Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Разговор с братом. Государство.

Человек и общество

14.03.2015 03:58  

gregbar

104

Спросишь его: А как должно быть? А какие должны быть отношения? Он говорит что-то, а ты сидишь, отдыхаешь. Как на берегу моря...

ОНГригорий, меня все время мучает один вопрос: а как ТЫ видишь устроение современного мира? Как тебе представляются идеально построенные отношения между различными государствами? Вообще это возможно?

ЯДлинный разговор будет. Кратко не получится. Тут я вижу три вопроса в твоем одном:
1.    Как свое государство, каждую отдельную страну разумно устроить.
2.    Какие в идеале должны быть отношения между странами.
3.    Как к этим идеальным отношениям между странами перейти от сегодняшних, совсем не идеальных.

Начнем с первого и главного. Сразу оговорюсь, что все нижеизложенное будет только моим мнением. Совсем не претендую на истину, тем более - в последней инстанции. Это просто то, к чему я пришел на сегодняшний день.

Давай с начала. С чего все пошло? С семьи. Как говаривал старик Энгельс: «Семья – ячейка общества». Если почитать Ветхий Завет, то хорошо видно, что то самое, что сейчас зовется нация или народ – это была просто большая семья. Авраам с семьей вышел из Ура. У Исаака было 12 сыновей – 12 колен израилевых. И так далее. Давай, поэтому, забудем пока о государстве. Нет пока никакого государства. Оно само у нас получится, если оно будет нужно. 

Пока евреи были пастухами и бродили с отарами овец с места на место, никакого государства у них не было, оно было не нужно (и налогов государство, соответственно, не собирало – вот прелесть, да?).

Но постепенно люди повсеместно – и народ Книги тоже, что хорошо в ней описано - перешли к оседлой жизни, то есть, возникли поселения (села и города) в которых живет несколько семей, не связанных узами родства.  При этом переходе возникла необходимость решать вопросы, которые в семье решать особо не надо: там родственные связи позволяют все проблемы урегулировать безо всяких специальных механизмов.

При переходе к оседлой жизни и совместному проживанию такие вопросы общего характера появляются. Необходимо хотя бы совместно обороняться от врагов. Кроме того, стало надо решать споры между разными семьями хозяйственного характера, а также наказывать воров и других преступников. Обрати внимание: все эти вопросы – это уже вопросы не одной семьи, а вопросы общего для всех характера. Для их решения нужны вооруженные силы и законодатели (установители общих правил), то есть, нужна власть. Нужны также деньги для содержания этой власти. Так появляются налоги. 



Давай, обратим внимание на два обстоятельства:

-       налоги – это силовая мера, это насилие. Смотри, когда человек торгуется на рынке или когда он нанимает работника или нанимается на работу сам, то насилия нет. Все происходит добровольно. Договорились – хорошо. Не договорились – тоже хорошо. Нельзя сказать, что человек при этом совершенно свободен. Он сделал свою табуретку в поте лица и собирался за нее выручить не меньше 5 монет. Но желающих купить ее за такую цену не находится, а голод не тетка, и он вынужденно уступает ее за 3 монеты, больше никто не дает. Он подчиняется. Но он подчиняется обстоятельствам. Совсем другое дело, когда приходит мытарь и требует налог, а если человек не платит (например, не в состоянии), приходят солдаты и волокут в тюрьму. То есть, налоги - это прямое насилие одних (властей) над другими (гражданами). Оно совершается от имени всего общества, но фактически его осуществляет вполне определенная группа людей.
-       Все люди добровольно отдали этой определенной группе людей право совершать над ними это насилие. Отдали власть над собою. Во имя чего? Во имя решения каких-то вопросов, которые нужно решать сообща.

Что же это за общественные цели и сколько их? Смотри, право совершать насилие – это острое оружие. Отдавая кому-то такое право над собой, надо быть очень осторожным, сто раз все обдумать. Надо чтобы, во-первых, ты был уверен, что без передачи государству этой конкретной функции насилия над каждым из нас точно не обойтись, во-вторых, надо сделать так, чтоб был какой-то контроль за теми, кому мы отдали власть, а то они много чего натворят, в-третьих, как и всегда надо быть экономным, следить, чтоб на эти общие цели не надо было тратится слишком сильно, и чтобы средства расходовались экономно.

Отсюда вывод N 1: чем меньше государство, чем меньше у него функций, тем лучше (ты уже понял, конечно, что все эти мытари, судьи, законодатели и воины, которые осуществляют насилие над нами – это и есть государство, власть). Что же передать им, если по минимуму? Три вещи: оборона (от врагов внешних),  порядок внутри (от воров, бандитов – врагов внутренних), защита собственности каждого (от мошенников, жуликов). Все!!! На то, чтобы только эти три цели реализовать, не так много налогов надо. Никаких 40 министерств и 60 комитетов не надо. Три функции – четыре структуры: армия, полиция, суд, законодатели. Все! Никакого министерства образования и министерства культуры и еще 150 разных важных комитетов, ничего этого не надо (подожди, я понимаю, что ты скажешь: а как же без министерств культуры и образования, не торопись, обсудим). То есть, такое государство не очень накладно для граждан. 



Вывод N 2. Надо продумать систему мер, чтобы государство (особая группа людей) не село на шею всему народу, не расширяло выданные ему функции, не самовольничало. А оно может. У них же законодательная власть тоже в руках. 

Сразу скажу, что ни с первым, ни со вторым делом ни одна страна в мире толком не справилась. Хотя придуманы разные ограничения: разделение властей,  выборность, подотчетность и ограничение сроков пребывания на посту, которые по идее должны помочь - но они не принесли серьезных результатов в защите граждан от властей, от государства. У нас в стране с этим совсем плохо: у нас все власти подчинены одному человеку по факту. И мы уже наглядно видим, к чему эта неограниченная власть ведет. Но нужно сказать, что и другие страны мало чем могут похвастаться в этом отношении. 

Одно замечание: государство, будучи небольшой группой людей, на которых возложены определенные функции, всегда почему-то стремиться назвать себя страной. Вспомни СССР. Тогда слова государство, страна, держава были практически синонимами. А ведь это разные вещи. Государство и держава – это действительно синонимы, означающие власть и группу людей, которым эта власть передана гражданами. А страна – это все граждане вместе. Почему же власть, то есть узкая группа людей, старается отождествить себя со всей страной? А кто же тогда все остальные? Ответ: остальные - подданные! Чувствуешь? Страна – это они, это небольшая группа людей. А все остальные граждане – это подданные. Рабы. Второй сорт.

Конечно, людям может это не понравится, поэтому без определенной работы над умами граждан, без идеологии, которая должна формировать сознание любого человека с самого раннего детства, тут не обойтись. И такая идеология создана и работает. В разных странах по-разному, но работает везде. Не претендуя на полноту (это же отдельное исследование получится), приведу два используемых приема.

Прием первый. Мы – одна семья.  Государство пытается (безо всяких на то оснований) перенести отношения, которые существовали в патриархальной семье, на, так называемое, национальное государство. Во-первых, они объявляют всех своих граждан людьми одной национальности.  Да-да, китаец – гражданин Франции и эфиоп, живущий там же – они оба французы! Nationality(национальность) – это по-английски означает гражданство, а не реальную национальность. Какой-нибудь гражданин Америки, но поляк, на вопрос какой вы национальности, ответит: американец. Но если ты продолжишь допытываться, он скажет, что он американец польского происхождения. 



Для чего эти сложности? А как же иначе заставить поляка, негра и индейца поверить, что они братья в одной семье? Вот и приходится выкручиваться. Зачем надо чувствовать себя братьями? Если мы все братья в одной семье, то государство – небольшая группа лиц осуществляющих власть (не перестаю повторять, поскольку в головах путаница) – это получается коллективный папа для своих детей – подданных. Значит, если папа сказал, например, «война» - то война. Надо собираться и в поход. И вопрос: «А правильно ли я сделал, что рискую оставить свою жену вдовой, а детей сиротами?», - такой вопрос возникать не должен. Большой Папа – государство (небольшая группа людей, не забываем) - он же важнее жены и детей. Что значит «мы тебя сами выбрали и сами снимем, если потребуется»? Разговорчики в строю, понимаешь! Плохо в школе учился, видать. Где у нас министр образования? Чему в школе детей учат? Сказку про Илью Муромца и быль про Павлика Морозова изучают? Чтоб понимали, что Большой Папа – государство – важнее родных отца с матерью. Родина в опасности, понимаешь! 

Государство таким способом меняет модель мира в голове своих подданных. Естественные, биологические чувства любви к своим родителям, жене и детям должны восприниматься как слабость, как недостойные вещи, если они превалируют над любовью к государству (к небольшой группе людей, облеченных властью – не перестану повторять), Вот и начали у людей нормальные, естественные нравственные ориентиры меняться. Человек уже стыдится, что ему родные жена и дети дороже кучки посторонних людей по имени Государство. Он уже забыл, что это он их выбрал и может сместить. Он уже их решения обсуждать не смеет, робеет: Государство наше! Оно превыше всего.

Прием второй. Всякая власть от Бога. Тут уж, вроде бы, вообще логики нет. «Как же от Бога, когда это я вас в прошлом году выбирал?», - говорит непонятливый обыватель. «Ты наверно в церковь не ходишь?» - отвечает ему государство. А ты сходи, дело полезное. И ведь действительно, Богу – Богово, а Кесарю – Кесарево,  -это ведь Спаситель сказал. Слабину дал в этом вопросе Иисус Иосифович, я считаю (извини, если задел твои глубинные чувства этим, для меня-то Он - просто человек, хоть и великий нравственный реформатор). Он, как бы, царя в один ряд с Богом поставил этим выражением, он святость царю придал. Они же оба не вправе покуситься на власть другого: "Богу - Богово, кесарю - кесарево".


Ну и много другого власть выдумала, чтоб людям мозги заморочить. И довольно успешно с этим справилась. И  у нас в стране, и в других странах. Оставим на этом перечисление приемов, с помощью которых государство дурачит своих подданных, внушая им, что оно (группа людей) являются какой-то высшей сакральной силой. Приемов этих много, но это не главная наша тема. Перейдем к тому, что государство совсем не смиряется с вышеперечисленными тремя функциями, которые ему изначально вручены гражданами. 



Оно начинает присваивать себе все больше и больше новых функций и работ, отбирая их у свободных граждан, делая этих граждан действительно предельно зависимыми от себя. Перечислю некоторые из дополнительный функций, которые государство с охотой взвалило на свои плечи: школьное образование, система пенсионного обеспечения, система социальной защиты (помощь бедным, безработным и т. д.), медицинское обслуживание, строительство дорог (шоссейных и железных), развитие культуры, строительство и обустройство общих территорий (парки, скверы, заповедники), забота об экологии, регулирование застройки, освоение мирового океана, воздушного и космического пространства, антимонопольное регулирование, денежная эмиссия, контролирование всех видов связи, выдача всевозможных разрешений и лицензий на кучу видов деятельности, содержание системы исполнения наказаний, планирование распределения производительных сил страны по регионам и многое-многое другое. И даже бизнесом государство решило заняться через предприятия, ему принадлежащие. В этом множестве государственных дел гражданину остается только под контролем и с одобрения государства заниматься очень ограниченными видами деятельности. 

А поскольку мы получили, таким образом, огромное государство-монстр, то и денег на осуществление этого громадного перечня функций надо немеряно. И вот, эта ограниченная группа лиц – государство – (не важно, сменяемых лиц или работающих пожизненно) становится уже очень большой и сильно привилегированной. Налоги, соответственно, взлетают заоблачно. Несколько примеров. Только подоходный налог и социальные платежи на физических лиц (то, что платится с зарплаты) составляют: для среднего бельгийца – 55,7% от его зарплаты, для среднего венгра – 52,5%. Для среднего немца – 50,7%. Это средние цифры. Для тех, кто побогаче, они существенно больше. Но это же далеко не все. В той же Венгрии предприятие, на котором работает человек, прежде, чем выплатить ему зарплату (из которой он больше половины отдаст в налоги), должно еще выплатить сначала НДС в размере 25% и налог на прибыль. Я уже не говорю о налоге на имущество, который платит и фирма – со своего имущества, и работник – со своего имущества, о дорожном налоге, акцизах и различных других платежах, налогах и сборах, налоге на наследство и многом другом. Что остается в этой системе от первоначальной передачи части прав по очень ограниченной, необходимой всему обществу группе из трех функций: оборона, защита прав граждан и борьба с преступностью? Ничего. Реальность нашего мира совершенно другая: огромное государство, указующее и запрещающее всем и вся, уверенное, что его светлые указания - живительный источник всяких благ, что отобрать побольше денег у населения и распорядиться этими деньгами по своему усмотрению - это и есть лучшее решение, какое только бывает на свете.

Обращаю внимание, что этот зарегулированный тип государства с огромным числом функций, с налогами, убивающими инициативу бизнеса (кому же хочется упираться, если все отберут?), очень напоминает социализм. При социализме вообще все принадлежит государству. А оно от щедрот своих дает тому или иному человеку, сколько считает нужным. А в нашей системе государство-монстр отбирает у всех почти все, что людям удалось заработать, и уже потом распределяют (ограниченная группа лиц распределяет, напоминаю снова) тем и так, как и кому они сочтут нужным. Поэтому, когда я слышу слова, что капитализм себя изжил, что то, что мы видим в развитых капиталистических странах – это ужасное общество и надо искать другой путь развития, мне хочется спросить: «Ребята, где вы видите капитализм, где вы видите свободное общество частной инициативы, где вы видите отношения, свойственные обществу свободных производителей? В Европе и Америке? Не смешите меня». 200 лет назад, да, Америка не знала налогов вообще. Когда городку надо было поддерживать порядок, люди сбрасывались деньгами и нанимали шерифа с пистолетом. А что сейчас? Огромное налоговое бремя. США – формально федерация штатов со своими законами в каждом - превратились по факту в унитарное государство с имперскими устремлениями. Когда-то эта страна, дав свободу каждому, развивалась удивительными темпами. Сегодня хитрыми приемами, безудержной денежной эмиссией, политическими играми удается поддерживать небольшой надутый фиктивными деньгами рост. Это капитализм? Нет. Это социализм, точно так же, как и в Европе.

Вторая болезнь – очень сходной природы – убивающая свободу и предпринимательство, это корпорации-монстры. Дженерал-электрик, Джонсон и Джонсон, Майкрософт, Боинг и многие другие. Они сегодня имеют бюджеты, превосходящие бюджеты отдельных государств, они играют в политические игры, и их руководство практически не зависит от тех, кто формально является собственниками корпорации и избирает это руководство (от акционеров). Та же проблема, что и с государством: выборное меньшинство стало хозяином выбравшего их большинства. 

И самое естественное и одновременно самое страшное, что эти корпорации-гиганты срастаются с государством по принципу «рука руку моет». Это отдельная большая тема, но надо заметить, что раковая опухоль, образовавшаяся от этого сращивания (олигархия), совершенно не дает шанса на нормальное развитие тем странам, которые сегодня названы развитыми. Эта раковая опухоль давно загнала самые передовые страны в подобие социализма (условно говоря, шведский социализм). И считать их капиталистическими и на основании проблем этих стран отказывать капитализму в существовании – большая ошибка. Вы сначала постройте нормальный капитализм, а потом его анализируйте – хочется сказать авторам такого подхода.



Выдающийся экономист Дж. Гэлбрейт в своей знаменитой книге «Новое индустриальное общество» обосновывал, так называемую, теорию конвергенции. Суть ее состоит в том, что крупнейшие корпорации вынуждены срастаться с государством и заниматься долгосрочным планированием своей деятельности и, следовательно, они уже мало отличаются от социалистического государства. В этом он усматривал кардинальное направление развитие цивилизации: движение к обществу, где стерлись различия социализма и капитализма. На мой взгляд, он гениально подметил тенденцию, но не осознал ее тупиковости. Жизнь распорядилась иначе, вместо конвергенции произошел перевертыш. Мир социализма рухнул, а развитые капиталистические страны, создав супербольшие государства-монстры, уверенно идут по пути социализма, следовательно – загнивают, как загнило социалистическое общество в нашей стране и других социалистических странах.


В чем состоит различие стран с большим государством и стран с маленьким государством? Некоторые говорят: разница во взгляде на вопрос, следует ли полагаться на свободный рынок или на регулируемый государством рынок. Дескать, поскольку сам свободный рынок имеет некоторые недостатки, то их надо исправлять умелым регулированием. Поэтому нужно большое государство, которое этим и займется. То есть, разница в том, выбрать ли свободный рынок или регулируемый рынок, соответственно - выбирать ли маленькое государство, которое ни во что не вмешивается, или большое государство, которое умело регулирует общественную и экономическую жизнь во всех ее проявлениях. Верно, но я бы сказал несколько по-другому. Дело в том, что в такой формулировке видится, как будто существуют два равноправных подхода, из которых некоторые выбирают один подход, а другие – другой. 

Здесь есть два лукавства. Первое состоит в том, что один из подходов – свободный рынок – уже никем реально не реализуется. Все выбрали вариант большого государства, все сдались на милость бюрократов. И, следовательно, этот вариант (по первому впечатлению – капитализм, а по сути социализм) не с чем реально сравнить, чтоб сделать вывод в пользу одного из них: в мире не осталось ни одного государства, реализованного по минимуму функций с предоствлением экономической свободы своим гражданам. 

А второе лукавство состоит в том, что при такой формулировке кажется, будто есть два способа управления и надо из них выбрать. На самом деле, то, что мы называем словами «свободный рынок» - это не способ управления. Это просто предоставление возможности жизни развиваться так, как она будет развиваться сама, без вмешательства извне. Это естественный порядок жизни, не скованной указаниями разных умников из правительства. Это, в конце концов, скромность: мы 

(сторонники этого подхода, к которым принадлежу и я) не верим в свою сверхгениальность, не думаем, что мы или кто-то другой все постигнет разумом и устроит всю человеческую жизнь в обществе лучше, чем ее устроит сама жизнь. Мы говорим: человеческий разум не может постичь все возможные сложности жизни общества, пусть люди, живущие в обществе, сами, без насилия и принуждения, решают свои проблемы по мере их появления. Возможно, они решат эти проблемы не лучшим образом. Но насилие бюрократов, которое принудительно сводит все вопросы к тому решению, которое им кажется лучшим, этот путь мы отвергаем как заведомо плохой, как чрезмерно амбициозную веру в свои способности, как уверенность, что в жизни нет «черных лебедей» и бюрократы (государство) постигают все сложности этого мира и всегда все устраивают лучше самой жизни. Эту самонадеянную веру мы отвергаем. 

Эта дорога без конца: сначала, например, правительство вводит таможенные пошлины, чтоб поддержать отечественных сельхозпроизводителей. Затем машиностроители просят тоже ввести таможенные пошлины: почему сельскому хозяйству можно, а нам нет? Потом они просят на общие деньги построить дорогу к своему предприятию, чтоб можно было привозить грузы, которые нужны предприятию с 10000 работающим. И так далее, и тому подобное. Каждый идет с протянутой рукой, каждый начинает лоббировать, чтоб взять из этого общего котла - бюджета - побольше именно себе. Бизнес начинает в большей мере состоять не в том, чтоб дать обществу лучший продукт по минимальной цене и заработать на этом. Бизнес в большом государстве состоит главным образом в том, чтоб доказать нужным людям необходимость дать тебе побольше из общего котла. Это тоже немного другая тема, но суть в том, что увеличивающееся в размерах государство продолжает этот процесс самоувеличения автоматически, оно растет как на дрожжах: растет число функций государства, растут налоги, штаты чиновников и их зарплаты – тоже растут. Через некоторое время в головах людей поселяется мысль, что для решения любой жизненной проблемы – надо сделать только одно: обратиться к государству. И пусть оно все решит. 

Но оно не может всего решить, государство ведь ничего не создает, оно только отбирает у одних и передает другим (и кое-что по дороге всегда прилипает к рукам самого государства, по крайней мере – в виде зарплат чиновников). Поэтому надо задать себе вопрос: а можно ли существенно улучшить жизнь общества, если просто отбирать у того, кому это принадлежало по праву собственности (отбирать в виде налогов собственность человека, заработанное им своим трудом и умом), и отдать кому-то другому? Какие принципиально вопросы можно таким способом решить? И если в некоторых случаях такое перераспределение действительно необходимо, то не лучше ли, чтоб люди сами добровольно это делали, объединившись друг с другом, а не обращались с протянутой рукой к государству, которому эти  же люди сначала отдали в виде налогов свои деньги, а теперь слезно просят вернуть часть назад в форме чего-то нужного им. Большое государство – это способ превратить всех граждан, предварительно обобрав их, в жалких просителей, а горстку чиновников – в хозяев жизни. Причем, совершенно незаслуженно: эти чиновники ничего в своей жизни не создали, только отбирали и раздавали.



Короче говоря, надо подвергнуть огромный список «государственных дел» тщательной ревизии с точки зрения двух принципов:
- обойтись вовсе без тех функций государства, без которых можно обойтись,
- «спустить» на максимально низкий уровень те функции, которые надо решать совместно: все, что можно решить на уровне города, не надо передавать региону; все, что можно решить на уровне региона – не надо передавать на уровень страны.

Приведу два примера.

Пенсионное обеспечение. Его можно вообще исключить из функций государства. Все равно, то, что государство дает в виде пенсий, оно собирает с граждан же. Почему бы каждому гражданину не озаботиться тем, как ему существовать в старости? Обрати внимание, если мы это примем, то налог на граждан, который сейчас идет на пенсии, сразу остается у самого гражданина. Дальше он сам решает, что ему делать с этими деньгами. Может откладывать эту сумму в банк ежемесячно и накапливать на пенсию. Может, если он доверяет, нести эти деньги в частный пенсионный фонд. Что интересно, сразу прекратятся разговоры о пенсионном возрасте: выходи хоть в 30 лет на пенсию, если есть деньги, накопленные на это. А если нет – чего же ты всю жизнь дурака валял и о старости не подумал? Если вырастил детей – может быть тебя дети будут содержать, а нет – извини, ты - свободный человек, сам распоряжался и строил свою жизнь, кто тебе обязан сейчас? Интересный момент: мы от системы, где государство (группа лиц) – наш господин, у которого надо слезно клянчить наши же деньги, перешли к системе, где каждый – свободный человек и распоряжается своей жизнью и своим будущим. 

Конечно, есть отдельный вопрос, как перейти от одной модели к другой? Кто-то уже 30 лет платил государству – он уже не успеет накопить. Решения есть. Можно, например, все оставить по-старому для работающих и ввести новую систему только для 18-летних, лишь начинающих трудовую жизнь. Нюансы я оставлю за скобками. Кстати, если все же будут бездумные люди или неудачники, которые остались без средств к существованию (а они будут, конечно), уверен – им помогут частные благотворительные фонды. Общество самоорганизуется, если ему не мешать. Это мы видим и по нашей стране: много людей занимаются благотворительностью, тратят на это свое время и деньги. Причем, совершенно добровольно.

Другой пример: система начального и среднего образования. Это то, что можно опустить на самый низкий уровень. Если государство на будет с нас собирать деньги в виде налогов, которые сейчас идут в систему школьного образования, и не будут, соответственно, ее содержать, то города или районы города, где собрались совместно инициаторы, могут учредить свои школы (без всякого контроля со стороны государства, без идиотских единых учебников, каждая школа строит свою работу сама). Тогда вскоре станет  понятно, какие школы хорошие, какие плохие. Люди будут своих детей – и деньги за обучение (

ведь на эту сумму уменьшатся их налоги) – отдавать в хорошие школы. Такие школы будут расти и процветать. А плохие будут естественным образом умирать. Уверен, что вскоре сложится отличная система образования: учителя не будут больше влачить жалкое существование, желающих стать преподавателями станет больше, устроиться на эту престижную работу - учителя - смогут только лучшие, образование в стране существенно улучшится.

Таким же образом надо прошерстить все функции государства, пока у него их не останется только три: защита от внешних врагов, защита от преступников, защита частной собственности. Остальное или ликвидируется или передается на нижний уровень. Например, в США нет министерства культуры, а культура есть. Она существует или на платной основе или за счет благотворителей и меценатов. И очень неплохо существует. Или: зачем дороги и ж/д строит государство? Это бизнес. Он должен быть выгоден. Если дорога принесет выгоду - она будет построена частником. Если нет - ее не надо строить. Эти дороги будут платными, разумеется. А ты думаешь, они сейчас бесплатны?

Налоги в маленьком государстве с тремя функциями существенно понижаются (в разы). Граждане становятся свободными людьми, отвечающими сами за свою жизнь. Их не регулируют по каждому поводу и без повода. Часть налогов, уйдя с верхнего уровня, передается на муниципальный. Сколько таких налогов и в каком объеме их собирать – решают сами граждане, жители этих территорий. Поэтому в каждом городе и области налоги могут оказаться разные. И это хорошо: жители будут уезжать с территорий, где налоги слишком большие или они неразумно расходуются, в более благополучные районы. Возникнет реальная конкуренция между городами и регионами..


Есть еще один важный вопрос: как должны быть устроены выборы во власть? Но об этом поговорим отдельно, в дальнейших постах. Еще мне хочется тебе привести выдержки из одной книжки, которой уже 200 лет, они относятся к нашему разговору. И я пока еще ни слова не сказал по двум другим вопросам, которые я обозначил в начале. Поэтому, буду продолжать, по мере возможности. Продолжение следует.

 


Оцените статью