Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

В Британии отменили право на личную жизнь   15

Человек и общество

03.12.2016 19:26  

Редакция Aurora.network

298

В Британии отменили право на личную жизнь

Отныне британские спецслужбы и правоохранительные структуры имеют право нарушать закон вместо того, чтобы его соблюдать

Под покровом тишины, стараясь не привлекать ничьего внимания, Великобритания приняла закон, который, появись он, например, в России или другой стране с «недостаточно демократическим режимом» был бы моментально замечен, назван взрывоопасным проявлением тирании и каждую его букву, противоречащую устоям «общества равных возможностей и максимальной свободы» на каждом углу политкорректного и толерантного мира заклеймили бы позором. Ну и нехорошими словами — как без этого.

Лондон принял закон, содержанию которого ужаснулись даже привычные ко всему западные страны. Франция и Испания в частности.

«Закон о праве расследования» — самый жесткий, можно даже сказать экстремальный среди подобных «соглядатайских и вертухайских» юридических сводов правил в мире», — такую оценку новой норме дали британские правозащитники в беседе с корреспондентом испанского издания El Confidencial Селией Маса.

«Министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд похвалил принятые нормы, заявив, что они обеспечивают сильнейшую защиту человека при соблюдении конфиденциальности и наибольшей прозрачности, — пишет журналистка. — Правозащитники же считают, что новый закон открывает неограниченные возможности для движения к созданию невероятно жесткого авторитарного режима».

Как главе МВД удается соединять «конфиденциальность», предусматривающую максимальную закрытость какой-либо информации в целях недопущения ее утечки, с «наибольшей прозрачностью» только самому министру, наверно, и известно.

Кстати, британские СМИ непостижимым образом прошли мимо этого события, будто его и не было. Исключение составила The Guardian, упомянувшая о нем вскользь.

Итак, что там в Законе о праве расследования? Что больше всего удивляет испанскую журналистку (да и не только ее) «законодательство требует, чтобы база данных — кто, когда звонил, кому звонил (отправлял СМС, слал мэйлы, писал в WhatsApp’е etc.) — сохранялась на серверах не менее 12 месяцев. Полиция, службы безопасности, правительственные организации будут иметь к этим данным ничем не ограниченный доступ. Это беспрецедентно».

Ну да, наверно. Но все когда-нибудь происходит впервые. И кто-то же должен был создать прецедент. Почему бы не МВД Великобритании?

Хотя, что тут нового, если не от законов отталкиваться, а от реальности? Уже забыли, как АНБ Меркель прослушивало? Или Сноуден о несанкционированных взломах ничего не говорил?

Испанский корреспондент сама себе противоречит:

«С начала 90-х годов прошлого века британские спецслужбы получали все интересующие их данные о гражданах страны: компании мобильной связи и интернет-провайлеры, формально не обязанные это делать, де-факто это делали. Банковские операции, истории болезней… «Большой брат следит за тобой» — где-то об этом уже было написано».

Вся разница между тем, что было и тем, что будет, состоит в том, что, начиная с этого момента все ранее считавшееся незаконным, теперь объявлено легальным, правомерным и юридически обоснованным.

Закон также предоставляет спецслужбам и полиции новые полномочия для взлома компьютеров и телефонов и сбора данных в больших масштабах. Конечно, прежде чем подбирать пароли к чьему-то компу, люди в погонах должны будут получить разрешение у судьи, но западные журналисты, хорошо знающие разницу между законом и практикой его применения, нетолерантно называют новую норму «смертным приговором для журналистских расследований» в Великобритании.

«Этому закону нет места в нашей демократии, он подрывает основные права человека», — прокомментировал принятие новых «правил игры» Тим Бернес-Ли, создатель World Wide Web, той самой интернетной конструкции, благодаря которой весь мир стал ближе друг к другу.

«Власти получили право взламывать, просматривать, копировать и хранить любую информацию с компьютера или телефона любого гражданина, даже не объясняя, в чем его подозревают и не утруждая себя предъявлением доказательств», — цитирует El Confidencial Тома Скиллинджера, автора интернет-петиции об отмене принятого 29 ноября закона. Петиции, всего за несколько часов собравшей 140 тысяч подписей.

По британским нормам, если ходатайство подписывают больше 100 000 человек, оно должно стать предметом обсуждения в Палате общин.

Обсуждения. Об обязательности принятия решения по итогам дискуссии — ни слова. Посидели-поболтали-разошлись.

Новое законодательство вводит то, что его разработчики называют фильтром. Термином, за которым на самом деле стоит поисковая система, призванная и способная «прошерстить» все коммуникационные данные граждан. Фильтр легко может установить, например, какие страницы посещали конкретные люди, в каком месте они при этом находились и в какое время.

Весьма противоречивая «Директива о сохранении данных 2009» Евросоюза требовала от всех интернет-провайдеров и операторов телекоммуникационных услуг, работающих в Европе, собирать и хранить входящие и исходящие телефонные номера абонента, IP-адреса, данные о местоположении и другие ключевые телефонного трафика и интернет-контактов, от шести месяцев до двух лет. Борцы за конституционные права граждан из ирландской организации Digital Rights сумели добиться в Европейском Суде в 2014 году признания Директивы 2009 незаконной.

Британская исполнительная власть изменила несколько пунктов упомянутой Директивы, промаркировав еще несколько пометками о «возможностях наложения ограничений» — и приняла сразу после этого «Акт о хранении данных и праве расследования 2014» (Dripa) со сроком его действия до конца 2016 года.

«Акт» судом Соединенного Королевства был признан незаконным. Но никто не сказал, что это окончательно, бесповоротно и навсегда. Авторы подали апелляцию в Европейский суд, который вот-вот должен вынести решение. Которое уже никому не будет интересно ввиду истечения срока действия «Акта». На смену Dripa и пришел Законе о праве расследования. И творчески развил и расширил положения «Акта», включив в список подлежащих хранению информацию об аккаунтах в WhatsApp, Instagram, Twitter etc и активности их владельцев.

Правительство голосовало за новый закон не единогласно. Точного расклада, правда, в распоряжении El Confidencial нет, то корреспондент издания припоминает, что Дэвид Дэвис, нынешний министр по реализации «брекзита» в бытность свою министром без портфеля в кабинете Кэмерона, комментируя Dripa, говорил, что этот «Акт свидетельствует о том, что руководство страны считает весь народ подозреваемым». Есть основания полагать, что и к нынешней норме отношение у него негативное. Вот только отменить ее будет сложнее — из-за расставания Британии с ЕС Европейский суд Альбион теперь ни во что ставить не будет. Впрочем, ЕС, скорее всего, отплатит Лондону той же монетой. Расставаясь с Великобританией, Евросоюз вряд ли захочет делиться с Соединенным Королевством персональными данными населения 27 стран Сообщества. Пусть даже и во имя коллективной безопасности континента. А в свете закона признающего хакерство спецслужб легальным действием — тем более.

Министр внутренних дел королевства Эмбер Радд убежеден, что закон правильный, потому что «возможность вторжения в персональные данные на самом деле никакой не произвол и не угроза правам личности, а забота о безопасности общества», каждого из членов которого, таким образом, без его ведома можно проверить «на вшивость». В смысле на причастность к терроризму.

Неназванный эксперт, собеседник Сесилии Маса, уверен, что «Закон о праве расследования прокрался через Вестминстер «на цыпочках» — депутаты вряд ли успели изучить сугубо технический и сложный вопрос, и не придали значения тому, какие последствия он несет. В условиях, когда все внимание сосредоточено на шумихе вокруг «брекзита» другие детали не кажутся важными».


Оцените статью