церквях — никаких проблем. А вот метать гнилыми помидорами в извращенцев — преступление. Шутить, поминая имя душегуба, цинично причисленного из соображений политической целесообразности ещё при жизни к лику святых, — гарантированное приглашение в «чёрный список» неблагонадёжных членов общества (зачем, как вы думаете, у Нила Филлипса брали отпечатки пальцев и образец ДНК?), которых в час Х будут вязать и изолировать первыми. 

В отличное время мы живём, чего уж там! Вот только — то ли ещё будет? Боюсь, апокалипсис лишь начинается.

Сcылка >>


Оцените статью