Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Правящие верхушки

Человек и общество

20.01.2015 13:05  

cf-sun

107

Социально-личностный анализ групп доминирования в различных ветвях цивилизации

Правящие верхушки

(социально-личностный аспект)  

   Рассмотрение и анализ групп доминирования в социумах, в модели социально-личностной парадигмы, показал наличие обособленной, социально-личностной группы, выделяющейся личностных структурой и набором формирующих её качеств.

   В силу её распространенности  в значительной части  цивилизационных ветвей,  она является, в определенной мере, системообразующей для всей цивилизации.

Данная группа состоит из двух весьма схожих выборок социального доминирования

  Специфика данных выборок состоит в структуре мотивации и личностных интересов, что и определяет, в конечном счете, принимаемые ими решения, отражающие и  направленность в личностной жизнедеятельности.

  Данные выборки отличаются в личностной индивидуальности тем, то одна из них

 – интеллектуалы-экстраверты (с ведущим интеллектуальным планом), по большому счету, сначала обдумывает и принимает то или иное решение, а затем начинает действовать для его воплощения; другая же

– эмоционалы-экстраверты (с ведущим эмоциональным планом) сначала реагирует на происходящее вокруг, основываясь на текущем личностном восприятии, (и исходя из имеющегося у её непосредственного личного опыта), а потом начинает продумывать «свои маневры», ориентируясь по изменению личностного эмоционального состояния (путем сравнения с чем-то похожим или желаемым, исходя из приходящего «на память», и вспоминая  последствия, которые имели место).

  Хотя, возможен и вариант – «идти до конца», когда «ну очень хочется» или внутренне (спонтанно) возникающий страх (самой разной направленности и даже не идентифицируемый сознанием) заставляет «бежать без оглядки».

  Если данные индивиды занимают ключевые места в социальной структуре и руководят жизнедеятельностью социума, то их интересы и мотивация отражают и процессы, протекающие в социуме. Это вытекает из экстравертной направленной представителей обоих групп, т.е. активно позиционирующих себя в социальной жизни, и стремящихся взять её под свой контроль.

  Общая матрица личностного устройства, в целом,  определяется духовным планом личностной структуры, который и «задает» процесс формирования и становления личности индивида (после его появления на свет) в зависимости от окружающей его среды и посредством межличностного общения (со своими воспитателями). В этом процессе закладываются в личностном сознании те или иные акценты и подходы к оцениванию себя самого и направленности и результатов той или иной практической деятельности. Формирование и функционирование личностной структуры реализуется под управлением личностного сознания и зависит как от «заложенной» в нем значимости той или иной информации (поступающей от прямого ощущения происходящего на эмоционально-чувственном уровне, и «извлекаемой из памяти» отражающей накопленный опыт) так и от общего миропонимания и осознанного упорядочивания этой информации (как некоторой последовательности для выстраивания «видения» будущего).

  Духовный план определяет меру природной  заданности и меру природной изменчивости той или иной личности на протяжении жизни. Отражая тем самым некоторое предначертание по жизни, которое будет оформляться жизненным трендом, как направленностью личностной жизнедеятельности, а также задавая изначальную  значимость тех или иных факторов характеризующих личностное устройство (его наполнение личностными качествами с различной их интенсивностью проявления в жизни).

   Общим для обеих выборок является эгоистичность в подходах в процессе собственной жизнедеятельности, которая не демпфируется (в необходимых случаях) элементами альтруизма и человеколюбия. Такая личность мало задумывается о возможной жестокости её действий для окружающих, поскольку упрямо следует, повинуясь собственному ЭГО. Различие между представителями данных выборок, в этом отношении, состоит в том, что для интеллектуалов требуется меньше «волевых качеств», чем для эмоционалов. Поскольку следование принятому изначально решению требует «разового волевого посыла» (а дальше уже все катится в определенной мере «по наклонной» или «по инерции»), в то время как следование текущим эмоциям заставляет «постоянно делать выбор» маневровой направленности к означенной цели, что требует и повышенного личностного мужества..

  И те и другие натуры являются целеустремленными и следуют личностному целеполаганию, в той или иной зафиксированной в сознании (субъекто-объектной) форме.

   Альтернативой целеполаганию является следование в потоке происходящего в «выбранном русле», ограниченном критериально набором тех или иных реперных факторов (постоянно «всплывающих в сознании»), обуславливающих коррекцию в  личностной жизнедеятельности и направленности приложения усилий.

  В случае сущностной одномерности (сугубой эгоистичности) восприятия происходящего, имеет место жесткая фиксация цели и направленности (последняя корректируется по мере изменения внешних условий, что не меняет сущностную выделенность в направленности существования). При этом, если цель является основополагающей, то личностная позиция всегда одноцентрична, и оценивание «всего и вся» происходит относительно этого центра заданности, определяющего личностную систему координат – её начало во всех смыслах. Если, сущностно, цель не фиксируется формально строго, то одномерность восприятия (не изменяясь по существу), формализуется  многоцентричностью восприятия – личностная система координат имеет несколько «начальных точек», в зависимости от характера происходящего, для его оценки в градации «хорошо-плохо» - в сторону цели или наоборот.

  Эмоционалы определяют тактику и маневры, а интеллектуалы -  стратегию и планы, применительно к их местоположению в социальной структуре, и приданными им (в связи с этих) функциями в данной структуре (в зависимости от конкретного «социального уклада»). Если социальный уклад «размазан», то функции определяются выстроенной правящей иерархией (в принципе – глобальной, и её проекцией в том или ином социуме).

  Различие (между выборками) в личностных склонностях к тому или иному роду деятельности, проявляется и в личностнорм сознании, как на интеллектуальном, так и на эмоциональном планах.

  Общность между ними состоит в том, что именно сознание и является определяющим в той картине мира, которая им доступна к восприятию и именно она и является основой их личностной веры, как личностного сущностного «стержня», вокруг  и в «раках» которого, и существует личность в своем личностном мировосприятии и миропонимании. (С ведущей личностной значимостью первого для эмоционалов и второго для интеллектуалов.)

  Отсюда и различие в качествах интеллектуально и эмоционального личностных планов и как  планов сознания.

   Так,  при общей насыщенности личностной структуры, несколько превышающей средневзвешенные значения и примерно одинаковой насыщенности интеллектуального плана (значительно превышающей средневзвешенные значения) они различаются между собой по значимости ряда качеств интеллектуального плана (сознания).

   Доминирование как смысл личностного существования (как проявление личностного ЭГО), «идущее» по изначально выстроенному плану требует большего числа «ведущих» личностных качеств, в то время как готовность к постоянному маневру позволяет обходиться меньшим набором. Поэтому интеллектуалы, кроме общих с эмоционалами качеств ещё (в большей степени за счет личностной значимости других качеств) наделены способностью к самопожертвованию и невосприимчивостью партнера, более обучаемы, серьезны и завистливы. Зависть в данном случае случит тем фактором, который ориентирует личность в приземлено-бытовой формализации её восприятия окружающего (позволяя использовать не только собственный опыт  достижения чего-то конкретного, что «можно пощупать»). А поскольку работа сознания заключается в постоянном обмене между планами, то и в эмоциональном плане имеет место выделение ряда дополнительных (по сравнению с эмоционалами) качеств. Таких как «статичность» - непринятие нового (план – это закон.. все только по плану), «надежность» - личностная устойчивость (в период перипетий), «придирчивость» - защита от внешнего влияния, путем его «принижения» и «взбалмошность» - как способ от него избавиться. В то время как эмоционалам достаточно одной повышенной «решительности», как способности к восприятию нового, доселе неизвестного.

   В своей совокупности эти различия «выливаются на «физический план» (как наиболее значимый в личностной структуре по своей насыщенности для обоих типов групп доминирования), делая интеллектуалов более дисциплинированными и управляемыми (как на основе своего, так и постороннего опыта), способными переключаться с решения одних задач на другие (опять таки за новым опытом, обеспечивающим реализацию планов). При этом возможность расслабиться (для обретения новых жизненных сил в процессе достижения целей) заключена в излишней прихотливости и стремлению  к мещанскому «времяпровождению», как определенной ограниченности (бытовой материальностью происходящего) поскольку «нельзя объять необъятное» и в «ожидании большего – довольствуйся малым», но личностно комфортным.

Так как, для тех и  других – «бог не велел делиться», то их социальная значимость зависит от степени контроля за ними со стороны остального социума. В противном случае, социум для них лишь ресурс в достижении личностных целей, и отношение к нему (по большому счету) как к необходимому ресурсу, из себя больше ничего не представляющему, подобно остальным материальным объектам.

  Но могущим быть и объектом удовольствия в той или иной степени, поскольку, именно удовольствие от жизни на материально-объектном уровне и есть тот критерий, по которому и выстраивается направленность личностной жизнедеятельности. В своей изменчивости и подталкивающий личность и ей жизненную активность в сторону всё  большего комфорта. При этом эмоционалы пребывают в текущем устойчивом личностном комфорте, заняв соответствующие доминирующие позиции, а интеллектуалы всё время жаждут «журавля», поскольку обладание «синицей» для них «слишком мелко» как стратегический результат, что делает их жизнь скорее некомфортной, чем комфортной. Хотя и те и другие вполне комфортны в своих планах и выстроенном пониманием картины мира в его устойчивости. Что, впрочем, закрывает им возможность дальнейшего развития. А приобретаемый (избирательно) опыт, приводит к ещё большему «закрепощению» сознания различными понятийными клише и стереотипами в оценках и поведении, которые они усиленно и настойчиво «тиражируют» и во вне, используя имеющиеся у них возможности.

   И те и другие внутренне весьма устойчивы (достаточно выше средневзвешенного) но в первую очередь, вследствие малой насыщенности внутриличностной  сферы и «заданности» в работе сознания на уровне строгой её формализации касательно общего понимания и самопонимания. Но природно обусловленная изменчивость всего и вся «находит себе выход» в эмоционально-чувственой противоречивости личности и невозможности найти необходимую опору или положение  равновесия, стимулируя, тем самым, жизненную активность в практическую деятельность, проявляющуюся в формах (в частности поведенческих) способствующих их устремленности к верхам иерархической лестницы в социуме.

 Возможности социального контроля за данной группой доминирования, лежат в регулировании материально-объектной комфортности её существования. Это связано с тем, что устойчивость их личностной системы координат базируется на выстроенной картине мира в её проекции на личностное ЭГО данной группы доминирования.   

    Отсюда в частности следует, что «разумные доводы» могут возыметь воздействие, лишь привнося дополнительную личностную комфортность существования без нарушения сложившегося миропонимания. Поэтому все апелляции к совести, справедливости, гуманизму, духовным ценностям и пр. могут возыметь воздействие лишь в том случае, если за ними «видится» дополнительная личностная комфортность в рамках присущего им понимания происходящего, подкрепляемая дополнительным удовольствием от жизни на материально-объектном уровне. В противном случае, подобные доводы игнорируются.(Данные качества у них, по рождению, далеко не сильно выражены, и «сами по себе» оказывают на личность и её функционирование  весьма слабое влияние)

  Реальный способ воздействия заключается в «ситуационном» воздействии, когда следование тем или иным «курсом» (при «вынужденном» маневрировании под внешним воздействием)  привносит дополнительную личностную комфортность или наоборот.      

    Другими словами, именно эмоциональная противоречивость натуры и может быть «использована» в общесоциальных интересах, если ситуация «складывающаяся»  у представителей данной выборки, при том или ином их  решении (с им понятной очевидностью) будет способствовать их личной комфортности или дискомфортности. Причем материально-объектный (приземленной бытовой) аспект здесь может быть решающим для эмоционалов, и весьма существенным для интеллектуалов (из данных выборок групп доминирования).

Подробный перечень личностных качеств приведен в теме «Различия социумов и правящие «элиты»)


Оцените статью