Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Скоро война. О фильме «28 панфиловцев» и его роли   14

Человек и общество

19.11.2016 10:00  

Ирина Алкснис

217

Скоро война. О фильме «28 панфиловцев» и его роли

Несколько дней назад я вышла с пресс-показа фильма «28 панфиловцев» - и вдруг у меня в голове неизвестно откуда возникла мысль «Скоро война». Я даже несколько растерялась, с чего вдруг я об этом подумала, да еще в привязке к только что посмотренному кино.

После нескольких дней обдумывания увиденного и участия в обсуждении картины меня озарило.

Очень многими людьми не осознается, что где-то в районе нынешних 35-летних пролегает водораздел, который глубоко рассекает российское общество. Причина очевидна: те, кто старше, сформировались как личности в советские времена, а для тех, кто младше, советская эпоха – это страницы в учебнике в истории, да отдельные комментарии старших, живших в позднесоветское (прямо скажем, не самое славное для страны) время.

Этот разрыв исторических эпох наложился на колоссальный технологический прорыв, совершенный миром в эти же десятилетия. В результате, начиная с 1990-х годов, новые поколения формировались в принципиально иных условиях, нежели те, что старше. Если между детьми 1960- и 1980-х разница в мировоззренческом и цивилизационном пространстве – вне зависимости от убеждений – минимальна, то дети 1980-х и 2000-х друг для друга просто инопланетяне.

Десять лет назад я общалась с 20-летними студентами и вдруг обнаружила, что никто из них не смотрел «Семнадцать мгновений весны». На мои жаркие попытки убедить посмотреть этот сериал, который для моего и более ранних поколений является частью базового культурного кода, услышала ответ от одного юноши, который сказал, что он честно пытался посмотреть пару серий, но у него совсем не пошло. Это было десять лет назад. Сейчас ситуация очевидным образом усугубилась.

Для поколений IMAX 3D и Dolby Atmos (что бы это ни значило), поколений «Титаника» и «Аватара» старые советские фильм в абсолютном большинстве случаев просто не смотрятся, кажутся скучными и/или плохо снятыми, и винить тут некого. Мир изменился кардинально – это объективная реальность.

Однако популярные во все времена мнения старших поколений про преимущество прежних времен, когда трава была зеленее, или тем более пренебрежительное отношение к нынешней молодежи бессмысленны и глупы.

Более того, в каком-то смысле современная молодежь даже лучше нас.

Нам легко быть патриотами. Мы росли в безупречно отлаженном мире советской пропаганды. Нас воспитывали на самом лучшем и светлом, скрывая негатив. Мы смотрели фильмы, снятые участниками Великой Отечественной. Нас растили дедушки и бабушки, сами прошедшие войну.

В результате последующее «срывание покровов» и обличение «проклятого советского прошлого» для большинства из нас ничуть не поколебало убеждений в фундаментальных вещах, среди которых Великая Отечественная занимает центральное место.

Современной молодежи повезло куда меньше. Они росли в условиях, когда на них со всех сторон лилась грязь в адрес России и ее прошлого. Позитивные оценки были единичными и вызывали очередные обличительные истерики. Сейчас ситуация во многом изменилась к лучшему, но в обществе по-прежнему доминирует идеологический плюрализм, причем такой, что обвинения в целенаправленном вредительстве давно стали общим местом.

В этих весьма непростых условиях в России уже 30 лет формируются новые поколения, и самое удивительное, что они получаются хорошими. Они каким-то чудом раз из раза в большинстве своем вырастают патриотами России, что фиксируют все социологические опросы. Причем их патриотизм вовсе не формально-показной и диванный. Они участвуют в работе поисковых отрядов, идут служить в армию (хочу заметить, что проблем с уклонением от военной службы сейчас в России куда меньше, нежели в советские времена всеобщего патриотизма). Они спасают детей из горящих домов и собак из ледяного плена («Черныш, *ука, держись!»), борются с боевиками на Северном Кавказе и воюют в Сирии.

Они стали такими, не имея даже трети того надежного идейного фундамента, что создал для нас Советский Союз. У России есть все основания гордиться своими молодыми поколениями.

Между нашими и их поколениями есть еще одна очень существенная разница. Они за минимальными исключениями не вовлечены эмоционально в споры об интерпретации событий XX века. Это им просто не интересно.

Разрыв эпох привел к тому, что старшие поколения по-прежнему живут в цивилизационном пространстве прошлого века, а для новых поколений – это просто часть истории страны, которая воспринимается как единое целое во всей ее запутанности и противоречивости.

Мы готовы разбить себе лоб и порвать друг другу глотки в спорах о Сталине и Николае II, красных и белых, Колчаке и Войкове, Советском Союзе и Российской империи. Для них же это просто история страны, в которой Гражданская война вызывает приблизительно тот же уровень эмоциональной вовлеченности, что и Пугачевский бунт, а СССР – это некая смутная абстракция, обозначающая Россию в прошлом веке.

Какое это имеет отношение к фильму «28 панфиловцев»? Самое непосредственное.

Посмотрев картину, поучаствовав в обсуждениях и послушав критику в ее адрес, я сложила пазл.

Главное, что надо понимать: целевой аудиторией «28 панфиловцев» является молодое поколение россиян. Мы, люди от 35 лет и старше, вторичны для создателей.

Они проделали грандиозную работу и сделали все, чтобы нас, носителей советского образа 28 панфиловцев, ничто там не задело и не покоробило. У них получилось – фильм стал потрясающим переносом на экран именно той истории, на которой мы выросли.

Но снимался фильм в первую очередь для молодых. Для тех, кому не интересны все эти наши идейно-исторические скандалы.

Фильм очищен от любой политики и идеологии, кроме единственной идеи – любви к России и ее защите с оружием в руках. Снят он при этом по всем правилам современного кино с использованием новых технологий.

Современная российская молодежь получила свою, снятую специально для нее версию «В бой идут одни «старики»».

Широкий прокат фильма приведет к тому, что «28 панфиловцев» начнут смотреть зрители, а закончат – патриоты, готовые встать в воинский строй.

Осознав это, я поняла, почему после просмотра у меня вдруг мелькнула мысль, что скоро война.

Впервые за тридцать лет стране снят фильм, чьей миссией является патриотическая мобилизация граждан. Мы отвыкли от этого, и появление такого фильма именно сейчас подсознательно будит тревогу.

На самом же деле ничего страшного этого не значит. Такие фильмы должны быть нормой (как они были нормой в СССР) и сниматься регулярно.

Хочется верить, что «28 панфиловцев» только первая ласточка.


Оцените статью