Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Серые волки и голубые человеки.

Человек и общество

10.06.2014 14:11  

commar

145

Разозлили, право слово...

Помню, в пору разнузданного либерализма эпохи развала СССР, когда страну молодые реформаторы уже проcpали, а создавать ничего и не собирались; в то смутное время страна часами, с открытым ртом и пивом смотрела заседания правительства. Это был первый российский ситком и по аншлагам он сделал рабыню Изауру и Санта-Барбару вместе взятых.
Однажды, в бурной полемике, из уст молодого ещё Жириновского, с трибуны, в прямом, как тогда было популярно, эфире, прозвучало что-то о русских в отделившихся б\у республиках, ставших в одночасье самостоятельными государствами.. и объевшихся этой внезапной свободой. Помните рассказ Джона Грифита, известного как Джек Лондон, «Любовь к жизни»? Если не помните – зря, если помните – молодцы, но всё равно, вкратце: Аляска, два друга в поисках золота. Они измучены, голодны, двигаются из последних сил. Главный герой, у которого на протяжении всего рассказа даже нет имени, подворачивает ногу, и товарищ бросает его, прихватив все припасы, патроны, золото...
Один на один с таким же голодным и таким же слабым волком, человек ползет, ползет, ползет, по пути находя тело бывшего друга, обглоданное волками, рядом – ненужное никому золото.. человек и волк ползут дальше, карауля друг друга, чтобы убить и съесть... В конце рассказа персонаж побеждает волка и попадает на корабль, вконец изголодавшись и разуверившись во спасении..
Необходимая цитата:
«..Он радовался изобилию пищи, тревожно провожал взглядом каждый кусок, исчезавший в чужом рту, и его лицо выражало глубокое сожаление. Он был в здравом уме, но чувствовал ненависть ко всем сидевшим за столом. Его мучил страх, что еды не хватит. Он расспрашивал о запасах провизии повара, юнгу, самого капитана. Они без конца успокаивали его, но он никому не верил и тайком заглядывал в кладовую, чтобы убедиться собственными глазами...»
Вот ровно те же чувства, как мне кажется, испытывали только что отделившиеся республики. Обретя самостийность, гиперболизируя национальное самосознание до нацизма, вновь образованные страны принялись строить государственность кто во что горазд, неизменно сходясь в одном: в ненависти к большому брату. И ненависть эта вылилась полной мерой на простых русских, которые и сами, проживая в тех же республиках, в свое время натерпелись от ББ так же, как и нац.аборигены. Но это было не в счет. Не в счет было, что пахали и сеяли в эту землю; что любили и рожали на этой земле в смешанных браках; не в счет стало, что родиной своей эти русские считали Казахстан, Узбекистан, Молдову, Украину, Беларусь... В счет стало только одно: ты русский, ты – виновен! И русских тихой сапой стали выдавливать из домов, из городов, из жизни. И десятки, сотни тысяч русских и с ними – не совсем русские дети, становились беженцами в родной стране. Беженцами, не нужными никому.
И вот с такими настроениями на реплику Жириновского об этих людях, в зале поднялась и гневно выступила барышня – бывшая популярная телеведущая, променявшая телеславу на депутатскую безвестность (вот, защекоти меня вусмерть – не вспомню, как звали.. помню, что азиатской наружности). Барышня выступила очень гневно и весьма злобно. В том смысле, что русским пора покаяться и заплатить, искупить и смыть, а вы, Владимир Вольфович, заткнулись бы.

И его заткнули, говоря чуть не хором:
– Зачем Вы подогреваете интерес?
– Не акцентируйте.
– Лучшая реакция в данном случае, – игнорирование.
– Надо попытаться их понять. И вообще – в библии что-то про щёки написано..
И сделали вид, что проблемы нет. Знаете, есть такой прием: если проблему не замечать, то её как бы и нет. Да и зачем что- то решать сейчас, давайте отложим.. а там, глядишь, либо падишах помрет, либо ишак сдохнет.
Нет, не сдох. Стали резать и жечь дома. Стало опасно быть русским вне виртуальных границ России. Стало стыдно быть русским, стало страшно быть русским. И даже сюда, в дружелюбную по природе и спокойную по породе тайгу, добрались настроения «прочь!».
И если кто-то скажет, что этого не было, я плюну тому в глаза. И со мной плюнут-захлебнётесь те сотни тысяч неприкаянных, которые остались живы, убегая из родных домов, без денег и документов, похватав самое дорогое – детей.
И вот сейчас я слышу, по другому поводу, то же самое, страусиное:
– Не подогревайте интерес.
– Лучше игнорировать, давайте сделаем вид, что их нет.
– Зачем вы говорите об этом?

Да об этом не говорить, кричать нужно! Пока ещё не поздно.

Неужели вы не видите? Они нагнули Европу. Они трахнули Францию. Они издают законы, разрешающие педофилию и инцест.
Призывая в свидетели полоумного Фрейда и несчастного Эдипа, убийцу отца и любовника собственной матери, они говорят: это хорошо и это теперь непротивозаконно.
И со всей этой гнусью они лезут к нам. И то, что вы закрываете глазки, чтобы не видеть, вовсе не означает, что ваши попки в безопасности. И, возможно, ваш сын приведет невесту и скажет: «Знакомься, папа, это Коля. Он будет жить у нас.» И, не дай бог, ваша пятилетняя дочь пойдет в детсад, где в няньках – Даниэль Кон-Бендит..

Лично я не против пресловутого нетрадиционного секса. Не в смысле участия, а в смысле – не собираюсь улюлюкать в голубую спину. Кто-то удивится, но среди моих знакомых есть люди этой самой "нетрадиционной" ориентации. Давно, ещё с советских времен. И я с ними здороваюсь, разговариваю.. И ничего не имею против этих людей. Я имею против тотальной спекуляции и ажиотажа со стороны некоторых представителей нетрадиционалов и политиков, делающих карьеру на голубом фоне.
Мои знакомые геи не требуют, не клеймят, не борются за "права" (какие??), не ходят парами-парадами. Они живут. Они – такие, и они – живут.
Однако: такое впечатление, что некоторые педepаcты, с молчаливого одобрения, или боязливого согласия "традиционалов", занимаются уже не просто тотальной рекламой своих задниц, они РЕКРУТИРУЮТ в гoмосеки наших детей!
И уж коли эти особи так хотят быть в центре внимания, ходить парадами (вот объясните мне – если не с целью саморекламы, то – зачем? И не надо песен о проявлении гражданской позиции и несчастной доле гомоceка – это ложь.) Так вот, ежели они хотят внимания, то они его и получают. Никто не лезет им в штаны и постели. Но зачем они лезут на улицы, в радиоэфиры, в телепередачи? Знаете.. я терпим ко многим явлениям. Пока эти явления не гадят в наши души и подъезды. А вот тогда я беру что потяжелее, и отбиваю охоту гадить. И уж простите, если вместе с головой.

Я не кровожадный. Я просто не люблю вмешательства извне.

Власть имущие делают вид, что проблемы нет, частью боясь прослыть нетолерантными гомофобами; частью от того, что сами – «нетрадиционалы».
И если люди нетрадиционной ориентации не понимают смысл, заложенный в слово "нетрадиционный", то, отстаивая традиции, им начнут объяснять этот смысл весьма доходчиво и жёстко, примерно как педофилам. В случае с этими выродками власти тоже слишком долго раскачивались.
В том, что градус их неприятия растет, виноваты сами гомоceкcуaлисты. Если из каждой подворотни станет густо пахнуть розами – я возненавижу розы.
Так случилось – в Питере я жил, немного соприкасаясь с миром художников. В одной из студий, разместившейся на чердаке дома в районе знаменитых пяти углов, проездом бывали разные люди, зачастую хозяин, живший там же, в студии, не знал – кто там варит макароны, ходит в его халате и кричит из импровизированного душа: "принеси полотенце, чувак!".. Художники, поэты, философы.. потомок великого Темура.. даже Ленин в свое время переночевал в на этом чердаке, о чем не давали забыть пионеры, раз в неделю приходившие экскурсией.. и пара явных голубых из ателье уже знаменитого, но ещё небогатого Славы Зайцева. И никто никак не выделял их, не считал их людьми худшего сорта. Может быть, они были добрее, умнее, талантливее многих и меня.
Но это были другие голубые. Они не навязывали миру свою аномалию, требуя (!) признать это нормальным...
А то, что происходит сейчас – это содомия.

Не сомневаюсь, что прозвучит аргумент о животных: у них-то, мол, гомосеки есть, и ничего..
Но это не аргумент: мне кажется, человек чем-то отличается от животного.
По крайней мере – должен.
Во всяком случае – надеюсь.

Красная нить повествования: Не садись дырявой жопой на традиции – порвётся.


Оцените статью