Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Новый технологический уклад: о мере прав на разговор о нем

Человек и общество

13.06.2014 06:06

jimmyjet

117

В качестве обсуждения полемических моментов на сей счет, возникающих между позицией С.Ю.Глазьева и системой неокономики О.В.Григорьева.

Единственный технологический уклад, идущий на смену некоему предыдущему, который можно было бы признать на рубеже XX и XXI веков – это, ИМХО, индустриализация, или машинизация, систем управления. В этом смысле он совершенно отличается от целой череды укладов в смысле С.Ю.Глазьева, строящего их, ИМХО (и, разумеется, не только ИМХО), избыточно фантазийно. Прежде всего, тем, что, в отличие от прочих своих укладов-собратьев, гораздо дольше растянут по времени вследствие своей естественной социально-экономической инерции.

Вместе с тем, моя позиция (кстати, неоднократно заявляемая и вовсе не скрываемая, но не связываемая буквально со словом «уклад») отлична и от позиции О.В.Григорьева, совершенно отрицающего переход к новому укладу в силу тех теоретических построений неоконокомики, которые у него получаются по поводу техники: ибо что делать со спросом на инновации и технику (а также науку), которого нет? Для того, чтобы, по Григорьеву, был реализован экономический потенциал новых технологических возможностей, нужны новые инфраструктурные условия, которые еще требуется создать в рамках комплексного урбопроекта формирования новых рынков на новых селитебных территориях, с формированием там локального финсектора.

Это – содержательная связность в системе экономических толкований, но рамки неокономического же нарратива Григорьева вполне вписывается и мой подход насчет индустриализации систем управления. Согласно неокономике, драйвером роста технологий является инвестирующий в них под спрос финсектор, причем целый ряд технологий (крупные транспортно-логистические системы вроде кораблей, дорог и портов) создается исключельно под задачи торговли (являющейся историческим источником финансов), тогда как тренд распространения торгово-финансовы сделок начинается от немногочисленных и наиболее эффективных с наибольшим процентом в сторону многочисленных и менее эффективных, процент по которым снижается по мере охвата финсектором ойкумены.

В этом смысле история систем управления, ведущаяся не то с Бэббиджа, не то вообще с Раймона Луллия и античных астролябий, а по актуальности вопроса – история кибернетики, вполне себе согласно григорьевской неокномике, демонстрирует полноценное включение финансовым сектором в свой оборот информационных технологий (ИТ) как средств решения задач информационной логистики. Именно потому, что появились задачи повышения эффективности обслуживания финансовых операций на пике процесса глобализации рынков. «Полноводность» этот процесс получил как раз где-то с второй половины 1970-х годов, в период глобального экономического кризиса тех лет, после того, как был фактически насильственно свернут наиболее (хотя, наверное, единственно) успешный из всех, существовавших тогда в весьма увлекавшемся этой темой всем мире, проект автоматизированного управления экономикой отдельно взятой страны – чилийский проект Cybersyn (исторические подробности я опущу, вопрос о том, что это за проект, изложен у меня в документе двухгодичной давности вот здесь. Cтоит лишь вскользь напомнить бировский лозунг «дорогу управлению», а также то, что отмечаемые Глазьевым нано- и био- решения есть лишь развитие появившейся в тех же 1960-1970-х гг. бировской же биокибернетики (кстати, а почему про технологии cogito обычно при этом не вспоминают? Это же NBIC! Или технологии cogito – это «недостойные» технологии пропаганды?). Разумеется, развиваясь в рамках финсектора, ИТ породил несколько рынков – прежде всего, продвинул так называемые «культурные индустрии», обслуживающие, по большому счету, все тот же финсектор, и в некоторой, довольно существенной, степени облегчил массовые коммуникации.

Однако в силу того, что этот, 30-40 летний процесс развития информтехнологий как средств управления преимущественно финансовыми процессами и «машинами желания», в условиях доминирования схемы, сочетающей дешевые кредиты-перекредиты с системой рекламы и запрограммированной смертью товара, пришелся как раз на период физического исчерпания всевозможных пределов роста (включая территориальный), сам по себе процесс перехода информтехнологий и автоматизированных систем управления в реальную (бесприбыльную, в неокономической трактовке) экономику затормозился. Тем более, что модели такого развития этих технологий в реальном секторе были, как отмечено, изначально пресечены в исторически недавнем прошлом самими лидерами внедрения этих технологий (последне обстоятельство, похоже, придется еще обстоятельно доказывать в кругу неокономистов, но лично для меня это давно очевидно).

Отсюда – вопрос «что делать» с «управленческим» технологическим укладом для России; ведь получается, что этот уклад вполне уже привносится в жизнь не одно десятилетие, идя на смену (вернее, дополняя) существующую уже не одно столетие машинизацию систем производства. Прежде всего, как определить границы реального сектора в условиях, когда экономика страны уже прочно включена в глобальную систему разделения труда? То есть куда портировать и как использовать эти средства управления для потребительского сектора, если экономика уже глобальна, а глобальное уже гниет? Кроме того, неясно, как эти системы будут работать в условиях, когда всяко конечная в своем объеме для замкнутого (реальносекторного) рынка ликвидность и без того сокращается в объеме, на фоне растущей безработицы? Здесь, конечно, возможна старая айтишная идея, выраженная в лозунге: «дадим локальному потребителю глобальный масштаб!». Ну хорошо, а управлять-то чем реальным он будет? Интернет – это место для дискуссий, а не управления, о чем писано мной в упомянутм выше документе. Между тем, в данном вопросе я оптимист, а потому считаю, что через пень-колода, но решение будет найдено. Однако для этого еще много чего должно измениться, и пройти время. Это не значит, что комплексная смена технологий не произойдет вовсе; но это, конечно, и не значит, что череда технологических укладов – процесс, стремящийся к асимптоте. Тем более, что, если системно рассуждать в рамках той же неокономики, уложиться технологии могут совершенно по-разному в зависимости от различных социальных задач, тогда как само слово «уклад» является весьма обязывающим – к тому, чтобы признать за ним некую, довольно общую, закономерность хозяйственного развития общественной системы. Но если так, то этот процесс уже идет на протяжении порядка двух поколений, и современная задача – понять его дальнейший ход с учетом фундаментальных проблем стоящих на его пути.

закрыть...

Оцените статью