Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Коррупция.

Человек и общество

17.09.2016 02:40  

chadrin

145

Причины. Системное решение.

 ПОВТОРЕНИЕ - МАТЬ УЧЕНИЯ.

  

   Написано для конкурса:"Философия государственной службы и противодействие коррупции"

  

   Макаренко: "Где-то в моей книге сказано. что самые лучшие мальчики в условиях плохо организованного коллектива очень быстро становятся дикими зверушками.. Соберите самых лучших детей, поставьте около них плохих педагогов, и через месяц они разнесут и колонию, и детдом, и школу, и этих педагогов. ТАКИМ ОБРАЗОМ, СУЩЕСТВУЕТ НЕ ПРОБЛЕМА ВОСПИТАНИЯ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ, А ПРОБЛЕМА ВОСПИТАНИЯ ВООБЩЕ"

  

   Не существует отдельно проблемы коррупции в стране от других проблем в обществе, от уровня Сознания общества. Те, кто хочет быстрого решения проблемы, кто надеется, что очередная "Дорожная карта" после ее принятия, обеспечит мир и безопасность в стране, регионе, избавление от коррупции и чиновничьего беспредела, тот коньюктурщик и, действительно не видит существа проблем общества.

   Если кто думает, что если он не берет взятки и их не дает, то он не является причиной коррупции в стране, то он глубоко заблуждается.

   Общественные проблемы требуют и много и мало - изменения человека, это так очевидно и просто, что на требования этих изменений никто не обращает внимания. Мы не примеряем на себя эти требования, мы хотим изменять других и не видим зависимости между Маленьким я и оБЩЕСТВОМ.

   Но как только человек обнаружил эту связь - он обнаруживает блеск и нищету своего мировоззрения, блеск и нищету представлений людей об обществе и Мироздании. В полный рост предстают перед таким человеком пороки и свои и общественного устройства.

   Если кто думает, что проблема коррупции решается в статусе "кво", тот глубоко ошибается - нет и краткосрочных рецептов.

   Причины

   Причины бед Человечества в центробежных тенденциях, владеющих нашими умами и сердцами.

   Макаренко: "Я в своей работе организации центра уделил очень много сил и не так скоро решил этот вопрос. Для меня это чрезвычайно важно...

   Вопрос центра, его влияния не разрешен совершенно ни теоретически, ни практически".

   Не освещен и метафизический аспект этого вопроса в светской философии.

  

  

   Когда публичный человек, закончивший самый престижный ВУЗ страны, поставляющий руководящую элиту, заявляет, что сейчас время индивидуалистов, а другой выпускник этого же Вуза, не менее известный политик, говорит, что коррупция не победима, то это прямо подтверждает и без того очевидный кризис в науке.

   Надо признать, что в обществе, состоящим из индивидуалистов - коррупцию победить нельзя.

   Лебедь рак и щука - лучшее наглядное пособие сил, которые надо согласовать обществу.

  

   Проблему не решить только законом тогда, когда большая часть населения нарушает закон. Коррупции подвержены и воспитатели детских садов и преподаватели вузов и гос. чиновники.

   Как разорвать порочный круг? Можно ли это сделать только сверху, или только в совместном сближении?

   Возможно ли это сближение без научной базы, будет ли оно без нее устойчивым? Это не праздные, а насущные вопросы, вытекающие одно из другого.

   Я не спроста начал освещение этого вопроса с цитаты Макаренко. С забытого и непонятого Макаренко.

   Если, читающим эти строки удастся только понять логику, по которой он организовывал воспитательный процесс- то остальное предстанет в достаточно ясном свете.

   Философское же обоснование своего опыта, он не сделал, но основные моменты будут освещены.

  

   Алгоритм государственного и межгосударственного администрирования.

   Правильно решить любую проблему можно только комплексно!!! Проистекает это от взаимозависимости одного от другого.

   Доверие!

   Проблема доверия между институтами общества и гражданами - эта проблема номер один. Если член общества тянет одеяло на себя с общественного пирога, доверия между людьми в этих условиях быть не может.

   "Я не говорю, что всякий, кто хочет принести помощь голодающим, должен непременно поехать и поселиться в холодной избе, жить во вшах, питаться хлебом с лебедой и умереть через два месяца или две недели и что всякий, кто не делает этого, тот не приносит никакой помощи. Я не это говорю - я говорю, что поступить так, именно так, жить и умереть вместе с теми, которые будут умирать через два месяца или две недели было бы очень хорошо - так же хорошо как прожить и умереть, как умер Damien у прокаженных, но я не говорю, что всякий должен и может это сделать и что тот, кто не сделает всего этого, ничего не сделал. Я говорю, то, что чем ближе к этому поступает человек, тем будет лучше для него и для других, но что сделает хорошо всякий, кто хотя сколько-нибудь приблизится к этому идеалу. Есть два предела: один тот, чтобы отдать свою жизнь за други своя; другой тот, чтобы жить, не изменяя условий своей жизни. Между этими двумя пределами находятся все люди: одни на степени учеников Христа, оставивших все и пошедших за ним, другие на степени богатого юноши, тотчас же отвернувшегося и ушедшего, когда ему сказано было об изменении жизни". Толстой

  

   Доверие имеет свои уровни по качеству. Доверие в обществе складывается из разных факторов, некоторые из них:

   Доверие к науке, доверие к власти, доверие к человеку. Отсутствие доверия происходит из-за игнорирования интересов других и неадекватных самооценок. Самый высокий уровень доверия, соответственно, с обратными характеристиками.

  

   Тот, кто пользуется доверием - в социальном плане может позволить себе многое и добиться многого. Чем чище человек, власть, тем большее им позволено, тем меньше вредных последствий он произведет. Доверие может свернуть горы.

   Без спроса общества на доверие, без знания , что его обеспечивает - не может быть сближение власти и граждан, не может быть сближение государств.

   Если перед обществом стоит задача сближения власти и народа, то очевидным становятся действия и тенденции в руководстве, с одной стороны и мотивация граждан с другой, чтобы понять что ни те, ни другие не обеспечивают это сближение. Власть не может быть много лучше, чем общество. Как бы нам не хотелось, чтобы маячки на машинах были только у тех, кто не может без них выполнять свои функции, чтобы министры не женились в Зимних дворцах, чтобы чиновники во времена дефолта не обогащались за счет информации о кризисе, чтобы не было интриги во власти, мы должны понять, что только тогда, когда количество нравственности в обществе достигнет определенного уровня, когда это количество станет ведомым для общества, общественного сознания, только тогда здравый смысл и прозрачность в отношениях проявят себя.

   Макаренко: "...вопросы воспитательной работы никогда не могут быть разрешены порядком рекомендации метода каждому отдельному учителю по отношению к отдельному ученику, а могут быть разрешены рекомендацией формы стиля и тона для всей организации...Коллектив - это социальный живой организм, который потому и организм, что он имеет органы, что там есть полномочия, ответственность, соотношение частей, взаимозависимость, а если ничего этого нет, то нет и коллектива, а есть просто толпа или сборище. И вот я свои 16лет советской педагогической работы главные свои силы потратил на решение вопроса о строении коллектива, его органов, о системе полномочий и о системе ответственности.

   При этом я сделал еще один вывод - я не представлял и не представляю себе, можно ли воспитать коллектив или, по крайней мере, детский коллектив, если не будет коллектива педагогов. Совершенно несомненно, что нельзя воспитать коллектива, если 15 педагогов будут каждый воспитывать, кто как умеет и как хочет. Понятно поэтому, что должен быть и коллектив педагогов...

   Так вот коллектив учителей и коллектив детей - это не два коллектива, а один коллектив и, кроме того, коллектив педагогический. Причем я не считаю, что нужно воспитывать отдельного человека, я считаю, что нужно воспитывать целый коллектив. Это единственный путь правильного воспитания...нужно...построить такие формы, чтобы каждый был вынужден находиться в общем движении. Вот при этом мы воспитываем коллектив, сбиваем его, придаем ему крепость, после чего он сам становиться большой воспитательной силой. ...Единство педагогического коллектива - совершенно определяющая вещь, и самый молодой, самый неопытный педагог в едином спаянном коллективе, возглавляемом хорошим мастером- руководителем, больше сделает, чем какой угодно опытный и талантливый педагог, который идет вразрез с педагогическим коллективом. Нет ничего опаснее индивидуализма и склоки в педагогическом коллективе, нет ничего отвратительнее, нет ничего вреднее".

 А теперь "закулисье", так называется одна из рубрик аналитической программы ТВ.

   "В практике коллектива на каждом шагу возникают вопросы противоположения личных и коллективных целей и вопросы гармонизирования этих целей. Если в коллективе чувствуется это противоречие между целями общими и частными, личными, значит коллектив не советский значит он организован неправильно. И только там, где личные и общие цели совпадают, где нет дисгармонии, там коллектив советский".

   Проблемы общественных отношений НИКОГДА не решить, если мы не найдем гармонии между личным и общественным.

   Граница альтруизма - увеличение недостатков. Психика, как и нетренированное физическое тело имеет определенный предел допустимых нагрузок - в этом и состоит необходимость учета несовершенства психики.

   Проблема доверия настолько широка, что одно только доверие между гражданами может обеспечить при низком материальном потреблении, больше здоровья, больше радости, больше душевной наполненности. Нельзя себе представить нормальной семью, если кто из членов семьи ущемляет тем или иным образом остальных-табачок врозь - в семье не мыслим. Есть та грань и во власти, когда народ ощущает эту нездоровую разность в потреблении.

   Инструмент для анализа.

   Макаренко"Бывает так, что дети считаются прекрасно, коммунистически воспитанными, но если один товарищ сделал что-нибудь нехорошее, то класс его педагогу не выдаст. Если уж такое противоречие может иметь место, то я имею право усомниться в правильной линии воспитания. Я настаиваю на усилении к формам организации детского коллектива".

   Мы не видим, что несет недоверие обществу, поэтому не ставим себе целью добиться самого высокого уровня доверия между властью и народом, между гражданами, поэтому и не понимаем от чего он зависит, от каких форм отношений друг с другом.

   " Я пришел к той дисциплине, истинную форму которой и хотел показать в моем последнем романе "Флаги на башнях"

   В этом романе говорится о железной, строгой, крепкой дисциплине, которая способна привести к идиллии. Это возможно только в Советской стране (в обществе, которое начнет думать, мое примечание). Создать такую дисциплину очень трудно. Для того чтобы ее создать, требуется большое творчество, требуется душа личность. В это дело надо вложить вашу собственную личность.

   Это трудное дело еще и потому, что здесь успехи достигаются очень медленно, постепенно, почти невозможно заметить движение вперед. Здесь нужно уметь больше видеть впереди, надо уметь видеть больше того, что есть на сегодня".

  

  

   Штампы в мышлении, которые прячут суть явлений больше всего мешают правильно оценивать ситуацию.

   Демократия или толпократия , единство или круговая порука. Если мы совершенно разные вещи будем называть одними и теми же терминами, мы никогда не поймем механизмов, причин проблем, например с качествами! персонала, который обнаружится тогда, когда корабль "Единой России" начнет тонуть. Они ловко перебегут на другой корабль "... Дом...-2", а мотивы оставят те же. Мы не сможем связать и что поддерживают эти качества, а это неправильно доминирующие цели. Не те, которые провозглашаются, а те, подводные цели, на которые и брошены основные силы - борьба за власть и устройство у кормушки.!!!

   " - Имя мое настоящее, - сказала женщина, - Счастье. Ненавистники только по злобе называют меня Роскошью. Так дразнят меня. Имя же мне - Счастье.

   Неприметная женщина стояла тихо, пока говорила нарядная; но когда она кончила, неприметная тоже заговорила и сказала:

   Прежде всего я скажу свое имя; зовут меня - Праведность, и нет мне другого имени." Толстой

  

   Только Истина может объединить людей. Истина не только освобождает от лжи и пороков - Истина несет гармонию обществу. Истина - свет, высвечивающий недостатки, Истина тепло тем, кто на Пути их исправления. Истина - двигатель по преодолению.

   Каждая партия - претендует на Истину. Но роль науки, по отделению зерен от плевел - не только не видна, но и постыдна мала. До тех пор, пока аргументами в политической возне будут стаканы с водой и выдранные косы, Истина не войдет в политическое поле, в общественное сознание.

   Анализ же политологов можно сравнить с гаданием, какая из промышленностей: сталелитейная, чугунолитейная, или золотодобывающая добьется подряда на строительство самолета. В этом все ее проблемы.

   Отказ науки от формирования идеологии общества, стыдно сказать, идет от неосознаваемого, подсознательного желания - снять с себя ответственность за развитие общества "Открытое письмо философам".

   Штампы в мышлении исходят из того, что мы не хотим признавать свои просчеты и изменяться. Одни не могут признать, что Ельцин не мог повернуть Россию, если бы не было к этому предпосылок, другие не могут признать, что и большевики - не та сила, которая перевернула Россию и в том и другом случае рычагом - были все. И Гитлер, и Сталин - не состоялись бы как исторические фигуры, если бы исполнителями и обоснователями их воли - не были бы МЫ.

   Если мы будем оценивать события так как нам хочется, то мы не сможем понять, что возрождение духовности не связано с количеством открытых церквей и увеличением прихожан, мы будем оправдывать любые свои действия количеством проголосовавших за нас.

   Мы просто с таким уровнем мышления ничего понять и доказать друг другу не сможем. Что уж говорить о разных оценках истории, экономических предложений.

   Макаренко: "У вас есть такая терминология: это средство воспитательное, а это средство невоспитательное. Причем у вас воспитательное средство не то, которое ведет к цели, а то, при котором меньше скандалов, меньше крика, когда и волки сыты и овцы целы. А к каким результатам ведет это средство,- не проверяется, не имеет особого значения. А я считал воспитательным средством то средство, которое ведет к цели".

   В свое время повышение зарплаты судьям - представляли обществу как средство против коррупции и независимости судей. В обществе, сошедшим с ума от потребления - любой уровень зарплат будет мал.

   Макаренко: " Если само распознавание поведения представляет такую трудную задачу, то как мы можем браться за организацию коммунистического поведения, за коммунистическое воспитание?. Позволяя себе употребить сравнение, спросим самих себя: как мы можем браться за производство станков, если не умеем отличить стакан от рюмки, бутылки, графина колбы? Вопрос этот имеет значение, которое трудно переоценить...

   С первого взгляда эти вопросы могут показаться излишним мудрствованием, ненужным усложнением простого вопроса. Но история доказывает, что именно в таком плане рушились огромные воспитательные программы прошлого. Вспомним русские духовные семинарии, учреждения, казалось бы в совершенстве приспособленные к своим воспитательным целям. Они принадлежали всегда к закрытой касте, руководились обязательно самыми преданными ей представителями, организованы и оборудованы были прекрасно, но очень часто выпускали богоборцев и революционеров, а в самую касту попов выпускали беспринципных циников, стяжателей и комедиантов, в значительной мере способствовавших падению религиозности в народе. Таков же, в среднем, был и результат иезуитского воспитания, одной из самых сильных педагогических школ прошлого. Конечно, приведенные примеры касаются идеологий, ложных в самой своей сущности - чем ближе становились к такой идеологии воспитанники, тем яснее видели ее истинную сущность. Но нас интересует другая сторона вопроса. Нас интересуют те люди, которые долгие годы были организаторами такого воспитания и не замечали, что оно приводит к противоположным результатам. В таком же печальном положении находились и многие другие педагогические начинания. В частности, монархическое воспитание в царской России, проводимое на протяжении целого столетия в гимназиях и реальных училищах, точно также приводило к результатам ничтожным, и организаторы не замечали, что они воспитывали систему условных обозначений, а вовсе не самую сущность личности".

   "Я ни разу не позволил себе лишить права члена коллектива и голоса ни одного коммунара, вне зависимости от его возраста или развития. Общее собрание членов коммуны было действительно реальным, правящим органом.

   Вот это общее собрание, как правящий орган коллектива, вызвало со стороны моих критиков и начальников протесты, сомнения. Говорили: нельзя позволять такому большому собранию решать вопросы, нельзя доверять толпе детей руководство коллективом. Это, конечно, правильно. Но в этом-то и дело, надо добиться такого положения, когда это была бы не толпа детей, а общее собрание членов коллектива.

   Чрезвычайно много путей и средств для того, чтобы толпу обратить в общее собрание. Это нельзя делать как - нибудь искусственно, и нельзя сделать в один месяц.

   Я убежден, что если перед коллективом нет цели, то нельзя найти способа его организации".Макаренко

  

   "Иногда под дисциплиной понимают только внешний порядок или внешние меры. Это самая губительная ошибка, которая только может быть в воспитательном учреждении.

   При таком взгляде на дисциплину она всегда будет только формой подавления, всегда будет вызывать сопротивление детского коллектива и ничего не будет воспитывать. Кроме протеста и желания скорее выйти из сферы дисциплины. Дисциплину не нужно рассматривать только как средство воспитания. Дисциплина есть результат воспитательного процесса, и только потом она становится средством". Макаренко

   Кстати и к демократии до сих пор относятся как средству, хотя она еще не построена. Поэтому она и проклятие для несовершенного общества и чаще выступает толпократией. Как можно было не видеть опыта Макаренко?

  

  

   Если мы не поймем, что только Истина определяет правильную жизнь, и что пока Истина не будет первична у активного большинства (которое не обязательно формальное большинство) Твердого и стабильного, поступательного движения вперед быть не может.

   Истину проповедуют до тех пор, пока толпа станет народом. Созидание не возможно вне Истины. Людей можно увлечь тактически, но если в сторону от стратегии эволюции Мироздания, то последствия рано или поздно придут в наш дом. Я не намеками упоминаю о стратегии Мироздания, о векторе развития Мироздания, т.е. плане эволюции, определяющим смысл жизни, то, чем подавляющее большинство не интересуется, а плывет в русле стадных тенденций - об этом позже.

   Макаренко:

   "В первой части "ПП" я хотел показать, как я, неопытный и даже ошибающийся, создавал коллектив из людей заблудших и отсталых. Это мне удалось благодаря основной установке: коллектив должен быть живой и создавать его могут настоящие живые люди,которые в своем напряжении и сами переделываются"

   Мы к сожалению, благодаря отсталости науки от требований общества(наука сама взвалила на себя подобные функции и естественно спрашивать с нее, тем более когда живой , но не осмысленный опыт перед глазами) -набиваем шишки там, где тропа проторена. Превалирование провозглашенных прав человека в политике и подчеркивают статический взгляд на качество человека. " Будьте совершенны.."

   "конецформыначалоформыВо второй части я сознательно не ставил перед собою темы переделки человека. Переделка одного, отдельного человека, обособленного индивида, мне представляется темой второстепенной, так как нам нужно массовое новое воспитание. Во второй части я задался целью изобразить главный инструмент воспитания, коллектив, и показать диалектичность его развития...

   В третьей части я этот коллектив хочу показать в действии: в массовой переделке уже не отдельных личностей, а в массе ... "

   А нужно ли нам переделывать внутренний мир взрослого человека, его мотивацию и поступки. Задумывались ли мы над вопросом отличается ли методика воспитания детей от методики влияния на взрослых.

   Картина прояснится, когда принципы Макаренко покажут свою очевидную универсальность. Макаренко это прекрасно понял: "Мои практические выводы могут быть отнесены не только к беспризорным трудным детям, а и ко всякому работнику на фронте воспитания".

   " Человек плох только потому, что он находился в плохой социальной структуре, в плохих условиях. Я был свидетелем многочисленных случаев. когда тяжелейшие мальчики, которых выгоняли из всех школ. считали дезорганизаторами, поставленные в условия нормального педагогического общества. буквально на другой день становились хорошими. очень талантливыми. способными идти быстро вперед".

   ...В своей практике я пришел к убеждению, что для нас необходимо изложение теории морали". Макаренко

   Теория морали может вытекать только из цели, ради которой создано Мироздание. Об этом ниже. Мораль же индивидуалистов -это не мораль , а способ оправдания своего поведения.

   Невозможно понять Макаренко и применять его подход, если не видеть его комплексной силы.

   "Я под целью воспитания понимаю программу человеческой личности, программу человеческого характера, причем в понятие характера я вкладываю все содержание личности, т. е. и характер внешних проявлений, и внутренней убежденности, и политическое воспитание, и знания, решительно всю картину человеческой личности; я считаю, что мы, педагоги, должны иметь такую программу человеческой личности, к которой мы должны стремиться. В своей практической работе я не мог без такой программы: обойтись. Ничто так человека не учит, как опыт. Когда-то мне дали в той же коммуне им. Дзержинского несколько сот человек, и в каждом из них я видел глубокие и опасные стремления характера, глубокие привычки, я должен был подумать - а каким должен быть их характер, к чему я должен стремиться, чтобы из этого мальчика, девочки воспитать гражданина. И когда я задумался, то увидел, что на этот вопрос нельзя ответить в двух словах. Воспитать хорошего советского гражданина - это мне не указывало пути. Я должен был прийти к более развернутой программе человеческой личности. И, подходя к программе личности, я встретился с таким вопросом: что, эта программа личности должна быть одинакова для всех? Что же, я должен вгонять каждую индивидуальность в единую программу, в стандарт и этого стандарта добиваться? Тогда я должен пожертвовать индивидуальной прелестью, своеобразием, особой красотой личности, а если не пожертвовать, то какая же у меня может быть программа! И я не мог этого вопроса так просто отвлеченно разрешить, но он у меня был разрешен практически в течение десяти лет. Я увидел в своей воспитательной работе, что, да, должна быть и общая программа, "стандартная", и индивидуальный корректив к ней. Для меня не возникал вопрос: должен ли мой воспитанник выйти смелым человеком, или я должен воспитать труса. Тут я допускал "стандарт", что каждый должен быть смелым, мужественным, честным, трудолюбивым патриотом. Но как поступать, когда подходишь к таким нежным отделам личности, как талант? Вот иногда по отношению к таланту, когда стоишь перед ним, приходится переживать чрезвычайные сомнения.

  

   Но я глубоко убежден, что перед каждым педагогом такой вопрос будет вставать - имеет ли право педагог вмешиваться в движение характера и направлять туда, куда надо, или он должен пассивно следовать за этим характером? Я считаю, что вопрос должен быть решен так: имеет право. Но как это сделать? В каждом отдельном случае это надо решать индивидуально, потому что одно дело - иметь право, а другое дело - уметь это сделать. Это две различные проблемы. И очень возможно, что в дальнейшем подготовка наших кадров будет заключаться в том, чтобы учить людей, как производить такую ломку. Ведь учат врача, как производить трепанацию черепа. В наших условиях, может быть, будут учить педагога, как такую "трепанацию" производить, - может быть, более тактично, более успешно, чем я это сделал, но как, следуя за качествами личности, за ее наклонностями и способностями, направить эту личность в наиболее нужную для нее сторону. "Макаренко

   "Я должен совершенствовать коллектив до тех пор, пока не будет недостатков. И что вы думаете? Получается схема? Нет! Получается прекрасный человек, полный своеобразия, с яркой личной жизнью. А разве это человек, если он хороший работник, если он замечательный инженер, но любит солгать, не всегда правду сказать? Что это такое: замечательный инженер, но Хлестаков? А теперь мы спросим: а какие же недостатки можно оставить? Вот если вы хотите проводить коммунистическое воспитание активным образом и если при вас будут утверждать, что должны быть у каждого недостатки, вы спросите - а какие? Вы посмотрите, что вам будут отвечать. Какие недостатки могут оставаться? Тайно взять - нельзя, схулиганить - нельзя, украсть - нельзя, нечестно поступить - нельзя. А какие же можно? Можно оставить вспыльчивый характер? С какой стати? Среди нас будет жить человек со вспыльчивым характером, и он может обругать, а потом скажет: извините, у меня вспыльчивый характер. Вот именно в советской этике#6 должна быть серьезная система требований к человеку, и только это и сможет привести к тому, что у нас будет развиваться в первую очередь требование к себе. Это самая трудная вещь - требование к себе".

   Проблемы качеств - это проблемы питания. Питания на всех уровнях. В физической пище мы научились отделять тонкое от плотного, гнилое от живого.

   В области же мыслей и чувств - мы едим все подряд, вместе с костями, шкурами и внутренностями, не брезгуем и падалью. Психическое и физическое здоровье нации, человечества напрямую зависит, как скоро мы поймем как сортировать пищу астрального и ментального плана.

  

  

   Наказание должно разрешить и уничтожить отдельный конфликт и не создавать новых конфликтов.

   Все зло старого наказания было в том, что наказание, уничтожая один конфликт, создавало другой конфликт, который приходилось разрешать все более сложным путем...Ясно, что наказание в одном случае имеет смысл, а в другом смысла не имеет".

   Насколько глубок этот вопрос при его проекции на государственное управление можно понять по примеру суда власти над олигархами, суда над ворами, при этом сама содержит в своих рядах и тех и других, использующих свое положение и не вступающих в открытое противостояние, то естественно ни о каком уничтожении отдельного конфликта не может быть и речи, наращивая ком новых сложных психологических противоречий, усугубляя ложь общественных отношений, способствуя интригам и т.д. От того, что власть теряет моральное право наказывать, получается обратный воспитательный эффект, для всего общества. Тоже с американцами, когда они судят издевающихся над пленными, осуществляя государственный разбой и убийства.

   Конечно, требовать от власти служения нашей корысти - невозможно практически, но мы продолжаем требовать, не видя вопиющего противоречия. Поэтому нас и покупают подачками, пока есть из чего давать. Виновато наше потребительство.

   Борясь против зла, нельзя бороться против человека, а можно бороться против зла в человеке: нюансы задержания, ведения допроса, содержания заключенных - это та составляющая, которая главнее неотвратимости наказания, которой можно в некоторых случаях и пренебречь, когда это не проявление слабости, и не профессионализма. В этом случае можно пренебречь наказанием, но пренебречь любовью к человеческому в преступнике - мы тем самым не уменьшаем преступность и даже способствуем самой преступности, мы как будто бы говорим тогда: "ты сволочь посмел нарушить наше спокойствие, так получай за это и нашу ненависть, и наше презрение..." Это не говорится, но это показывается нашим отношением, а как только в права вступают эгоистические интересы, тут пропадает наше право судить - мы становимся пристрастны, и нас не интересует судьба этого человека. Действие человеческого закона прекращается и в силу вступает закон борьбы за выживание. Вернее человеческий закон не начинает действовать.

   Это более чем важно, для понимания принципов не борьбы с преступностью, а для исправления преступного сознания в человеке, ведь сама по себе борьба с преступностью не может увенчаться успехом тогда, когда мы боремся с конкретным человеком, ведь уничтожая человека, группу людей, и оставляя причину зарождения преступности нетронутой - мы совершаем определенный сизифов труд..

  

   Макаренко: "Моим основным принципом (а я считал, то это принцип не только мой, но и всех советских педагогов) всегда было как можно больше требования к человеку, но вместе с тем и как можно больше уважения к нему. В нашей диалектике это, собственно говоря одно и тоже: нельзя требовать большего от человека, которого мы не уважаем...Если провести это положение по всем линиям воспитательной работы, то мы увидим, как воспитательная работа начнет принимать строгие и четкие организационные формы."

   Очень бы хотелось, чтобы обратили, на подчеркнутый мной фрагмент, внимание. Если мы не поймем сути стоящей за этой фразой, Мы не поймем , что вызывает отторжение и противоборство в обществе между людьми и не поймем КАК ИЗМЕНЯТЬ СОЗНАНИЕ ЛЮДЕЙ, СОЗНАНИЕ преступивших закон!!!!!

   Уважение это недоразвитая любовь. Любовь - абсолютное педагогическое средство. В том содержании, в каком применял Макаренко уважение к детям - это был тот же принцип любви "...такого соблазна решить, что благодаря совершенному преступлению происходит искривление детского характера в сторону преступления исходя из чего и надо было бы вывести метод, - у меня никогда не было. Это проистекает из моей доверчивости к человеку или скорее, из любви к нему".

   Макаренко ни разу не позволил себе ни одного поступка, который создал бы предпосылки к препятствованию раскрытия положительных перспектив у детей. В этом плане содержание уважения у него равнозначно содержанию Христианской любви, но в общении с взрослыми его уважение заканчивалось там, где натыкалось на неприязнь, бьющую в глаза глупость - и в этом плане оно было ущербно.

   Мотив его деятельности (Макаренко) - организация детского воспитательного процесса, оказался только частью правильного мотива - службы понятым законам природы, Бога. Поэтому недостаточен, чтобы, например, разработать теорию воспитания, он создал только методику воспитательного процесса, а чтобы объяснить ее законность, ему, если бы он подошел к этой проблеме, мешала бы узость охвата общественных явлений, пока бы он не смог ее преодолеть. Поэтому этого мотива было достаточно, чтобы приобрести навыки по работе с детьми, так называемые профессиональные навыки и вплотную подойти к теории педагогики, сформулировав очень многие, законченные теоретически, положения.

   Макаренко: "Перспектива: истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость. В педагогической технике эта завтрашняя радость является одним из важнейших объектов работы. Сначала нужно организовать самую радость, вызвать ее к жизни и поставить как реальность.

   Во - вторых, нужно настойчиво претворять более простые виды радости в более сложные и человечески значительные. Здесь проходит интересная линия: от простейшего примитивного удовлетворения до глубочайшего чувства долга.

   Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке - это сила и красота. И то и другое определяется в человеке исключительно по типу отношения к перспективе. Человек, определяющий свое поведение самой близкой перспективой, есть человек самый слабый. Если он удовлетворяется только перспективой своей собственной, хотя бы и далекой, он может представляться сильным, но он не вызывает ощущения красоты личности и ее настоящей ценности. Чем шире коллектив, перспективы которого являются для человека перспективами личными, тот человек красивее и выше.

   Воспитать человека - значит воспитать у него перспективные пути. Методика этой работы заключается в организации новых перспектив в использовании уже имеющихся, в постепенной подстановке более ценных.

   

Близкая перспектива наша задача - в гармонировании личных и коллективных перспективных линий с таким расчетом, чтобы у нашего воспитанника не было никакого ощущения противоречия между ними....Организация близкой перспективы должна, конечно, начинаться с личных линий. Первая стадия этой работы является необходимо обязательной в каждом упорядоченном учреждении. Оборудованные помещения и классы, теплые комнаты, удовлетворительная пища, чистая постель, полная защищенность ребенка от произвола и самодурства старших, приветливый простой тон отношений представляют необходимый перспективный минимум, без которого вообще трудно представить себе правильно воспитательную работу"

   Опыт Макаренко настолько глубок и универсален, что он по праву станет настольным учебником для руководителя любого уровня.

  

   Динамический подход в анализе

   Оценивая человека мы допускаем грубую ошибку, мы оцениваем его в статике, не предполагая, что человек подвижная сущность по своим качествам . Мы не наблюдаем жизнь в динамике, мы не накапливаем фактуры обстоятельств в которых человек проявляет разные качества.

   Моим предложением по улучшению организации администрирования в стране является предложение Лукашенко на пост руководителя России.

   Среди качеств руководителя: культура, воля, желание, профессионализм, способность системного решения общественных задач, активность и целеустремленность , личные качества - мы редко оцениваем комплекс этих качеств. А ведь не так легко сегодня найти эти качества в одном человеке, завидев же выпирающий недостаток мы развиваем его до размеров слона. Предлагая Лукашенко на этот пост, я исхожу из того, что для величины его как руководителя использовать такого коня на шести сотках не целесообразно.

   Вообще - это предложение - хороший тест на зрелость мышления общества и руководителей России. На этом примере, я еще хочу показать, что те, кто не допускает такой возможности исходят или из видения, что тщеславие или амбиции людей не дадут развиться этой идее, или что люди не видят, что Лукашенко очень гибкий политик.

   Общество действительно имеет огромное влияние на руководителей. Если мы не видим какие обстоятельства проявляют лучшие качества руководителя, а какие -худшие, то во власть приходят люди, которые попадая в водоворот сил влияния большую часть времени тратят по нейтрализации этих влияний, и способы нейтрализации в этом -не такие как надо, а как умеют.

   Да Лукашенко - грубый фильтр по нейтрализации корыстных побуждений. Но лучшие его человеческие качества как руководителя в комплексе находятся ближе к проявлению, чем у других. Общество одинаково может как не дать проявиться лучшим качествам и проявить худшие его качества, так и увеличить его человеческий потенциал поддержкой. Российские условия позволили бы ему измениться в сторону меньшей авторитарности, но при этом не потерять целостности руководства, если бы идеи, о которых идет речь, взошли в общественном сознании.

   Недостаток культуры - это не только его недостаток. Этот недостаток проявлен в определенной степени у него только потому, что он проявлен и у нас.

   Этот принцип динамического изменения действует везде. Мы не ищем лучшего среди разных политических групп, мы связываем себя цепями корпоративной, очень гнилой по сути этики, прямее сказать круговой порукой. Да нет еще критериев, по которым мы могли бы оценивать общество и власть.

   При правильном администрировании первым регионом России, который избавиться от коррупции - будет Закавказье. Нет народов с более открытым сердцем, чем народы Кавказа. Их восприимчивость к проявлениям Истины, ее Зову - у них абсолютна, но они пока ведомые в этом отношении народы. Сделать их ведущими можно, но требуется чрезвычайно чистый и искренний подход к их судьбе. Подход, способный воспламенить их сердца благодарностью и признанием. И тогда даже законы кровной мести перестанут у них существовать. Перспективы Кавказа просто фантастические.

   Разбудить их может только Россия.

   Макаренко: "...коллектив, поставленный в здоровые педагогические условия. Может развиваться до совершенно непредвиденных высот. Это я говорю с полной ответственностью и легкостью...".

   Просто больно читать Зиновьева: "в мире никогда не было, нет и не будет идеального общества" А. Зиновьев логическая социология.

   Если хотеть идеальное общество с мещанством, с жаждой кровавых развлечений, с подобострастными лакеями и швейцарами, нянечками и гувернантками, выпивкой и курением, то такого идеального общества действительно не может быть, оно не Запланировано и материально не обеспечено законами функционирования.

   "По Крапивенскому уезду ходит оборванный мужик. Он был во время войны закупщиком хлеба у провиантского чиновника. Сблизившись с чиновником, увидав его сладкую жизнь, мужик сошел с ума на том, что и он так же, как господа может не работать, а получать следующее ему содержание от государя императора. Мужик этот называет себя теперь светлейшим военным князем Блохиным, поставщиком военного провианта всех сословий. Он говорит про себя, что он" окончил всех чинов" и по выслуге военного сословия должен получить от государя императора открытый банк, одежды, мундиры, лошадей, экипажи, чай, горох и прислугу и всякое продовольствие. Человек этот смешон для многих, но для меня значение сумасшествия его ужасно. На вопросы: не хочет ли он поработать, он всегда гордо отвечает: "очень благодарен, это все управится крестьянами". Когда скажешь ему, что крестьяне тоже не захотят работать, он отвечает: "крестьянам это не затруднительно в управке "(вообще он говорит высоким слогом и любит отглагольные существительные). "Теперь выдумка машин для облегчительности крестьян, - говорит он - для них нет затруднительности". Когда у него спросят, для чего он живет, он отвечает: "для разгулки времени". Я всегда смотрю на этого человека, как в зеркало. Я вижу в нем себя и все наше сословие. Окончить чинов, чтобы жить для разгулки времени и получать открытый банк, между тем как крестьяне, для которых это не затруднительно по выдумке машин, управляют все дела, - это полная формулировка 

безумной веры людей нашего круга".

  

   Но когда читаешь отзывы философов о Зиновьеве и сравниваешь их с забвением Макаренко просто жуть берет, как далека философия от действительности, И в этих условиях надо бороться с коррупцией, когда никто не чувствует никакой ответственности за результаты своей жизни. Что такое покаяние-это признание связи своих поступков с определенными последствиями. Мы далеки от такого признания. Мы непоследовательны в мышлении, Мы говорим о любви к детям, но что мы им оставляем -загубленную природу, ненависть друг к другу , неуверенность в Жизни , отсутствие идеалов , кроме развращающей жажды любых удовольствий, без видения , что они несут обществу и себе!!!

   Хорошим настоящим началом в обновлении было бы для общества начало размышлений над Жизнью, над Мирозданием, конференция здоровых сил общества. Возможно, если победит леность ума, закостенелость мышления такой разговор вызовет определенный раскол общества, но принуждение к мудрости принесет свою пользу, к тому же - поверить, что люди в 21 век не способны услышать здоровые аргументы, взглянуть вглубь себя, разогнать облака для Света Истины, туман- для здоровых чувств, высвободить волю для ассенизаторской работы по очищению души - еще труднее. Жизнь все равно заставит ПОЗНАТЬ, что Она хочет от нас, через очередные кризисы.

   А что она хочет, я предлагаю прочесть в другом материале " О душе и не только".

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  

  


Оцените статью