Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

123

Ленин в семнадцатом

Человек и общество

01.05.2016 01:34  

1286197

120

«По делам их узнаете их».

(Матфей 7:20)

Или Кто оплатил революцию в России?

Современное описание России, история России, тем более советского периода, не  хронологическое изложение, а хрестоматийное.

По новому толково-словообразовательному словарю русского языка слово – хрестоматия - это Учебное пособие в виде сборника избранных текстов или отрывков из текстов.

Художественный вымысел, парафраза и закамуфлированная ложь заполнили страницы истории.

И мы принимаем эту догму, распространённый прием пропагандистской печати, который всегда и во всех странах оказывается наиболее ходким и «безошибочно» действительным. Лги, шуми, кричи, повторяй ложь — «что-нибудь останется».

Когда история ограничена информацией, когда общество находится в состоянии некоторого усыпления, оно находит себе исход в создании всевозможных слухов и предположений, которые быстро передаются из уст в уста, принимают чудовищные размеры, пугают воображение.

Одно из них - миф о «немецких миллионах» и об «агентах Бисмарка». Никто и нигде не рассматривается хронология событий и их взаимосвязь.

А повторить хронологию событий, ох, как необходимо.

Отречению от власти Николая II, способствовало, пришедшее к власти, Временное Правительство во главе с Керенским. За рубежом, в этот период времени, находились тысячи политических эмигрантов, высланных, сбежавших от преследований царской власти по политическим мотивам.

И, в руках Временного Правительства, а также в руках союзников, Франции и Англии, ПОЯВИЛИСЬ СПИСКИ  российских политических деятелей, от разных партий и с различными политическими взглядами, чье возвращение на территорию России было нежелательным!!!

В социалистическую печать уже проникли известия, что английское и французское правительства отказались пропустить в Россию эмигрантов-интернационалистов.

Тогда на совещании представителей партии С.-Р. (М. А. Натансон), О. К. Р. С.-Д. Р. П. (Л. Мартов), Бунд (Коссовский) возник план (его выдвинул Л. Мартов) добиться пропуска эмигрантов через Германию в обмен на интернированных в России германских и австрийских пленных.

В Россию был послан ряд телеграмм в этом смысле и вместе с тем через швейцарских социалистов были предприняты шаги для проведения этого плана.

Телеграммы, посланные в Россию, были задержаны, очевидно нашим Временным революционным Правительством (или его сторонниками).

Прождав две недели ответа от России, группа из 32 эмигрантов решились сами провести названный план (другие эмигранты решили пока ждать еще, считая еще недоказанным, что Временное Правительство так и не примет мер пропуска всех эмигрантов).

Дело переезда находилось в руках швейцарского социалиста -интернационалиста Фрица Платтена. Он заключил точное письменное условие с германским послом в Швейцарии.

Основные его пункты:

1) Едут все (32 эмигранта разных партий (среди них 19 большевиков, 6 бундистов, 3 сторонника парижской интернациональной газеты «Наше Слово») без различия взглядов на войну, как жители нейтральных стран, без права выхода из вагонов.

2) Вагон, в котором следуют эмигранты, пользуется правом экстерриториальности, никто не имеет права входить или выходить без разрешения Платтена. Никакого контроля, ни паспортов, ни багажа.

3) Едущие обязуются агитировать в России за обмен пропущенных эмигрантов на соответствующее число австро-германских интернированных.

Все попытки германского с.-д. большинства вступить в общение с едущими последние решительно отклонили. Вагон всю дорогу сопровождался Платтеном. Последний решил доехать с нами до Петрограда, но был задержан на русской границе (Торнео).

Протокол о поездке подписан двумя французскими социалистами: Лорио и Гильбо и социалистом из группы Либкнехта (Гартштейн), швейцарским социалистом Платтеном, польским социал-демократом Вронским, шведскими с.-д. депутатами Линдхагеном,
Карлесоном, Штремом, Туре Нерманом и другими.

На всем протяжении следования поезда был усиленный полицейский надзор и содержалось в глубочайшей тайне. Немецкие власти боялись митингов и манифестаций - к открытому проявлению симпатий населения Германии к русским революционерам

Так что наличие Списков, объясняет причину самостоятельного возвращения в Россию многих политических социалистов – эмигрантов (вопреки авторам, составителей этих списков). 

Если 6(19) марта 1917 Временное правительство объявило политическую амнистию. Воздерживаясь пока от амнистии политической ссылки. И только 26 апреля (9 мая) 1917 Ссылка политическая была официально упразднена. 

Вторая и основная причина обвинения большевиков в «шпионаже» - это тезисы Ленина и лозунг большевиков – Земля крестьянам!

Последний штрих ко всей этой омерзительной картине: одновременно и в «Петроградском Листке», и в «Петроградской Газете», и в «Русской Воле» появляется статья Вл. Бурцева под заглавием: «Или мы, или немцы и те кто с ними».

В ней тоже указывается перстом ряд лиц, подводящихся под рубрику «агентов Вильгельма», помогающим немцам против русских.

«В этой систематической помощи немцам в настоящей войне, - пишет В. Бурцев, - мы обвиняем, как партию большевиков в ее целом, так их лидеров и всех тех, кто помогал им делать дело разрушения России. Вот несколько имен лиц, кто за эти месяцы работал над разрушением России:

1) Ленин. 2) Троцкий, 3) Каменев, 4) Зиновьев, 5) Коллонтай. 6) Стеклов, 7) Рязанов, 8) Козловский, 9) Луначарский, 10) Рошаль, 11) Раковский, 12) Горький».

Кто же все эти люди, список которых так эффектно (и так позорно для Вл. Бурцева) завершает Максимом Горьким?

«Они, - заключает г. Бурцев, - не провокаторы, но они хуже, чем провокаторы: они в своей деятельности всегда являлись, вольно или невольно, агентами Вильгельма II».

Доказательства Вл. Бурцева? Но зачем улице доказательства? Достаточно составить самый нелепый список, записав в авантюристов политических деятелей, где замечает в дело имя крупного и лояльно безупречного русского писателя, - чтобы улица жадно проглотила эту несъедобную кашу, чтобы нравственная чернь стала восторженно рукоплескать всякой пошлости, которую он обильно разливает на своих страницах в уличной  печати.

Одновременно с этим списком сей господин напустился и на министра земледелия Временного Правительства г-на В. М. Чернова, успешно начавшего земельную реформу.

Чернов, как официальное лицо, обратился с личными письмами к П. Е. Щеголеву и В. Д. Бурцеву, за имена которых пряталась шипящая из-за угла клевета.

В. М. Чернов предлагал им обоим немедленно ответить, имеет ли право, кто-нибудь из клеветников ссылаться на них, как на обладателей порочащих его имя документов, или как на людей, ставящих под сомнение его политическую честь.

На одном из заседаний Временного Правительства Чернов зачитал один ответ:

«Милостивый государь, Виктор Михайлович.  Лица, на которых вы ссылаетесь в вашем письме, не имели права указывать на меня, как на лицо, обладающее документами и данными, опорочивающими вашу политическую честь и заподозривающими эту честь.

В распоряжении комиссии по обследованию деятельности бывшего департамента полиции, комиссия, председателем которой я состою, есть документы, которые касаются деятельности вашей зa границей в 1914 – 1916 г.г. и которые могут дать повод к нежелательным заключениям, если они не будут должным образом освещены. Эти документы резюмированы в пpилагаемой при сем брошюре, изданной департаментом полиции.

И эта брошюра и эти документы из комиссии по обследованию департамента Полиции никому по сие время не выдавались и не сообщались.

Готовый служить вам П. Щеголев.

Чернов так же процитировал ответ г-на Бурцева, где последний сообщил, что опубликованные сведения он получил из третьих лиц, чье имя он не знает.

Все, эти документы, а также множество свидетельств от зарубежных социалистов, публиковались в открытой печати того времени. Они также находились в свободном доступе в музее В.И. Ленина, и в музее Октябрьской революции.

В 1924 году Агентство «Херста» опубликовало выдержки из прошлогоднего доклада сенатской комиссии о кредитах, предоставленных Америкой Керенскому в лице его представителя Бахметьева. Из опубликованных материалов видно, что американское правительство кредитовало Бахметьева на сумму свыше 187 миллионов долларов.

Осуждая доклад комиссии, агентство «Херста» пишет: «американское правительство ныне настаивает на том, что бы Советское правительство уплатило долги Керенского, но не следует забывать, говорит агентство, что кредит использовался в борьбе против Советского правительства».

Спорить с провокаторами фальсификаций и их сотоварищами бесполезно, так как установлено вообще, научить их чему-либо нельзя, да и дело то это никому ненужное, потому что всякому и без доказательств понятно и ясно, откуда дует ветер.

И если они публично утверждают противное, то они лицемерят, фарисействуют и уподобляются тем книжникам и фарисеям, о которых Великий учитель устами евангелиста Матвея сказал (Гл. 23).

итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают:

связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их;

все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди; расширяют хранилища свои и увеличивают воскрылия одежд своих:

Горе вам, книжники и фарисеи, лицеме

ры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты:

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников*...

и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков;

таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков;

дополняйте же меру отцов ваших.

Тогда не будете именовать себя цензором нравов. Тот, Кто поучал о книжниках и фарисеях, как известно, оценен был Иудой в 30 серебренников.

Враг рода человеческого будет действовать хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных.

Великий князь Александр Михайлович, адмирал, один из образованнейших людей своего времени, в 1933 году уже перед смертью в Париже:

 «На страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела Российской империи».

Человека, который принес в нищую, без лапотную Россию свет образования, сделал самой читающей страной в мире…

А вы имя его прячете…

 

 

P.S. - О наличие списков свидетельствует Декларация политических эмигрантов, принятая 2/15 мая 1917 г. в Стокгольме, опубликованная в европейской и российской печати.

Выдержки из «Декларация политических эмигрантов»

Принятая 2/15 мая с.г. в Стокгольме.

Представители политических эмигрантов различных течений русского революционного  движения констатируют:

1)      Хотя прошло уже более 2-х месяцев после объявления политической амнистии, громадное большинство российских эмигрантов, находящихся в Западной Европе, все еще не имеет возможности, вернутся в Россию;

2)      Это положение вещей объясняется не столько техническими трудностями, сказанными с подводной войной, сколько отсутствием готовности со стороны, как русского Временного Правительства, так и правительств союзных государств, в особенности английского, принять необходимые меры для эвакуации политической эмиграции в ее целом;

3)   Более того: по отношению к отдельным лицам и группам, примыкающим к интернациональному течению, эти правительства проявляют даже систематическое противодействие, на которое эмигрантскими организациями давно уже обращено внимание русского Временного Правительства и которое документально доказано:

a)      Признанием г, Милюкова в том, что существуют черные списки, составленные союзными правительствами и дающие английским властям возможность задерживать определенных российских граждан даже на пopoге России;

б)      Признанием  г. Милюкова, что английскими властями было даже вне английской территории, на основании черных списков, оказано противодейcтвие проезду члена II Государственной Думы Зурабова,

в)    Задержанием в Галифаксе, снятием с парохода и отправкой в концентрационный лагерь возвращавшихся в Рoccию т.т. Троцкаго, Днепровского и др. российских эмигрантов, подвергшихся при этом возмутительнейшим насилием;

г)    Заявлением сэра Бьюкенена о том, что причиной ареста этих эмигрантов явилось подозрение в «германофильстве». Это заявление равносильно признанию со стороны английского правительства, что оно присваивает себе контроль над политическими убеждениями возвращающихся в Россию эмигрантов;

д)      Фактом неоднократного допроса в самое последнее время французскими и английскими консулами в Швейцарии товарищей, обращавшихся к ним за визой, - допроса, касавшегося их отношения к войне (в частности, такому допросу был подвергнут депутат II Государственной Думы Мандельберг).

4)    C другой стороны, Рoccийское Правительство с вялой энергией заботившее о скорейшем возвращении в Россию кучки эмигрантов, сторонников войны, во главе с Плехановым, с величайшей охотой  примирилось с этими возмутительными мероприятиями по отношению ко всей массе эмигрантов. В своей ноте г. Милюков oбещал возбудить лишь вопрос о пересмотре черных списков, но не дал никаких гарантий проведения этой меры в жизнь, а происшедший после этого скандал в Галифаксе доказал лишний раз иллюзорность этого обещания.

5)    Вместе с тем, категорический и немотивированный отказ Временного Правительства принять сделанное ему центральным эмигрантским комитетом предложение об отправке эмигрантов в Россию через Германию, на основе освобождения взамен их соответствующего количества германских гражданско-пленных, привел эмиграцию к убеждению, что участь ее нынешними правителями России сознательно приносится в жертву их милитаристическим целям.

6)    Отклонив указанный план обмена эмигрантов и вынуждая их  обращаться по делам об эвакуации к несмененным агентам старого режима, Временное Правительство не остановилось перед тем, чтобы, вопреки требованию Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, отказать в пропуске в Россию делегату российских политических эмигрантов т. Роберту Грамму, председателю интерн. Соц. Комитета в Берне, уполномоченному эмигрантами вести переговоры по способам их эвакуации.

Если ряд организаций политических эмигpaнтов в Швейцарии не воспользовался представившемся еще полтора месяца тому назад возможностью вернутся через Гepмaнию вместе с проехавшей этим путем группой товарищей, то лишь потому, что, как тогда же его представителями было заявлено, оно считало необходимым испробовать все возможности добиться разрешения на обмен эмигрантов на германских гражданско-пленных.

Теперь, когда невозможность добиться этого разрешения и решить каким-нибудь иным путем вопрос об эвакуации эмигрантов стала очевидной, мы не видим никаких оснований далее отказываться от того, чтобы при посредстве швейцарских социалистов и минуя русское Правительство, получить возможность проехать через территорию Германии в том порядке, в каком эвакуируемое гражданское население  обычно пропускается через территорию враждебного  государства.

Мы не видим основания отказываться от этого единственно возможного пути возвращения в Россию в том факте, что представляя эмигрантам свободный проезд, германское правительство при этом, несомненно, руководилось соображениями своей собственной внутренней и внешней политики.

Делo, которому намерены служить в России революционные интернациолисты, не имеют ничего общего с политическими комбинациями того или иного из правительств, и это обстоятельство  заранее исключает всякую мысль о возможности для них явиться бессознательным орудием в чужих руках.

Всего менее может удержать наши пapтии  от их решений то обстоятельство, что, Ленин  и его спутники подверглись в западно - европейской печати и в Poccии гнуснейшей травли, обвинением в предательстве и тому подобное.

Напротив, борьба с расцветшей ныне в России шовинистической демагогией, стремящейся разжечь человеконенавистнические чувства в целях затягивания войны, является ныне первейшей революционной обязанностью, и мы считаем священнейшим долгом всякого революционера идти, ничем не смущаясь, навстречу всем клеветам фанатиков и эксплуататоров национальной вражды.

Сообщая товарищам в России о нашем решении и беря зa него на себя полную ответственность от имени стоящих за нами более 500 российских политических эмигрантов в Швейцарии, мы одновременно представили правлению швейцарской социал - демократической партии и международному социалистическому комитету в Берне точный отчет об обстоятельствах, при которых осуществлен нами проезд  через Германию, равно как осведомили французское интернационалистское меньшинство, итальянскую социалистическую партию и шведскую партию левых социалистов.

Подписали: Марат Натансон, Алексей Устинов, чл. 1-й Гос, Думы Григорий Ульянов (парт. С.Р.)

П. Аксельрод, О. Аптекман, Астров, Л. Mapтов, А. Мартинов, С. Семковский - (р. с.-д. р. п. - меньшевики).

Абрамович (Бунд).

Феликс Кон, Лапынский (п. н. с. левица).

А. Луначарский (с.-д. группы «Вперед»).

Н. Рязанов (с.-д. группы «Наше Слово»).

Представитель группы анархистов – коммунистов.

Марти (эстляндск. С. Д.).

Представитель с.-д. партии Латышского края.

Представители кавк. Союза р. с.-д, р. п.

Бернская интерн. соц. ком.


Оцените статью