Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Ключ от города в сад.

Человек и общество

30.04.2014 01:23  

sergiust

140

Череда человеческих бед и бедствий – свидетель господства свободы над разумом. Проблема их подвижного равновесия никогда не теряла значения при всей очевидности того, что ее разрешение находится в пределах двух стратегических линий: расширения сознания и ограничения свободы. Действующая историческая эпоха характеризуется явным преобладанием второй линии, верным определением которой служит цивилизация.

Достаточно твердо установлено, что успеху цивилизации особенно способствуют две динамики: устойчивый рост потребительских запросов и усиление контроля путей их удовлетворения. История этих тенденций принимает твердую поступь от первых полисов прибрежной зоны. Политическое значение города как постоянного места жительства – разрыв непосредственной связи людей с основным источником их довольствия. Политическая составляющая дальних маршрутов – появление, закрепление и расширение спроса на такую продукцию, которая не может эффективно производиться на месте в силу объективных или субъективных факторов, при том что вопрос о ее необходимости и достаточности часто повисает в воздухе, если возникает вообще. Все это мерно разверзает пропасть между людскими потребностями и их возможностями, которая тонкой травлей душ и постепенным преломлением духа давно приняла античную массу, с подачи изваявшую сомнительный канон человечности. Это же ожидает ее нынешних наследников, не нашедших достаточных оснований в прилежании к строгой политической дисциплине. Легко припомнить жертвенный патриотизм «Политики» Аристотеля, который в дошедшем до нас виде не забывает почестей Египту при явном умолчании социального опыта соседней Этрурии, устойчивой против обвинений в примитивности с позиций преданных философии. «Этрусское не читается» - продолжали из Рима и были по-своему правы, коль скоро латинское «rus» в значении поместья отвергает сам принцип Вечного города. Первостепенной характеристикой этрусского образа жизни, которую фактически игнорируют, является поместное расселение жителей со специализацией городов в качестве места проведения общественных мероприятий и частной хозяйственной или иной коммуникации. Проще говоря, этруски жили примерно так же, как русские Пскова и Новгорода в вечевой период. Их общее историческое поражение - в благодушном упущении степени внешней угрозы.
Пространные усилия критиков цивилизации были заведомо обречены, поскольку никогда не достигали того познавательного рубежа, с которого просматривается жизнеспособная альтернатива. Руссоистская оппозиция генеральной линии Просвещения в ряду поколений, пропитанная чувством протеста против уподобления человека машине под прикрытием социальной направленности производительного прогресса успехами научно обоснованной индустрии, неизменно задыхалась призывами к фактическому самоограничению и перераспределению ввиду заметного ущемления той самой свободы и справедливости, за которые она ратовала. На лучшей политической базе и автору «Богатства народов» не пришлось бы довольствоваться тем объяснением алогичного лидерства городов при формировании хозяйственного уклада Европы, которое он дал, особенно с учетом того, что даже большому культиватору трудно управиться со всем сразу.


Расположенность к цивилизации в странах с различным конституционным строем свидетельствует о том, что идеологические прения о формах собственности и государственном устройстве слабо касаются политического существа. Невзирая на возражения предков, советская пропаганда утверждала эфемерную различимость культуры и цивилизации. В такой атмосфере мудрено предположить, что данные понятия могут быть антагонистами, и культура кончается в точности там, где начинается цивилизация с ее направленным угнетением естества. На меру социального поражения указывает и то, что даже кажущийся здесь отвлеченным исторический спор иосифлян с нестяжателями вскрывает единую политическую подоплеку и находит закономерный исход от века сего. Современные правозащитники зеленых насаждений наряду с гуманистами весомого портфеля мало замечают, что в городских условиях просто невозможно обеспечить здоровое питание и благоприятную экологию в их подлинном, культурном смысле. В среде неотвратимой заболеваемости, сопряженной с проблемами человеческого развития, права и свободы существенно теряют в силе, а борьба за здоровье нации легко сливается с бизнесом, уверенным в завтрашнем дне.

Актуальная необходимость в современной индустрии далеко не всегда предполагает жесткую связь с высокой концентрацией рабочей силы, а привычный комфорт среди даров и дарований трепетной природы – дело прогрессивной техники с научной перспективой ее дальнейшего конструктивного упрощения при возрастающей отдаче, то есть этериализации.


Оцените статью