Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Что напутал Путин?

Человек и общество

04.02.2016 08:53  

ioann

150

Советский взгляд

 

 ОСУЖДАЯ в свое время политику эскалации агрессии против народов Индокитая, которая завела США в тупик, известный в ту пору фельетонист Арт Бухвальд предложил своеобразное объяснение этого порочного курса. Бухвальд уверял, что в недрах Белого дома есть секретная комната, в которой работает некий профессор Апфельбаум, обязанный «думать о немыслимом». Раньше, рассуждал Бухвальд, представление о том, что американские солдаты будут воевать в Южном Вьетнаме, казалось немыслимым. Но после того как Апфельбаум, получив соответствующее задание, стал обдумывать эту идею, она стала «мыслимой». Тогда, уверял Бухвальд, правительство Джонсона смогло развернуть интервенцию в Южном Вьетнаме. Вскоре таким же образом стали «мыслимыми» бомбардировки Северного Вьетнама, Камбоджи, Лаоса, применение химического оружия. Об этом давнишнем фельетоне невольно вспоминаешь, знакомясь с развернутой в последние месяцы в нашей стране кампании против советского прошлого.

 

С точки зрения «не совсем идейного коммуниста»

 

Казалось бы, после того, как в ходе фашистского переворота на Украине там стали свергать памятники Ленину, другим советским руководителям и военачальникам, менять названия улиц, площадей и городов, названных в их честь, представлялось немыслимым выражение солидарности с подобными акциями в любой форме со стороны руководства нашей страны, которое уже второй год находится в конфронтации с киевскими властями. Однако в ходе празднования Дня Победы в 2015 году Мавзолей Ленина, как и прежде, был загорожен фанерным щитом. Тем самым власти показали свое стремление отгородиться от важнейшего памятника советской эпохи, а, стало быть, закрыть  советскую историю. В средствах массовой информации не прекращаются клеветнические нападки на советское прошлое и они усилились по мере приближения 100-летия Великого Октября. А вскоре появились статьи Эдварда Радзинского, в которых ликвидация Мавзолея Ленина и захоронений у Кремлевской стены было объявлено необходимым условием для консолидации нации. 

После того, как этот отечественный Апфельбаум сделал «немыслимое» мыслимым, в кампанию против советского прошлого включилось высшее лицо страны. Вслед за короткой атакой на Ленина на заседании Совета по науке 21 января, президент РФ в ходе совещания членов «Народного фронта» в Ставрополе 25 января, отвечая на вопрос учителя истории Даниэля Бузгулова, высказал немало претензий к Советской власти.

Выступления Путина вызвали массу откликов, в которых возмущение перемежалось с недоуменными вопросами. Недоумение вызывали противоречия в высказываниях президента. В своей ставропольской речи В.В. Путин заметил: «Нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом». Он признал, что «плановое хозяйство имеет определенные преимущества, оно дает возможность сконцентрировать ресурсы общегосударственные на выполнении важнейших задач. Так были решены вопросы здравоохранения, в чем безусловная заслуга компартии того времени. Так были решены вопросы образования – безусловная заслуга Компартии того времени. Так были решены вопросы индустриализации в оборонной ее части». Путин даже признал, что «если бы не концентрация общегосударственных ресурсов, Советский Союз не смог бы подготовиться к войне с нацистской Германией. И велика была бы вероятность поражения с катастрофическими последствиями для нашей государственности, для русского народа и других народов Советского Союза. Поэтому это все безусловные плюсы». 

Относительно же идеи, которую сделал «мыслимой» Радзинский, президент заявил: «Что касается перезахоронения и других вопросов подобного рода, вы знаете, мне кажется, нужно к этому подходить очень аккуратно, чтобы не предпринимать никаких шагов, которые разделяли бы наше общество». Это высказывание может означать, что, не выступая против демонтажа Мавзолея Ленина, Путин предложил воплощать эту идею в жизнь с известной осторожностью. (Можно вспомнить, что вынос тела Сталина из Мавзолея был осуществлен «аккуратно»: не после массового митинга и под барабанный бой, а среди ночи и с минимальным количеством присутствующих. Отбор участников этой процедуры позволил избежать столкновений с теми, кто был возмущен перезахоронением.)

Пытаясь объяснить свое отношение к прошлому, Путин рассказал, что он не сжег партийный билет, но тут же поспешил заявить, что он не собирается осуждать тех, кто уничтожал свидетельства своего пребывания в КПСС. Для объяснения своих идейных взглядов Путин заявил: «Я не могу сказать, что я был совсем уж таким идейным коммунистом».

Уточняя это туманное объяснение, Путин говорил: «Мне очень нравились и до сих пор нравятся коммунистические и социалистические идеи… Если мы посмотрим Кодекс строителя коммунизма, который широко тиражировался в Советском Союзе, он очень напоминает Библию. Это не шутка, это такая выдержка из Библии на самом деле. Идеи хорошие: равенство, братство, счастье…» 

Разумеется, можно найти известное сходство между словами «Кодекса»: «Человек человеку друг, товарищ и брат» и заповедью Христа: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Более того, в «Кодексе» можно даже найти слова, сказанные апостолом Павлом: «Кто не работает, тот не ест». Однако за тысячелетия многие правила, на соблюдении которых настаивал Моисей, стали положениями уголовных кодексов, а не сводов моральных правил. Поэтому в «Кодексе» не найти «выдержки» из Моисеевых заповедей: «Не убий» и «Не укради», но зато провозглашалось: «Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни».

Также нельзя не заметить, что, в отличие от библейских заповедей, «Кодекс» обращен прежде всего к делам общественным. Первое положение «Кодекса» звучит так: «Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма». В «Кодексе» говорится о «добросовестном труде на благо общества», о «заботе каждого о сохранении общественного богатства», «непримиримости к нарушениям общественных интересов», «непримиримости к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству». Завершается «Кодекс» принципами: «Нетерпимость к национальной и расовой неприязни», «Непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов» и «Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами».

В отличие от «Кодекса» заповеди Нового Завета обращены прежде всего к делам потусторонним. Поэтому «первой и наибольшей заповедью» Христос провозгласил: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим». О царстве Небесном идет речь в первых же словах Нагорной проповеди: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное».

Создается впечатление, что Путин не заметил существенных отличий между библейскими текстами и «Моральным кодексом строителя коммунизма» потому, что не слишком хорошо запомнил десять заповедей Моисея, а также Нагорную проповедь Христа. Но, кажется, что Путин позабыл и содержание «Морального кодекса». Говоря об этом перечне принципов, Путин особо подчеркнул  слова о равенстве, братстве и счастье, однако их нет в тексте «Морального кодекса». Они записаны в начале  программы КПСС, принятой в октябре 1961 г.: «Коммунизм выполняет историческую миссию избавления всех людей от социального неравенства, от всех форм угнетения и эксплуатации, от ужасов войны и утверждает на земле Мир, Труд, Свободу, Равенство, Братство и Счастье всех народов». А поскольку полная реализация этих идеалов Программа связывала лишь с торжеством коммунизма на всей планете, то нельзя признать обоснованным упрек Путина в том, что «практическое воплощение этих замечательных идей в нашей стране» не состоялось. 

Путин укорял Советскую власть за то, что эти идеалы «были далеки от того, что излагали социалисты-утописты Сен-Симон, Оуэн. Наша страна не была похожа на Город Солнца». Из этого следует, что Путин не видит существенной разницы между утопиями названных им авторов, а также Кампанеллы, и марксистским учением. Так кто же Путин: коммунист или утопист? Но, видимо, таковыми были многие «не совсем идейные коммунисты».

В то же время, подчеркивая разрыв между идеалами коммунизма и советской практикой, Путин проигнорировал эпохальные достижения  в ходе воплощения в жизнь принципов равенства, братства и счастья людей за годы Советской власти. С первых же лет после Октябрьской революции был положен конец грандиозному разрыву в материальном уровне жизни, возможностях для социального прогресса и культурного развития, характерного для царского времени. И лишь после реставрации капитализма в России эти принципы равенства были попраны, и вновь установлен порядок, основанный на вопиющем неравенстве. 

Лишь после Октябрьской революции стали воплощаться принципы братства народов нашей страны. Принятые в первые же месяцы Советской власти декларации о равноправии народов были подкреплены мерами по экономическому, социальному и культурному прогрессу народов национальных окраин. Был положен конец погромам и вспышкам национальной резни. Крушение же Советского строя сопровождалось изгнанием миллионов людей иной национальности, лишение их гражданских прав, возрождением межнациональной розни, сопровождавшейся и массовыми убийствами. 

Успехи СССР в индустриализации, здравоохранении, образовании, которые признал Путин, позволили миллионам советских людей реализовывать свои мечты о счастье. Об этом свидетельствовал постоянный рост благосостояния советских людей, увеличение продолжительности жизни, прирост народонаселения, подъем культурного уровня. Хотя жизнь миллионов советских людей нельзя свести к примитивной схеме и говорить о преобладании всеобщей эйфории, советский стиль жизни и советскую массовую культуру отличали позитивный, оптимистичный настрой. Не случайно ностальгия по этим сторонам советской жизни так живуча и ныне.

Из слов же Путина о том, что идеалы равенства, братства и счастья не были осуществлены в СССР, может создаться впечатление, будто советские люди были несчастными существами, жившими в условиях неравноправия и взаимной вражды. 

 

Путин как историк

 

В своем электронном отклике на заметку «Гипотенуза – река Советского Союза» читатель Малышев утверждал: «Что тут обличать Путина в незнании истории, все он прекрасно знает». Мне кажется, дело обстоит сложнее. Автор этой статьи в свое время уже обращал внимание на целый ряд фактических ошибок Путина, допущенных им при упоминании различных видных деятелей прошлого. Однажды он объявил, что Троцкий – автор тезиса: «Цель – ничто, движение – всё». Скорее всего, Путин перепутал настоящую фамилию Троцкого (Бронштейн) с фамилией Эдуарда Бернштейна, который так сформулировал принцип ревизионизма. Другой раз Путин приписал Рейгану известное высказывание президента США Франклина Рузвельта относительно диктатора Анастасио Сомосы: «Сомоса – сукин сын, но он – наш сукин сын». При этом во времена Рейгана диктатором Никарагуа был сын того Сомосы, которого характеризовал Рузвельт. 21 января Путин утверждал, что Ленин был автором плана «автономизации», который отстаивал Сталин и против которого возражал Владимир Ильич. (Буквально через день в своем выступлении в Ставрополе Путин исправил свою ошибку.) 

Вряд ли эти ошибки свидетельствуют о том, что Путин умышленно хотел ввести в заблуждение своих соотечественников. Создается впечатление, что многие вопросы истории президент РФ знает поверхностно и довольствуется этими неточными, приблизительными познаниями. Однако некоторые ошибочные заявления Путина о прошлом явно порождены не столько незнанием исторического материала, сколько заведомо предвзятыми оценками, не имеющими ничего общего с правдой. 

Еще в связи со столетней годовщиной начала Первой мировой войны Путин осудил Брестский мир за то, что он «был подписан с проигравшей стороной», то есть Германией и ее союзниками. 25 января президент повторил это утверждение, добавив, что через несколько месяцев после заключения Брестского мира Германия капитулировала. Неужели за два года после ошибочного заявления никто не сумел подсказать Путину, что после заключения Брестского мира в марте 1918 года Германия не только не собиралась капитулировать, а развернула крупную наступательную операцию на Западном фронте с 21 марта по 4 апреля?! Английские войска готовились к эвакуации на Британские острова, а правительство Франции собиралось бежать в Бордо. Союзники понесли большие потери, а немецкие войска продвинулись вперед. Новое наступление немецких войск развернулось летом 1918 года. Разумеется, в ту пору никто не считал Германию и ее союзников проигравшей стороной. Однако, если признать эти неоспоримые исторические факты, то Путину будет неудобно говорить об «уникальном случае в истории», когда Советская Россия в марте 1918 года «проиграла проигравшей стороной».

В своем рассказе о советской истории Путин заявил: «С чего началось становление советской власти? С массовых репрессий». При этом президент страны игнорировал отказ советских властей прибегать к казням в первые месяцы своего существования и умолчал о массовых репрессиях белых мятежников с конца 1917 года. Возлагая лишь на большевиков и Советскую власть вину за массовые репрессии, Путин умалчивает о том, что нетерпимость, порождающая гибель людей, является неизбежным спутником бурных общественных потрясений. О том, что подобные настроения захватили российское общество еще в первые дни после начала Февральской революции ярко свидетельствуют воспоминания видного политического деятеля тех лет и депутата Государственной Думы В.В. Шульгина, который вернулся в начале марта 1917 года в Петроград с актом отречения Николая II от престола. Шульгин подошел к Таврическому дворцу, когда к зданию двинулась толпа людей. Шульгин вспоминал: «Солдаты, рабочие, студенты, интеллигенты, просто люди… Бесконечная, неисчерпаемая струя человеческого водопровода бросала в Думу все новые и новые лица… Боже, как это было гадко! Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому еще более злобное бешенство… Пулеметов – вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен уличной толпе и что только свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя… Увы – этот зверь был… его величество русский народ».

Не случайно Шульгин встал в ряды белых, которые имели в своем распоряжении множество пулеметов, винтовок, пистолетов и артиллерийских орудий для уничтожения «его величества русского народа». Но и в народе росли агрессивные настроения. Бежавший из тюрьмы в конце 1917 г. генерал А. Деникин ехал под видом рядового солдата в переполненном поезде, когда в его вагон вошел «полуинтеллигент в солдатской шинели». Вскоре он захватил всеобщее внимание, излагая «невероятнейшую систему социализации земли и фабрик». Оратор завершил речь словами: «Братие! Оставим все наши споры и раздоры. Сольемся воедино. Возьмем топоры да вилы и, осеняя себя крестным знаменем, пойдем вспарывать животы буржуям. Аминь». Толпа гоготала», – вспоминал Деникин. 

Как и во время подобных событий в других странах мира, на просторах бывшей Российской империи зачастую царили насилие и  произвол, не пощадившие не только царскую семью, о судьбе которой упомянул Путин, но и миллионы людей без различия пола и возраста. Расправы без суда и следствия творили отнюдь не только красные, действиями которых возмущался Путин, но также белые, «зеленые», а также лица неопределенной политической окраски. В своей книге «Россия. Век ХХ-й» Вадим Кожинов привел выдержки из исследования К.Я. Лагунова, в котором было подробно рассказано об антисоветском восстании тобольских крестьян 1921 г.: «Дикая ярость, невиданные зверства и жестокость – вот что отличало крестьянское восстание 1921 года… Коммунистов не расстреливают, а распиливают пилами или обливают холодной водой и замораживают. А еще разбивали дубинами черепа; заживо сжигали, вспарывали животы, набивая в брюшную полость зерно и мякину; волочили за скачущей лошадью; протыкали кольями, вилами, раскаленными пиками; разбивали молотками половые органы; топили в прорубях и колодцах. Трудно представить и описать все те нечеловеческие муки и пытки, через которые по пути к смерти прошли коммунисты и все те, кто хоть как-то проявлял благожелательное отношение к Советской власти». 

 

«А священников-то почему уничтожали?»

 

Поставив вопрос о расправах над священниками, Путин создал впечатление, будто те были совершенно непричастны к тогдашним бурным событиям. Между тем с начала Октябрьской революции руководство Русской православной церкви и многие рядовые священники заняли враждебную позицию по отношению к Советской власти. В исследовании того же Лагунова сообщается, что суд над врагами крестьянского восстания вершил сельский священник Булатников. Лагунов пишет: «По его предложению приговаривались к расстрелу коммунисты и беспартийные советские служащие. Когда во время одного из боев повстанцам удалось захватить в плен 27 красноармейцев, и среди крестьян разгорелся спор об их судьбе, Булатников, узнав об этом, немедленно явился на место судилища и сразу вынес приговор: «Всех тюкнуть». «Не твое дело, батюшка. Уходи, – вступился за пленных один крестьянин. Но батюшка все же настоял на своем, красноармейцев расстреляли… Приговоренных Булатниковым учителей, избачей, коммунистов убивали специальным молотком с напаянными зубьями и вилами с зазубренными концами».

Подобных Булатникову активных врагов Советской власти было немало среди священников в те годы. Не случайно во время Гражданской войны по приговорам ВЧК было расстреляно более 180 священников (но не 3 тысячи, как утверждал Путин.) Разумеется, несправедливых жестокостей в отношении священнослужителей также было совершено немало. Однако следует подчеркнуть, что в отличие от некоторых стран мира в те годы в Советской России церковь не была запрещена, как это произошло, например, в Мексике.

Еще в середине XIX века в Мексике обострились отношения между церковью, поддерживавшей помещиков, и либеральной буржуазией. Это привело к тому, что католическая церковь стала верной опорой беспощадных диктатур Порфирио Диаса и Витторио Уэрты, являвшихся ставленниками феодалов. Свержение этих диктаторов сопровождалось расправами революционеров со сторонниками Диаса и Уэрты, в том числе и среди католических священников. В 1925 г. религия и церковные институты в Мексике были объявлены вне закона. Церкви закрывались. Священникам было предложено или покинуть страну, или немедленно жениться. Тех священников, которые продолжали служить мессы, казнили. Фотографии тех лет показывают тела священников, повешенных на телеграфных столбах вдоль железных дорог. В своем знаменитом романе «Власть и слава» английский писатель-католик Грэм Грин ярко показал мытарства преследуемого революционными властями мексиканского падре, который бродит по деревням и продолжает тайно служить мессы. Гражданская война против восставших христиан в 20-х годах унесла около 100 тысяч жертв.

Путин же создает впечатление, что в Советской России происходило нечто похожее, заметив, что уничтожение священников продолжалось в течение 10 лет (то есть до конца 1927 г.) и число жертв среди них достигло 10 тысяч. Путин еще раз погрешил против истины. Отвечая на вопросы членов американской рабочей делегации 9 сентября 1927 г. («Могла ли Компартия в будущем быть нейтральной по отношению к религии, которая бы поддерживала науку в целом и не противостояла бы коммунизму?»; «Я очень часто читаю, что исключают из партии за то, что верят в Бога»), И.В. Сталин объяснял, что борьба против влияния церкви велась исключительно средствами пропаганды: «Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства». Вместе с тем Сталин подчеркнул: «Законодательство нашей страны таково, что каждый гражданин имеет право исповедовать любую религию. Это дело совести каждого… У нас нет таких условий, которые бы требовали от кандидата в члены партии обязательного атеизма».

 

О минах замедленного действия

 

В своей речи 25 января Путин вновь вернулся к взрывному устройству, якобы подложенному Лениным под СССР. Правда, на этот раз он превратил ленинскую «атомную бомбу» в простую мину, которая якобы сработала через 69 лет после создания СССР. Прежде всего следует сказать, что долговременные последствия тех или иных решений предугадать трудно или практически невозможно. Вряд ли царь Александр I мог предвидеть, что его распоряжение включить Карельский перешеек в состав нового Великого княжества («ради округления Финляндского государства») приведет к появлению через сто с лишним лет в 32 километрах от Северной столицы хорошо вооруженной границы враждебной страны. Однако никому и никогда не приходило в голову заявлять, что Александр I подложил мину, или «атомную бомбу» под советско-финляндские отношения и спровоцировал  кровопролитную войну за возвращение Карельского перешейка в состав великой державы.

Нет оснований полагать, что и руководители Советского государства могли заранее просчитать все последствия своих действий на 70 лет вперед. В то же время не следует забывать, что право на выход из Союза национальных республик не было решающим инструментом в руках врагов СССР. Лишь три прибалтийские республики воспользовались этим правом. Однако потом выяснилось, что условия их выхода из Союза никогда не были законодательно оформлены. Подписанты же Беловежского соглашения не заявляли о выходе из Союза, а о создании Содружества независимых государств. Затем к ним присоединились другие республики. Таким образом, а не апелляцией к праву на выход из состава СССР был оформлен распад Союза.

Не обращение к праву на выход из состава СССР, а рост национал-сепаратистских настроений при активном вмешательстве западных стран вызвал распад великой державы. Первые толчки центробежных сил проявились не в союзных республиках, а в автономной области Нагорного Карабаха. Наиболее упорные попытки отделиться от РСФСР предприняла Чеченская автономная республика, никогда не обладавшая правом на выход из СССР или РСФСР. 

Совершенно ясно, что, несмотря на подспудные центробежные течения, до конца 80-х годов Советский Союз оставался централизованным государством. Напротив, чрезмерная централизация нередко создавала свои проблемы. Даже такой истовый патриот СССР, каким был Б.К. Пуго, жаловался на XVIII партконференции на «безмерный диктат союзных министерств». Он иронизировал: «Вот недавно в союзном Госагропроме отважились, правда, в порядке эксперимента, отменить порядок, согласно которому рижские кондитеры вынуждены были возить в Москву на согласование рецептуру новых товаров. И ничего. Авторитет Госагропрома не пострадал, а качество тортов не стало хуже». В то же время в этом выступлении Пуго предупреждал: «У нас в республике… к сожалению, находятся люди, которые спекулируют на национальных чувствах, разжигают страсти, пробуждают давние обиды и в итоге порождают новые». Именно эти силы и подталкивали к развалу СССР.

Говорить же о том, что лишь наличие права на отделение способствовало распаду СССР, могут только люди, которые не видят  разницы между государственными законами и правилами поведения пассажиров или театральных зрителей. Возможно, такие люди представляют себе, что Ленин одарил в 1922 году советские республики «билетами на выход из СССР», а те терпеливо ждали 69 лет, чтобы воспользоваться этими бумажками. Что толку рассказывать этим людям историю межнациональных отношений в России, создания Союза, его развитие! Их кругозор ограничен обывательскими заботами, а история для них никакого интереса не представляет. 

 

На фронте боев за историческую память

 

Почему же в рассуждениях президента России о советском прошлом царят вопиющие противоречия и он допускает легко опровергаемые ошибки при изложении истории, искажая суть событий прошлого? Видимо, Путин ориентируется на широко распространившийся в нашей стране обывательский стиль изложения событий  о прошлом. При этом сложные общественные процессы излагаются упрощенно в виде вздорных антисоветских баек, лишенных логики и смысла. 

Однако в народе сохраняется историческая память о советском прошлом. Борьба между исторической правдой и клеветническим вымыслом, начавшаяся еще в советское время, не прекращается и ныне. Следствием этой постоянной борьбы стала причудливо изломанная линия фронта между правдой о советской истории и антисоветскими наветами, проходящая во времени и пространстве. Поэтому раз в год Северная столица  вновь становится Ленинградом, а Волгоград превращается в Сталинград. Раз в год Мавзолей Ленина прячут под фанерную декорацию, но через полгода мимо того же Мавзолея, уже не прикрытого нелепо раскрашенной фанерой, проходят воинские колонны, чтобы воспроизвести парад 7 ноября 1941 года. 

Бои идут за каждый памятник Ленину и Сталину, музейные экспозиции о советском прошлом. В прошлом году клеветники потерпели небольшое поражение, пытаясь добиться переименования станции метро «Войковская». Значительным прорывом защитников исторической памяти стал состоявшийся по всей стране 9 мая 2015 года парад «Бессмертного полка». Несмотря на непрекращающуюся клевету, большинство граждан России сохраняют позитивное отношение к ведущим руководителям Советской страны и их государственной деятельности.

Поэтому следует быть начеку, разоблачая абсурдность и нелогичность официальных речей по вопросам советского прошлого, срывая попытки совершать преступления против памяти о великом советском прошлом.      

Сcылка >>


Оцените статью