Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Атестат от императрицы Екатерины президенту Путину о сношении госвласти с православием

Человек и общество

03.01.2014 06:38  

vragvraga

162

// речь императрицы Екатерины Великой, сказанная на общей конференции синода и сената 15 сентября 1763 года //

// очень сокращенная версия, в России публикуется впервые -
......................................................................................................

« ...— Самодержавная государыня, великая мать отечества! — в один голос отвечают члены синода.
— Святая церковь непогрешима, а собор — ея голос. Искоренение двуперстия есть задача нашей жизни и нашего святительства...

— Слышите, гг. сенаторы, какую хулу возводят архипастыри на Христа и Его Церковь, какою грязью бросают они им прямо в лицо,
называя Телом Христа и Его Церкви блевотины своего изуверства?..

...Но нам-то, императрице русскаго народа, какое дело до святости и великости собора, если постановления его безумны?
И не будем ли мы отвечать перед историей и потомством, и куда скроемся мы от собственной нашей совести,
если, противопоставив с одной стороны несправедливость и безумство соборных запретов и проклятий,
а с другой — справедливость, громадность и энергию протеста, — останемся среди них безучастными и бездеятельными?..

— ...здесь, в общем собрании, с сенатом мы обязаны разсуждать не только как пастыри, но как государственные деятели и администраторы
Прими во внимание, государыня, невежество и грубость русскаго народа
Ежели и может что его обуздывать, то это одна сила и страх
Какую же силу и какой страх может чувствовать народ к правительству,
которое именем Бога и Его Церкви изреченные повеления обращает в ничто, повеления,
которыя честно и грозно содержал целый ряд правительств?

— Слышите, гг. сенаторы! ... По словам св. синода, и церкви и престолу грозит разрушение,
если мы будем управлять разумно, просвещенно, справедливо к человечеству.
По св. синоду, и церковь и престол крепки только насилием, проклятиями и смертельными казнями
за слагание двух перстов и за молитву, и за именование в молитве Спасителя "Сыном Божиим" и т.д.

— Всемилостивейшая государыня! — бросившись на колена, возопили члены синода. — Что вы делаете? Вы разрушаете и церковь и престол!

— Что это за церковь? — возражает государыня
— Что это за церковь, которая только в покровительстве, только в мече императоров знает свое спасение и свою неделимость?
Так вот, отцы, какова ваша церковь, а мы этого еще не знали! Не хочу быть в вашей церкви

— Великая Государыня, — послышался голос со стороны синода,
— истязания нисколько не в наших руках, это не мы, а прежде бывшия правительства.

— Как? — возражает императрица. — А акт 15 мая 1722 г., разве, не ваше дело?
А телесныя озлобления и гражданския казнения, разве, не вы освящали соборными определениями,
и государи, разве, не по вашим внушениям и не по вашим усиленнейшим настояниям ополчались против своего народа истязаниями и казнями?
О, государи и прежние и будущие! Вот вам аттестат за ваше сообщничество с изуверами, палачами и злодеями! ..

...Остановимся на минуту. И "зазирания и осуждения" и запрещения, и проклятия, все это было — и немыслимо, и безразсудно, и преступно;
но все же еще борьба не выходила из пределов церковных.
...Но когда власти, и церковная и светская, взялись за истязания и казни,
тогда, очевидно, борьба вышла из пределов церковных, тогда власти стали вне церкви.

...Истязаний и казней нет у Христа, не должно быть их и в Его Церкви.

...Но вот настал Никон; признаюсь, личность возбуждающая во мне отвращение. Счастливее бы была, если бы не слыхала о имени его
Он начал реформировать свою церковь, перестраивать ее по своему. Какия же начала вложил он в основу своих перестроек?
Безусловное подчинение народа духовенству, духовенства — архипастырям, архипастырей — патриархам
Подчинить себе пытался Никон и государя: он хотел сделаться папой.

— Гг. сенаторы! ..вы уже догадываетесь, что наша отечественная церковь лежит в развалинах,
если в церкви нашей что еще и осталось живого и берегущаго ея жизнь, то это чуть ли не один народный протест.
Ясно, что архипастыри сбивают нас с толку, стращая разрушением церкви, самими ими давно разрушенной.

.......................................................................................
// христиане всегда так говорят, что те кто для церкви убивали те не были настоящими христианами, и церковь непогрешима. Так же чужими руками священники убили Иисуса
......................................................................................................

// и вот исторические факты из того времени, чтобы современный человек прочувствовал ту атмосферу -

Для расширения миссионерской деятельности православной церкви в 1738 г. при свияжском Богородицком монастыре была организована Новокрещенская контора. Она ставила своей целью «умножение христианского закона» среди мусульманского населения Поволжья «для вятщего утверждения в вере». Это была настоящая инквизиторская организация. Наделенная большими полномочиями, контора насаждала православие среди народов нерусской национальности не стесняясь в средствах. Новокрещенская контора действовала до 1764 г., т.е. 26 лет, и за эти годы вызвала всеобщую ненависть и возмущение. Посылаемые в татарские и башкирские деревни священники-миссионеры, эти, по словам В. И. Ленина, «жандармы во Христе» под видом «спасения неверных душ» проводили политику угнетения нерусских народов. Они заставляли их креститься, подвергали смертельным побоям, разоряли их хозяйства, а доносчиков награждали. Руководивший Новокрещенской конторой архимандрит Сильвестр старался оправдать кровавый террор, проводившийся его инквизиторами. Но возмущение деятельностью Сильвестра было так велико, что Синод был вынужден назначить вместо него другого. Не лучше был и новый инквизитор Лука Конашевич. Он разрушал татарские мечети, на их месте строил церкви, подвергал татар-мусульман жестоким наказаниям, заточал в тюрьмы, разорял их дома и деревни. Синод поддерживал своего ставленника, проклиная мусульман и мусульманское учение, называя Магомета «самым студным лживым пророком» (указ от 24 декабря 1750 г.). Деятельность Луки Конашевича вызвала глубокое возмущение. Татары писали в своих жалобах, что если их будут и дальше принуждать креститься, они оставят свои дома и деревни и уйдут в леса. Луку Конашевича перевели в Белгород епископом, но память об этом жестоком инквизиторе осталась надолго. В народном предании рассказывается, что Лука Конашевич стремился всех татар превратить в русских и что по жалобе татар министры осерчали на него и сослали в Сибирь.

Не меньшее возмущение вызвала деятельность другого представителя Синода, стоявшего во главе Новокрещенской конторы, епископа Дмитрия Сеченова. Татары и башкиры жаловались, что Сеченов силой принуждал их креститься, погружая в купель связанными, держал многих в тюрьме под караулом в кандалах и колодках и подвергал мучительным побоям. Действуя на основании указа Синода от 14 февраля 1743 г., Сеченов сжигал мусульманские кладбища и молельни, разорял крестьянские дома, рубил в них окна и двери, выламывал печи. В результате крестьяне пришли «в конечное разорение». С такими же жалобами обращались чуваши Ядринского и Курмышского уездов на инквизитора игумена Неофита, на курмышского протопопа Куприяна и др., но эти жалобы успеха не имели: Синод своих инквизиторов не давал в обиду. Действуя огнем и мечом, Сеченов за один год сумел обратить в православие свыше 17 тысяч татар. Его перевели в Нижний Новгород, и здесь за четыре года он заставил принять православие более 30 тысяч человек. За свою «деятельность» и за поддержку Екатерины II во время дворцового переворота этот инквизитор был щедро награжден: он получил в личное владение тысячу душ крепостных, богатые денежные подарки и стал первоприсутствующим членом Синода.

Пропаганда ислама и тем более обращение в мусульманство запрещались под страхом смерти. Нельзя было строить новые мечети, старые же разрушались. Только при епископе Луке Конашевиче за 1738-1758 гг. из 536 мечетей Казанской губернии было разрушено 418. В Сибири из 133 мечетей осталось 3511. Детей татар и башкир, обратившихся в ислам, отбирали у родителей и раздавали новокрещенам. На татар и чувашей миссионеры напускали воинские отряды — «обжорные команды», которые разоряли их постоями, чинили всяческие обиды. Крестившимся крестьянам нерусской национальности предоставлялись некоторые льготы: они освобождались от холопства, от уплаты податей (на три года), ими не могли более распоряжаться неправославные помещики. Зато подати некрещеных крестьян возрастали, что делало их положение еще более тяжелым. Крестьян - новокрещен поселяли в одном месте, некрещеных же татар выселяли, разоряя их хозяйство. На землях некрещеных татар организовывались новые монастыри — Спасо- Юнгинский, Седмиозерский, Раифский и др.

Такими же кровавыми действиями отметили свой миссионерский путь и другие «просветители»: Стефан Пермский, Трифон Вятский, Гурий Казанский, Софроний Иркутский и др. Несмотря на их жестокость, церковь причислила этих инквизиторов к лику святых и заставила чтить как «угодников божьих». Духовенством распространялись легенды, будто кровавый террор миссионеров осуществлялся по божьей воле.

Татары, башкиры, чуваши и другие нерусские народы ненавидели православное духовенство за насильственную христианизацию, за поборы, за помощь, которую оно оказывало правительству в деле национального угнетения. Эта ненависть с особой силой проявилась во время крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева. Крестьяне уничтожали церкви, убивали особо ненавистных им священников. Они оставляли навязанное им силой православие и возвращались к вере отцов. По официальным далеко не полным данным, во время восстания Пугачева было убито 237 церковников и членов их семей и сожжено свыше 60 церквей. Удмурты, чуваши, башкиры, татары просили Пугачева избавить их от гнета священников. Пугачевский атаман Герасим Иванов по просьбе крестьян сжег дом сунгулеевского священника на Урале; в селе Нохмачи священника повесили, а его дом сожгли. После взятия восставшими Ижевского завода в селе Сретенском удмурты повесили весь притч, а церковь разграбили.

Епископ Вениамин, занимавшийся обрусением народов Севера, говорил: «Православие должно вести борьбу не просто с чужой верой, но и с чужой национальностью... чтобы сделать их (т. е. северные народы — Е. Г.) не только по вере, но и по национальности русскими». С этой целью миссионеры силой отбирали детей у родителей и отвозили их в церковные школы, где пытались привить им то, что они называли русской культурой. Но дети, как отмечал миссионер Никандр, «тосковали по родным местам... хирели и умирали».

.................................................................................................................
// есть два типа людей, одни верят что всё это правда, а другие продолжают строить кровавое царство небесное

закрыть...


Оцените статью