Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Тема Тесей против Ильи Муромца

Человек и общество

16.05.2014 07:08  

elis

234

Сразу хочу пояснить своим читателям, что данный текст это попытка разобраться в понятиях герой и героическое, а не новая фантастическая моя история, рассказывающая о схватке двух героев мифов между собой. Название статьи «Тесей против Ильи Муромец» мною было выбрано потому, что на базе сравнения двух этих героев мифов, я далее попытаюсь раскрыть суть героического в мифах.

Вообще, эта тема, тема героя, заинтересовала в тот момент, когда я занялся написанием романа «Время Минотавра». Тесей, безусловно, величайший герой мифов Греции, рядом с ним можно поставить только фигуру Геракла.



Так вот в момент написания романа я и задался вопросом - кто он, на самом деле – этот герой мифа? Вопрос казалось бы странный.
Ведь мы прекрасно знаем, в основе мифа, в его центре всегда находится фигура героя, жизнь и борьба со злом которого и есть, по сути, содержание мифа.

Тесей вроде бы герой несомненный и, наверное, самый, по моим ощущениям, главный в западном архетипе из всех мифологических героев. Он и его схватка с минотавром – это возможно главная история некоего совокупного большого Запада.


Но. Несмотря на то, что миф о Тесее и о Минотавре, занимает одно из важнейших мест в культуре ХХ века, выходя за рамки литературы и искусства, и проникая в такие области, как психология, социология, компьютерные технологии, интернет, необходимо отметить, что данный миф, в отличие от других античных мифов, меньше исследован. Но даже при этом здесь нужно сказать, что и при этом положении дел весь исследовательский интерес был более всего устремлен на чудовище минотавра и на лабиринт, и на сам факт сражения героя с чудовищем, как на некий символический акт.


Тесей же, главный персонаж мифа, остался, на мой взгляд, фактически не изученным да и не очень интересным персонажем мифа. Почему так выходит, что самый главный персонаж на самом деле никому не интересен? Может, в нем всё ясно и понятно и нет нечего в нем непознанного? Да и вообще, что может быть интересного и таинственного в герое? Вроде бы всё о нем известно. Что может быть яснее, чем герой? Ведь герой символ чистоты и простоты. Что же мы можем узнать еще о герое? Вроде бы ничего. Посмотрим, что поведали нам различные мыслители о мифе, о Тесее и вообще, о мифических героях?

Мифы лежат в основе культуры любого народа мира. Мифология с древнейших времен проникает во все сферы человеческой жизни и незримо руководит нашими поступками. Каждая эпоха в истории культуры характеризуется определенным осознанием соотношения литературы, искусства и мифологии. На протяжении веков отношение к мифологии, ее понимание и восприятие изменялось, но мифы не потеряли своей актуальности и в современной культуре.




Наоборот, в ХХ веке «миф стал одним из центральных понятий социологии и теории культуры» (Е.М. Мелетинский ), происходит сближение мифа с идеологией, психологией и искусством, миф вновь как и в ушедшие темные древние времена всё больше проникает в нашу жизнь.




Действительно, мы знаем, что герой – это образец для подражания. Это некий идеал, к которому мы должны стремиться, на который мы должны равняться. Но что есть сам герой? Как он рождается и что делает его героем? Вот главный вопрос моего исследования.

Известный современный мыслитель, наверно наиболее ныне авторитетный автор в области мифотолкования Джозеф Кэмпбелл, в своей книге «ТЫСЯЧЕЛИКИЙ ГЕРОЙ» написал следующее:


- «Герой – это человек, самостоятельно пришедший к смирению. Но смирению с чем? Именно это и является той загадкой, что мы должны разрешить сегодня, и основной миссией, историческим подвигом героя. Как указывает профессор Арнольд Д.Тойнби в своем шеститомном исследовании законов подъема и гибели цивилизаций, раскол души, раскол общества не может быть разрешен никакой схемой возврата к добрым старым временам (архаизм) или программами, обещающими построение идеального предполагаемого будущего (футуризм), ни даже самой реалистичной, практической работой, направленной на то, чтобы снова сплотить воедино распадающиеся элементы.

Только рождение может победить смерть – рождение, но не возрождение старого, а именно рождение нового. В самой душе, в самом обществе – чтобы продлить наше существование – должно длиться «постоянное рождение» (палингенез), сводящее к нулю непрерывное повторение смерти. Ибо если мы не возрождаемся, то именно наши победы вершат работу Немезиды: роковой исход вырывается из – под личины нашей собственной добродетели. Значит мир – это западня; война – западня; перемены – западня; постоянство – западня.


Когда приходит день победы нашей смерти, она настигает нас; и мы ничего не можем сделать, кроме как принять распятие – и воскреснуть; быть расчлененными, а затем возродиться».

И тут же Кембел продолжает - "Тесей – герой, сразивший Минотавра, попал на Крит извне как символ и орудие поднимающейся греческой цивилизации. Это было явление живое и новое. Но принцип возрождения можно поискать и найти и в пределах империи самого тирана. Профессор Тойнби использует термины detachment (отрешенность) и transfiguration (преображение) для характеристики кризиса, результатом которого является достижение более высокого духовного уровня, делающего возможным возобновление сознательной работы. Первый шаг – отрешенность, или уход, заключается в радикальном переносе ударения с внешнего на внутренний мир, с макро – на микрокосм, в отступлении от безрассудств мирской пустоши к спокойствию вечного внутреннего царства. Но, как нам известно, из психоанализа, именно это царство является детским бессознательным. Это то царство, в которое мы вступаем во время сна. Мы вечно носим его в самих себе. В нем находятся все великаны – людоеды и таинственные помощники из нашей детской, вся магия нашего детства.


И что более важно, все потенциальные возможности жизни, которые мы так и не смогли реализовать, став взрослыми, все эти наши другие «я» тоже находятся там; ибо подобные золотые семена не погибают. И если бы лишь часть от общей суммы всего утерянного можно было вынести на свет дня, то мы бы почувствовали удивительный прилив сил, яркое обновление жизни. Мы бы возвысились в наших достоинствах. Более того, если бы нам удалось вынести на свет нечто забытое не только нами самими, а всем нашим поколением или даже всей нашей цивилизацией, то мы действительно могли бы стать благодетелями, героями культуры настоящего – фигурами не только локального, но и всемирного исторического момента. Короче говоря, первая задача героя состоит в удалении с мировой сцены вторичных следствий в те каузальные зоны психики, в которых действительно скрыты все проблемы; в прояснении имеющихся там проблем, в разрешении их для самого себя (то есть в том, чтобы сразиться с демонами детской его собственной культуры) и в прорыве к неискаженному, непосредственному восприятию и ассимиляции того, что К.Г.Юнг назвал «архетипными образами». Этот процесс известен в индуизме и буддизме как viveka, «установление различия».




Дж. Дж. Фрэзер и Д. Лауэнштайн считают, что миф о Тесее и Минотавре является описанием религиозного обряда. Согласно Лауэнштайну это был обряд инициации и духовного развития молодых критян. Фрэзер же видит в мифе описание приношения в жертву юношей и девушек для обновления власти царя Миноса на следующие восемь лет его правления. Он также выявляет связь мифа с культами карфагенского Молоха и семитского Ваала.


С появлением психоанализа в начале ХХ века миф о Минотавре стал восприниматься как символ блужданий человека в лабиринте подсознания и его борьбе с собственными страхами и предрассудками. Эта трактовка оказала наибольшее влияние на культуру ХХ века.


На рубеже XIX – XX веков Фридрих Ницше в ряде своих работ обращается к мифу о Минотавре. Ницше одним из первых стал рассматривать образ Минотавра не как воплощение зла, а как проявление хаотического, неконтролируемого начала. Человеку необходимо принять это начало в себе, ни в коем случае не убивать его. Ницше – один из первых авторов, для кого Тесей перестает быть героем, его победа не окончательна, так как Ариадна достается Дионису, и, убив Минотавра, он не дает себе шанса на развитие, становление.


В работе «Рождение трагедии из духа музыки» Фридрих Ницше, анализируя мировоззрение древних греков, выделил два начала – дионисийское и апполоническое. Дионисийское начало – эмоциональное, иррациональное, хаотическое, это первичные реакции человека и первичная форма культуры. Апполоническое начало – взвешенное, рациональное, логичное и спокойное, это светлое и разумное искусство. Согласно Ницше, противоборство двух этих начал лежит в основе любой культуры. Но в то же время, эти два начала не могли существовать друг без друга, так как являлись неотъемлемыми частями человеческой природы.

Восприятие Минотавра как изгоя, существа, отвергаемого человеческим обществом, не имеющего своего места в мире, привело в результате переоценки ценностей и переосмысления своей истории к отождествлению Минотавра с современным человеком. Подобно этому мифологическому чудовищу, человек ХХ века блуждает в лабиринте, как внешнем, так и внутреннем.


Как мы видим, в своем большинстве современные исследователи не уделяют фигуре Тесея серьезного внимания. Эта фигура героя им, почему то не интересна. И это очень странно. Ведь Тесей не просто некий проходной персонаж, коих великое множество. Воистину он становой герой западного мира, ведь Тесей еще и интересен во многом тем, что это первый в истории «легендарный» руководитель и создатель первого же в мире демократического государства. Не будем забывать того, что именно он основатель мирового центра демократии и искусств - Афин. Путь Тесея к победе и последующему низвержению - это путь в неком знаковом смысле к победе демократического мироустройства. Тесей собрал афинян, живших разбросанно по их стране, в единую общину, стал действительным основателем Афин. Вот как об этом пишет Плутарх («Тесей»):


«Он собрал всех жителей Аттики, сделав их единым народом, гражданами одного города, тогда как прежде они были рассеяны, их с трудом удавалось созвать, даже если дело шло об общем благе, а нередко между ними разгорались раздоры и настоящие войны. Обходя дом за домом и род за родом, он объяснял повсюду свой план, простые граждане и бедняки быстро склонялись на его увещания, а людям влиятельным он сулил государство без царя, демократическое устройство, которое ему, Тесею, даст лишь место военачальника и стража законов, в остальном же принесёт всем равенство, — и одних сумел уговорить, а другие, страшась его отваги и могущества, к тому времени уже немалого, предпочли уступить добром, нежели покориться принуждению. (...) Он воздвиг единый, общий для всех пританей и дом совета в нынешней старой части города, город назвал Афинами (...)
Стремясь ещё увеличить город, Тесей призывал в него всех желающих, предлагая права гражданства (...) Но он не допустил, чтобы беспорядочные толпы переселенцев вызвали в государстве смешение и расстройство, — он впервые выделил сословия благородных, землевладельцев и ремесленников, и благородным предоставил судить о богопочитании, занимать высшие должности, а также учить законам и толковать установления божеские и человеческие, хотя в целом как бы уравнял меж собою все три сословия (...) О том, что Тесей, по словам Аристотеля, первым проявил благосклонность к простому люду и отказался от единовластия, свидетельствует, по-видимому, и Гомер, в „Перечне кораблей" называющих „народом" одних только афинян.»



Тесей, без всякого сомнения, главная фигура в неком объединенном западном мифе, как и его история, и особенно история его битвы с минотавром - это главная история западного мира. И потому поняв подлинный смысл этого героя, и этой истории мы возможно и сможем понять лучше и запад и восток, и это знание будет нам явно не лишним.



Но для того, чтобы мы смогли вскрыть это тайное хранилище знаний, нам нужен будет объект для сравнения Тесея и его истории. Ибо только в сравнении познается всё и открывается истина. И объект этот должен быть под стать великому герою запада. И такой герой к счастью в мире есть.


Мы великому герою из греческих мифов можем смело противопоставить былинного богатыря Илью Муромца, самого главного героя Руси. И в этом противопоставлении попытаться посмотреть на ту разницу понимания героя и героического, которая разделяет запад и нас. Или же, если разница не будет выявлена, просто попытаться прояснить суть самого героического.

Итак. Илья Муромец (полное былинное имя — Илья Муромец сын Ивана) — один из главных героев древнерусского былинного эпоса, богатырь, фактически воплощающий общий народный идеал героя-воина. Илья Муромец фигурирует в киевском цикле былин: «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Идолище Поганое», «Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром», «Бой Ильи Муромца с Жидовином». В былине «Святогор и Илья Муромец» рассказывается, как Илья Муромец учился у Святогора; и, умирая, тот дунул в него духом богатырским, отчего силы в Илье прибавилось, и отдал свой меч-кладенец.




Многие сюжеты, связанные с Ильей Муромцем, соединяются и складываются в былинный цикл. Он возглавляет всех русских богатырей и выступает как главный в троице наиболее знаменитых героев - Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович.



Именно Илья Муромец совершил наибольшее количество подвигов, что и дает ему право представительствовать за все русское богатырство и выступать от его имени перед князем Владимиром Красное Солнышко. В нем подчеркиваются сила, мужество, верность, надежность, трезвость, мудрость, опытность, справедливость, конструктивность многих его действий и даже известное миролюбие. Он один побивает всех врагов, он реально непобедим.



Основной эпитет Ильи Муромца в былинах "старый", "старой" (изображение седобородым стариком, едущим по полю на белом коне носит явно поздний характер) подчеркивает отнюдь не возраст, а исходит из древнего значения – "сильнейший", "мудрейший".



Жизненный путь Ильи Муромца проработан в былинах наиболее подробно, вплоть до мифологизирования смерти (в ряде вариантов Ильи Муромца найдя клад и отдав ею князю Владимиру, монастырям и церквам, сиротам, удаляется в киевские пещеры в "каменных горах" и там "окаменевает", как и другие богатыри).



В своей подвижнической жизни (на заставе богатырской, в чистом поле и в темных лесах по пути в Киев, в самом Киеве или Чернигове, на Святых горах) Илья Муромец выступает или в одиночку, или в сообществе с другими богатырями. Родственные связи не играют, особого значения, хотя изредка упоминаются родители Ильи Муромца (Иван Тимофеевич и Ефросинья Яковлевна) и даже его жена (баба Златыгорка).



Исключение составляют только дети Ильи Муромца — сын (Сокольник) или дочь (Поляница), с которым, связан особый сюжет — бой отца с сыном (или с дочерью), выступающим как незнакомый отцу богатырь. В ходе поединка Илья Муромец одолевает сына (или дочь) и собирается его убить, но в последний момент происходит узнавание; богатыри расходятся.


И вот они, два великих героя, Тесей и Илья Муромец, стоят друг против друга, и поочередно обращая свой взгляд то на одного, то на другого я и попытаюсь разобраться с тем каков он настоящий герой.




Между Тесеем и Ильей Муромцем много общего и еще больше различий. Но общего, конечно больше. Ведь Кэмпбелл, как и другие авторы (Клаудио Наранхо, Александр Пятигорский, Геза Рохейм Виктор Тэрнер Мирча Элиаде), считает, что основу героического мифа слагают символические формы выражения двух важнейших для коллективной и индивидуальной человеческой истории событий – сотворения мира и становления личности. Иными словами, в героическом эпосе перед нами космогонический миф и ритуал инициации. Рождение героя и его странствия соответствуют символике инициации (обрядов перехода), а подвиги, свершения и смерть – мироустроению, созиданию Космоса (порядка) из всеобщего Хаоса. Оба эти процесса в некоторой мере едины, а сама инициации часто носит характер космогонического акта – например, в исследованных Ж.Демюзилем кавказских сказаниях о героях – нарmax, или в приведенных самим Кэмпбеллом мифах о Кришне и Будде.



Если начать сравнивать двух героев, то в первую нужно отметить то, что, по мнению многих исследователей, оба героя были реальными историческими персонажами. История Ильи Муромца, ещё в древние времена вышла за рубежи Русской земли — он, упомянут в произведениях германо-скандинавской эпики, записанных не позднее XIII века. А на Руси он был так же знаменит, как Роланд в странах Западной Европы.



Второразрядного вассала Карла Великого обессмертила «Песнь о Роланде», созданная гениальным западноевропейским поэтом, которого, возможно, звали Турольд.



Воина Илью из Мурома прославило поэтическое сказание, созданное безвестным гением Древней Руси. Это сказание, в отличие от «Песни о Роланде», не было записано в первозданном виде и сохранялось в традиции устного пересказа. Содержание шедевра древнерусской словесности, а также некоторые элементы его художественного оформления дошли до нас в цикле былин, огрублённых по стилю и языку крестьянской средой, где они бытовали до первых записей, осуществлённых лишь в XIX веке. Рассматривая в таком свете былинные тексты, можно выделить в них исходную сюжетную линию, выстроенную по фактам подлинной биографии Ильи Муромца.



Тем более, что существуют мощи святого богатыря.
Как сообщают общедоступные источники, в 1988 году Межвеждомственная комиссия Минздрава УССР провела экспертизу мощей святого Ильи Муромца. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Результаты оказались поразительными. Это был сильный мужчина, умерший в возрасте 45-55 лет. Высокого роста — 177 см. Дело в том, что в XII веке, когда жил Илья, такой человек считался довольно высоким, потому что средний рост мужчины составлял 165 см.



Более того, на костях Ильи ученые обнаружили следы многих битв — множественные переломы ключиц, сломанные ребра, следы от удара копья, сабли, меча. Это подтверждало легенды о том, что Илья был могучим воином, участником жестоких сражений.



Но больше всего ученых поразило другое: они утверждают, что, в полном согласии с народными преданиями, Илья действительно долгое время не мог ходить! По заключению исследователей, причиной тому было тяжелое заболевание — туберкулез костей или полиомиелит. Это и стало причиной паралича ног.



Родился Илья Муромец примерно между 1150 и 1165 гг. А погиб он в возрасте около 40–55 лет, как предполагают, при взятии Киева князем Рюриком Ростиславичем в 1204 г., когда Печерская лавра была разгромлена союзными Рюрику половцами. Причиной смерти послужил, видимо, удар острого орудия (копья или меча) в грудь.



Но здесь присутствуют разные мнения. Согласно мнению, доминирующему в научной среде, Илья Муромец служил Владимиру Мономаху — одному из самых выдающихся государей киевской эпохи. И соответственно годы жизни Ильи Муромца должны быть изменены.


Как предполагает один из исследователей на самом деле всё обстояло следующим образом.




Былины повествуют о тяжком недуге, парализовавшем богатыря в юности (данный факт косвенно подтвердила экспертиза мощей, проводившаяся в 1988 году). Излечившись в тридцатилетнем возрасте, Илья решил стать профессиональным воином.



Вскоре он принял боевое крещение под Черниговом, защищая этот город. Произошло это предположительно в 1093 году. К такому утверждению подводит анализ былинных текстов в сопоставлении с летописной военно-политической хроникой (соответствующие выкладки частично представлены ниже). Следовательно, вероятный год рождения Ильи Муромца — 1063.



Экспертиза 1988 года установила, что знаменитый богатырь мог прожить от 40 до 55 лет.



В 1638 году монах Киево-Печерской лавры Афанасий Кальнофойский указал, что Илья Муромец скончался «за 450 лет до того времени», то есть в 1188 году. Эту датировку принять невозможно, так как она выводит годы жизни Ильи за пределы эпохи Мономаха, скончавшегося в 1125 году. Однако учёный монах не мог год смерти прославленного богатыря измыслить по своей прихоти. Афанасий, скорее всего, руководствовался какой-то записью, хранившейся тогда в документах монастыря, или надписью у надгробья Ильи.



Год 1188 от Р.Х. соответствует 6696 году «от сотворения мира». В древнерусской цифровой системе это последнее четырёхзначное число могло выглядеть примерно так:

Можно предположить, что увиденная Кальнофойским конфигурация цифр была слегка повреждена. Знак «червь» (Y), обозначавший число 90, мог появиться вместо знака «како» (К) — 20. Одна нижняя палочка стёрлась, и вместо К появилось некое подобие Y. На самом же деле год смерти Ильи был, вероятно, означен следующим образом:

Отображая эту цифровую комбинацию в современной десятичной системе, получаем 6626 год «от сотворения мира», 1118 год от Р.Х.

Следовательно, Илья Муромец, родившийся в 1063 году, прожил 55 лет, что вполне согласуется с данными экспертизы 1988 года.


Как известно, Илья Муромец родился в селе Карачарове в крестьянской семье. Поэтому его желание стать профессиональным защитником отечества не могло осуществиться запросто, даже при наличии богатырской силы.

Войско той поры было ополчением, собиравшимся на период боевых действий, а затем распускавшимся по домам. Профессиональными воинами были лишь княжеские дружинники, обладавшие высоким социальным статусом. Для того чтобы «мужик-деревенщина» оказался в рядах дружинной корпорации, требовались особые обстоятельства. И такие обстоятельства возникли в 1093 году.



Не стану тратить время на то, что бы определить кто прав, а кто виноват в данном споре, мне это для целей моего размышления не сильно интересно. Интересен сам факт того, что ни у кого нет сомнения в подлинности существования Ильи Муромца, как исторического персонажа. Так же и древний историк Плутарх описывая историю Тесея, был убежден в том, что это история подлинного человека. И даже приводил некие сохранившиеся прямые высказывания самого Тесея.



Античные авторы издавна стремились рассмотреть образ Тесея не как мифического героя, а как реального исторического персонажа (основным источником служит Плутарх). Их истолкование выглядит следующим образом:



Евсевий Кесарийский в своей хронографии называет Тесея 10-м царём Афин, правившим 30 лет после Эгея с 1234 по 1205 гг. до н. э. Плутарх в жизнеописании «Тесей» приводит свидетельства реального существования такого древнего царя в Афинах. Многие подробности взяты Плутархом от Филохора, автора III в. до н. э.

В правление Тесея афиняне убили сына Миноса Андрогея, за что должны были платить дань Криту афинскими мальчиками. Однако Тесей сам отправился на состязание, учреждённое Миносом в память о погибшем сыне, и победил в борьбе сильнейшего из критян Минотавра, в результате чего дань мальчиками отменили.




Культ Тесея, как героя-предка, существовал в Аттике. Особенный всплеск его в историческую эпоху произошёл после явления тени царя на Марафонской битве, что, как считается, помогло грекам одержать победу.



Теперь рассмотрим происхождение обоих героев. Рождение Тесея необычно. Со стороны отца Тесей имел среди предков автохтона Эрихтония, рождённого из семени Гефеста Геей и воспитанного Афиной, и автохтонов Краная и первого аттического царя Кекропa. Предки Тесея — мудрые полузмеи-полулюди. Однако сам Тесей — представитель чистого героизма, он одновременно сын человека и бога. Со стороны матери Тесей происходит от Пелопа, отца Питфея, Атрея и Фиеста, а значит, от Тантала и, наконец, от самого Зевса.



Будучи бездетным, Эгей отправился к оракулу, но не мог разгадать его ответ. Зато оракул был разгадан трезенским царём Питфеем, который понял, что власть в Афинах будет принадлежать потомкам Эгея, и, напоив гостя, уложил его спать вместе со своей дочерью Эфрой. В ту же ночь с ней сблизился Посейдон или же сочетался с ней накануне на острове Сферос. Таким образом, сын, рождённый Эфрой, имел (как положено великому герою) двух отцов — земного Эгея и божественного Посейдона. Родился в местечке Генетлий у гавани Келендерис.


Уходя от Эфры, Эгей просил воспитать будущего сына, не называя имени отца, и оставил ему свой меч и сандалии, положив их под большой камень, с тем чтобы, возмужав, Тесей в сандалиях отца и с его мечом отправился в Афины к Эгею, но так, чтобы об этом никто не знал, так как Эгей боялся козней Паллантидов (детей младшего брата Палланта), претендовавших на власть из-за бездетности Эгея. Эфра скрывает истинное происхождение Тесея и Питфей распространил слух, что мальчик рождён от Посейдона (самого почитаемого в Трезене бога). Когда Тесей вырос, Эфра открыла ему тайну его рождения и велела, взяв вещи Эгея, отправляться в Афины к отцу.



Ещё до ухода из Трезена Тесей, став юношей, посвятил прядь волос спереди, как абанты, богу Аполлону в Дельфах, тем самым как бы вручая богу самого себя и заключая с ним союз. Когда ему шёл шестнадцатый год, вынул сандалии и меч отца из-под камня. Скала Тесея (ранее жертвенник Зевса Сфения) находилась по пути из Трезена в Эпидавр.



По поводу места рождения Ильи Муромца существуют разные версии. Самая распространенная — что происходит он из деревни Карачарово, близ города Мурома. Эта деревня, расположенная на берегу Оки, существует и сегодня.



Но некоторые исследователи утверждают, что Илья родился недалеко от Киева — в Моровске (Моровийске) под Черниговом, который в древности назывался Муромском. Поскольку в преданиях говорится, что до Киева Илья добрался очень быстро, за один день (что вряд ли возможно в случае города Мурома, который находится примерно в 1500 км от Киева), эта версия очень правдоподобна. Да, но ведь согласно былинам, Илья происходил из села Карачарово? Оказывается, недалеко от Чернигова был древний город Карачев. Более того, недалеко от Карачева протекает река Смородинная, а на берегу её находится древнее село Девятидубье. Местные старожилы указывают на то место, где будто бы было расположено гнездо Соловья-разбойника. И теперь на берегу Смородинной находится огромных размеров пень, который по преданию, сохранился от девяти дубов.



В народе из уст в уста передавали такую историю. Будто бы дед Ильи Муромца был язычником и, не признавая христианство, однажды разрубил икону. С тех пор проклятие пало на его род — все мальчики будут рождаться калеками.

Через 10 лет родился Илья, и казалось, проклятие исполнилось: мальчик с детства не мог ходить. Все попытки вылечить его не увенчались успехом. Но Илья не сдавался, упорно тренировал руки, развивал мышцы, становясь все более сильным, но, увы, ходить, по-прежнему не мог. Шли годы, и, наверное, не раз ему казалось, что нужно смириться с судьбой: он, навсегда, останется калекой.



Но когда Илье исполнилось 33 года, произошло нечто необъяснимое. Настал день, который круто и навсегда изменил его жизнь. В дом вошли вещие старцы — калики перехожие (нищие странники), и попросили мальчика подать воды. Он объяснил, что не может ходить. Но гости настойчиво повторили просьбу, которая прозвучала уже как приказ. И Илья, внезапно почувствовав небывалую силу, впервые встал на ноги...


Что это? Чудесное исцеление? Возможно. Но как странные гости сумели исцелить, казалось бы, безнадежно больного? На этот счет существуют разные предположения. Например, что странники были волхвами и магами и знали секреты древних заговоров. А другие ученые предполагают, что это был случай само исцеления, объяснить который наука пока не в состоянии...


Как бы то ни было, Илья встал на ноги после 33 лет неподвижности. И ученые, проводившие исследования мощей, подтверждают, что костная ткань этого человека чудесным образом восстановилась. Более того, по их заключению, после тридцати лет он вел активный образ жизни, что полностью соответствует былинам.




После, старцы говорят Илье, что он должен идти на службу к князю Владимиру. При этом они упоминают, что по дороге в Киев есть неподъёмный камень с надписью, который Илья тоже должен посетить. После, Илья прощается со своими родителями, братьями и родными и отправляется «к стольному граду ко Киеву» и приходит сперва «к тому камени неподвижному». На камне был написан призыв к Илье сдвинуть камень с места неподвижного. Там он найдёт коня богатырского, оружие и доспехи. Илья отодвинул камень и нашёл там всё, что было написано. Коню он сказал: «Ай, же ты конь богатырской! Служи-ка ты верою-правдою мне». После этого Илья скачет к князю Владимиру.



Если сравнить двух героев, то получается один из их, королевич, объявленный сыном бога, а второй простой крестьянский сын, фактически смерд. Человек, который вообще не должен был бы даже попасть на воинскую службу, которая была тогда уделом знатных людей. Но, не смотря на это, именно такой человек и стал самым главным героем Руси. И это не парадокс. Если мы посмотрим весь богатырский эпос, то и там часто проходит мысль о том, что подлинная сила она у простого народа, который и порождает богатырей. А самый сильный человек, меж всех силачей это крестьянин Микула Селянинович. Понятное дело, что это бродячий сюжет, когда есть некий богатырь и неизвестный прохожий-простак, который оказывается намного сильнее богатыря. Но вот чтобы главным героем был бы крестьянский сын, это, на мой взгляд, сильное, можно сказать, коренное отличие двух взглядов на жизнь.


Но тут можно возразить. Существует в западной мифологии помимо Тесея и прочих рыцарей, королевичей, и сынов божьих и иной персонаж, благородный Робин Гуд, защитник бедных, тоже родом из крестьян. И его можно было бы сравнить с Ильей Муромцем, и мы сразу пришли бы к выводу о том, что и на западе мог быть героем представитель простого народа. Чем Робин Гуд не ровня былинному богатырю?



Не будучи большим специалистом в области мифологии, я всё же выскажу своё суждение. Появление героя из простонародья в героической истории говорит о том, что происхождение этих историй про данных героев имело место уже в позднюю христианскую эпоху, и в тех местах, где христианство имело глубокие корни в народном сознании. Действительно, тут мы понимаем и это полностью лежит на поверхности, что Тесей и Илья Муромец герои разных эпох. А вот Робин Гуд и Илья Муромец - это люди одной эпохи. И тут можно еще добавить, что даже годы жизни Муромца и Робин Гуда примерно совпадают.




Как пишут в справочниках Робин Гуд (англ. Robin Hood — Робин Капюшон) — герой средневековых английских народных баллад, предводитель лесных разбойников. По преданию, действовал со своей шайкой в Шервудском лесу около Ноттингема — грабил богатых, отдавая добытое богатство беднякам.



Личность прототипа этих баллад и легенд не установлена. Предположительно, он жил в начале XIV века, во время правления короля Эдуарда II, или даже позже: в одной из баллад действует королева Кэтрин, которую иногда отождествляют с Екатериной Арагонской (1485—1536). Однако в настоящее время наибольшей популярностью пользуется художественная версия Вальтера Скотта, согласно которой Робин жил во второй половине XII века (то есть был современником Ричарда Львиное Сердце и его брата Иоанна Безземельного). В пользу первой версии и против версии Скотта говорит ряд исторических деталей: так, соревнования по стрельбе из лука стали проводиться в Англии не раньше XIII века.



По одной из версий, Робин был йоменом, то есть свободным крестьянином, в других версиях он предстаёт несправедливо обездоленным дворянином, чаще всего — графом Хантингтонским. Родиной Робина Гуда называют селение Локсли, по названию которого иногда именуют и самого Робина — Робином Локсли.



Ричард I Львиное Сердце (8 сентября 1157 — 6 апреля 1199) — английский король из династии Плантагенетов был современником и Робина Гуда и получается Ильи Муромца, как мы помним предположительно годы его жизни с 1150 по 1204. И в итоге мы имеем следующую картину. Герои эпоса английского и Илья Муромец жили приблизительно в одно, и тоже время с историческими персонажами 12 столетия, а вот сказания об их подвигах возникли вероятней всего значительно позднее. Точнее сказания существовали и ранее, за сотни и тысячи лет до рождения и Ильи Муромца и Робина Гуда, но в том виде, в котором они нам известны, они появились в период позднего средневековья.




Вероятней всего ни Муромец, ни Гуд не были в реальности крестьянскими детьми. Эта история про людей из простонародья более поздняя наработка народных сказителей и вероятно церковных властей. Эти герои и их истории продукт уже позднего средневековья. Богатырь Илья является героем не только русских былин, но и германских эпических поэм XIII века. В них он представлен могучим витязем княжеского рода Ильёй русским. То есть в более ранний период истории Илья Муромец был представителем княжьего рода.



Поэтому видимо и отсутствует большой интерес, в тех былинах кои мы знаем, к вопросам происхождения Ильи и его родителям. Ведь явно история Ильи Муромца была изменена и переработана. И все более ранние наработки нужно было убрать так, чтобы они не мешали новой интерпретации пути легендарного богатыря, а заменить адекватно княжеские корни, восходящие к тем или иным богам и царям древности было явно невозможно. Так и получается, что Илья Муромец во многом стал в новом современном варианте былин человеком ниоткуда.



Подведем первые итоги. Раз миф об Илье Муромце был переработан в позднейшие времена, то говорить о более или менее точной временной привязке героя к той или иной исторической эпохе будет сложно, фактически невозможно. С огромной вероятностью можно сказать, что Илья Муромец как и весь богатырский эпос был создан задолго до крещения Руси и вообще задолго до возникновения христианства как такового. Вероятно, что этот эпос изначально был подобен греческому и скандинавскому рассказу о великих богах и бесстрашных героях. А богатыри были такими же детьми богов, как и Тесей и Геракл. Богатырский эпос во многом схож и с историей короля Артура и его рыцарей «круглого стола». Фактически во многом это одна и та же история.




Действительно многие исследователи задавались всегда вопросом, если история Артура принадлежит ранней христианской эпохи, почему она просто наполнена ощущением того, что она более древняя, чем история позднее римская. Король Артур по всем ощущениям более древняя фигура, чем Роланд и т.д.. Если предположить что Король Артур не принадлежит к ранней христианской эпохе, и является не простым королем, а верховным божеством, на вроде Зевса или Одина, то тогда многое в этой истории становится ясным и понятным.



Христианские источники вынуждены были притягивать за уши различные дополнительные истории, которые меж тем не могли дать точного объяснения поведению рыцарей круглого стола. Не могла прояснить их мотивацию, не объяснить природу происходящих чудес и объяснить, что в действительности кроется за этими, явно священными объектами и событиями и в чем их подлинный смысл.



Посмотрим непредвзято. Илья Громовержец, Илья Копьеносец поражающий молниями, это полное соответствие великому Зевсу Громовержцу, поразившему мировое зло, точно так же как это всё близко и королю Артуру и его рыцарям. Мало того подобные эпосы существуют и у других народов. Посмотрим и там, и у нас калмыков, великий герой народного эпоса Джангр-Богдо, как и Артур-Богатур собирают лучших воином числом сорок за круглым столом. По правую руку от главного героя сидит у нас Хонгр-Алый Лев (Алый Лев - символ Англии) у англичан Ланселот Озерный, оба являют собой идеал, ярчайший символ рыцарства, бесстрашия, благородства и у них еще много общего. По левую руку сидит от владыки у нас ясновидец Алтын Чееже, у англичан волшебник и предсказатель Мерлин. Сходства между персонажами, личными историями и т.д. можно найти еще много, и придёт время люди более сведущие чем я, даст бог изучат эти темы основательно и всё разберут в полном соответствии с исторической наукой.



Самое главное. В центре три главных персонажа. Сам король, его первый рыцарь, самый смелый и самый горячий воин, и второй рыцарь мудрый ясновидец. Фактически такое же самое сочетание качеств мы видим и, рассматривая трех главных богатырей из русских былин – сам Илья, самый смелый и отчаянный, но в тоже время благородный и мудрый – это Добрыня Никитич, хитрый, себе на уме это Алеша Попович.



Кстати. На сайте у Вашкевича есть следующая информация - Илья Муромец – "о сильном, здоровом, богатырского сложения человеке".


Рус. ипостась Георгия Победоносца, копейного воина, а также древнеегипетского Гора. Его имя Илья – от ар. ;;;;;; ильяис "отчаянный". По имени персонажа народных былин Ильи (Ильяса), за которым скрывается ар. ;;;;; ;;;;;; ал-йа:'ис мура:мех; буквально "отчаянный (т.е. смелый) копьеносец", за которым образ героя, воюющего со злом, воплощенного также в Георгии Победоносце, в египетском Горе. Этот образ восходит в конечном счете к египетскому богу солнца Ра, который каждый день, заходя за горизонт, ведет бой с Апопом, стерегущим дерево познания (см.). На самом деле за образом Ильи Муромца и его ипостасями в так называемом змееборческом мифе скрывается вековая мечта человечества, отвечая на вечный зов Господа (см. звезда Давида), выйти из сомнамбулического состояния.



Н-да. Не я оказывается один такой большой специалист в области общей и специальной мифологии и смог разглядеть в Илье Муромце великого бога. Хорошо Вашкевич прошелся по Илье, правды много в его словах. Уел фактически меня. Но не буду отчаиваться, этого можно было ожидать.

Только вот почему Гор? С другой стороны. А почему нет? Вашкевич об этом почему-то молчок, разъяснений нет. Вздохну. И пойду дальше.




Итак. Вспомним греческую мифологию. Три брата, три главных бога греческих мифов — Зевс, Посейдон и Аид — разделили власть между собой. Зевсу досталось господство на небе, Посейдону — море, Аиду — царство мёртвых. В древнейшие времена Зевс владычествовал над землёй и в подземелье, вершил суд над мёртвыми. В период патриархата Зевс локализуется на горе Олимп и именуется Олимпийским.


Если вспоминать дальше, то тогда Один – верховное божество с двумя братьями Вили и Ве, тоже воплощение некого общего для мироздания закона. Один тоже копьеносец, Оружие Одина — копьё Гунгнир, которое никогда не пролетает мимо цели и поражает насмерть всякого, в кого попадает.




Теперь посмотрим на этих персонажей в сравнении. Зевс, Один, Муромец, король Артур, Джангр – в целом ряд практически идеально выдержан - «Пестрая пика не только пестрой была, пестрая пика острой была». Ряд божественных копьеносцев и метателей. Кстати тут лучше бы смотрелся в этом ряду Тор с его молотом, а не Гор. Но это к слову, просто ревниво вспоминая Вашкевича.



Посейдон, Ланселот Озерный, Хонгр алый Лев, Добрыня Никитич – ряд не полностью идеальный, Ланселот в него попадает полностью, теперь понятно, почему Ланселот имеет прозвище Озерный, конечно существует объяснение, что его воспитала русалка, но главное принцип. И он полностью соответствует некой общей логике. А вот с Добрыней на первый взгляд проблемы. Не похож он вроде на царя водной стихии. Разве что, Добрыня в былинах связан крепче всего с легендарным богатырем Дунаем. Собственно былин о богатыре Дунае без Добрыни и нет. Он везде вместе с Дунаем. И в соответствии с эпосом кровь данного богатыря и есть исток вод реки Дунай. Так что как-то так можно и Добрыню подтянуть к Посейдону, не зря он лучший пловец и ближе всех к Дунаю был. Наконец, имя Добрыни Никитича внесено и в песню безымянную, не относящуюся к былинам. Это — песнь о добром молодце и реке Смородине. Мотивом введения имени Добрыни Никитича (вместо доброго молодца) послужило то, что Добрыня в былинах также подвергается опасности утонуть в реке Пучае.




Ряд Аид, Мерлин, Алтын Чееж, Алеша Попович – тоже на первый взгляд не так прост. Но присмотримся внимательно к богатырю Алеше, может быть есть в нем, что-то общее с царем подземного мира Аидом? Алёшу Поповича отличает не сила (иногда даже подчёркивается его слабость, указывается его хромота и т. п.). Вообще Алёша хвастлив, кичлив, лукав и увёртлив; шутки его иногда не только веселы, но и коварны, даже злы; его товарищи-богатыри время от времени высказывают ему своё порицание и осуждение. В целом образу Алёши свойственны противоречивость и двойственность. Алёша готов обмануть даже своего названного брата Добрыню, посягая на его супружеские права (Алёша распространяет ложный слух о гибели Добрыни, чтобы жениться на его жене Настасье Никулишне). Короче, вроде на первый взгляд мало, чем похож Олеша Попович на бога Аида, только вот есть и иное имя у Аида, Плутон. Как бог смерти, Аид был страшным богом, само имя которого боялись произносить, заменяя его различными эвфемистическими эпитетами.



Между прочим, и названием Плутон, вошедшим в употребление, начиная с V века и окончательно вытеснившим первоначальное имя, ещё исключительно употреблявшееся Гомером. Таким образом, Аид «вобрал» в себя бога Плутоса, первоначально самостоятельное божество богатства и плодородия. Мрачный Аид — олимпийский бог, хотя и находился постоянно в своих подземных владениях, поднимался наверх он только по делам или же когда не мог побороть в себе очередное любовное увлечение. Аид царствовал вместе с супругой Персефоной (дочерью Зевса и Деметры), которую похитил, когда она собирала на лугу цветы. Похищая Персефону, он появился на упряжке из четырёх лошадей. Аид плут, Алеша Попович тоже плут, тема воровства жены, тема богатства. Резюмируем. Есть нечто общее между Аидом и Алешей Поповичем. Есть!

Итак! Получается, что три богатыря, это не просто герои былин, а это есть некое отображение или некий аналог древнегреческого мифологического мира, его основа. Я предполагаю, что происхождение Ильи Муромца значительно более великое, чем ему было навязано позднейшими интерпретаторами. Он главный бог. Он, фактически, своя, настоящая, подлинная русская мифология, скрытая от глаз, до поры до времени лукавыми людьми. А богатырские былины – это, на самом деле, остаток уничтоженной подлинной древней мифологии, рассказывавшей об устройстве мира и определявшей в этом мире порядок. Ибо мифология всегда имманентна человеческому сознанию. Главная задача мифа заключается в том, чтобы задать образцы, модели для всякого важного действия, совершаемого человеком, миф служит для ритуализации повседневности, давая возможность человеку обрести смысл в жизни.



Миф – это картина мира. Миф объясняет, почему мир устроен именно так, и почему с этим его устройством нужно мириться и принимать его. Если упростить объяснение, то тогда можно сказать, что миф – это попытка рассказать как появился мир и почему у князей, у власти есть право быть властью. Посмотрим, как это всё работает на примере греческой мифологии. Для примера возьмем бога Посейдона, получается в нашей систематике, ему будет соответствовать Добрыня Никитич. Посейдон - сын Кроноса и Реи, брат Зевса, Аида, Геры, Деметры и Гестии. При разделении мира после победы над титанами Посейдону досталась водная стихия. Постепенно он оттеснил древних местных богов моря: Нерея, Океана, Протея и других и стал единственным властителем морской стихии. Детей у Посейдона великое множество, в том числе и сам Тесей. Дети Посейдона все имеют потомков, а у тех есть божественное право на власть. Воистину как сказал Гермес – «Истинно — без всякой лжи, достоверно и высшей степени истинно: То, что находится внизу, аналогично тому, что находится вверху». Мифология аналогична тому, что она воспроизводит.




Цари Греции, аристократы Рима и Греции черпали свое право быть вверху, из того факта, что они потомки божественных предков. Так Александр Македонский имел предка в лице великого героя Ахилла, сына нимфы и внука бога Нерея и правнука Геи. Всё божественное пространство мифа было перемешано и соединено огромным количеством связей с миром земных правителей. Невозможно было сменить устройство мира, без уничтожения главной основы его. Именно это и было сделано на Руси. Была уничтожена древняя мифология, а на её месте создали некий новый порядок. И нужно понимать, что разрушение старинного мифологического древа обязательно должно было сопровождаться уничтожением самих носителей данной мифологии. То, что внизу, аналогично тому, что наверху. Поэтому не переделать одно без уничтожения другого.

Заметим, что у всех главных богатырей нет ни одного подлинного родственника. Родственные связи в былинах не играют никакого значения, только лишь изредка упоминаются родители Ильи Муромца (Иван Тимофеевич и Ефросинья Яковлевна) и его жена (баба Златыгорка). У Добрыни для порядка упоминаются родители, но никаких сведений о подлинном происхождении нет. По былинам Добрыня самый близкий к князю человек, предполагают, что он его родственник, но и на этом всё. Нет к тому никаких подлинных доказательств. Так же и с остальными богатырями, полностью они оторваны от реальных людей, нет у них потомков и известных родителей, не соединены они с живым миром прочной связью, чего в истории, в подлинной истории быть не могло. Не могли без этой связи мифологические богатыри, или древние боги вообще появиться, если в мире реальном не жили бы и не правили бы их дети и правнуки. «То, что снизу аналогично тому, что сверху».

Хочешь, не хочешь, а надо признать, что знали раньше люди, кем был Муромец, кто был его сыном, кто был внуком, кто был правнуком Добрыни, кто был потомком Алеши Поповича. Это родство и было основой государственного устройства. Оно подпиралось силой небесных предков божественного происхождения, и было освящено их величием.

А насчет позднего средневековья. По нашим меркам это в первую очередь период правления Ивана Грозного. В эти годы царь уничтожил все родословные всех знатных родов страны. Фактически вся старая знать – правнуки великих богов древности, считавшие царя лишь одним из божественных потомков, была в тот момент уничтожена. И эта работа по уничтожению старинного миропонимания со смертью Ивана Грозного не закончилась, а продолжилась и при Романовых. Языческий бог окончательно погиб в лице причисленного в 1643 году к лику святых православной церкви как «преподобный Илия Муромец» былинного богатыря. Подробная родословная святого отсутствует.

Завершая разговор о происхождении героев, скажем, что Тесей, если согласиться с тем, что богатыри во многом аналоги греческих богов, был бы в русской версии одним из многочисленных детей Добрыни Никитича. На этом мы разговор о происхождении героев окончим и перейдем к рассмотрению вопроса об источники великой силы у них.


Но перед этим все, же я еще некоторое время потрачу на пояснение сложности ситуации вокруг родословных богов и героев. Для подспорья обращусь к материалу известного блогера Богемика. В своем живом журнале он пишет:


- Наши соотечественники постоянно налетают на этот старый трюк: обнаружив двойное дно европейского чемодана и обследовав его содержимое, они приходят к выводу, что сорвали с Европы маску и увидели её истинное лицо. Но товар, лежащий у европейцев под двойным дном - такой же обман, как и муляж, выставляемый ими напоказ. Настоящий евробагаж начинается только под третьим дном.

Например, на виду в чемоданах европейцев лежат толерантность и мультикультурализм. Под двойным дном обнаруживаются незыблeмая приверженность своeй нации и традиционным ценностям, с лёгкостью переходящие в ксенофобию и расизм. Но в глубине, под третьим дном, есть понимание, что все эти национальные и конфессиональные различия искусственны и случайны. И что каждая культура ценна. Отнюдь не какими-то великими достижениями (у многих культур нет достижений, заслуживающих упоминания) и даже не своей уникальностью (по большей части культуры создаются под копирку), а тем, что хоть с грехом пополам, но удерживает мир над пропастью. Человек, лишившийся культуры, пусть даже бездарной и насквозь вторичной, мгновенно опускается ниже животного.



Напоказ у европейцев выставлены демократия, равенство перед законом и неприкосновенность прав собственности. Под двойным дном мы обнаруживаем непоколебимые позиции консультантов из полутысячелетних династий, которых никогда не интересовали, и никогда не будут интересовать никакие принципы, кроме собственного благополучия и безраздельной власти. Они отличаются от простых смертных, как шахматисты от пешек.



Это люди, о которых Лабрюйeр когда-то написал:

"Дети богов - назовём их так - не подчиняются законам природы и являют собой как бы исключение из них: время и годы почти ничего не могут им дать. Их достоинства опережают их возраст. Они рождаются уже умудрёнными знаниями и достигают истинной зрелости раньше, чем большинство людей избывает младенческое неведение."



Но под тройным дном скрывается тот факт, что принадлежность к старой аристократии означает отнюдь не лучшие гены, более высокий интеллект или управленческий талант, а всего лишь доступ к информации и ресурсам. По сути, Лабрюйeр отметил и это. Пожалуй, сам он превосходил умом и талантом любого члена царствующeгo дома какой угодно европейской страны. Но именно поэтому он ясно понимал, в чём заключается их преимущество - они с детства знают вещи, на осознание которых у большинства из нас уходит вся жизнь.



На виду у европейцев так и не отменённая папская энциклика, объявляющая масонство синагогой Сатаны. Под вторым дном - фотографии папы, проводящего обряд в масонской ложе. Под третьим - осознание того, что перед лицом Бога все человеческие установления равно ничтожны и смехотворны.

И так во всём. Может ли быть что-то более интересное, чем третье дно Европы? Может. Её будущее.


Здесь мы остановим цитирование и отметим, что автор поднимает важнейшую тему, но при этом, на мой взгляд, не совсем ясно понимает суть того явления, о котором он рассказывает. Еще раз посмотрим на слова - " Но под тройным дном скрывается тот факт, что принадлежность к старой аристократии означает отнюдь не лучшие гены, более высокий интеллект или управленческий талант, а всего лишь доступ к информации и ресурсам. По сути, Лабрюйeр отметил и это. Пожалуй, сам он превосходил умом и талантом любого члена царствующeгo дома какой угодно европейской страны. Но именно поэтому он ясно понимал, в чём заключается их преимущество - они с детства знают вещи, на осознание которых у большинства из нас уходит вся жизнь".


Красиво, но не совсем логично и совершенно бездоказательно. Доступ к информации и ресурсам, такой особый, что прямо жуть? Но это смешно. Закрытые библиотеки и специальный интернет может и есть, хотя в это не сильно верится, но разве этим сегодня можно что-то объяснить? Да и вряд ли сейчас что-то можно спрятать полностью от людей.



Тогда, что это за вещи, которые старые аристократические рода европейских земель, именуемые детьми богов, дают своим детям, на осознание которых иным людям приходится тратить порой всю жизнь?




Для того чтобы получить верный ответ на этот вопрос, спросим самих себя - а вообще какую роль играли дети богов в древней мифологии? Соединяли земное и небесное, были проводниками, были заступниками и переговорщиками между силами дольнего мира и мира людей, так как были родными и тому и этому миру. Они дети и людей и бессмертных духов. Ни один народ в мире не обходился без помощи детей богов. Но в чем их подлинная власть, и в чем их подлинная сущность?


И здесь я предлагаю в поисках ответа направиться к источникам тибетской мифологии. Почему именно тибетской?

Во-первых, наверное, потому, что пришло время поговорить и о неких мистических сторонах данного процесса, и, во-вторых, потому что Тибетская мифология, наверное, самая проработанная из всех мифологий, рассказывающая о мире духов. И самое главное. Тибетская мифология это возможность путешествия через века, поскольку особенность развития тибетского общества позволило сохраниться элементам явно общим для всех народов в целости со времен глубокой древности.



Мир духов – это для тибетцев, и вообще для всех людей, которые завязаны, скажем, на тибетскую традицию, играет огромную роль в их повседневной жизни.


Казалось бы духи, они это некая какая-то потусторонняя реальность. Какая-то сущность, существующая в некоем отделенном от нас тонком мире.

Казалось бы, не столь это все, скажем, нужно и, может быть, это все и интересно, и забавно, но настолько ли это, скажем, может быть полезно для человека в нашей обыденной реальности?

Почему когда движешься к каким-то серьезным целям, просто очень и очень опасно, игнорировать мир духов?


Почему мы рассматриваем эти, скажем, структуры, эти некие сущности какого-то тонкого мира вообще? И почему это на самом деле так важно?

Потому что по большому счету эти самые сущности, они фактически существуют не только и не столько в некоем, скажем, оторванном от массы людей, отделённом от нас тонком мире.



На самом деле этот самый тонкий мир присутствует в нас самих, то есть как Царствие Небесное, оно в нас, и мы именно через этот тонкий мир связаны огромными, просто крепчайшими связями с каждым человеком в нашем окружении и в целом с теми социумами, в которых мы пребываем. Да и вообще со всем миром, окружающим нас и со всеми энергиями вселенной.

То есть по большому счету кто эти духи, если взять и посмотреть на них с точки зрения логики всеобщей системы устройства человеческого общества и планеты, как единого живого организма?

Это некие личности, которые оказали в свое время в силу каких-то обстоятельств, в силу того, что у них были колоссально уровня переживания, из-за того, что они были наделены превосходящими обычные силы, влияние на всю эту систему подлунного мира, на уровне самой энергетики её сознания.

В принципе она, эта оставшаяся в подлунном мире энергетика, только кажется для нас внутренней, то есть живущей только в системе нашего сознания.

Наше сознание, оно, я говорю, тысячами связей связано практически со всеми живущими людьми на земле. И это не просто красивая метафора. По большому счету это действительно так.

И вот некоторые люди, которые как бы сами стали этими духами, богами, былинными богатырями. Они, в силу тех обстоятельств, которые с ними произошли, смогли внести какой-то свой большой энергетический импульс в ту систему импульсов, из которых состоит как бы общественное сознание и мировое и планетарное энергетическое мироустройство.

С другой стороны, частный случай этого общественного сознания и всеобщей энергетики, это наше собственное сознание и наша собственная энергетика.

То есть все эти структуры, они вольно, или не вольно попутно все равно присутствуют в сознании каждого человека.

То есть, казалось бы, скажем, какой-то царь или какой-то властитель или какой-то дух, который проявился в древнейшие времена, и давно умер, на самом деле не исчез совсем бесследно. Он каким-то образом продолжает существовать в виде энергии импульса и в общественном сознании и существует он и в нашем сознании тоже.

Существующие сегодня объяснения существующего положения дел скорее запутывает ситуацию, чем её разъясняет. Для того, чтобы более, скажем так, наглядно пояснить эту свою мысль, я, наверное, приведу следующий пример.

Есть такая замечательная писательница, психолог Джин Шинода Болен. В своей книге, «Богиня в каждой женщине», она описала архетипы, действующих женских душ.

Они были олицетворены в образах греческих богинь.

Например, Деметра – богиня материнства, воплощение архетипа матери, другие богини: Персефона - дочь, Гера – жена, Афродита – возлюбленная, Артемида – сестра и соперница, Афина – стратег, Гестия – хранительница домашнего очага.

В действительности архетипы не имеют имен, и образы богинь полезны только тогда, когда они соответствуют женским ощущениям и чувствам.


Концепцию архетипов разработал Карл Густав Юнг, он рассматривал их как образные схемы, образцы модели инстинктивного поведения, содержащиеся в коллективном бессознательном.

Эти схемы не индивидуальны, более или менее подобны образам, обуславливают реакции множества людей.

Архетипичны все сказки. Также архетипичны многие образы и сюжеты сновидения.

Именно наличие общечеловеческих архетипических моделей поведения объясняет сходство мифологий разных культур.

И поэтому понимание архетипа, энергетической важности структур, которые описаны в различного рода мифологических произведениях, очень важны для работы. Особенно когда речь идёт о реализации больших, требующих серьезных вложений, в том числе и психологического свойства, проектов.

Всё это достаточно известно.

Но как на самом деле добиться поддержки от могущественных духов, живущих в нашем подсознании, которое открывает дорогу к успеху, к счастью, богатству, ко всем благам мира?


В первую очередь надо быть самому сыном бога, то есть иметь прямую связь родственную связь с божествами через общее родство. Если ты по рождению правнук бога виноделия, то тебе имеет смысл заниматься этим делом. Сыны богов тем и сильнее прочих, что они знают, кто их небесный покровители. Их энергия не просто некий общий архетип, это только ему присущая родная энергетика, которая всегда помогает, как нечто родное близкое. Этому не научишь, это не формальный допуск к знаниям, это прямая связь с подлинной энергетикой непосредственно той самой стихии, которая будет полезна именно для достижения конкретного положительного результата.



И вот этой подлинной связи нас лишили, подсунув только лишь формальные знания, которые вовсе не всегда способны быть, осознаны человеком, когда уничтожили подлинную родословную родов. Какому богу молиться - это на самом деле не простой и не пустяшный вопрос!


Христианский каток прошелся по всему христианскому миру. Везде он был выгоден высшей и единоличной власти. Раз бог един на небе, то тогда и царь земной единственный богом избранный властитель на земле! То что вверху, равняется или подобно тому, что внизу! Про это не надо забывать!


Тибет тоже подвергся вторжению иных религий, но там произошел интересный синтез различных религиозных и мировоззренческих концепций. В соответствии с учением о Трёх телах Будды (трикая), нирманакая — это физическое, человеческое тело Будды. Здесь «Будда» — это не исторический персонаж, а качественная характеристика всякого просветленного существа, «пробужденный». Таким образом, нирманакая — это не последовательные «перерождения» некоего будды, а проявления внеличностного абсолютно развитого совершенного потенциала ума в виде физической формы.


Тибетская калька санскритского термина нирманакая — тулку.

Институт тулку не имеет аналогов в других культурах. В политическом аспекте, он является альтернативой институту кровно-родственного наследования и выборам при выдвижении политических и религиозных лидеров. Система тулку получила развитие в XIII веке и стала важной чертой тибетской буддийской традиции, а с XVI века, — когда один из тулку школы Гелуг, Далай-лама V, был возведён на тибетский престол, — стал играть доминирующую роль в политике Тибета. В средневековом тибетском обществе эта система обеспечивала стабильность, снижение напряжённости в борьбе за власть и непрерывность наращивания знаний в рамках буддийской традиции без прямой зависимости от родовых связей и краткосрочной политической ситуации.



Тибетцы называют тулку также ринпоче (драгоценность). В тибетской традиции, это авторитетный духовный лидер тибетского буддизма, согласно традиционным воззрениям, постоянно перерождающийся с целью продолжить свою духовную работу. Тулку может считаться воплощением одного из персонажей буддийского пантеона; так, наиболее известным примером является Далай-лама — воплощение бодхисаттвы Авалокитешвары, линия которого под этим титулом насчитывает четырнадцать реинкарнаций, начиная от Гедун Дуба (1391—1474). Самая старая линия тулку — Кармапы, которая начата Кармапой I Дюсумом Кхьенпой (1110—1193).



В настоящее время в Тибете и близлежащих регионах насчитывается более шести сотен линий тулку.
В Монголии тулку (старомонг. qubilan (хубилган) — «перевоплощающийся») первоначально провозглашались преимущественно светские лица, в первую очередь — наиболее влиятельные князья. В зависимости от поприща, на котором лицу удавалось достичь наибольших успехов, — общественном или духовном — оно жаловалось титулами «хутухта» или «гэгэн». Первоначально титул хубилгана давался иерархами школы Гелуг с исключительно политическими целями.



Начиная с XVIII века монгольский институт тулку продолжил складываться уже на базе собственно монгольской буддийской церкви, во главе которой находится Джебдзун-Дамба-хутухта (Богдо-гэгэн). Первый и второй Богдо-гэгэны принадлежали к монгольской ханской семье, однако начиная с третьего и вплоть до нынешнего все хубилганы являлись тибетцами и происходили из всех социальных слоев.


То есть дети богов и их земные воплощения правят там миром. Что формально роднит эту систему с европейской системой коренного дворянства и аристократии. И те и другие - это дети богов и героев, то есть фактически их живые воплощения. Да и в историю Тулку, если вглядеться внимательно и там, среди тулку, основное количество людей, связанных с иерархами церкви узами кровного родства.

Продолжение возможно...

закрыть...

Оцените статью