Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

УТОПИЯ ЧЖАО ТИНЯНА

Человек и общество

21.12.2015 14:58  

achurmaz

196

    Чжао Тинян, китайский философ и политолог, внес весомый вклад в национальный и международный общественный дискурс вокруг проблемы совместимости модернизации и традиций. Воодушевленный успехами КНР в реализации «догоняющей» стратегии, он обосновал концепцию «Тянься» (поднебесной), утверждая, что в древности Китаю удалось создать гармоничную систему взаимоотношений государств, которая радикально отличалась от нынешнего миропорядка с царящим в нем насилием и хаосом.

    Как отмечает российский ученый Грачиков Е.Н., история создания системы «Тянься» относится к периоду зарождения династии Чжоу, которая в длительной вооруженной борьбе смогла вытеснить династию Шан. Когда победила династия Чжоу, вокруг нее жили около 1000 различных по культуре и этническому составу племен, некоторые из которых, например, Шан насчитывала более миллиона человек, в то время как Чжоу всего около 70 тысяч. Проблема контроля более мощных образований встала перед династией Чжоу в качестве приоритетной и глобальной. Правители Чжоу, особенно первый из них, выдвинул несколько главных политических идей.

    Первая. Решение всех проблем мировой политики должны относиться к ведению всеобщей, универсальной системы, а не решаться при помощи силы.

    Вторая. Всеобщая система политически оправдана, если она представляет собой политический институт, который действует в интересах всех людей и всех народов и способствует общему процветанию всего мира.

    Третья. Всеобщая система работает, если она продуцирует гармонию между народами и культурами.

    В соответствии с этими принципами была сформирована универсальная система, в основе которой была концепция объединения «всех под небесами». Концепция «Тянься» - теоретически открытая система, с возможностью превращения в мировую. Династия Чжоу была единственной, которая воплотила ее на практике. Это, конечно, не означает, что она применима везде и в любое время, поскольку слишком стара для нашего мира. Тем не менее, несколько положений достойны для обсуждения и, возможно, использования в будущем.

    Сам Чжао Тинян в статье «Современный взгляд на китайскую мечту», опубликованную журналом «Международные процессы», дает убедительное обоснование необходимости переустройства сегодняшнего мира на основе концепции «Тянься». «… мечты модерна, - пишет он, -  основаны на колоссальном потреблении ограниченных ресурсов и неблагоразумной конкуренции. Маловероятно, чтобы американская, европейская, китайская мечта смогли успешно осуществиться без катастрофических последствий.

    Стратегия, нацеленная на поражение других, может привести к поражению в том случае, когда она будет копирована всеми остальными, то есть в ситуации, когда указанная стратегия будет «побита своим же собственным оружием». В этой связи действительно хорошая стратегия должна справляться с любыми последствиями всеми копируемой стратегии.

    Национальная мечта должна быть связанной с глобальной мечтой, а мир совместимости должен во время заменить мир конкуренции, пока мы не достигли анархии. Сегодня превалирует движение к беспорядку. Финансовый кризис, протекционистские экономические войны, выступления в Северной Африке и на Ближнем Востоке, распространение ядерного оружия и терроризма, опасность изменения климата и загрязнение – результаты нынешнего времени, которое определяется жадностью, враждой и эксплуатацией. Современная мечта не уйдет слишком далеко, поскольку не может справиться с их карающими последствиями. Миру нужна глобальная мечта.

    «Включенность всех под небесами» предполагает интернационализацию всего мира и способствует совместимости или реализации такой модели, которая будет благоприятна для обществ. Если совместимый мир «Поднебесной» станет однажды доступным, это станет скорее мировой мечтой, чем китайской концепцией. Мечта о единстве всех пролетариев не удалась. Тогда, вместо этого, приходит единство всех капиталистов.

    Чжао Тинян подчеркивает, что в его концепции важны не столько исторические факты, подкрепляющие систему «Тянься», сколько метод ее построения. По его мнению, китайская методология говорит о сущности Китая больше, чем китайские ценности. Метод - ключ к пониманию Китая. Это хорошо описано у Лао-цзы в метафоре воды, с помощью которой китайские мыслители рассматривают ситуацию, условия и возможности для того, чтобы сделать свой выбор более гибким, таким, как вода, которая находит самый короткий путь к необходимому месту.

    Универсализм концепции «Тянься» Чжао Тинян противопоставляет универсализму марксистско-ленинского учения. Коммунистическая партия Китая (КПК), - пишет он, - пыталась избежать дилеммы вестернизации – девальвации Китая, выдвигая контрстратегию – девестернизацию марксизма, принимая его как «научную» правду – нечто, что рассматривается как «универсальное объективное», как наука о естественных законах. Националистическая озабоченность «китайскостью» была снижена путем интернационализации марксизма, однако беспокойство так никогда окончательно не исчезло.

    Ошибочное восприятие марксизма в качестве китайской доктрины ведет к кардинально ошибочному пониманию сущности и потенциала страны. Например, в контексте антагонистической борьбы марксизм по существу выступает доктриной революции и либерализации, когда, напротив, практически все китайские политические и этические теории выступают за мир, гармонию и совместимость с минимальным интересом к войне, борьбе и враждебности.

    Суждение о превосходстве сугубо китайского универсализма над универсализмом марксистско-ленинского учения явно противоречит постулату Чжво Тиняна о необходимости глобальной мечты как средстве преодоления мира конкуренции и вражды. К тому же, он подкрепляет подозрения западных критиков концепции «Танься», которые усматривают в ней претензии Китая на руководство миром в противовес роли США. Они также обвиняют китайского ученого в избирательной оценке древности.  Что касается оценки марксистско-ленинского учения, то его восприятие со стороны КПК представляется более реалистичным, чем у Чжоу Тиняна.

    Во-первых, китайский ученый совершает ту же ошибку, что и российские «православные патриоты», рассматривая марксизм частью западного дискурса. Учение Маркса, действительно, родилось на капиталистическом Западе, но оно явилось в мир как универсальная антитеза националистически ограниченным, эгоистичным и своекорыстным буржуазным взглядам на международные отношения. Оно остается таким и сегодня.  Как пишет выдающийся советский теоретик Ильенков Э. В, «марксистский коммунизм…  оказывается единственной рационально обоснованной доктриной, могущей предложить людям земной идеал их коллективно осуществляемой самодеятельности. Поэтому марксизму ныне противостоит не "другая" теоретическая доктрина, а отсутствие доктрины».

    Во-вторых,  непродуктивны попытки выводить за рамки современной научной концепции «антагонистическую борьбу» в международных отношениях. Признание наличия такой борьбы не означает выступления за ее обострение. Наоборот, оно способствует выработке реалистичных мер по преодолению конфликтов. Поэтому большевики трактовали борьбу против милитаризма и войны как одну из форм классовой борьбы.

    Не совсем понятно, почему Чжоу Тинян усматривает в марксистском учении также доктрину либерализации. Возможно, он имеет в виду ленинскую политику НЭПа, допускавшую снятие ограничений, ослабление государственного контроля, расширение свободы деятельности для экономических субъектов. Это была инициатива конвергенции со стороны коммунистов, выдвинутая гораздо раньше Сорокина П.А. и Джона Гэлбрейта.

    Но это как раз та политика, которая освободила марксизм от доктринальности, продемонстрировала его способность учитывать реальность, открытый и универсальный характер учения. Пусть эта политика не удалась в СССР в силу сложных внутренних и внешних исторических условий, но в Китае она добилась огромных достижений. Они стали беспримерным вкладом Дэн Сяопина и его приемников в развитие марксизма-ленинизма.

                              Коммунизм – это прочный сплав

                                  Сплав мечты и реальности

                             Но ведь, совесть и честь поправ,

                                  Клянут и хают его до крайности

 

                             Без реальности мечта

                                 Пустая фантазия

                             Без мечты реальность та

                                 Скучная оказия

 

                             А в мечте воплощены

                                  Свобода и равенство

                             И что люди не бедны,

                                  Не секрет и таинство

 

                             В трудах творческих у них

                                Полноценно жизнь проходит

                             Если заведется псих,

                              То в дурдом его проводят

 

    В этих незатейливых стишках я пытался некогда выразить разницу между научным и утопическим социализмом. Лить сладкую патоку, уповать на «единство всех капиталистов» - это и есть утопия. Она сравнима с утопиями Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы, утопическим социализмом Сен-Симона, Оуэна и Фурье. Как известно, домарксистский  утопический   социализм  родился как идейное отражение противоречий возникавшей капиталистической цивилизации. Объясняя причины его появления, В.  И .  Ленин  писал: «Когда было свергнуто крепостничество  и  на свет божий явилось «свободное» капиталистическое общество,— сразу обнаружилось, что эта свобода означает новую систему угнетения  и  эксплуатации трудящихся. Различные социалистические учения немедленно стали возникать, как отражение этого гнета  и  протест против него».

    Но в данном случае Чжао Тинян тоже реагирует на противоречия. Политика правящей КПК подвергается наскокам справа и слева. Неорелигиозное движение Фалунгунь во главе с бывшим военным, затем охранником торговой компании и неудавшимся танцором Ли Лаем (взявшим псевдоним Ли Хунчжи), ведет злобную клеветническую кампанию против КПК, обвиняя ее в подавлении народных традиций. Как пишет украинский эксперт Григорий Глоба, неорелигиозные движения не в первый раз призываются на борьбу с коммунизмом.

    «И весьма забавно … смотрится сегодня, - замечает он, - когда наиболее серьезная красная угроза западным финансовым кругам исходит от красных стоюаневых купюр рыночного Китая. Ужас «свободных» экономик запада в том, что они ощутимо проигрывают «коммунистам» не по законам марксистской диалектики, а по собственным законам рыночной конкуренции. Китайская компартия обыграла «капиталистов» на их же поле, оказавшись более умелым и удачливым капиталистом, нежели ее западные конкуренты… 

   Как знать, не этим ли среди прочего обусловлены анахроничные вопли штатных и внештатных политтехнологов о «красной угрозе» и «кровавой компартии»? И не потому ли (медиапроект) «Великая Эпоха», впервые опубликовавшая текст «Десяти комментариев» (серия статей Фалунгунь с нападками на КПК) на своем сайте ведет отдельную рубрику с оголтелой антирекламой китайской продукции, а канадский адвокат Фалуньгун Дэвид Килугр публикует статьи под заголовками вроде «Китай – опасный торговый партнер»?» 

    С другой стороны, объявившаяся в КНР маоистская КПК (МКПК) обвиняет правящую партию в отступничестве от курса председателя Мао.  В опубликованных на международных леворадикальных сайтах «Десяти заявлениях» МКПК от 22 марта 2009 года говорится: «Представители буржуазии в рядах партии, вроде Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао,— это всё контрреволюционные ревизионисты. Они желают затушевать различия между социализмом и капитализмом, спутать их вместе; а на деле последовательно проводят линию на капитализм; все они преднамеренно уничтожают фундаментальные различия между диктатурой пролетариата и диктатурой буржуазии, а на деле они последовательно буржуазны. Короче говоря, все они выступают против социалистической революции и пролетарской диктатуры».

    Леваки забывают, что именно Мао начал ревизию собственного курса в последние годы своего правления под давлением внутренних и внешних обстоятельств, что подчеркивает международное значение ленинского НЭПа. Они забывают, что марксизм-ленинизм не является учением для бедных, но наукой по строительству более совершенного общества, чем капитализм, общества разумного достатка для всех. Это и есть глобальная мечта человечества, если пользоваться терминологией Чжоу Тиняна. И марксизм-ленинизм является самым эффективным средством реализации этой мечты.

    Главное в таком средстве опять же метод. Марксизм не догма, но руководство к действию. Пользуясь этим методом, Ленин выработал политику НЭПа, Дэн Сяопин политику строительства социализма с китайской спецификой. И прав один советский доброжелатель, который на горьком опыте своей страны предостерегал китайских коммунистов от повторения опыта горбачевщины: «Сегодня распустите Компартию Китая, завтра не будет Великого Китая». (см. Грачиков Е.Н., в журнале 党建 ("Dangjian" - "Партийное строительство"), № 6, с. 26-34., на китайском языке).

                                                                        Мальцев С.В.


Оцените статью