Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Социалисты и Коммунисты

Человек и общество

07.11.2015 11:43

becck

134

Самое большое препятствие, стоящее на пути коммунистической революции и установления народной власти, это ошибочный тезис о том, что социализм является первым этапом коммунизма, в то время, когда очевидно, что буржуазия превратила его в последний этап капитализма и в последний его оплот.

Несмотря на масштабные проповеди о неком единстве социалистов и коммунистов, конфликт между ними назревает и готов в любой момент перерасти до уровня практически революционной крайности. И он, как бы это ни было странно, в сегодняшней сутолоке левых воззрений (как правило, извращающих очевидное и конечно самого Маркса) практически пока незаметен. А незаметен он по той причине, что существует пока крайне мало людей понимающих кто такие на самом деле социалисты и кто такие коммунисты. Это непонимание происходит, естественно, от непонимания, что же такое социализм и что такое коммунизм. Отсюда же непонимание того, что же такое социалистические партии и коммунистические партии (и откровенно нелепое смешивание их). И отсюда же остановка всего революционного процесса, топтание на одном месте и деградация левых движений, которые сейчас совершенно растеряны, но по инерции продолжают пыжиться и разглагольствовать, щедро разбрасываясь не понимаемыми ими и не обновляемыми, в соответствии с новыми реальностями, цитатами Маркса и Ленина.

Много причин для этого непонимания. Одна из главных - это остановка развития науки о коммунизме. Кем она остановлена? В первую очередь теми, кто без всяких действительных оснований назвался коммунистами – той партией, которая свершая именно Социалистическую революцию, назвалась коммунистической партией. У членов РСДРП, конечно, были основания спешно, в ходе экстренного 7-го съезда, прошедшего 6-8 марта 1918г. назвать свою социал-демократическую партию Коммунистической. Однако это переименование было исключительно пропагандистским шагом. Оно не имело никакого отношения к тому социалистическому действию, которое совершала эта партия. Необходимо отдать честь тем идеологам, которые сумели удержаться от соблазна назвать коммунистической поистине великую Октябрьскую Социалистическую революцию. Ибо это было бы величайшей теоретической ложью. При этом нет никаких оснований осуждать руководителей Социал-Демократической РСДРП(б) за теоретически необоснованное присвоение себе звания коммунистов и переименование своей партии в коммунистическую ВКП(б). Это была жестокая борьба за умы и надежды людей, борьба с множеством хитрецов, играющих с массами своими многообещающими названиями и программами. В этой бешенной борьбе партий и движений, все пропагандистские средства были хороши и полезны, даже если они и противоречили истинному положению вещей. Теоретическая принципиальность в самом пике революций равноценна гибели.

Однако этот успешный тактический ход, это, не меняющее существа социалистической революции переименование ведущей социалистической партии в коммунистическую (по сути в псевдокоммунистическую), в дальнейшем оказало всему человечеству отвратительнейшую услугу, в итоге ставшую одной из главных причин повального извращения истинной коммунистической теории и подавления попыток её развития. Оно стало причиной извращения и марксизма-ленинизма и уничтожения зарождающегося истинного коммунистического движения, причиной подавления истинных коммунистов.

Благодаря необоснованному присвоению социалистами имени коммунистов 20-й век стал всемирной вакханалией псевдокоммунистических социалистов и социал-демократов, повально называющих себя коммунистами, которые, без родившихся ещё производственных оснований обещали коммунистический рай на земле, хватали под эти обещания власть, лезли вон из кожи, чтобы заставить работать ещё не готовую к реальной работе формацию, а далее, зашедши в хозяйственный тупик, нагло стали лгать обществу, обворовывать его, убивать людей якобы во имя коммунизма. И этим вызвали у общества не только растерянность в понимании, что такое коммунизм, но вызвали отвращение даже к самому слову «коммунизм» - тогда, как по своему существу эта ненависть должна быть обращена к социалистам их социалистическим и социал-демократическим партиям.

Можно ли оправдать, стремящихся прыгнуть выше головы, выше объективного состояния производственных отношений, идейных социалистов и их объединения? Можно и нужно, ведь они выполнили колоссальную революционную и крайне необходимую работу. Их нужно не просто оправдать, но и благодарить за выполнение этой работы. Но, и диалектически и, как мы убедились на реальных событиях, их действия могут быть оправданы только до той поры, пока они не стали забывать свою временную социалистическую миссию проводников к коммунизму, пока они из революционеров не стали яростными, по звериному оскалившимися на требующее дальнейшего развития общество, пока они не стали защитниками «своего детища, своей собственности» - социалистического строя, его капиталов, его способа производства и выгодного им способа распределения. Их можно оправдывать до той поры, пока они не стали подавлять формирующиеся на основе социализма коммунистические отношения, зарождающие коммунистическое равенство и зарождающие общество, требующее равенства наёмных рабочих - пролетариев, приумножающих социалистические капиталы, с неформальными частными владельцами этих капиталов. Такое равенство, конечно, не устраивало и не устраивает этих самых частных владельцев государственных капиталов - социалистические партии, их членов, вождей, теоретиков и подчинённой государственной бюрократии. С момента как социалисты стали подавлять, и подавлять жестоко, рождение коммунистических отношений им никакого оправдания быть не может. С этого момента марксистам необходимо не просто прекратить оправдывать и поддерживать всякого рода социалистов, а необходимо стать им в оппозицию, объявить им и теоретическую и идеологическую и политическую войну, которая, несомненно перерастёт в войну реальную и войну революционную. Оставаться на стороне гниющих уже социалистов означает, как минимум перейти из стана левых в стан правых, а как максимум - наплевать на интересы развивающегося общества, перейти на сторону государственной олигархии пытающейся соблюдать социальные манеры и далее это общество уничтожать. Таковы основы обостряющегося конфликта коммунистов и социалистов.

Прекрасный ответ на вопрос, что же такое социализм, даны в кратком и точном определении В.Ленина - «Социализм — это государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией». Очевидно, что под капиталистической монополией, прекращающей своё существование, Ленин имел ввиду монополию в условиях либерального капитализма (с минимальным уровнем сращивания с государством). И это ключевой момент в определении социализма, дающий понимание, что социализм это государственно-капиталистическая монополия, прекращающая существование либерально-капиталистической монополии, но не прекращающая капитализма вообще, а придающая ему в новую форму. То есть очевидно, что социализм, это тот же капитализм, сменивший либеральный грабительский хаос на социальность, ставший «добрее» по отношению к наёмным рабочим. История 20 века показывает, что если на первых этапах социалистических революций и переворотов установление социализма было наполнено идейностью, то на последующих, сам социализм стал не более, чем способом повышения производительности и увеличения прибылей как прямых, так и косвенных, неформальных собственников капиталов – руководящих партий и государственного чиновничества.

Великая Октябрьская революция стала первым в истории человечества актом превращения (ставших к началу 20 века поистине кровавыми) частных капиталов в государственные. Как и во всех предыдущих революциях, она являлась всего лишь переходом частной собственности из одних, непроизводительных рук в более производительные и более полезные обществу руки. А по своей сущности революция стала преобразованием родившегося после свержения царя либерального капитализма частных собственников в капитализм государственный, социальный, социалистический, где частным собственником стала партийная бюрократия.

А это такой собственник, такой капиталист, который осознал необходимость социализации частных капиталов для повышения производительности хозяйства и дальнейшего развития общества. Крайне необходимо сказать, что в случае с Великой Октябрьской революцией вопрос стоял даже не о развитии, а о сохранении российского общества. Движение капитализма к государственной монополизации неизбежный процесс. Великая Октябрьская революция этот процесс ускорила, опередив реальные производственные условия, остановив наступление западного, в тот период ещё нахрапистого и лишённого общественно полезной морали либерального капитализма и тем самым обеспечила сохранение государства, предотвратила его ничем не ограниченное и безвозвратное разграбление по примеру Африканских колоний.

После череды разрушительных кризисов периода Великой Депрессии и в разных уголках западного мира, которые являлись именно загниванием либерального капитализма, о котором говорил Маркс, началось повсеместное и очень активное формирование социальных государственно-капиталистических монополий. С подачи социалиста (и в значительной части марксиста) Кейнса, своими научными работами «сломавшего» «невидимую руку рынка» и с согласия, испуганного потерями капиталов, частных собственников «свободных рыночных» капиталов, на всей территории, ранее захваченной западными свободными капиталами, была установлена регулирующая работу капиталов власть государства.

Её установление, а далее стремительное укрепление, вплоть до полного контроля государственными органами (партиями и правительствами) частных капиталов, является ничем иным, как созданием государственно-капиталистической монополии, обращённой на пользу народов западных государств. Кейнсианская революция завершилась полным разгромом либерального капитализма и, говоря словами Сталина, «социализмом в отдельно взятых странах». Очевидно, что эта революция являлась прямым продолжением Великой Октябрьской Социалистической революции, проходила под давлением её достижений и, невзирая на особенности и отличия в лозунгах, по существу, носила тот же характер. Она подчинила государству ставшие разрушительными неуёмные к извлечению прибыли свободные рыночные капиталистические монополии и установила в западных государствах строй социального государственного капитализма, управляемого уже не невидимой рукой рынка, а псевдодемократическими, псевдовыборными партийными органами, коллективом олигархов и подчинённым им чиновничеством. А, говоря с точки зрения прав собственности, она без объявления прямой экспроприации в действительности экспроприировала частные капиталы в пользу государств и в значительной части занялась их распределением в пользу граждан этих государств – обеспечив их множеством невиданных в условиях либерального капитализма социальных благ. Это избавляет от всяких сомнений в том, что Кейнсианская революция в западных странах, как и Великая Октябрьская, были социалистическими. И очень важно отметить, что, несмотря на различия в лозунгах и методах проведения, итоги этих революций были во многом идентичны:

1.Улучшение материального положения всех слоёв наёмных рабочих
2. Сокращение рабочего дня до 8 часов
3. Развитие и укрепление системы общественного самоуправления, повышение роли коллективных местных объединений (советов, коммун, земель, кантонов, профсоюзов, колхозов) в управлении капиталами и распределении результатов производства.
4. Механизация и автоматизация труда. Индустриализация. Научно-техническая революция.
5. Государственный контроль занятости и снижение уровня безработицы силами государства.
6. Движение правосудия в сторону равноправия в суде, независимо от материального положения.
7. Частичное, как реальное, так и декларативное упрощение доступа граждан к владению и управлению капиталами, в том числе через выборы и другие демократические процедуры.
8. Подконтрольность экономики государственным органам, в том числе ограничение величин прибыли, ограничение формирования частных монополий (по сути, переход их в собственность государству).
9. Обеспечение доступности образования.
10. Ограничение влияния религии на производственные отношения.
11. Усиленное развитие милитаризма и гонка вооружений.
Являются основной показательной чертой социализма как продолжателя дела капитализма.
12. Преобразование капиталистического империализма в социалистический империализм (преобразование колоний в государства с псевдодемократическим устройством власти).
13. Подавление внутри развитых государств национализма и расизма как источников потери производительности капиталов.

Очевидно, что ни Великая Октябрьская, ни Кейнсианская революция не избавили общество от частной собственности на средства производства, но прекрасно скрыли от глаз общества истинных владельцев. Великая Октябрьская революция называла владельцем общество и государство, а фактически им являлась ВКП(б)-КПСС. Кейнсианская революция называла владельцем частного собственника, а фактически им являлись партии организованные крупным капиталом, окончательно сросшимся с государством в единое целое. Новые частные собственники отличались от своих предшественников тем, что вынужденно (а затем в качестве естественной задачи) приняли на себя обязательство распределять значительную часть прибыли капиталов в пользу общества, чем всё больше превращали капитализм из способа неограниченного воровства в социальный способ воровства. Полученная истинными собственниками выгода, при такой организации, оказалась колоссальной, ибо показала высочайшую производительность и обеспечила большую стабильность в получении прибылей и приращении капиталов. На этом этапе и всплывает разница между Великой Октябрьской революцией и Кейнсианской.

Великая Октябрьская революция сформировала собственников заключённых в оковы коммунистической идеологии, от которых эти собственники (ввиду незрелости производственных условий) всегда желали избавиться. И они от них постепенно избавлялись, используя различные теоретические и пропагандистские уловки. В 1991г., оставаясь частными собственниками - капиталистами-социалистами, они от этих идеологических оков избавились окончательно, объявив коммунистическую идеологию великим злом. И именно с этого момента безыдейный капиталистический социализм установился практически на всей территории СССР.

Кейнсианская же революция создала социализм не ограниченный жёсткой идеологией и клятвенными обещаниями коммунизма. Это позволяло, соблюдая рамки оптимально необходимого уровня производительной социализации, направлять большие, чем в СССР, средства на приумножение капиталов. Меркантильный безыдейный западный социализм оказался производительней идейного советского. Идейность в итоге стала помехой самому социализму и она в итоге была выведена из производственных отношений.

Так или иначе, социализм, как наиболее производительная разновидность капитализма, к началу 21-го века укоренился практически во всех государствах земного шара, а социализация капитализма стала повсеместным методом увеличения прибылей олигархии и способом её укрепления без значительных помех со стороны общества.

На фоне мировой победы социализма сегодняшние борцы с капитализмом за социализм выглядят нелепейшим образом, ибо борются с тем, чего уже не существует, за то, что уже есть. Они продолжают бороться с давно похороненным либеральным капитализмом за установление уже готовящегося к смерти социализма. Они требуют огосударствления, когда всем и так уже владеет государство. Деятельность борцов за социализм - нелепейшее клоунство. Это, как правило, борцы глупые, безграмотные и идейные до религиозности (чего не терпит ни истинный социализм, ни истинный коммунизм).

Однако есть и другой вид социалистов. Это социалисты, осознанно борющиеся за сохранение социализма. Это сама олигархия и её пособники, находящиеся у неё на содержании. У этих защитников социализма нет никаких идей, даже если они их пропагандируют. В реальности они руководимы не идеями, а жаждой сохранить систему социального капитализма как прекрасного способа увеличения и присвоения прибылей.

Коммунисты.

До настоящего момента истинных коммунистов не существовало, и существовать не могло. Коммунистами могли назваться сторонники идей Маркса, сторонники науки о коммунизме, но далее идей, далее фантазий, заблуждений, обмана и самообмана о своей коммунистичности дело пойти не могло, в силу отсутствия реальных условий для её рождения. Любой, назвавшийся коммунистом и любое объединение, назвавшееся коммунистическим, как только дело касалось реальностей организации управления, реальностей производства и распределения, теряли всю свою коммунистичность, разрушая свои же идейные позывы к коммунистическому обобществлению и разрушению государства. Любая, даже самая искренняя коммунистичность восходила к невыполнимым утопическим идейными лозунгами и чрезвычайно низкой производительности, а затем отступала к реальностям соответствующей уровню общественных отношений социалистической, а то и либерально-капиталистической или даже феодальной организации хозяйства. Коммунистической революции раньше времени не получилось и получиться не могло. Борьба между, не ко времени возомнившими себя коммунистами, и практичными социалистами крайне обострилась непосредственно в ходе Великой Октябрьской революции. Все идейные коммунисты в этой борьбе закономерно были уничтожены или перешли в стан социалистов.

Эпоха капиталистического социализма, сочетание, в том или ином виде частной собственности на капитал, плановости развития и социального общественного распределения чрезвычайно развило производственную базу, революционно преобразило науку и технику, построило автоматизированные производственные комплексы, создало системы коммуникаций, системы документирования и архивирования, компьютеры, компьютерные сети и прочие. Социалистическое производство достигло таких громадных масштабов и объёмов, что для поддержания уровня производства и величины прибылей собственники были вынуждены передавать широким слоям общества самые высокие достижения науки и техники. Появились персональные автомобили, персональное радио, персональные компьютеры, появилась возможность получить в «персональное владение» любые знания и умения. Доступные ранее исключительно государственной олигархии и её окружению достижения - телефонная связь, компьютерные сети, средства сообщения, особые знания, свободное от труда время, стали доступны широким слоям трудящихся.

Получение этих достижений и стало основой для зарождения истинных коммунистов, которые и в начале своего рождения и на сегодняшний момент развития слабы и пока невидимы на фоне массы идейных псевдокоммунистов. Эти новые коммунисты без особых марксистских лозунгов и теорий немедленно двинулись в драку с государственно-капиталистическими социалистами, ошарашенными внезапностью и непониманием причин этой, казалось бы, не имевшей оснований борьбы.

Коммунистические бунты против заботливых социалистических правительств прокатились в 1968-1969г. по всему миру и были жестоко подавлены. Возникшие в СССР в 70-х годах объединения новых коммунистов, вдруг осознавших отличия пропаганды КПСС от истинной сути марксизма - ленинизма и периодические возмущения рабочих направленные против социалистов КПСС безжалостно подавлялись. Китайский коммунистический бунт 1989г. был подавлен социалистическим правительством Компартии Китая. Возрождение истинных коммунистических идей в сочетании с рождением соответствующих производственных условий стало опасным социалистам мира. Такое сочетание стало угрозой их капиталам и прибылям, их власти, их безопасности. Именно по этой причине коммунистическая идея, коммунистическая теория и практика уничтожалась социалистами мира любыми средствами. К 1991г. был окончательно уничтожен мощнейший оплот коммунистических идей - СССР. Социалисты мира, в том числе социалисты КПСС потерпели сокрушительную и очевидно последнюю победу. Что означала эта победа? Она вовсе не означала поражения ещё не родившихся к тому времени истинных коммунистов. Она очистила путь практическому коммунизму, очистила его от далёких от реальности высокопарных идеалистичных лозунгов, от пустых призывов к особой сверхчеловеческой коммунистической морали. Этим разгромом коммунистической идеологии социалисты освободили место для коммунистической практичности. И этим они заведомо вырыли себе могилу.

Вдохновлённые своей социал-капиталистической псевдопобедой и одурманенные жаждой прибылей социалисты стали не только освобождать общество от подневольного наёмного труда, но и без страха стали снабжать его коммунистическим оружием против себя – сетевыми коммуникациями, которые не просто встали на место марксовых «железных дорог», упоминаемых в Манифесте Коммунистической партии, но стали в миллионы раз эффективнее в деле формирования коммунистических объединений. Они стали не просто формировать объединения, но и придали им новое качество, сетевую структуру, наделили скоростью, памятью. И эти широкие сетевые коммуникации охватили не только передовых членов общества, но и самые широкие слои общества, они стали превращать в истинных коммунистов, в том числе принципиальных противников коммунистических идей. Практический коммунизм рождённый коммуникациями наполнился общественно полезными делами, делами, ограничивающими право собственности частных собственников разного вида. В сегодняшнее время он стал укрепляться колоссальными темпами.

Эти истинные коммунисты, отвергнувшие идеалистичность коммунизма, отвергнувшие коммунистических идолов и идеалы переходят в жёсткое и массовое противостояние с родившими их государственными олигархами-социалистами, с остатками КПСС и прочих социалистических псевдокомпартий захватившим государственную и окологосударственную власть. И борьба эта уже не беззубая драка хиппи с властью, не разрозненные волнения, не корпоративные митинги и забастовки. Борьба эта вооружена самой массой общества в десятки раз превышающей численность государственных социалистов. Борьба эта вооружена интернационализмом коммуникаций, накопившейся международной ненавистью к государственной олигархии, борьба эта вооружена информацией, знаниями, мгновенным доступом к историческому опыту, элементарным желанием и главное возможностью знать на какие цели расходуются бюджеты, обоснованны ли доходы социалистической олигархии. И это оружие у истинных коммунистов, то есть у общества овладевающего коммуникациями, уже не отнять никакими хитростями. А значит решающая битва между социалистами и коммунистами неминуема и она всё ближе. И победа, несомненно, будет за коммунистами.

Социализм, как последний оплот капитализма, последний оплот частной собственности и олигархии будет несомненно уничтожен.


закрыть...

Оцените статью