Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

О закономерностях развития общества с позиций марксизма

Человек и общество

17.11.2015 05:13  

1291530

174

В статье делается попытка через основы логики и формационную теорию Маркса, выйти на осмысление тех задач, которые стоят перед коммунистами в настоящее время.

Немного философии

Поскольку, говоря о марксизме, мы имеем в виду исключительно научный метод исследования развития общества, то вероятно надо определиться с тем, что вообще можно считать научным методом. Если очень кратко, то научным методом исследования можно считать такой метод, когда в основе лежат факты, а выводы делаются в полном соответствии с законами и правилами логики. Научные теории могут строиться и на предположениях, но тогда они верны только для субъективно принятых условий и, естественно, не могут рассматриваться в качестве каких бы то ни было объективных закономерностей.

Если с фактами, как минимум в общих чертах, всё понятно, то по части логики имеет смысл сделать некоторые уточнения.

Логика - раздел философии, наука о правильном мышлении, решает задачу, как получить истинное знание о предмете размышления путём рассуждений, т.е. наука о правильном рассуждении, как правильно из одних утверждений выводить другие, чтобы при условии истинности исходных получить и истинный результат. Основные законы логики это  определённость, непротиворечивость, последовательность и обоснованность. Но логика имеет и множество правил, нарушение которых ведут к ложным выводам. Так пример можно привести древний софизм (умозаключение ведущее в обман) представленного в виде силлогизма (дедуктивная логика): «Вы имеете то, что не потеряли. Рога вы не потеряли. Значит, вы имеете рога». Здесь умышленно допущена  логическая   ошибка.  Согласно правила логики объём малого тезиса (посылки) (Рога вы не потеряли) должен полностью входить в объём большого тезиса (посылки) (Вы имеете то, что не потеряли) – в данном случае это правило нарушено, поскольку потерять можно только то, что уже имеешь и рога в этот перечень явно не входят. Но в реальной жизни далеко не всё и не всегда так наглядно как в этом примере.

Некоторое время, начиная с 1947 года, логика в СССР преподавалась даже в школах. В настоящее время учебник «Логика» выпуска 1954 года (Виноградов С.Н., Кузьмин А.Ф.) легко найти в интернет. В целом это отдельная и большая тема, но об одном правиле логики, которое наиболее часто нарушается в реальных дискуссиях упомянуть наверно стоит.

В логике оперируют не каждый своим представлением о предмете дискуссии, а чётко определёнными понятиями. Понятие, как элемент логики – это мысль, которая отображает общие и существенные признаки предмета. Количество этих признаков называется объёмом понятия. В рассуждениях одним и тем же термином разные люди не редко обозначают разные понятия, вкладывая в него свои представления о предмете. Это приводит к логической ошибке, называемая подменой понятия, в том числе и путём увеличения или уменьшения объёма понятия. Такая ошибка сплошь и рядом встречается в политических дискуссиях, делая их нередко совершенно бессмысленными. Например, если один под термином «государство» понимает всё что находится в границах страны, второй – общество и систему его управления, а третий - аппарат насилия, т.е. если они оперируют не единым для всех понятием, а каждый своим представлением, то договориться им о роли государства в развитии общества вряд ли когда ни будь удастся.

Поскольку в дальнейшем предполагается рассмотреть закономерности развития общества, то стоит, хотя бы в самых общих чертах, остановиться на диалектике и диалектической логике, как логике развивающихся систем.

Диалектика возникла как искусство спорить, вести беседу, рассуждения, на основе законов и правил логики. Но в последствии были сформулированы и три закона непосредственно диалектической логики.

Первый закон утверждает, что любое развитие идёт в процессе единства и борьбы противоположностей. Закон единства и борьбы противоположностей.

Второй закон утверждает, что количественные изменения, накапливаемые в процессе единства и борьбы противоположностей, не могут накапливаться бесконечно и на определённом этапе, при накоплении определённого объёма количественных изменений они переходят в качественные. Закон перехода количества в качество.

Третий закон говорит о том,  что любая развивающаяся система в процессе своего развития, в результате перехода количества в качество, меняет форму своего существования. В процессе качественных изменений возникает новая форма существования системы в замен старой (отрицающая старую). В процессе дальнейшего развития, в рамках единства и борьбы противоположностей уже в новой форме существования системы, происходит очередной переход количества в качество (качественное преобразование) и возникает следующая форма существования системы, отрицание предыдущей (отрицание отрицания). Закон отрицание отрицания.

Действия этих законов можно продемонстрировать на примере преобразований воды. При нагреве льда повышается интенсивность колебаний его молекул (температура). Усиливаются противоречия между кристаллическими связями и энергией колебания молекул (единство и борьба противоположностей). При нуле градусов по Цельсию эти противоречия обостряются (накапливаются) до такой степени, энергия колебания молекул становится такой, что кристаллические связи уже не в силах удерживать молекулы в кристаллической решётке. Начинается процесс плавления, процесс перехода из одного качественного состояния в другое (переход количества в качество). Хотя это нередко и называют качественным скачком, но реально скорость этого процесса зависит от конкретных условий его протекания, в данном случае от интенсивности подвода энергии. По окончанию качественного преобразования получается новая форма существования системы – вода, отрицание предыдущей – лёд. Если продолжится подвод энергии, то со временем порвутся и молекулярные связи и в результате очередного перехода количества в качество (качественного преобразования) образуется новая форма существования системы – пар, (отрицание отрицания).

Исходя из изложенного, можно утверждать, что диалектика это умение правильно рассуждать с целью получения истинных знаний при истинности посылок (фактов, утверждений лежащих в основе рассуждений) на основе как законов и правил логики вообще, так и диалектической логики в частности, т.е. диалектика рассматривая развивающиеся системы (в том числе и сам процесс рассуждения) включает в себя как обычную, так и диалектическую логику.

 

Анализ развития общества с марксистских позиций.

Основным естественным, объективным фактором (стимулом) развития человеческого общества является стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей. Это абсолютно объективная реальность для любого живого объекта. Даже растения корнями уходят в более плодородный слой, а наземную часть формируют в соответствии с наиболее благоприятными для них условиями.

Это собственно и есть извечный двигатель прогресса, основной побудительный мотив развития человеческого общества. Он объективен и обусловлен самой природой человека.

 

Стоимость.

Даже животные, чтобы добыть себе пищу вынуждены затратить определённое количество энергии. И если этот объём энергии не восполняется полностью добытой пищей, то животное истощается и погибает. То есть, для животного добытая пища стоит (обходится) той энергии, которую оно тратит на её добычу. Аналогично и для человека. Те затраты труда (энергии) человека, которые обеспечивают восстановление его жизненных сил и его самого в своём потомстве на уже существующем уровне развития называются стоимостью рабочей силы. Но затраты этого труда реально воплощаются в добытых и созданных человеком предметах потребления. То есть, стоимость, это человеческий труд заключённый (омертвлённый) в добытых или созданных человеком предметах.

Но понятно, что даже первобытный человек не будет ни создавать, ни таскать себе в пещеру вещи ему совершенно не нужные. Любая добытая или созданная человеком вещь имеет ещё одно неотъемлемое качество, это полезность. В марксистской литературе это обозначается термином «потребительная стоимость»

Всё что есть в природе человек может использовать свободно, но если даже на приобретение природных даров требуется затрата сил, то эти дары впитывают в себя стоимость равную затратам этих сил. То есть, можно сказать, что любая добытая или созданная человеком вещь, для своего или общественного использования, обладает двумя формами стоимости - потребительной стоимостью и просто стоимостью или, что то - же самое, меновой стоимостью, поскольку она лежит в основе количественной оценки при обмене людьми, добытыми в природе  или произведёнными ими вещами.  Потребительная стоимость отражает полезность предмета, т.е. её качественную сторону. Стоимость (меновая стоимость) отражает количество человеческого труда омертвлённого в предмете, т.е. её количественную сторону.

Труд омертвлённый в предмете, обладающим потребительной стоимостью, измеряется количеством рабочего времени затраченным на изготовление (добычу) данного предмета. Время затраченное на изготовление потребительной стоимости это единственно возможная количественная оценка величины стоимости продуктов труда человека. Но столь прямая количественная оценка стоимости произведённой продукции годится только в очень мелких общественных группах, в которых один и тот же продукт (одинаковую потребительную стоимость) не производят несколько производителей. В развитом товарном производстве, когда один и тот же продукт производит множество производителей,

стоимость данного продукта выражается в среднем количестве общественно необходимого рабочего времени затрачиваемом его производителями на выпуск единицы продукта. Стоит так же отметить, что общественно необходимое время, на производство единицы конкретного продукта, своё для каждой исторической эпохи и зависит от среднего уровня развития техники и технологий применяемых в процессе производства.

Если пока абстрагироваться от обращающихся на рынке ценностей внеэкономического происхождения (не являющихся результатом производственной деятельности человека, такие как земля, недра) то, чтобы ни обменивалось на рынке, в конечном счёте обменивается один конкретный труд (выраженный в конкретной потребительной стоимости) на другой, отличный от него, конкретный труд (выраженный в другой потребительной стоимости). В конечном счёте, общество может потребить только тот общий объём труда, выраженного во всех произведённых обществом потребительных стоимостях, который затрачен всеми его членами. То есть, в конечном счёте на рынке обмениваются именно стоимости, несмотря на то, что цены на отдельные потребительные стоимости могут значительно отличаться, в силу различных обстоятельств, от их стоимостей. 

Из изложенного видно, что стоимость создаётся только вместе с потребительной стоимостью и воплощается в ней виде омертвлённого (застывшего) человеческого труда. Но можно затрачивать труд и не создавая никакой стоимости, например, копая и закапывая одну и ту же яму или произведя никому не нужную продукцию. Но можно произвести и нужную обществу продукцию, но сверх тех пределов в котором общество готово её потребить.

В семье или первобытной общине планировать целесообразность затрат труда просто. Ни кто не будет при дефиците питания уделять значительное время другим занятиям. И наоборот, при его избытке ни кто не будет продолжать его заготавливать. Другое дело в обществе с огромным количеством производителей, большим ассортиментом производимой продукции и широко развитым товарообменом. В таком обществе сложно как определиться с количеством, так и обеспечить необходимый баланс в производстве различных товаров, особенно с учётом того, что многие товары взаимозаменяемые. В нём оптимальное сочетание различных видов товаров достигается путём установления рыночных цен на них, на основе баланса спроса и предложения. Но таким способом баланс осуществляется уже по факту наличия уже произведённых товаров, количество которых может быть как больше, так и меньше оптимального. Количество произведённых товаров конкретного вида (типа) и одинакового качества всегда колеблются около их оптимального значения. А поскольку увеличение или снижение объёма выпуска товаров конкретного вида осуществляется с запозданием, которое тем больше, чем больше времени требуется как на само их производство, так и на его организацию, которое постоянно возрастает с ростом концентрации производства, т.е. с ростом производительных сил общества, то (без учёта роста планирования) это ведёт к пропорциональному усилению циклических перепроизводств отдельных видов товаром, т.е. к экономическим кризисам перепроизводства. В капиталистическом обществе, основным стимулом производства в котором является прибыль отдельных капиталистов на основе частного предпринимательства, в принципе исключается возможность сквозного (полного) планирования производства, что ведёт к постоянным кризисам перепроизводства отдельных видов товаров, т.е. к бесполезному расходованию части суммарной рабочей силы общества, снижая тем самым суммарную стоимость производимой обществом продукции.  Это, в свою очередь, ведёт к дисбалансу между суммарной произведённой обществом стоимостью и её рыночной ценой со всеми вытекающими последствиями.

 

Основы развития общества.

Стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей побуждает его к изобретению орудий труда и совершенствованию собственных навыков, т.е. к  развитию производительных сил общества.

Первобытный человек мог обеспечить только своё собственное существование, не в силах создать хоть сколь либо значительный избыток продукта сверх необходимого для собственного выживания, т.е. создавал стоимость немногим больше стоимости собственной рабочей силы. Но хоть и немногим, но всё же больше чисто стоимости собственной рабочей силы, поскольку создание человеком только чисто стоимости собственной рабочей силы может обеспечить только простое воспроизводство, как самого человека, так и общества (общины) в целом, т.е. только на прежнем уровне их развития. Сам факт развития, как человека, так и общества (общины) в целом, говорит о том, что для этого были ресурсы его обеспечивающие, что человек создавал стоимость, хоть и немногим, но всё же большую, чем стоимость собственной рабочей силы.  Вот эта часть стоимости, создаваемая человеком сверх стоимости его рабочей силы, в марксистской литературе называется прибавочной стоимостью, а потребительная стоимость в которой она воплощена называется прибавочным продуктом. И именно прибавочная стоимость является материальной основой развития, как самого человека, так и общества в целом. Наличие прибавочной стоимости обеспечивает возможность уже не простого, а расширенного воспроизводства. Расширенное воспроизводство имеет как количественную (увеличение количества людей и количества материальных ценностей ими используемых), так и качественную (развитие самого человека, повышение его знаний и навыков, и развитие орудий труда и технологий, применяемых им) составляющие. То есть, наличие прибавочной стоимости обеспечивает как расширенное воспроизводство материальных благ, так и расширенное воспроизводство самого человека, с соотношением их качественных и количественных составляющих в зависимости от конкретных исторических условий. Или, выражаясь обобщённо, расширенное воспроизводство обеспечивает рост производительных сил общества.

Некоторые термины используемые в марксистской литературе:

Предмет труда – то, на что человек воздействует в процессе труда.

Средства труда – то, чем человек воздействует на предмет труда.

Средства производства - совокупность средств труда и предметов труда.

Производительные силы общества представляют из себя совокупность средств производства и людей, занятых в производстве (рабочей силы).

Стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей побуждает его к изобретению орудий труда и совершенствованию собственных знаний и навыков, т.е. к  развитию производительных сил общества. А поскольку стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей есть, как отмечалось ранее, абсолютно объективная реальность, то значит и развитие производительных сил общества, как и любое другое природное явление, есть объективная реальность и, соответственно, подчиняется определённым законам, законам объективным, от человека не зависящим. То есть, несмотря на то, что каждый человек и общество в целом свою деятельность осуществляют разумно, исходя из своих представлений о целесообразности,

в целом, на исторически длительных этапах, общество развивается в рамках  определённых закономерностей, за которые оно не в состоянии выйти ни при каких условиях. Без учёта этих закономерностей любое планирование развития (преобразования) общества осуществляется практически в слепую, обеспечивая тем самым высокую вероятность либо не достижения поставленных целей, либо, через определённое время, возврата к прежнему состоянию, что мы и наблюдаем на примере России и других бывших социалистических стран.   

 

Первобытнообщинный строй.

Стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей побуждает его к изобретению орудий труда, совершенствованию собственных навыков, т.е. к  развитию производительных сил общества.

Вначале человек мог обеспечить только своё собственное существование, не в силах создать хоть сколь либо значительный избыток продукта сверх необходимого для собственного выживания. Это делало бессмысленным его эксплуатацию, невозможным систематическое изъятие сколь либо значительной части произведённой им стоимости, поскольку это вело либо к его гибели, либо, как минимум, к прекращению его воспроизводства в новых поколениях.

Незначительность прибавочного продукта обусловливало и незначительность времени, которое человек мог тратить на совершенствование собственного жизнеобеспечения, на совершенствование орудий труда и в конечном итоге на собственное развитие и на развитие производительных сил общества. Это сказывалось на скорости процесса - незначительность избыточного продукта обуславливало и низкие темпы развития производительных сил общества. Но развитие их всё же шло, повышая тем самым и производительность труда и величину прибавочного продукта (прибавочной стоимости).

На определённом этапе, как следствие повышения производительности труда, прибавочная стоимость производимая человеком достигла такого уровня, что создала экономическую основу для систематической эксплуатации человека человеком. Если при низкой производительности труда, когда человек был полностью занят воспроизводством собственной рабочей силы, систематическое изъятие у него даже незначительной доли результата его труда могло привести к его гибели, то с развитием производительных сил общества появилась такая возможность. Появилась возможность отбирать у человека часть произведённого им продукта (часть произведённой им стоимости), оставляя ему только такое количество продукта, которое обеспечивало возможность простого воспроизводства его рабочей силы, т.е. только стоимость его рабочей силы.

Это с одной стороны, а с другой, развитие производительных сил достигло предела своих возможностей в рамках первобытнообщинного строя. Последнее объясняется тем, что на более серьёзное развитие орудий труда и технологий стало уже недостаточно только части рабочего времени каждого отдельного члена общества, требовалась более глубокая специализация и высвобождение отдельных личностей от их самостоятельного собственного жизнеобеспечения. Для этого, требовалась концентрация прибавочных стоимостей индивидуумов в руках общества. Но работать сверх своих потребностей или, тем более, добровольно ограничивать их уровнем, обеспечивающим лишь простое воспроизводство, отдавая остальное на общие, малопонятные для большинства цели, явно противоречат основной мотивации к труду – стремлению к более полному удовлетворению своих потребностей.

Ранее всё более полное обеспечение растущих потребностей человека осуществлялось за счёт непрерывного роста производительных сил общества. Но и при исчерпании возможностей их роста в данной общественно-экономической формации, стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей никуда не делось. Это привело к тому, что более сильные стали обеспечивать рост своих потребностей за счёт более слабых, в результате чего общество разделилось на классы эксплуататоров и эксплуатируемых.

С позиции диалектической логики это выглядит следующим образом. Производительные силы общества развиваются в рамках определённых производственных отношений обуславливая их неразрывную связь, единство.

Производственные отношения это совокупность отношений между людьми, складывающиеся в процессе общественного производства, обмена и распределения материальных благ и услуг.

Развивающиеся производительные силы требуют непрерывного совершенствования производственных отношений, в рамках которых они функционируют, т.е. постоянно вступают в противоречия с уже существующими производственными отношениями, требуя их совершенствования. На определённом этапе развития производительных сил общества, производственные отношения достигают предела эволюционного развития в данной общественно-экономической формации,  сдерживая таким образом, дальнейшее развитие производительных сил общества. В данном случае, существующее формальное равенство членов общества не даёт возможности для концентрации прибавочной стоимости для более эффективного и динамичного развития производительных сил. То есть, развитие идёт в условиях единства и борьбы противоположностей (первый закон диалектики). В процессе единства и борьбы противоположностей происходит количественное накопление противоречий. На определённом этапе, когда развитие производительных сил общества, в рамках данных производственных отношений, становится практически невозможным (без концентрации прибавочной стоимости невозможно выделение части членов общества для занятия технологиями, наукой, культурой и т.п.), а дальнейшее совершенствование производственных отношений становится невозможным в рамках данного способа производства (общественно-экономической формации),  количество начинает переходить в качество (переход количества в качество – второй закон диалектики, эволюционный период развития общества сменяется революционным). В результате возникает новая общественно-экономическая формация – рабовладельческий строй, отрицание предыдущего – первобытнообщинного (третий закон диалектики).

То есть, в основе рассмотренных процессов лежит объективный фактор – стремление человека к всё более полному удовлетворению своих потребностей, а сам процесс полностью укладывается в рамки диалектической логики, следовательно, мы имеем все основания считать такой подход к рассмотрению данного процесса является научным.

 

Рабовладельческий строй.

Развитие производительности труда до уровня, когда человек принципиально мог производить ощутимо больше, чем стоимость его собственной рабочей силы, создало экономическую основу для эксплуатации человека человеком. С момента разделения общества на эксплуататоров и эксплуатируемых, стремление к всё более полному удовлетворению своих потребностей последних перестаёт оказывать существенное значение на развитие производительных сил общества. Развитие производительных сил общества в дальнейшем определяется в основном стремлением к всё более полному удовлетворению своих потребностей только эксплуататоров, которые диктуют свою волю остальным, осуществляют над ними свою диктатуру, диктатуру класса эксплуататоров над классом эксплуатируемых.

Стремление к всё более полному удовлетворению своих потребностей толкали рабовладельцев на порабощение всё большего количества народа, в том числе путём борьбы с себе подобными. Это вынуждало их окружать себя помощниками которые обеспечивали непосредственное принуждение к труду рабов и изъятие продуктов их труда, а так же выступали в качестве основной силы в конкурентной борьбе с другими рабовладельцами. Расширение этого процесса привело к образованию целой системы организованного насилия с определённой иерархией, получившей название государство.

Некоторые термины, используемые в марксистской литературе:

Базис - экономика,  совокупность производительных сил и производственных отношений.

Надстройка - политическая система включая государство со всеми его атрибутами.

Государство - часть политической системы, обеспечивающая господство в обществе определённого класса  (армия, полиция, суды, прокуратура и т.п.), орудие насилия в руках этого класса.

То есть, государство изначально возникло как организованная система насилия в интересах господствующего класса, как система (структура), обеспечивающая диктатуру господствующего в обществе класса над остальными слоями населения, и в дальнейшем никогда своей сущности не меняло.

Как отмечалось ранее, в рассуждениях мы должны пользоваться именно понятиями, а не каждый своим представлением о предмете рассуждения. Государство, как понятие, используемое в марксистской литературе, это именно аппарат насилия, орган обеспечивающий господство доминирующего в обществе класса, не страна, не общество, не всё это вместе, а именно система организованного насилия в интересах господствующего класса. 

В период рабовладельческой общественно-экономической формации зарождаются и институты демократии. Характерным примером этого является древний Рим. Там к демократическому процессу были допущены только патриции, т.е. по сути те же рабовладельцы. Если мы повнимательней присмотримся к более поздним демократиям, то так же обнаружим, что несмотря на все ухищрения и попытки представить её как волеизъявление широких народных масс, на самом деле к реальному демократическому процессу, к процессу в полном его объёме, допущены только представители господствующего класса, за редким случайным исключением. То есть, демократию как власть народа можно определять с такой же степенью точности, как самолёт как самостоятельно летающий аппарат, хотя мы знаем, что без воли человека этот аппарат никогда и никуда не полетит.

Демократия не тождественна подчинению меньшинства большинству, демократия это, как и государство, система систематического насилия большинства над меньшинством. При отсутствии системы насилия невозможно заставить выполнять демократически принятые решения теми, кто с этим не согласен. Даже в современных общественных организациях такая система существует. Официальные замечания, выговор, строгий выговор, исключение, это инструменты насилия, применяемые для вынуждения несогласного меньшинства подчиняться решениям большинства в самых что ни на есть демократических общественных организациях. Государственная демократия, если брать её со всеми атрибутами системы насилия, это, по сути, и есть государство, признающее подчинение меньшинства большинству в рамках господствующего класса. И именно только в пределах того класса, интересы которого обеспечивает государство, только в пределах господствующего класса. И за какими бы общенародными ширмами (формальными системами) это не скрывалось, если повнимательней присмотреться, то окажется, что государственная демократия это, с одной стороны, насилие большинства над меньшинством именно в рамках господствующего класса, а с другой, это способ формирования интегрально выраженных интересов именно этого класса. А через государство, как инструмент насилия, господствующий класс навязывает свою волю всей остальной частью общества. То есть, через демократию и государство, как неразрывные части одной системы, господствующий класс осуществляет в обществе свою диктатуру, своё господство.

Диктатура, само по себе это не хорошо и не плохо, это просто неограниченная власть опирающаяся на силу. Демократия в древнем Риме обеспечивала диктатуру рабовладельцев, демократия в буржуазных государствах обеспечивает диктатуру буржуазии. Даже при наличии официальных диктаторов, реально диктатуру в обществе осуществляет господствующий класс. Даже королей и фараонов, неугодных наиболее влиятельным слоям господствующего класса, травили и убивали. Такое своеобразное волеизъявление доминирующей, на конкретный момент времени, части  господствующего класса, своеобразная форма демократии.

Но вернёмся от надстройки к базису.

Рабовладельческий строй обеспечил концентрацию в руках рабовладельцев всего добавочного продукта. Последующее объединение рабовладельцев в государство, обеспечило, в его масштабе, ещё большую концентрацию добавочного продукта. Это создало благоприятные условия для дальнейшего развития производительных сил общества, развития науки, технологий, культуры, обеспечив существование соответствующего слоя общества за счёт изъятого у рабов добавочного продукта.

Но время шло, производительные силы росли, а  раб, как основная рабочая сила, был совершенно не заинтересован в повышении производительности труда, поскольку он в любом случае не получит в своё распоряжение больше стоимости своей рабочей силы. Безынициативность рабов, отсутствие у них заинтересованности в эффективном использовании средств производства сводили на нет результаты внедрения новых технологий и  средств труда. Снова обострялись противоречия между производительными силами и производственными отношениями, существующие производственные отношения начинали препятствовать дальнейшему развитию производительных сил. 

Кроме того, чтобы выжить в конкуренции с себе подобными  рабовладельческие государства должны продолжать наращивать свою мощь, а при невозможности дальнейшего развития производительных сил в рамках данной общественно-экономической формации, это может осуществляться только за счёт ухудшения жизни непосредственных производителей материальных благ. Как следствие - бунты, восстания.

Господствующий класс оказался вынужденным искать новые формы организации труда, при котором непосредственный производитель был бы заинтересован в повышении его производительности. Началось выделение рабов в самостоятельные хозяйственные звенья с обязательной передачей хозяину (рабовладельцу - феодалу) определённой части произведённой продукции, что в принципе меняло ранее существовавший способ производства. Начался процесс формирования новой общественно-экономической формации. То есть, накопленные противоречия между производительными силами и производственными отношениями начинают вызывать качественные изменения (переход количества в качество) и формировать новую общественно-экономическую формацию – феодализм (отрицание отрицания).

 

Феодализм.

Новый способ производства, при котором непосредственный производитель стал заинтересованным в результате своего труда, в повышении его производительности, снова открыл возможности для дальнейшего развития производительных сил общества. Если переход от первобытнообщинной общественно-экономической формации к рабовладельческой обеспечил дальнейшее развитие производительных сил за счёт концентрации прибавочной стоимости и использования принудительного труда сверх необходимого (с позиции свободного индивидуального производителя), то переход от рабовладельческой общественно-экономической формации к феодальной обеспечил дальнейшее развитие производительных сил общества за счёт привлечения энергии масс, превращения вчерашних рабов в самостоятельных, хотя и жёстко зависимых от феодалов, субъектов экономической деятельности. Начали ускоренно развиваться ремёсла, углубляться специализация, совершенствоваться орудия труда, появляются станки. В городах свободные ремесленники начинают объединяться в цеха, образуются мануфактуры (ручное производство, но с разделением труда по переделам). Зарождается финансовый рынок в виде ростовщичества, разорение частных ремесленников ведёт к концентрации цехов и мануфактур в руках крупных собственников, т.е. идёт образование крупного промышленного капитала. На основе концентрации капитала идёт бурное развитие производительных сил общества.

Появление машин и машинного производства, остро поставило вопрос о рынке рабочей силы, без которого дальнейшее развитие производительных сил общества было немыслимо, а основная масса рабочей силы являлась собственностью феодалов. До этого времени противоречия между развитием производительных сил и существовавшими производственными отношениями могли разрешаться за счёт трансформации, в определённой мере, последних в рамках существующего способа производства. Но появление крупных машинных производств довело эти противоречия до крайности, крупное машинное производство не могло функционировать без рынка рабочей силы, т.е. без освобождения собственников этой силы (крепостных) от феодальной зависимости. То есть, возникли, неразрешимые в данной общественно-экономической формации (при данном способе производства), противоречия между развитием производительных сил и производственными отношениями. При этом, как и в конце предыдущей общественно-экономической формации рост потребностей представителей господствующего класса (слоя общества) и рост затрат на конкурентную борьбу между ними, т.е. рост тех составляющих затрат материальных ресурсов, которые в принципе ни куда деться не могут, стало возможно осуществлять уже в основном только за счёт снижения уровня жизни основных производителей. В результате снова бунты, восстания, которые используются крупными собственниками капиталов для установления нового способа производства – рождается новая, капиталистическая, общественно-экономическая формация.

Стоит обратить внимание на то, что новым господствующим классом (слоем общества) становится не тот который являлся основной силой в бунтах и восстаниях, а тот, который был способен организовать производство на новых принципах, дать дальнейший простор для развития производительных сил общества. И это естественно, поскольку удовлетворить растущие потребности человека, и в первую очередь представителей господствующего класса, могут только растущие (развивающиеся) производительные силы общества. Господствующие классы рождают не революции в узком смысле слова (восстания, государственные перевороты), а потребности развития производительных сил общества, потребности в смене способа производства и соответственно производственных отношений его обеспечивающих. А поскольку производственные отношения всегда являются основой господства конкретного класса в обществе, то их смена при переходе из одной общественно-экономической формации в другую всегда болезненна.  Революция в широком, философском смысле слова, это весь период перехода из одного качественного состояния в другое (из одной общественно-экономической формации в другую), занимает значительный исторический промежуток времени и может сопровождаться несколькими революциями в узком смысле слова, пока новый способ производства не станет доминирующим. Но поскольку производственные отношения являются основой господства доминирующего в обществе класса, то революции в широком смысле слова всегда начинаются с революций в узком смысле слова, со слома (частичного или полного) государственной системы, как орудия насилия, обеспечивающего господство данного класса. То есть, революция в широком смысле слова всегда начинается с выбивания (одновременного или поэтапного) из рук господствующего класса инструмента насилия над обществом, орудия насилия, обеспечивающего господство данного класса в обществе – государства, и заменой его на новый тип государства обеспечивающий господство в обществе нового класса, являющимся орудием насилия уже в руках этого нового класса, способного обеспечить дальнейшее развитие производительных сил общества.

С позиции диалектической логики, совершается новый цикл развития – вызревание новой общественно-экономической формации на основе единства и борьбы противоположностей (производительных сил и производственных отношений), в результате количественного накопления противоречий до предела возможности их разрешения в рамках данной общественно-экономической формации происходит переход количества в качество – смена самой общественно-экономической формации (способа производства) с образованием новой общественно-экономической формации отрицающей предыдущую (отрицание отрицания).

 

Капитализм.

Освободив основную часть непосредственных производителей от крепостной зависимости, капитализм получил рынок рабочей силы, что дало возможность бурному развитию машинного производства, а на его основе и производительных сил, и, соответственно, экономики в целом. С развитием машинного производства резко возросла концентрация выпуска одноимённой продукции у отдельных производителей. Это повлекло за собой резкий рост товарообмена (торговли), резко возрастает роль ссуд (кредитов), а вместе с ними векселей и других финансовых инструментов, ростовщичество перерастает в банковское дело. Развитие производительных сил ведёт к образованию сверх крупных предприятий, концернов, трестов, которые требуют огромной концентрации капиталов, возникают акционерные общества. Всё это пути разрешения противоречий между растущими производительными силами и производственными отношениями, которые ещё возможно осуществлять в рамках капиталистической общественно-экономической формации.

Если при рабовладельческом строе источником удовлетворения растущих потребностей рабовладельца было насильственное изъятие всей прибавочной стоимости произведённой рабом, при феодальном строе этим источником была насильственно изымаемая часть произведённой продукции крепостным, то при капитализме источником удовлетворения растущих потребностей капиталиста стала прибыль. Смыслом всей деятельности капиталистов является именно прибыль, получаемая с вложенного капитала и государство, находящаяся в их руках и обеспечивающее их господство в обществе, организовывается именно таким образом, чтобы обеспечить именно такой способ производства, именно такие производственные отношения.

Свобода перетекания капиталов обеспечила выравнивание среднего уровня прибыли с него (нормы прибыли) в различных областях его приложения. Но по мере развития производительных сил общества и, вызываемого этим, ростом концентрации капитала, удлинения производственных циклов и, соответственно, времени оборачиваемости капитала (окупаемости вложений), становится всё труднее определять уровень будущей прибыли с вложения капитала. Как решение этого противоречия между растущими производительными силами и существующими производственными отношениями, последние корректируются в рамках капиталистической общественно-экономической формации путём развития страхования, товарных и фондовых бирж, введения форвардных и фьючерсных контрактов и т.д. Всё это образует огромный рынок вторичных ценных бумаг (деривативов), без которого современное капиталистическое производство немыслимо.  Этот рынок рос и развивался под давлением растущих производительных сил. В настоящее время общий объём капитала вращающегося на этом рынке многократно превышает объём капитала занятого в непосредственном производстве. А как уже отмечалось, свобода перетекания капиталов обеспечивает получение на них примерно равной нормы прибыли. То есть, с ростом производительных сил общества при капиталистическом способе производства неизбежно и закономерно непрерывно увеличивается доля суммарной прибыли получаемой не в сфере производства, а в сфере обращения ценных бумаг. Некоторые крупные корпорации уже с семидесятых годов прошлого века несли убытки в сфере производства, компенсируя их на рынке ценных бумаг.

Предел развития капитализма, как и прежних общественно-экономических формаций, наступает тогда, когда в его рамках уже нет возможности и дальше трансформировать производственные отношения вызываемые требованием развития производительных сил. Не циклические кризисы перепроизводств, которые являются атрибутами капиталистической системы производства, а именно невозможность дальнейшего совершенствования производственных отношений под требование развития производительных сил, а, следовательно, и блокирование их дальнейшего развитие, говорит об исчерпании возможностей развития производительных сил в рамках капиталистической системы производства, в рамках данного способа производства. А поскольку конкурентная борьба за выживание между корпорациями и государствами никуда не исчезает, то, как и в конце существования предыдущих общественно-экономических формаций, растущие потребности правящего класса и растущие затраты на конкуренцию начинают удовлетворяться за счёт снижения уровня жизни непосредственных производителей, что вызывает их подъём на борьбу за свои интересы.

В настоящее время многих возмущает, что правительства развитых капиталистических стран в первую очередь спасает финансовые институты (банки и т.п.), а не промышленные предприятия. Но в рамках капиталистического способа производства это полностью обосновано, поскольку  финансовые институты являются основой финансовых рынков, без которых невозможно долгосрочная оценка эффективности вложения капиталов (возможности получения прибыли), а следовательно, капиталистический способ производства лишается своей главной мотивации, собственник капитала дезориентируется в возможности получения прибыли  от вложения капитала, для него теряет смысл вложения капитала в то или иное предприятие. Неопределённость с доходностью инвестиций неизбежно вызовет их резкое сокращение и выброс больших денежных масс на потребительский рынок со всеми вытекающими последствиями. Поэтому спасение финансовых институтов это спасение от коллапса всей капиталистической системы.

Затраты на все эти финансовые институты, системы страхования, и средства обеспечения конкурентной борьбы в настоящее время уже давно превысили затраты на реальное производство.  Всё это говорит о том, что в настоящее время действительно практически достигнут предел возможностей развития производительных сил общества в рамках капиталистической общественно-экономической формации. С одной стороны, реальное производство уже не в силах обеспечивать рост необходимых, в рамках данного способа производства, структур для его обслуживания, а с другой, главный стимул капиталистического способа производства – будущую прибыль от вложения частного капитала, именно в промышленное производство, определить становится всё более и более проблематично, что побуждает капитал перетекать на более динамичные и понятные финансовые рынки, тормозя таким образом развитие реального сектора экономики, производительных сил общества.  

То есть, капиталистическая общественно-экономическая формация развивалась, как и предыдущие, на основе единства и борьбы противоположностей (производительных сил и производственных отношений) с количественным накоплением противоречий между ними до предела возможности их разрешения в рамках данной системы, данного способа производства. Невозможность разрешения этих противоречий в рамках данной системы с неизбежностью ведёт к качественным изменениям самой системы и образованию новой общественно-экономической формации.

 

От прошлого к настоящему.

Чтобы понять, какой класс станет господствующим в следующей общественно-экономической формации, надо понять какие главные противоречия между развитием производительных сил и производственными отношениями, и каким образом он способен снять, обеспечив, таким образом, возможность дальнейшего свободного развитие производительных сил общества. Стало очевидным, что получение прибыли на вложенные частные капиталы как основной мотив к развитию производительных сил общества себя исчерпал, поскольку затраты на определение будущей прибыли в совокупности с затратами на конкуренцию между частными капиталами поглощают почти всю возможную будущую прибыль от реального производства и дальнейшее развитие производительных сил (насколько это вообще возможно) будет эту тенденцию только усиливать.

В основе развития человеческого общества, начиная с образования государства и разделения людей на классы эксплуататоров и эксплуатируемых и до наших дней, движущей силой развития производительных сил общества являлось всё более полное удовлетворение потребностей именно представителей господствующего слоя общества, господствующего класса. В рамках каждой общественно-экономической формации общество проходило эволюционный путь развития, совершенствуя производственные отношения под давлением развивающихся производительных сил до тех пор, пока это совершенствование было возможно в рамках сохранения диктатуры существующего господствующего класса. При достижении этого предела начиналось торможение развития производительных сил общества и, как следствие ухудшение условий жизни большинства населения – в результате бунты, восстания, слом государственной системы, как силового обеспечения господства данного класса (революции в узком смысле слова), и вхождение общества в период качественных изменений (революции в широком смысле слова). Но на всём протяжении от возникновения государства до наших дней движущей силой развития общества всегда оставалось стремление к всё более полному удовлетворению своих потребностей именно представителей господствующих классов. Улучшение условий жизни остальной части населения обуславливалось в основном требованиями к человеку, как к составной части производительных сил общества, без развития которой невозможно развивать и производительные силы в целом, т.е. как необходимое условие удовлетворения растущих потребностей господствующего класса. 

Способы производства и, соответственно, способы получения дохода представителями господствующих классов  в разных общественно-экономических формациях были разными, но основа обеспечивающая получения дохода во все времена была одна, это частная собственность на средства производства. Меняющиеся вместе с общественно-экономическими формациями способы производства только совершенствовали механизм получения дохода от частной собственности на средства производства, одновременно совершенствуя и способы владения ею. Но капиталистический способ производства, в силу уже упомянутых причин, завершает эру развития производительных сил общества, а следовательно и общества в целом, основанную на частной собственности на средства производства. Современная эпоха от предыдущих, в частности, отличается и тем, что развитие производственных отношений стало гораздо более осознанным, стало продуктом осознанных действий тех или иных слоёв общества. Это разумеется не значит, что общество начало развиваться исключительно на основе каких бы то ни было идей или идеологий, подобное утверждение - чистейшей воды идеализм. Сознание всегда продукт бытия и им формируется. Но в рамках конкретного бытия, соответствующему конкретному уровню развития производительных сил, сознание может направлять развитие общества в зависимости от интересов тех или иных социальных групп. То есть, если бы принципиально существовал выход из общего кризиса капиталистического способа производства с сохранением возможности получения дохода от частной собственности на средства производства то, при наличии огромного количества различных научных учреждений экономической и социальной направленности, варианты такого выхода уже давно бы и широко обсуждались.  

Интересное совпадение. Существует волновая теория  Элиота, в соответствии с которой системы развиваются в рамках пяти волновой структуры. Этой теорией, в частности, широко пользуются аналитики финансовых рынков. Суть её в том, что развитие идёт в виде чередования волн роста и спада. С завершением последней (пятой волны) завершается формирование первой волны более высокого порядка (состоящей из пяти волн предыдущего порядка), происходит серьёзный спад, и начинает формироваться новая волна этого порядка из более мелких волн (волн предыдущего порядка), и так далее. Если рассматривать весь период развития человеческого общества на основе частной собственности на средства производства (весь период существования такого института как государство) в виде чередования активного роста производительных сил с их застоем на рубеже перехода к новой общественно-экономической формации, то это идеально ложится в пяти волновую схему Элиота. То есть, и с этих позиций, с завершением капиталистической общественно-экономической формации, полностью заканчивается формирование первой волны более высокого порядка, принципиально заканчивается определённая эпоха.

Процесс развития общества, как и в природы в целом, строго детерминирован, в смысле того, что всё новое всегда возникает из уже существовавшего ранее. Процесс развития человеческого общества непрерывен и зарождение нового способа производства начинается в рамках старого. Государственная система обслуживающая интересы господствующего класса в нормальных условиях может существовать вплоть до того времени, когда дальнейшее внедрение элементов нового способа производства, новых производственных отношений, начинает быть несовместимым с господством в обществе данного класса.

С появлением особо крупных производств (предприятий) началось объединение частных капиталов. С этого момента началась ликвидация права частной собственности в её физическом выражении. Крупные компании становятся коллективной собственностью, права управления которой в определённой степени демократизируются, а уровень этих прав зависит от вложенного в предприятие капитала. Капиталист уже не владеет какими-то конкретными средствами производства, вместо этого он получает право требования определённой доли дохода с него, которое (это право) может продать по текущей стоимости. То есть, крупные и особо крупные капиталисты перестают быть собственниками средств производства в их физическом выражении, они становятся собственниками капиталов определяемых рыночной стоимостью предприятия и величиной их доли в нём. Реально предприятием управляют наёмные работники – управленцы, а собственники капиталов только оценивают эффективность вложения своих средств. В настоящее время крупная промышленность, по сути, уже обобществлена, за владельцами вложенных в неё капиталов закреплено только право получения доходов с них и контроля за обеспечением этого права. В результате они становятся не более чем игроками на фондовых рынках, пытающихся наиболее удачно разместить свой капитал.

Если проводить  аналогию с предыдущими сменами общественно-экономических формаций, то можно сделать вывод, что следующим господствующим классом должен стать класс профессиональных управленцев, но тогда надо определиться со способами экономического обеспечения их господства. В рабовладельческом строе экономической основой господства класса рабовладельцев являлось насильственно изъятые результаты труда рабов. Именно на них содержался весь аппарат насилия. В феодальном примерно тоже, но только части результата труда крепостных. В капиталистическом обществе господство класса обеспечивается за счёт части доходов капиталистов, как бы это завуалировано не было (налоги и т.п.). При исчерпании возможностей получать доходы как с конкретной частной собственности на средства производства, так и с капиталов, куда бы они не были вложены, принципиально заканчивается исторический этап развития общества на основе частной собственности на средства производства, а, следовательно, и разделения на классы и, как следствие, существования государства, как аппарата насилия, средства господства в обществе конкретного класса. Управленцы не могут стать господствующим классом без материального обеспечения своего господства, т.е. не став капиталистами, а стать капиталистами тоже не могут, поскольку способ производства в основе которого лежит работа на прибыль с капитала далее развиваться принципиально не может.

То есть, на смену капитализму должно прийти бесклассовое общество, экономическая деятельность которого должна быть направлена на всё более полное удовлетворение потребностей всех членов общества. Это обуславливается ещё и тем, что с ростом производительных сил общества растёт и их составляющая рабочая сила в её качественном выражении, т.е. непрерывно повышается уровень знаний и умения большинства членов общества. Соответственно растут их запросы и неудовлетворённость несправедливым распределением результатов труда, основанном на их частном присвоении. Хотя само развитие человека является частью развития производительных сил, а классовая борьба, в конечном счёте, является следствием накопления противоречий между производительными силами и производственными отношениями и формой их разрешения, достигнутый уровень развития человека, как составной части производительных сил, позволяет ему уже осознанно планировать свои действия по коллективной защите своих интересов, сознательно организовывать и направлять классовую борьбу.

Элементы нового способа производства, под давлением развивающихся производительных сил, начинают зарождаться в предыдущей общественно-экономической формации, но предел их развития в этой формации определяется тем, что действующие производственные отношения являются основой господства правящего класса, который не позволяет посредством государства (орудия насилия) трансформироваться им за пределы лишающие этот класс господствующего положения в обществе. Для обеспечения дальнейшего свободного развития производительных сил, становится необходим слом существующего государства и замена на новое, обеспечивающее в обществе господство нового класса, способного создать условия для дальнейшего свободного развития производительных сил общества. В отличии от переходных периодов между предыдущими общественно-экономическими формациями, когда один господствующий класс сменял другой, когда государство диктатуры одного класса менялось на государство диктатуры нового класса, переход от классового общества к бесклассовому (от капитализма к коммунизму) должен обеспечить ликвидацию самого государства, как инструмента систематического насилия одной части общества над другой, как диктатуру какого бы то не было класса.  Но поскольку, как уже отмечалось, процесс перехода от одной общественно-экономической формации в другую (революция в широком смысле слова, период качественных изменений в способе производства и производственных отношениях) происходит не мгновенно, а занимает определённый исторический период, а переход от капитализма к коммунизму не может быть исключением, поскольку темпы процесса определяются тепами развития производительных сил, то и государство, как орудие насилия, обеспечивающее такой переход, мгновенно уничтожено быть не может. Слом существующего государства всегда акция насильственная, даже если это осуществляется мирно и вполне демократично, даже в рамках существующих демократических норм. В рамках политического переворота (революции в узком смысле слова), к власти приходит новый класс и формирует новое государство уже своей диктатуры, обеспечивающее ему господство в обществе в своих интересах и, соответственно, создание условий для дальнейшего беспрепятственного развития производительных сил общества. Производительные силы не могут развиваться скачками, развитие всегда идёт от уже достигнутого, а производственные отношения, а следовательно и право (законодательство) могут совершенствоваться только в пределах обеспечивающих свободное развитие производительных сил только существующего уровня. Они принципиально не могут выйти за рамки существующего уровня развития производительных сил, поскольку обусловлены именно их требованиями. Из этого следует, что государство принципиально не может быть отменено (разрушено) революцией в узком смысле слова, оно должно существовать вплоть до того периода, когда новый способ производства станет доминирующим, когда окончательно исчезну классы, слои общества, со своими специфическими групповыми интересами, способные ради них установить в обществе своё господство, т.е. вновь восстановить государство в своих интересах, обеспечивающее их диктатуру в обществе. Следовательно, государство не может быть уничтожено, оно может только само отмереть, по мере развития производственных отношений на базе развития производительных сил общества и развития в нём системы самоуправления. После слома буржуазного государства и установления государства диктатуры трудящихся масс, производительные силы общества должны получить максимальные возможности для своего развития за счёт глубокого планирования деятельности общества и резкого сокращения непродуктивных затрат рабочей силы. Под давлением развивающихся производительных сил будут совершенствоваться производственные отношения. Процесс этот, при диктатуре в обществе трудящихся масс, будет, безусловно, стимулироваться господствующим классом, но при этом он всё же не может выйти за рамки допускаемые уровнем развития производительных сил. Например, невозможно убрать подчинённость и подотчётность одних людей другим, пока это требует существующая система организации производства.

В настоящее время можно услышать, в том числе и от людей считающих себя материалистами, что для построения коммунизма надо в первую очередь воспитать соответствующим образом человека. На самом деле это идеализм. Политические партии могут менять сознание масс (вносить в них сознание) только в весьма узких пределах, ограниченных реальными интересами масс, помогая им осознать эти общие для них интересы, и не более. Массовое сознание принципиально не может выйти за рамки ограниченные существующими производственными отношениями, поскольку в основе его лежат интересы человека к всё более полному удовлетворению его потребностей, основа которых всегда материальна, и, следовательно, уровень возможности их удовлетворения напрямую зависит от уровня развития производительных сил общества. Идеологический институт (на сегодня это коммунистическая партия или партии) вносит сознание в массы, способствующее  осознанию ими своих коренных интересов (повышает уровень сознания масс) – массы, обретя это сознание, меняют, соответствующим образом, производственные отношения в обществе, обеспечивая, тем самым, большую свободу развитию производительных сил -  развиваясь, производительные силы создают новые условия как материальной, так и духовной жизни человека, порождают у него новые потребности, но одновременно и порождают новые противоречия с существующими производственными отношениями – идеологический институт опять вносит в массы сознание соответствующее их коренным интересам (на данном уровне) и так далее. То есть рост сознания масс не может быть оторван от роста материального удовлетворения их потребностей, т.е. от роста производительных сил общества. А поскольку развитее общества в коммунистическом направлении с неизбежностью требует развития самоуправления масс, то и выработка идеологии развития, а, следовательно, и источник выявления коренных интересов масс и внесения в них соответствующего сознания, должен постепенно перемещаться от политических партий в органы общественного самоуправления. 

Но из выше изложенного возникает вопрос, если государство при переходе от капитализма к коммунизму не может быть уничтожено одноразово, сразу в начале этого перехода, то господство какого класса оно должно обеспечивать, чью диктатуру обеспечивать? Используемое выше выражение «диктатура трудящихся масс» хотя и отражает сущность направленности развития общества, но довольно неопределённо, размыто, поскольку трудящиеся массы в переходный период, от капитализма к коммунизму, (К. Маркс это называл первой стадией коммунизма, позднее это стали именовать социализмом) представляют из себя довольно широкий спектр социальных слоёв, каждый из которых имеет свои специфические интересы. Поэтому в марксистской литературе государство переходного периода рассматривается как государство диктатуры пролетариата, т.е. диктатуры наёмных работников живущих исключительно за счёт своего труда с ведущей ролью рабочих крупных промышленных  предприятий. Но при этом подчёркивалось, что нужно не просто государство диктатуры пролетариата, а

отмирающее государство диктатуры пролетариата, которое начало бы отмирать сразу после его возникновения и не могло не отмирать. Ленин писал: «Пролетариату нужно государство — это повторяют все оппортунисты, социал-шовинисты и каутскианцы, уверяя, что таково учение Маркса, и «забывая» добавить, что, во-первых, по Марксу, пролетариату нужно лишь отмирающее государство, т. е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать. А, во-вторых, трудящимся нужно «государство», «то есть организованный в господствующий класс пролетариат». (ПСС, изд. 5, т. 33 ст. 24) К сожалению это же забывают добавить и большинство современных «теоретиков» коммунистического движения. Смысл создания государства диктатуры пролетариата вовсе не в том, чтобы оно отстаивало именно его интересы, как некого нового элитарного слоя общества. Государство диктатуры пролетариата должно обеспечить своё постепенное отмирание. Такое государство необходимо только в качестве государства переходного периода от общества с государственным устройством к полностью самоуправляемому обществу. А поскольку отмирание государства может происходить только при постепенной передачи государственных функций общественным объединениям трудящихся, широким слоям населения, по мере стирания различия в интересах социальных групп, то и немедленное отмирание государства должно начинаться с немедленного вовлечения в его управление более широких слоёв населения чем просто пролетариат, хотя и с его доминирующей ролью. Примером научного подхода к организации отмирающего государства диктатуры пролетариата может служить Конституция РСФСР 1918 года, которая, по объективным причинам, никогда реально введена в действие не была. То есть, историческая роль пролетариата, с его ядром в виде рабочих крупных промышленных предприятий, в том, чтобы овладев государством, как орудием насилия, обеспечить свободу развития производительных сил общества и на этой основе обеспечить отмирание самого государства как института управления обществом. Отстаивание исключительно интересов самого пролетариата никогда не было целью создания государства с его господствующим положением. Установление государства диктатуры пролетариата требовалось в интересах всех живущих за счёт собственного труда, а не только пролетариата. А диктатура пролетариата требуется потому, что его коренные интересы наиболее полно отражают коренные интересы остальных слоёв трудящихся, с которыми он и должен начать сразу делить власть с момента её обретения.

Со времени изложения прогнозов развития общества классиками научного коммунизма, прошёл достаточно длительный исторический период. Развитие производительных сил меняло социальный состав общества. Бурный рост численности рабочего класса, и особенно его ядра,  рабочих крупных  промышленных предприятий прошёл свой пик, и постепенно его численность, в следствии внедрения автоматизации, начала падать. В промышленно развитых странах непосредственно промышленные рабочие составляют уже всего около 10% занятого населения и тенденция к сокращению продолжается. Очевидно, что после слома государства диктатуры буржуазии высвободится огромное количество рабочей силы занятой в настоящее время совершенно непроизводительным трудом (обеспечивающие конкуренцию, рекламу, огромные финансовые  и фондовые рынки и т.п.), что создаст условия для дальнейшего бурного развития производительных сил общества, и, соответственно, обеспечит новый всплеск (на определённый период) численности рабочего класса. Но до этого тенденция к сокращению его численности будет неизбежно сохраняться и политические силы стремящиеся к трансформации общества в коммунистическом направлении это должны учитывать. Если в начале прошлого века в крупных промышленных городах включая столицы, откуда и начинались все революции, концентрация рабочих была наиболее высокой, то теперь зачастую, и особенно в столицах, всё наоборот. Это говорит о том, что несмотря на то, что рабочие коллективы, как самые организованные и дисциплинированные общественные структуры, в настоящее время продолжают играть существенную, возможно даже ключевую роль в деле развития общества в коммунистическом направлении, они одни, без блокирования с другими слоями трудящихся масс в подавляющем большинстве регионов, а следовательно, и в стране в целом, принципиально ничего изменить не могут. 

Если в начале прошлого века рост производительных сил общества вёл к росту рабочего класса за счёт снижения численности крестьянства в следствии бурного роста производительности труда в этой отрасли, то в конце его начался бурный рост научно-технической интеллигенции и во многом, если не в основном именно за счёт численности рабочих промышленных предприятий. Если в начале прошлого века малочисленную интеллигенцию, как правило приближённую к буржуазии, было легко подкупить, создавая ей особые условия жизни, то в настоящее время, в силу её массовости, это сделать просто невозможно. Легче подкупить небольшой слой наиболее квалифицированных рабочих, занимающих ключевые позиции на производстве. В этих условиях трудовая интеллигенция, по сути, превращается в таких же пролетариев, только умственного труда, как и рабочий, получая за свой труд не более стоимости своей рабочей силы, а порой не получая даже и этого. При этом если и не все, то значительная часть пролетариев умственного труда, на сегодняшний день является самой образованной частью пролетариата. Всё это необходимо учитывать при разработке стратегии и тактики преобразования общества в коммунистическом направлении теми политическими силами, которые в этом заинтересованы.

Постоянное повышение уровня удовлетворения потребностей господствующего класса в принципе невозможно без развития производительных сил общества, а их развитие невозможно без развития их составляющей – рабочей силы (человека). Это вынуждает господствующий класс, в рамках необходимых для расширенного воспроизводства рабочей силы, повышать и уровень удовлетворения потребностей всех трудящихся. Рост удовлетворения потребностей всего общества, ведёт к увеличению как ассортимента выпускаемой продукции, так и ассортимента услуг, что в свою очередь ведёт к более глубокой специализации и, соответственно, социальной дифференциации общества. Начинают появляться различные общественные объединения на основе профессиональной и социальной принадлежности членов общества.  В настоящее время в России действует огромное количество всевозможных общественных объединений, и какой бы направленности и политического окраса они не были, но это реальные элементы общественного самоуправления, начало его зарождения в обществе в целом. Это те самые элементы, которые в процессе своего развития, в переходный период от капитализма к коммунизму, должны будут поглотить все государственные функции и обеспечить, таким образом, отмирание государства.

Начала прошлого века до наших дней российское общество прошло значительный путь развития. От этих реалий сегодняшнего дня и необходимо отталкиваться тем политическим силам, цель которых содействие преобразованию общества в коммунистическом направлении. Программы этих политических сил должны опираться именно на существующие реалии и затем шаг за шагом раскрывать пути и методы преобразования общественного устройства из ныне существующего в желаемое. К сожалению, пока ещё ни одна политическая сила России такой программы не имеет.

Из всего выше изложенного, можно сделать выводы:

1.Реальную диктатуру в обществе всегда, независимо от конкретной формы государственного устройства, осуществляет класс в руках которого находится основная масса средств производства. Конкретные правители, даже если они в статусе монархов или диктаторов, или любые другие органы власти, в том числе и демократически избранные, не более чем облечённые определёнными полномочиями представители этого класса. Реальная власть всегда у того слоя населения, который владеет основной массой средств производства, т.е. власть всегда имеет материальную основу, материальное обеспечение.

2.Власть не может быть опосредована в принципе, поскольку власть, это свойство субъекта подчинять своей воле других даже помимо их желания. Если субъект опосредует свою власть, т.е. передаёт её другому, то это означает, что он её теряет (отдаёт), а кто-то другой приобретает. Деление власти (свойства субъекта) в принципе невозможно и все разговоры о делении власти на несколько ветвей не более чем попытка замаскировать лицо истинного обладателя всей полнотой власти – господствующего в обществе класса, того, кто реально осуществляет в обществе диктатуру. Любители делить власть на отдельные независимые ветви на самом деле делят не власть, а орудие её обеспечивающее – государство, на отдельные независимые друг от друга (на сколько это вообще возможно) инструменты обеспечивающие власть господствующего класса.

3.Обладатель власти всегда опирается на силу, господствующий класс осуществляет свою диктатуру в обществе с помощью орудия систематического насилия именуемого государством.   

А так же, можно сформулировать основные требования к государству переходного периода от капитализма к коммунизму (к социалистическому государству):

1.Поскольку развитие производительных сил общества далее невозможно на основе стремления представителей господствующего класса к всё более полному удовлетворению своих потребностей за счёт прибыли с капитала, то право на частную собственность на любой крупный капитал и в первую очередь на средства производства, должно быть отменено. И в первую очередь именно на достаточно крупные капиталы, поскольку именно они, с одной стороны являются основой господства буржуазии, а с другой, именно они обеспечивают основную массу непродуктивных затрат общественного труда связанную с конкуренцией и функционированием финансовых и товарных рынков, т.е. именно они обеспечивают основную массу бессмысленных, с точки зрения интересов общества, расходов и трудовых и материальных ресурсов.

2. Поскольку дальнейшее развитие производительных сил общества должно осуществляться на основе стремления к всё более полному удовлетворению своих потребностей непосредственно трудящихся масс, то должен существовать механизм выявления и исполнения воли этих масс, и в первую очередь нового правящего класса – современного пролетариата, как наиболее концентрированно выражающего коренные интересы всех трудящихся.

3.Поскольку инструментом обеспечивающим исполнение воли класса является государство, то общественно-политическая система должна быть устроена так, чтобы государство в своих действиях руководствовалось непосредственно волей класса. Наличие любой политической прослойки между классом и государством неизбежно ведёт к передаче власти от класса к этой прослойке, что чревато восстановлением капиталистических отношений в обществе на основе неизбежно возникающих групповых интересов этой прослойки.

4.В социалистическом государстве, как и в любом, собственниками основной массы средств производства могут быть только представители господствующего класса, а поскольку при социализме, в отличии от предыдущих общественно-экономических формаций, удовлетворение потребностей представителей правящего класса не может осуществляться за счёт доходов с капитала, то владеть и управлять этой собственностью класс может только сообща, с помощью инструмента своего господства, обеспечивающего исполнение его воли - государства. То есть, основная масса средств производства в социалистическом государстве должна быть в государственной собственности, с постепенным переходом её, по мере отмирания государства, в общенародную.

Пример последствий неисполнения третьего требования мы можем наглядно наблюдать на примере развития России. Конституция РСФСР 1918 года разработанная если и не полностью В. Лениным, то, как минимум, под его полным контролем, обеспечивала исполнение всех выше приведённых требований и соответствовала научным представлением о сущности социалистического государства, но, к сожалению, она не соответствовала реальной социально-экономической ситуации в стране и потому реально введена в действие никогда не была. В этой Конституции нет даже упоминания, о какой бы то ни было партии, а не то, что определения её роли в государственном устройстве, вся полнота власти была сосредоточенна в руках Советов. Конституцией РСФСР 1918 года предусматривалось такое государственное устройство, которое позволяло выявлять, обобщать и исполнять волю широких масс трудящихся с доминирующей ролью пролетариата. Но уровень развития производительных сил в России и соответствующий ему социальный состав населения был таким, что её введение в действие неизбежно откинуло бы Россию обратно в капитализм. Это понимали довольно многие видные деятели коммунистического движения того времени. Много высказываний по этому поводу было на третьем конгрессе Коминтерна.

В своём выступлении Бухарин приводит высказывания ведущего теоретика Германской Коммунистической Рабочей Партии (ГКРП) Германа Гортера: « Гортер говорит, что для земледельческой России диктатура партии будет единственно правильной тактикой. Естественно, что для западных, капиталистически развитых стран это не годится. Поэтому было бы преступлением перед Интернационалом и перед революцией смешивать столь разные вещи» («Третий всемирный конгресс Коммунистического Интернационала» стенографический отчёт, Петроград, государственное издательство, 1922 г., стр. 266-267)

Закс (ГКРП): «Внутри России никакая политическая партия, как бы не была сильна и крепка её дисциплина, никогда не будет совершенно свободной от экономической базы, на которую она опирается. С этим мы, как марксисты, должны согласиться. Партийная и политическая жизнь не может оставаться долгое время вне влияния изменяющихся экономических условий, отражающихся и на политической жизни, и поэтому, наше первое опасение заключается в том, что строжайшая замкнутость русской Коммунистической Партии, её суровая дисциплина, её непреклонная и абсолютная власть – не могут дать безусловной гарантии в том, что эта партия, при изменении экономических условий, останется верной самой себе». Там же, стр. 363-364)

 И Леви (ГКРП): «Всякая диктатура пролетариата будет диктатурой коммунистов, но не всякая диктатура коммунистов есть диктатура пролетариата». («Там же, стр. 265)

Близкой к этому была и позиция Рабочей оппозиции внутри РКП(б). Её представитель Коллонтай в своём выступлении сказала: «Я выступаю здесь не от имени русской делегации, но от небольшого меньшинства Российской Коммунистической Партии. … И я говорю здесь для того, чтобы товарищи из других стран знали, что и в рядах нашей РКП есть известное число людей относящихся с большим опасением к текущей политике России, к повороту во внутренней её политике;». (там же стр. 367-368)

То есть, видные деятели коммунистического движения того времени, с одной стороны понимали, что для промышленно неразвитой России другого пути развития в коммунистическом направлении, кроме как через диктатуру не класса, а партии нет, а с другой, прекрасно отдавали себе отчёт, что власть в социалистическом государстве, государстве переходного периода от капитализму к коммунизму, отмирающем государстве диктатуры пролетариата не может быть ни кем опосредована, поскольку реально это означает передача власти от класса посреднику со всеми вытекающими последствиями. В настоящее время вопрос не в том, можно ли было и таким путём обеспечить продвижение к коммунизму, сознательно блокировав определённые закономерные тенденции в развитии общества. Важно понять, что эти закономерности действуют и действуют с неотвратимой силой, и что если их не учитывать, то можно повторить нежелательный опыт прошлого.  

 

О роли коммунистической партии.

Учитывая законы развития общества, можно утверждать, что никакая новая общественно-экономическая формация не может не только сменить старую, но даже начать своё активное формирование, пока новый господствующий класс не сформируется как класс, не осознает свои классовые интересы, не сформулирует их и не будет в состоянии их реализовывать практически. Именно класс! Потому, что именно его господство должно определять новый способ производства, именно его интересы должны отражать новые производственные отношения, не идеалы и интересы, какой бы то ни было политической организации, а именно интересы будущего господствующего класса. Из этого следует, что основной задачей современной коммунистической партии является организация современного пролетариата в господствующий класс. Не отстаивание его текущих интересов, самих по себе, не защита обездоленных, как таковых, а именно организация и тех и других в господствующий класс, который сам будет способен, и сформулировать, и заявить, и отстоять свои интересы. То есть, первейшая задача коммунистической партии это создание структур, в которых широкие слои трудящихся масс, с доминирующей ролью современного пролетариата, могли бы сами формулировать свои интересы и организовывать их реализацию. Сама же коммунистическая партия направлять всю эту деятельность масс должна путём внесения в трудящиеся массы, и в первую очередь в упомянутые структуры, соответствующего сознания. Именно внесением в них соответствующего сознания коммунистическая партия направляет деятельность подавляющего большинства трудящихся масс и в первую очередь современного пролетариата. Участвовать и помогать в отстаивании их текущих интересов, интересов локальных групп трудящихся, коммунистическая партия, понимая всю бесперспективность этой борьбы для трудящихся масс в целом, должна только для того чтобы: во-первых, активизировать массы, поселяя в них уверенность в собственных силах, максимально возможными успехами в локальных конфликтах; во-вторых, чтобы продемонстрировать им, что без политической борьбы сколь бы то ни было существенно продвинуться в деле обеспечения их интересов невозможно, поднимая, таким образом, их на борьбу политическую. Все современные коммунистические и левые партии в России по своей сути являются оппортунистическими, поскольку ни одна из них не занимается организацией трудящихся масс в господствующий класс. Даже те, которые позиционируют себя как партии рабочего класса, занимаются только поддержкой его борьбы в локальных конфликтах, зарабатывая, таким образом, себе определённую популярность, но при этом напрочь игнорируют этот же класс, как самостоятельную политическую силу, присваивая именно себе право заявления политических требований от его имени. То есть, если партия действительно коммунистическая, то у неё две главные взаимосвязанные задачи:

1.Организация трудящихся масс, и в первую очередь современного пролетариата, в господствующий класс;

2.Внесение в эти уже организованные массы соответствующего сознания, раскрывающего им их коренные интересы.

Непосредственное участие самих членов партии в организационных структурах нового государства должно осуществляться только в рамках этих основных задач, только для получения больших возможностей для их реализации, но, ни как не с целью получения административного ресурса для насильственного проведения политики партии. И это не абстрактное требование, основанное на каких-то идеях или убеждениях (гуманизм, демократия и т.п.), это требование обусловленное закономерностями развития общества, обусловлено тем, что власть в государстве может быть только в руках класса, только в этом случае общество может развиваться в соответствии с основными законами своего развития. Все остальные конструкции искусственные и не могут существовать на протяжении достаточно длительного исторического периода, поскольку движущей силой развития общества, его производительных сил, являются интересы господствующего класса. Какая бы идеология официально не была провозглашена в обществе, под её покровом и в её рамках всегда будут реализовываться интересы господствующего класса или социального слоя временно выполняющего его роль. И поскольку интересы членов господствующего слоя общества всегда играют ведущую роль, то трансформироваться будут не они, а официально принятая в обществе идеология. Яркий пример того СССР и другие социалистические страны. Если бы не вторая мировая война, то, скорее всего, развал СССР произошёл бы гораздо раньше. На это указывает и то, что темпы развития СССР (развития производительных сил общества) при стабилизации обстановки начали резко снижаться и практически сравнялись с темпами развития капиталистических стран.   

Какая бы партия не стояла у власти в капиталистических странах, реальная власть всегда находится не в руках этой партии, а в руках класса буржуазии, который её реализует через буржуазное демократическое государство, в котором, как бы это завуалировано не было, демократические решения принимаются, образно говоря, по принципу: один доллар – один голос. Буржуазные партии только соревнуются друг с другом за более полное выражение интересов большинства (по размерам капитала) этого класса. И это состязание за более полное выражение коренных интересов класса, нормальное состояние партий в любом обществе, в том числе и в социалистическом. В социалистическом обществе может быть несколько коммунистических партий, но если они действительно коммунистические, то различие между ними могут быть только в понимании коренных интересов трудящихся масс на данном этапе, или в путях их реализации. А содержанием их борьбы может быть только борьба за мировоззрение масс, за внесение в массы того сознания, того мировоззрения которого придерживается та или иная партия. Но это сознание довольно сложно вносить в общество в целом, как в некое аморфное образование из отдельных индивидуумов в котором практически невозможно не определить его достигнутый уровень, не организовать общество на какие-то совместные действия. Сознание, в первую очередь, должно вноситься в уже существующие структуры самоорганизации нового господствующего класса, в структуры самоорганизации трудящихся, в которых только и возможно, на основании именно их решений, наглядно видеть достигнутый уровень этого сознания, а так же планировать и осуществлять соответствующие действия. Ярким примером этого было развитие российского общества в начале прошлого века. Стихийно возникшие в 1905 году Советы со временем стали выразителями интересов различных слоёв трудящихся. Именно решения Советов отражали достигнутый уровень сознания масс, потому, что именно члены Советов, а не политических партий были представителями масс. Коммунистические партии (как и любые другие) являются закрытыми клубами, подбирающими своих членов исходя из своих внутренних установок. Их задача выявить, обосновать и донести, раскрыть перед трудящимися массами их коренные интересы и предложить пути их реализации, т.е. внесение в массы соответствующее сознания. Но выражать волю масс никто им права не давал, волю масс могут выразить только сами массы, через свои организационные структуры, созданием которых и должны быть в первую очередь озабочены коммунистические партии, если они реально коммунистические. Это выражение воли и демонстрирует тот уровень сознания масс, который удалось добиться работой в них тем или иным политическим партиям. И неважно под чьим влиянием, или при чьём господстве в Советах, принимались ими решения, но именно их решения выражали волю масс и являлись руководством к их действиям. Влияние на членов Советов тех или иных политических партий передавалось через них тем членам общества, которыми они были делегированы, формируя их сознание, и в последствии решения Советов формулировались в уже как воля тех, кого эти Советы представляли. Это конечно не исключало работы партий непосредственно в массах, но наиболее политически активные и авторитетные представители этих масс были всё же представлены именно в Советах и, соответственно, агитационно-пропагандистская работа через них была наиболее эффективной.

 Поэтому взгляды на пути достижения и даже на коренные интересы трудящихся в каждый конкретный момент у разных современных коммунистических партий могут быть разными, но если эти партии не занимаются организацией трудящихся масс в господствующий класс, если они не участвуют в формировании организационных структур в которых эти массы могут выражать своё мнение в соответствии с достигнутым ими уровнем сознания, то это вообще не коммунистические партии, а структуры только прикрывающиеся коммунистической идеологией, и работающие на самом деле на свои групповые интересы, если не партий в целом, то как минимум их руководства. Любые поддержки любых протестных движений и любой борьбы отдельных групп трудящихся за свои права, без перевода этой борьбы в организационно оформленную политическую борьбу это выпускание пара, стравливание энергии масс, обман этих масс путём вселения в них надежды, что такими локальными методами борьбы они могут добиться чего-то существенного. Это метод борьбы социалистов в рамках капиталистического общества и не предусматривающий ни каких коренных изменений в нём.

Стихийно возникшие в конце прошлого века структуры самоорганизации трудящихся – Советы, не контролировались действующей властью. Тяжелейшие условия жизни трудящихся масс в связи с первой мировой войной резко увеличили их активность и соответственно рост и значение Советов, за влияние в которых и развернулась борьба между политическими партиями в канун революции. В настоящее время Мы имеем нечто подобное Советам в виде вертикали представительных органов власти, но эти органы власти в настоящее время жёстко контролируются буржуазией. То, что буржуазия вынуждена сохранять видимость общенародной демократии, оставляет принципиальную возможность установления, через эти выборные органы, власти непосредственно трудящихся масс, но разобщённость этих масс не позволяет установить жёсткий контроль за формированием этих органов на всех этапах, и сводит на нет даже умозрительные возможности установления через них в стране власти трудящихся. То есть, в настоящее время нужна независимая от действующей власти структура способная объединить большинство политически активной части трудящихся масс.

Наиболее, хотя зачастую и относительно, независимыми от власти являются большинство существующих в настоящее время общественных организаций самой различной направленности. Подавляющее большинство наиболее значимых из них контролируются действующим режимом через руководство этих организаций. Но, несмотря на это они являются во многом самостоятельными и их контроль, и управляемость сверху сохраняется во многом за счёт недостаточной активности самих членов организации. В этих общественных организациях в настоящее время собрана основная масса наиболее социально активных членов общества и большинство из них люди в основном левых взглядов, даже если руководство этих организаций (как например официальные профсоюзы) находится под полным контролем действующей власти. Получается, что эти организации на сегодняшний день должны быть основным местом приложения сил коммунистических партий. Работа в этих организациях охватывает все сферы жизни общества, от промышленных предприятий до различных объединений по месту жительства.

Понятно, что руководство многих общественных организаций, находящееся под контролем действующей власти, никогда не допустят открытой работы коммунистических партий в них. Значит, работать в них можно только через уже действующих членов этих организаций. Но подавляющее большинство членов этих организаций не являются одновременно членами коммунистических партий, и при настоящих условиях ими никогда не стану. Значит надо искать такую форму объединения в которую члены этих общественных организаций могли бы вступить не позиционируя себя однозначно как коммунисты, организацию более широкую, менее идеологизированную и направленную на достижение только ближайших, разделяемых всеми людьми с левыми взглядами, политических целей, например, назовём условно, «Союз трудящихся» или что-то подобное. В такой организации должны быть заинтересованы все коммунистические партии (если они действительно коммунистические, а не только по названию), независимо от их разногласий, поскольку она им даёт выход на массы, на членов этой организации (Союза трудящихся), а через них даёт возможность работать и со всеми остальными общественными организациями страны. То есть, это даёт простор для агитационно-пропагандистской работы всем политическим силам, представленным в этом Союзе трудящихся. Объединение широких масс трудящихся с системой принятия решений, уже способно обеспечить согласованные действия всех левых сил общества на основе достигнутого в них уровня сознания. Появляется возможность и установления тотального контроля всех этапов формирования выборных органов, и формирование параллельных ветвей власти, возможно с нахождением одних и тех же лиц и в параллельные выборные органы и в действующие одновременно, проводя решения первых через вторые, и обеспечивая, таким образом, реальную смену власти. А общественные организации имеющие влияние на силовые структуры, обеспечат блокирование неконституционного применения силы со стороны действующей власти при потере ею контроля за законодательными органами.

Возможно, можно предложить и другие варианты организации трудящихся масс в господствующий класс, но бесспорно одно, что коммунистическая партия, если она действительно коммунистическая, а не только по названию, должна искать пути именно организации трудящихся масс, современного пролетариата в господствующий класс, т.е. организовывать его в работоспособные структуры, через которые он может реализовывать свои коренные интересы, а не бороться за приход к власти непосредственно самой партии, что в современных условиях в принципе невозможно. А поскольку целью коммунистической партии всегда является преобразование реально существующего общества, то и планировать свою практическую деятельность она должна исходя из его реального состояния и социального состава. Власть к новому классу может перейти только тогда, когда будут созданы условия, при которых существующий правящий класс будет уже не в состоянии контролировать общественные процессы, а нарождающийся господствующий класс к этому времени будет достаточно организован, чтобы эту власть принять.

 

О принципах строения и функционирования коммунистической партии.

От современных коммунистов нередко можно услышать, что нам нужна коммунистическая партия ленинского типа, правда не понятно, какой смысл в это вкладывается. Но тип организации определяется её структурой и принципами функционирования, а не задачами которые она решает, хотя, безусловно, что и структура и принципы функционирования должны соответствовать как поставленным целям, так и путям и методам их достижения, которые в свою очередь зависят от конкретных исторических условий. Исходя из этого можно утверждать, что нам не нужна сегодня партия ленинского типа, мы живём в новых исторических условиях, у нас пути и методы достижения тех же конечных целей уже должны соответствовать условиям настоящего времени, а, следовательно, и организационное строение, и принципы функционирования партии должны соответствовать современным условиям, и современным путям и методам достижения поставленных целей.

Демократия может быть либо прямой (непосредственно), либо представительной, либо представлять определённую комбинацию из первых двух. При прямой демократии предусматривается непосредственное волеизъявление всех допущенных к этому процессу по каждому рассматриваемому вопросу. Представительная демократия предусматривает передачу полномочий масс выборным органам или лицам. Оба вида демократии имеют как положительные, так и отрицательные стороны.

С одной стороны, прямая демократия непосредственно выявляет волю большинства членов, в рассматриваемом случае, организации, партии, что является её положительной стороной, но с другой стороны, при значительной численности организации, она ограничивает возможности её членов ставить вопросы на рассмотрение. Если такое право предоставить всем членам организации, то даже при небольшой её численности она захлебнётся в потоке обсуждения предложений. Если  же это право передать какому-то выборному органу, то, по сути, к этому органу переходит и власть в организации.

Но, при представительной демократии, при достаточно большом количестве членов организации, хоть с прямым голосованием, хоть со ступенчатым (через конференции выборщиков), значительная часть полномочий масс сразу передаётся выборным органам, что приводит к их доминированию над партийными массами и чревато полным захватом власти в партии её руководством и отрывом его от партийных масс. Партия при этом делится как бы на два звена – руководящее, которое живёт само по себе, устанавливая в партии удобные для себя порядки, обеспечивая таким образом своё постоянное переизбрание и фактическую несменяемость, самостоятельно подбирая в свои ряды новых членов, и управляемую, по сути бесправную, партийную массу, инициатива в которой допускается только в пределах реализации решений руководящих органов. В современных условиях коммунистические партии с таким типом представительной демократии (а других пока нет) показали, как  свою полную неспособность влиять на ситуацию в обществе, так и неспособность к саморазвитию.

Контроль выборных органов низовыми структурами при представительной форме демократии может осуществляться только через их представителей в этих органах. Но тогда должна существовать система контроля низовыми структурами самих этих представителей, а это возможно только при весьма ограниченной численности коллектива их избирателей.   В Конституции РСФСР 1918 года была предложена форма представительной демократии, в которой это обеспечивалось. Суть её в том, что выборные органы формировались по ступенчатой системе. Граждане должны были избирать (делегировать) своего представителя в первичный выборный орган по норме - один человек не более чем от 1000 жителей (получается примерно не более 200-250 семей), что позволяло им жёстко контролировать, и в случае необходимости отзывать своего представителя. Выборные органы первой ступени избирали (делегировали) своих представителей в выборные органы следующей ступени, и так далее. То есть руководящие выборные органы не избирались на конференциях, они формировались из представителей низовых структур, а для текущей работы, уже этими руководящими выборными органами, избирались только Исполнительные комитеты.  Таким образом каждый вышестоящий выборный орган (за исключением чисто исполнительных) формировался из представителей нижестоящих (в пределе, непосредственно граждан) и не имел каких бы то ни было отличных интересов от низов, поскольку был собранием их представителей. Такая система позволяла выявлять, обобщать и формулировать волю непосредственно масс. Но, к сожалению, реально она никогда в действие введена не была.

Вероятно на сегодняшний день это является наиболее чётко продуманной системой позволяющей выявлять, обобщать и реализовывать волю масс. То есть, если мы хотим в партии создать условия для творчества масс, обеспечить их жёсткий контроль над выборными органами, установить максимально возможный уровень демократии и при этом сохранить её управляемость на принципах демократического централизма, то стоит подумать о принятии подобного принципа её строения и функционирования, включая систему принятия решений. А в настоящее время это становится не просто актуально, это жизненно необходимо, поскольку в современном мире, в мире поголовной грамотности, коммунистическая партия, как авангард трудящихся, не может состоять из политически безграмотных людей, а у людей достаточно образованных не может быть незыблемых авторитетов, они могут подчиняться только воле коллектива, понимая насущную необходимость этого для существования организации и, соответственно, для реализации тех своих целей, ради которых они в неё вступали.  Поэтому, в настоящее время создать коммунистическую парию по своей сути, а не только по названию, практически невозможно, не обеспечив в ней господствующее положение партийных масс над своим выборными органами, а следовательно не создав такую систему строения и функционирования организации, которая позволяла бы выявлять, обобщать и реализовывать волю партийных масс. Именно партийных масс, а не партийного руководства!

 


Оцените статью